Связь русской армии в Первую мировую. Часть 1

Связь – важный элемент системы управления войсками.
Она обеспечивает надлежащее управление войсками, а качественное управление дает победу в сражении. Оптимальное сочетание видов и средств связи позволяет войскам функционировать в бою максимально успешно. Основные требования, предъявляемые к связи: 1) подвижность, 2) гибкость, 3) непрерывность, 4) надежность и 5) быстрота передачи информации.

В Первой мировой войне применялись самые разнообразные виды связи, многие из которых были унаследованы из прошлого.


Одним из важнейших видов связи продолжала оставаться так называемая живая связь. Реализацию такой связи осуществляла войсковая конница, а также применявшаяся система офицеров связи, ординарцев и вестовых. Так, войсковая конница обеспечивала связь частей и соединений между собой, выполняла функции летучей почты (т. е. временно организованной почты для быстрой передачи распоряжений, донесений), несла ординарческую службу.

К средствам живой связи относилась и военно-голубиная почта. В крепостях Варшава, Либава, Ивангород, Новогеоргиевск, Ковно, Брест-Литовск, Осовец и некоторых других к началу войны существовали военно-голубиные станции, разделявшиеся на 4 разряда - в зависимости от количества обслуживаемых такой станцией направлений. Так, станция 1-го разряда (штат 13 человек) обслуживала 4 направления, 2-го разряда (10 человек) – 3 направления, 3-го разряда (7 человек) – 2 направления, и 4-го разряда (4 человека) – одно направление. Существовали военно-голубиные станции и вне крепостей (например, барановичская). Станции считались не войсковыми частями, а учреждениями.

Как средство связи военно-голубиная почта (при наличии более совершенных способов передачи информации) являлась анахронизмом. Но ей были присущи и определенные достоинства. Так, Главное инженерное управление 9 декабря 1913 г. писало в ОГЕНКВАР (Отдел генерал-квартирмейстера Главного управления Генштаба): «Появление новых технических средств, как то - радиотелеграфа и воздухоплавательных аппаратов, не должно служить основанием для отказа от прежних средств связи, простых и достаточно надежных, каким, между прочим, является военно-голубиная почта. Связь при помощи голубя не может утратить свое значение, так как предназначается она исключительно для крепостей и подлежит применению в период осады, когда других средств связи крепость вынужденно может оказаться лишенной. … несмотря на значительное развитие техники за последние годы, за границей не только не отказались от голубиной почты, но… это средство связи стало применяться и для разведочной службы в полевой войне, для чего в соответствующих случаях голуби придаются к сторожевым постам, конным разъездам и пр. Если принять при всем этом во внимание, что содержание голубиных станций вызывает сравнительно весьма незначительные расходы (10 станций, при 5500 голубях, стоят около 43000 рублей в год), то казалось бы не должно быть сомнений в целесообразности сохранения военно-голубиных станций и на будущее время».

Важное значение в качестве средства связи имела полевая почта.
В годы войны были сформированы полевые почтовые конторы различного уровня – корпусные полевые почтовые конторы (84, включая конторы гвардейских, кавалерийских, национальных – Польского и Чешско-Словацкого - корпусов), полевые почтовые конторы при штабах армий и литерные почтовые конторы фронтов. Полевые почтовые конторы работали в достаточно тяжелых условиях. Как писал очевидец: «Вот, например, контора одного из корпусов, стоявшего верстах в 20 от Келец: две комнаты, из которых одна довольно вместительная, в 2 окна, сплошь до потолка, завалены посылками и баулами с письмами; на дворе идет тоже разборка и сортировка кучи посылок. А в Кельцах стоит еще один вагон, да один в пути из Радома. И так изо дня в день» [В. К. Работа военного ведомства в военное время // Военное дело. 1918. № 25. С. 16].

Главными недостатками в работе корпусных полевых почтовых контор были:
1) Недостаточное количество обслуживающего личного состава.
2) Недостаток транспортных средств. Например, в конторе одного из армейских корпусов в период Варшавско-Ивангородской операции 1914 г. к 14 октября скопилась 1 тыс. посылок, в то время как войска ушли вперед на 70 км. Недостаток транспорта привел к тому, что контора оказалась разделенной на 3 части – одна догнала штаб корпуса (в 70 км от Козенице), другая была у Радома (35 км от Козенице), а третья осталась в Козеницах.
3) Проблемы в информационной сфере.
Имеется в виду «недостаточная полнота адресов, установленная правилами: разрешалось писать: «Действующая армия» и №№ корпуса, дивизии или полка; разумеется, в адресах бы добавлять № армии, что облегчило и ускорило бы рассредоточение корреспонденции из центральных полевых почтовых учреждений; для этих последних трудно уследить за передвижениями корпусов, между тем как месторасположение каждой армии на театре войны всем известно …. Тогда не повторятся факты, подобные следующему: при наступлении IV-й армии от Люблина на юго-запад, к р. Сану, корреспонденция направлялась ей через Киевскую центральную контору; затем армия была переброшена в район Варшава-Ивангород, откуда отходила на Минск; а корреспонденция из Петрограда и Москвы шла не через Смоленск, кратчайшим путем, а по-прежнему – через Киев».

Вместе с тем, по свидетельству фронтовиков, работа войсковых контор, в отличие от тыловых, была почти безупречна.

Для поддержания бесперебойной связи на фронте применялись также мотоциклы, автомобили, аэропланы. На поле боя использовалась сигнализация флагами (на дальность днем до 1,5 км), фонарем (до 3 км ночью) (в обоих случаях бинокль удваивал расстояние), ракетами, а на малых расстояниях - свистком. Использовались и светосигнальные средства (например, гелиографы).

Ключевое значение имели телеграф и радиотелеграф (беспроводной телеграф). Наряду с аппаратом Бодо применялись аппарат Юза - с оригинальной клавиатурой (похожей на клавиши рояля), а также аппарат Морзе (наиболее широко известный из пишущих телеграфных аппаратов).


радиопередатчик, принимавший и передававший сигналы, переданные азбукой Морзе.


В период Русско-японской войны для связи с армиями широко применялся аппарат Юза, а для связи со столицей - аппарат Уитстона. От штаба армии и ниже работал аппарат Морзе.

В соответствии с «Положением о полевом управлении войск в военное время» (и Приложения к нему) общее руководство почтово-телеграфно-телефонной службой в Действующей армии в 1914 – 1918 гг. было сосредоточено в Управлении начальника военных сообщений при Штабе Верховного главнокомандующего. Ближайшее руководство связью на фронтах, в армиях и корпусах лежало на управлениях военных сообщений фронтов, имевших в своем составе почтово-телеграфные отделы.

В первый год войны в Управлении военных сообщений при Верховном Главнокомандующем всеми вопросами службы полевых почтовых учреждений ведал штаб-офицер Генерального штаба. Для обслуживания Штаба Верховного главнокомандующего (Ставки) ему были приданы: полевое телеграфное отделение № 113, полевая почтовая контора № 113, сформированные в Одессе; полевая телефонная станция и строительные колонны, сформированные в Москве.

В период нахождения в Барановичах Ставка держала с каждым фронтом две постоянные линии связи: три аппаратами Юза (с Управлениями генерал-квартирмейстеров штабов фронтов - Северного, Западного, Юго-Западного) и три - с Управлениями главных начальников снабжения фронтов. Поддерживалась и непосредственная связь со штабами отдельных армий (не входящих в состав фронтов). Кроме того, имелись линии связи: со штабом Кавказского фронта (станция Морзе), штабом Черноморского флота (станция Юза) и три линии связи с Петроградом.

В могилевский период работы Ставки Управление Начальника военных сообщений Ставки было реорганизовано в Главное управление военных сообщений на театре военных действий, и при нем сформирована почтово-телеграфная и этапно-транспортная часть, имевшая в своем составе отделение почтово-телеграфной связи. В конце 1915 г. связь Ставки обеспечивалась 15 аппаратами Юза, 3 – Бодо и 1 - Морзе. Увеличившаяся оперативная нагрузка приводила к тому, что в отдельные сутки через телеграфный аппарат могло проходить до 20 тыс. слов. Для внутренней телефонной связи Ставки в этот период имелась своя телефонная станция с коммутатором на 100 номеров, которая имела доступ к междугородней связи с Минском, Оршей и Смоленском.

В 1914 г., русская армия, начиная от Ставки и до штабов корпусов включительно, была снабжена одной системой телеграфных аппаратов, - аппаратом Морзе, причем в одинаковом количестве (по 2 на штаб). Но уже первые дни войны выявили недостаточную эффективность – «пропускную способность» этой модели. Из Главного управления почт и телеграфов были затребованы более совершенные средства связи – и, начиная с конца августа 1914 г., постепенно в русской армии ведущее место занимают аппараты Юза. Первоначально они предназначались для связи Ставки с фронтами и фронтов с армиями, но в дальнейшем – и для связи штабов армий с корпусами, а в отдельных случаях даже с дивизиями. До 1917 г. Главное управление почт и телеграфов выслало в действующую армию (вместе с техническим персоналом) около 600 аппаратов Юза.

С начала 1916 г. Ставка и штабы фронтов начали оборудоваться 2- и 4-кратными аппаратами Бодо, присланными вместе с техническим персоналом Главным управлением почт и телеграфов.

Аналогичная ситуация была и у противника. Германская армия вышла на войну, имея в качестве средств связи от корпуса и ниже исключительно телефон. В первые же месяцы войны, при помощи Управления государственного телеграфа, была организована телеграфная связь от штабов дивизий до корпусов посредством аппарата Морзе, замененного потом аппаратом Клопфера. От штабов корпусов и выше работали аппараты Юза. Фронты между собой, со Ставкой и с важнейшими тыловыми пунктами были связаны мощными аппаратами Сименса.

В русской, германской и австрийской армиях существовали и телеграфные части. В смысле отношения к радиосвязи в лучшую сторону выделялась австрийская армия. Австрийские телеграфные части постоянно проводили практические занятия – т. ч. по пользованию искровым телеграфом (радио) на полигоне возле Вены [Военная энциклопедия / под ред. Новицкого В. Ф. С.-Пб., 1911. С. 69].

В начале войны австрийский армейский корпус включал в свой состав корпусное телеграфное и телефонное отделение, а германский – искровое (8 станций), телеграфное (4 взвода – 24 станции и 24 телефона) и телефонное (3 команды - в каждом по 4 телефона) отделения.

Показательно, что методы обеспечения телеграфной связью Действующей армии как в Германии, так и в России были одинаковы - к организации телеграфной связи были привлечены Управления государственного телеграфа, а техника обслуживалась персоналом этих управлений, командированным или призванным в ряды армии. По этому же пути пошли и союзники – во Франции обслуживание Ставки, штабов фронтов и армий также производилось частями, формируемыми из личного состава гражданской почты и телеграфа. Французы также применяли аппараты Бодо, Юза, Клопфера и Морзе.

В начале войны средствами радиосвязи были обеспечены прежде всего такие звенья, как армейский корпус-армия-фронт. Русский армейский корпус имел телеграфную роту (личный состав этих рот был достаточно слабо подготовлен).

Связь армий была обеспечена немногим лучше – например, во 2-й армии Северо-Западного фронта в августе 1914 г. имелось: 1 телеграфное отделение (1 аппарат Юза и 3-4 аппарата Морзе), 1 телефонная станция (25 телефонов) и одна телеграфная рота (16 аппаратов Морзе, 24 телефона, до 150 двуколок, 150 км провода). Осенью 1914 г. армейские части связи были усилены на 0,5 – 1 телефонную роту.


Телеграф штаба русской армии.

Радиостанции, которые имелись в войсках к началу войны, относились к типу «искровых» (так назывался беспроволочный телеграф). По штату военного времени каждая армия имела по искровой роте с 8-ю радиостанциями при армейском штабе. Одна радиостанция полагалась и кавалерийской дивизии. Такая станция обеспечивала связь на дистанции до 250 км, размещаясь на нескольких двуколках, что теоретически придавало ей определенную мобильность.

Арсенал средств связи кавалерийской дивизии в начале войны также включал: 1) 2 телеграфных аппарата и 9 телефонных станций (32 км провода) в конно-саперной команде, 2) 2 телеграфных аппарата и 6 телефонных станций (21,3 км провода) в полковой команде связи, 3) 6 телефонных аппаратов (6,4 км кабеля) в конной батарее, 4) 8 мотоциклов и легковой автомобиль в конно-саперной команде. Но телеграфная и телефонная связь в коннице применимы лишь в стационарных условиях. Во время похода и в конном бою главными средствами связи оставались конные ординарцы и летучая почта (в полках и эскадронах) и автомобили, мотоциклы и радиотелеграф (в штабах дивизии и корпуса). Учитывая подвижность конных частей, тяжелые аппараты Юза для них не годились, и на первый план выдвигался радиотелеграф.


Полевая радиостанция русской армии

Связь русской армии в Первую мировую. Часть 1
русская радиостанция кавалерийского образца. Кавказский фронт, май 1916.

Командование русской армии не имело серьезного опыта использования радио. Технически использование радиосвязи было неудобно тем, что полноценно работать беспроволочный телеграф мог только в тишине – при отсутствии фронтовой канонады.

К началу войны в Действующей армии находилось 1353 телеграфных аппарата (на складах еще 495). К январю 1916 г. в Действующей армии имелось 240 станций искрового телеграфа (фактически по 1-й на дивизию).

За 1916 год в армию поступило 3 тыс. телеграфных аппаратов и 802 радиостанции. В июле 1916 - июле 1917 гг. заказано: 230 полевых, 181 легкая, 1 автомобильная, 690 авиационных, 17 наблюдательных (12 конных и 5 автомобильных) радиостанций.

В конце войны в составе русской армии присутствовали армейские и корпусные радиотелеграфные отделения, радиотелеграфные дивизионы, конно-искровые и радиотелеграфные станции кавалерийских дивизий.

Окончание следует
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти