На ТВЦ судят «Красный проект»

Как и полагается в любом суде, есть адвокаты, прокуроры и присяжные заседатели: Дмитрий Куликов и Николай Злобин. Все участвующие в процессе — патриоты России, только одни «за белых», другие — «за красных», «за Сталина» и «против Сталина». Злобин даже русско-американский патриот, с двойным гражданством, но это как бы добавляет ему объективности: сама исключительная Америка присутствует в его лице в этом проекте. Может быть, он и задумывалось как осмысление нашей истории, но получились суд и даже шоу.




Что мы видим? Бесконечные споры: где правда, а где ложь наших историков, о частностях, о цифрах, об упущенных возможностях, о слезе ребёнка и не похороненном солдате — с фарисейскими и лживыми возмущениями. Давно сказано: не судите, да не судимы будете: жертвы «перестройки» СССР и 90-х годов будут так же судить вас. К сожалению, нет у нас сегодня историков-философов масштаба Карамзина, Ключевского, Гумилёва, А. Зиновьева, которые могли бы исторически и авторитетно осмыслить ХХ век России.

Гюстав Флобер сказал о дискуссиях вокруг событий Французской революции: «Ненависть к лицам историческим есть глупость». Её много и в этой дискуссии. Карамзин учил: «Предки были не глупее вас», однако наши эксперты не знают Карамзина. В погоне за скандальными подробностями истории, они не придают значения многим фундаментальным фактам, которые оказываются поэтому за бортом дискуссии, и предки выглядят у них глупцами.

«Красный проект», хотя правильнее сказать — СССР, был частью западного мирового коммунистического проекта. На Западе он провалился, в России, наиболее слабом звене мировых держав, он одержал политическую победу. Надо всегда помнить, что этот проект был западный и мировой по своему характеру, поскольку это влияло серьёзнейшим образом на всех этапах его осуществления в СССР.

Во всех перипетиях СССР эти моменты играли большую роль, о них всегда помнили и спорили партийные лидеры всех уклонов, но это неважно для наших экспертов. Поэтому для них Ленин, Троцкий, Сталин, Хрущёв и его преемники — все получаются русские коммунисты, и непонятно, почему же они так враждовали между собой, ведь работали все как бы токмо ради СССР. Получается — враждовали по глупости и жестокости своей. Однако, глупцами здесь оказываются наши эксперты.

Сегодня понятно, что «Красный проект» был вполне утопическим, попыткой построить новую Вавилонскую башню. Первые коммунистические строители верили в его научные марксовы основы, поэтому по атеистически наплевательски относились к религиозно-философским и историческим предупреждениям, думали, что к ним это отношения не имеет. Они по-научному заблуждались, это ещё можно понять.

Но как понять наших исследователей и судей, которые, получается, и сегодня верят в эту утопию, или старательно её не замечают, потому что судят об СССР с высоты этой самой утопии: обещали построить общество свободы, справедливости и изобилия, а построили ГУЛАГ… И кто после этого наши исследователи? После победы революции утопии невозможны, а вот репрессии неизбежны, что показала уже Французская революция. Однако наши исследователи исходят из утопии, верят в утопию, и отбрасывают фактическую историю.

Ленин и Сталин, продолжая говорить правильные «красные» лозунги, на деле выступили первыми контрреволюционерами, провели коренную ревизию коммунистической утопии, поэтому она и выжила всему миру вопреки. Последним словом Ленина был НЭП, фактическое возвращение к рыночным отношениям. Ленин вводил НЭП всей силой своего авторитета, и спас революцию от экономического краха. Хотя многие коммунисты клали во времена НЭПа партбилеты на стол и стрелялись, потому что не понимали, за что они воевали в Гражданскую войну.

Сталин отказался от идеи мировой революции, бросил все ресурсы страны на создание материально-технической базы социализма, но в отдельно взятой России-СССР. Ни Ленин, ни Сталин не могли объяснить суть этих свои решений малограмотным партийным массам, они бы их не поняли. И говорили о творческом развитии марксизма и борьбе с контрреволюцией, к которой причисляли всех, кто выступал против них.

Сталин вообще начал возрождать имперские традиции России: дореволюционную культуру с Пушкиным во главе, отринув послереволюционный пролеткульт, сделал послабления Церкви, вернул военную историю России, всех её полководцев, и офицерские погоны военным, творчески развивая этим марксизм! В 1934 году Сталин впервые сказал речь о советском патриотизме, до этого Отечеством рабочих и крестьян СССР была мировая революция! Можно сказать, в последний момент: до нападения Гитлера оставалось 7 лет!

Всё понимал Троцкий, теоретик и мировой перманентный революционер, и его товарищи: на что замахнулся, и что отринул Сталин. Таким образом, конфликт сталинской гвардии и мирового-троцкистского крыла в партии был неизбежен, и разрешился он репрессиями, как это принято в революционные эпохи. Если бы победил Троцкий и его сторонники, в ГУЛАГе оказались бы сталинисты.

Секретарь Сталина Бажанов, сбежавший на Запад, в своих мемуарах «Сталин с близкого расстояния» писал: «Но я не уверен и в том, оказался бы Троцкий, будь Сталин каким-то чудом отстранён от власти, менее кровожадным тираном, чем Сталин». Но Россия стала бы дровами для разжигания его перманентной мировой революции: «Троцкий хотел осуществить революцию против сталинского режима власти. Троцкий предлагал всем левым защищать СССР в надвигающейся войне с Германией — защищать Октябрьскую революцию». То есть Троцкий предлагал с помощью перманентной мировой революции бороться с гитлеровским фашизмом. Авантюра — слабое определение для такой политики, это катастрофа!

Фигура Сталина, конечно, важнейшая в постленинском развитии революции в России, на его правление пришлись наиболее тяжелые вызовы и испытания. Однако, Сталина судят с гуманитарных высот, с вегетарианских времён судят о временах невегетарианских, но революционных. Сталин не был гуманистом, он был революционером. В революционные времена есть революционеры и контрреволюционеры, а гуманисты куда-то исчезают, прячутся, где могут. Однако наши судьи всё вопрошают: почему Сталин не гуманист?


Сталин как деятель родился в огне гражданской войны, имел революционную этику, эстетику и мораль, поэтому, когда берутся судить о нём с высот гуманизма и демократии, выглядят или глупцами, или подлецами: вас бы самих в этот вихрь революции, кем бы в нём стали? Впрочем, бандеровская нацистская революция, с убийствами, репрессиями и тайными тюрьмами, наши либеральные носы совсем не возмущает.

Революция всегда рождает хаос, поэтому появление фигуры диктатора, укрощающей хаос, неизбежно. Во Французской революции диктатором стал Наполеон, в Русской революции — Сталин. Кстати, французские историки ставят эти фигуры в один ряд.

Человек гражданской войны, Сталин продолжал её потом на внешних и внутренних фронтах революции. ГУЛАГ — это лагерь для пленных в этой войне, и он был упразднён, когда закончилась революция, в 1953 году в связи со смертью Сталина. И наступили постреволюционные хрущёвские времена…

Великое оправдание Сталина — это победа в Великой Отечественной войне. И создание материально-технической базы для этой победы — это тоже его заслуга. Когда либералы, с подачи своих западных авторитетов, это отрицают, над этим издеваются, они показывают свою интеллектуальную глупость и низость: вы живёте только потому, что Сталин победил в этой войне. А в 30-х годах разгромил троцкистов.

Русскую революцию называют ещё эгалитарной (социальные низы общества стали его верхом). После того, как высокообразованная ленинская верхушка революционеров ушла из жизни, по разным причинам, это сказалось в полной мере. Ленин не зря в конце жизни призывал: «Учиться, учиться и ещё раз учиться», но здесь призывами делу не поможешь: любой плод должен созреть…

В «Красном проекте» правильно говорили о небольшом уме преемников Сталина, начиная с Хрущёва. После Сталина эгалитарная революция начала развиваться на собственной социальной базе: наступила эпоха простых решений и «кузькиной матери»: малообразованные люди всегда склонны к простым решениям любых вопросов.

Однако, Никита Хрущёв, по своей малограмотности, вернул к жизни коммунистическую утопию: борясь со сталинизмом и возрождая основы марксизма-ленинизма, он начал бороться с Западом за мир во всём мире, и транжирить наследство сталинского СССР по всему миру. Фактически, он начал выполнять программу Троцкого: бросил ресурсы СССР в топку мировой революции. Формально, Троцкий был самым последовательным марксистом.

Хрущёв был настолько прост, что обозначил даже сроки: обещал приход коммунизма в 1980 году! И последнего попа обещал показать. Если бы он имел хотя бы церковноприходское образование, знал бы, что Церковь никогда не говорит о сроках. Сталин имел за плечами православную семинарию, университетское образование в сравнении с его преемниками, кстати, он сказал них: «На мою могилу нанесут много мусора», — всё-таки имел дар предвидения…

Возвращение Хрущёвым мировой коммунистической утопии к жизни создало предпосылки для крушения СССР. Эгалитарная малограмотная верхушка партии оказалась неспособна осознать масштаб стоящих перед страной проблем. Московский философский кружок, который возглавлял фронтовик А.Зиновьев, трезво оценивал ситуацию, предлагал альтернативы, но был объявлен диссидентским и разгромлен, сам А.Зиновьев был выслан на Запад.

…В истории подобные революционные события случались не раз: «Жестокий век — жестокие сердца», — давно сказал о них Поэт, это самое верное и ёмкое определение «Красного проекта» в России. История циклична, все факты говорят за это, но наши эксперты, в большинстве, следуют западной прогрессистской теории, которая ищет везде прогресс, вершиной которого сегодня объявлена западная демократия, то есть Запад. Другими словами, Запад строит новую Вавилонскую башню, западный коммунизм по заветом Троцкого, преемниками которого открыто называют себя американские неоконы. Ведь, по сути, коммунизм — это демократия, СССР был советской демократией…

Демократия, сколько крови уже пролито на её алтарь… Перефразируя Льва Толстого, можно сказать, что сегодня демократия — это последнее прибежище негодяев. Когда нечем крыть, говорят: а у нас демократия. В «Красном проекте» польского маршала Пилсудского объявили демократией, и этим оправдали его концлагеря для красноармейцев. Так либералы и прочий Запад скоро и Гитлера оправдают: он ведь тоже был демократически избран в сравнении со Сталиным.
Автор:
Виктор Каменев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

119 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти