Березина вместо Ганга

В мае 1812 года Наполеон завершает разработку плана войны с Россией. Покорение нашей страны, а что дальше в его намерениях? Оказывается, Индия. Она должна была стать французской.

Наполеон справедливо рассчитал: затруднительно будет завоевывать Индию в той ее части, где уже утвердились колониальные войска Британии. Значит, надо идти навстречу – через север Индии. Но не миновать России.


Завоевывать Индию Наполеон готовился весьма обстоятельно. Даже запросил в 1804-м для себя проект документа о создании в России «Азиатской академии».

Это был любимый замысел графа Уварова, 24-летнего начинающего дипломата и будущего министра народного просвещения. Тут-то Наполеон и узнал, что российскую академию подчинят задачам познания прежде всего Индии. История, география, религии (в проекте значилось: «Система ламаизма и почитателей Будги»). Здесь же индусская мифология и литература («самая древняя, самая привлекательная и менее других известная»). Быть переводам на русский древних вед и выдающегося поэтического памятника мировой цивилизации «Махабхарата». Быть даже изучению санскрита – языка, древнейшего и труднейшего, но заманчивого для России, ибо немало ученых доказывают, что он некогда пополнил русский.

Березина вместо Ганга


Эхо интереса Наполеона к тому, как Россия жадно интересуется культурой Индии, я обнаружил в петербургском журнале «Сын Отечества». Он печатает лекцию француза А.-Л. Шези «О преимуществах, изяществах и богатстве языка санскритского, а также о пользе и удовольствиях от изучения оного».

Знали ли в России о злодеянных индийских намерениях Наполеона?

Источники Жуковского

Василий Андреевич увлечен индийской поэзией и даже кое-что переводил. В 1808 году становится редактором журнала «Вестник Европы», того, что основал Карамзин. И уже во втором с именем Жуковского номере появляется статья с поразительным сообщением: «Уверяют, что воины Наполеона пройдут через Персию в Ост-Индию и овладеют торговыми компаниями Англии».

Но как пройти через Персию? Только через Россию!

Неизвестная рукопись Дениса Давыдова

Будущий герой войны с Наполеоном, узнав о его индийских вожделениях, заявил Кутузову о готовности неизбежно воевать не только за Россию: «Сложим головы за Отечество, а это почетнее, нежели подохнуть на берегах Ганга от лихорадок Индии, куда загонит всех нас император французов». Грубовато, по-гусарски, но разве не справедливо повязаны одной историко-стратегической цепью Россия и Индия?

При этом Давыдов не отделался просто звонкой фразой. Знал, оказывается, о тяжкой подневольно-колониальной участи Индии. Я нашел в Военно-историческом архиве авторства Давыдова «Замечания об Индии». Шесть страниц рукописи. Плавные очертания букв свились в заглавие. Потом перо – гусиное – на скорости завершающего росчерка, брызнув по дуге черным созвездием мелких кляксочек, принялось за первую строку: «Бенгали есть самый богатый край Индии. Он лежит по обеим сторонам Ганга...»

Обращает внимание на коварство англичан: они, войдя в Индию с торговыми целями, вскоре нарушили уговор не строить укреплений и не нанимать войск.


Еще строчки – о сопротивлении индийцев, причем не только об их поражениях, отмечает и такое: «Ставили англичан на край бегства».

Давыдову зачем-то понадобилось составить даже толковый словарик. Перепечатаю, ибо любопытен сам этот мир неких познаний: «Титлы индустанских музульманов могут быть сравнимы с нашими таким образом: хан значит кавалер, богодар – барон, зинг – граф, довлах – маркиз, малука – герцог, гумара – принц, сивас гумара – принц крови, набоб – правитель губернии, за управление коей он платит субу, а суба есть вице-король, начальствующий над многими губерниями».

Как же это замечательно, что остался след отношения героя Отечественной войны 1812 года к попавшей в колонизаторскую зависимость Индии.

Наказ таможеннику Иванову

Намерения Наполеона идти на завоевание далекой Индии через близкую нам Персию не фантазия. Россия давно знала о такой кратчайшей дороге в заманчивую и для себя страну несметных богатств. Увы, забыты к этому времени странствия купца Афанасия Никитина. Поэтому начинается поиск новых возможностей. Директору Астраханской таможни Иванову – из столицы наказ разведывать: «Об удобнейших путях в Индию и месте учреждению из Астрахани торговой связи с Индией».

Усерден оказался офицер-таможенник. Ответствовал: «Поднесь не щадил я и не щажу ни трудов моих, ни самого имущества моего, отправляя по временам из Астрахани в Индию на собственном коште нарочных – способных к тому людей, кои бы мои уверительные письма, лично подкрепляя доказательствами, возбуждали в тамошнем купечестве охоту на таковое полезное предприятие».

Подвиг купца Габайдулы Амирова

В России стали проявляться не только индийские намерения, но и свершения. В 1805-м отважный татарин – явный наследник Никитина – возвратился домой, в Россию после 30 лет странствований. Стал отчитываться: «Тракт сей из России чрез Бухарию до Калькутты, придерживаясь границ персидских, лежащих на западе Индии». Реки могучие повидал – Инд и Ганг. Посетил Дели и Калькутту. Ходил горами. Познавал быт-обычаи и бедных, и знатных. Дивился местным верованиям. Восхищался красотами рукотворными и природными. Выделю: в отличие от большинства западных путешественников с замашками колонизаторов он отметил: «Тишина, спокойствие и правосудие столь в совершенной степени наблюдаются».

Чем больше погружался в тему, тем чаще узнавал: лучшие умы России не за военные походы в Индию – только торговать! В их числе и Михайло Ломоносов со своим первым в России замечательным исследованием «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию».

Июнь 1812. По стопам Македонского

Кануны вторжения в Россию. Сколько же забот в эти дни у Наполеона! И все-таки снова Индия. Наполеон приоткрывает свои стратегические намерения одному из приближенных, графу Нарбонну: «Александр Македонский достиг Ганга, отправившись от такого же далекого пункта, как Москва... Предположите, что Москва взята, Россия повержена, царь помирился или погиб при каком-нибудь дворцовом заговоре, и скажите мне, разве невозможен тогда доступ к Гангу для армии французов...»

Невозможен оказался поход в Индию. Жалким остаткам армии французов остается одно – спасаться бегством. Губительная переправа через стылую пограничную реку – какой там Ганг!

Отметим особо то, что пока даже наши историки почему-то не решаются высказать массовому читателю четко и ясно: Россия, победив армаду Наполеона, прервала – навсегда – намерения Франции вторгнуться в Индию с севера. Выходит, в Отечественной войне спасла не только себя и Европу.

Кутузов: кое-что из генеалогического древа

Наш великий полководец «породнился» с Индией не только изгнанием Наполеона из России. Спустя 115 лет после Бородино в далекую страну отправляется его правнучка Елена Шапошникова, по мужу Рерих. Она глубокий знаток индийской философии и культуры. Я видел несколько ее объемных книг в библиотеке сына, Святослава Николаевича, когда пришлось побывать в его недалеком от Бангалора имении.

Еще один потомок фельдмаршала отдал себя Индии. Прочитал в статье Николая Рериха «Индия» (1937): «Дядя Елены Ивановны в середине прошлого века отправился в Индию, затем он появился в прекрасном раджпуранском костюме на придворном балу в Питере и опять уехал в Индию. С тех пор о нем не слыхали».

Истинно так, что причудлива история на воссоединение наизначимых имен и событий.

Но откуда у меня этот российско-французско-индийский сюжет? Заканчивал для издательства «Вече» 25-летний сбор фактов для первой в таком роде просветительской книги «Как Россия узнавала Индию. Хроника необычных событий от времен седой древности со Словом и Делами знатных и безымянных радетелей с приложением индийских сказок, которые сохранили для России Пушкин и Толстой».
Автор:
Валентин Осипов
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/37006
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти