Военно-исторические реконструкции: запретить нельзя разрешить, но делать что-то надо



Запятые пусть расставляет каждый сам для себя, неплохо было бы, чтобы их расставили и в государстве.


Начнем издалека, и с вроде бы хорошей новости. В Воронежской области проводится первый военно-исторический фестиваль «Воронежский фронт». Событие было подхвачено и разрекламировано в СМИ, время проведения фестиваля указано с 1 по 4 июня, так что мы решили 3 числа выехать на разведку, дабы убедиться в том, что все круто.

Военно-исторические реконструкции: запретить нельзя разрешить, но делать что-то надо


Пробыв на территории полигона около часа, мы уехали с твердым намерением 4 числа игнорировать это распиаренное мероприятие. Смысла не было никакого, естественно, как умеющие подать материал люди, мы бы и из этого сделали конфетку. А что? Танки едут, стреляют, огонь, дым, горящие строения, стрельба, все круто.

Зрители, возможно, будут довольны, спонсоры тоже. Но есть нюансы, характерные для таких реконструкций в целом, и провинциальных в частности. И на них мы и хотим заострить внимание, поскольку речь идет не о локальной пострелушке в стиле страйкбола, а о военно-историческом фестивале.

И с этим надо что-то делать именно в масштабе государственном, ибо, делая попытки найти что-то доброе и вечное в этих мероприятиях, систематически получаем этими граблями.

Что понравилось.

1. Место выбрано довольно удачное.
2. Люди из других регионов откликнулись и не только приехали, но и привезли технику. А это дело весьма недешевое. Тут респект и уважение.
3. Спонсоры. Без денег реконструкции не будет, это факт. И все, кто выделил средства на это мероприятие, заслуживают уважения.
4. Организаторы (ВРОО «Воронежский фронт») весьма старались сделать достойное мероприятие.





На этом все. По последнему пункту: старание — вещь хорошая, но…

Что не понравилось.

1. На момент нашего появления ни представители администрации, с которыми мы пообщались, ни участники абсолютно не представляли, что они будут показывать на следующий день. С участниками мы тоже имели несколько бесед, благо, знакомых хватает. Никто ничего не знал.

Для сравнения: в Бресте, где проводился аналогичный фестиваль в прошлом году, несмотря на многие вещи спорные, репетиции шли на протяжении нескольких дней перед проведением. Здесь же народ занимался делами иного характера.

2. Место, куда снимать, обозначили весьма приблизительно. «Вон тамочки все будет». Здесь, надо сказать, есть множество аспектов для съемки, и чтобы нормально снять, надо хоть чуть иметь представление, кто откуда будет выдвигаться, и куда. Информации ноль, тайна, покрытая мраком.

3. Где располагаться. «На трибунах». Трибуны — это склон холма. Просто и со вкусом. Вон там...



4. Туалеты. Недалеко от «трибун» было выстроено вот это эпичное сооружение. Без комментариев.





5. «Интерактивные площадки» из заявленных имели место быть две: выставка современной техники, любезно предоставленная 20-й армией и выставка техники реконструкторов. Желающие посетить обе были, но если с первой не было никаких проблем, то вот со второй…





Вторая находилась с лагерем, куда «посторонним вход воспрещен». Но об этом далее.

6. Лагерь, куда нельзя войти. Да, на многих реконструкциях вход в лагерь не разрешен. Якобы, чтобы посетители не искажали своим видом суть исторической реконструкции. Глупость глупейшая, если бы лагерь был под камерами с круглосуточной трансляцией, было бы понятно. Равно как и «историческая точность» советских армейских палаток…




Или историчные посиделки под пивко советских бойцов с немцами...

Можно было бы сделать туристические тропинки, по которым действительно можно было бы ходить, наблюдая быт участников, как в том же Бресте. Там было на что посмотреть, те же занятия по уходу за оружием, приемы штыкового боя, политинформации. Последнее в Бресте — это вообще был шедевр.

Здесь все это было заявлено, но тоже отложено на последний день по вполне очевидной причине.

Для людей сведущих в исторических реконструкциях, пьянство, процветающее на этих мероприятиях, не секрет. И тут все довольно логично. Люди из разных городов встречаются, общаются. И для реконструкторов это не работа или обязанность, а хобби. В которое они вкладывают как немалые деньги, так и время. Свое время и свои деньги.

Потому, собственно, на пьянки все организаторы закрывают глаза. Запретишь их сегодня — никто не приедет завтра.

Все бы было ничего, понятно, но вот то, что уже 3 июня на место проведения стали приезжать люди с детьми, было неприятно. Ибо из палаток выползало на божий свет такое…

Ну да, ночью было холодно. +4. Были друзья-коллеги. Было, очевидно, море алкоголя, в котором все повально утонули. Ну не все, а основное большинство. А люди в основной своей массе не в курсе таких подробностей. Увидев человека в форме, рядом с военной техникой, задавали вопросы. Ответы были. Но и «выхлоп», способный свалить с ног любого, тоже был. Некрасиво.

7. Самый неприятный момент. Одновременно с подготовкой к проведению шоу, на полигоне проводились… мотогонки. Молодые ребята соревновались в гонках на мотоциклах. Трасса была обозначена весьма условно, а в основном и обозначена-то не была совсем. Вот на фото пример: идет группа школьников, которых привезли откуда-то на экскурсию. С учителями и родителями, был автобус с маркировкой «Дети», все нормально.

И вот они идут на «интерактивную площадку», а мимо них несется парнишка на мотоцикле. По вспаханной специально для этого земле. Никаких ограждений, никакой техники безопасности, вообще ничего.

Простите, у пацана на комке пашни руль выбьет из рук, и он на всем ходу врежется в эту группу. Кто будет отвечать, и самое главное, а надо ли это?



Дурь дурейшая, если честно. И полное непонимание ситуации организаторами.

В принципе, все остальные пункты можно было бы отнести к придиркам, но вот эта дурь просто убила.

8. Историческая ценность. «Воронежский фронт» реконструировал освобождение Крыма. Ну, аплодисменты, конечно, кровавых боев на воронежской земле не было совсем. Воронежско-Касторненская, Острогожско-Россошанская операции, «Малый «Сатурн»… Видимо, что-то не срослось.

Конечно, воронежские степи с холмами и перелесками так похожи на горы Крыма… Сюда еще можно добавить и участие танка БТ-7. Очень исторически верно для 1944 года. Именно ими Крым и освобождали.

Понятно, что с техникой у нас не фонтан и никак не по вине реконструкторов, они-то как раз делают все возможное и невозможное, чтобы она была. И поклон, и благодарность им за это. Но все-таки, к исторической точности надо начинать проявлять уважение. А то мы критикуем советские фильмы о том, что в 1941 году под Москвой «Тигры» десятками горели, а тут в 1944-м БТ-7 в Крыму… Печально.

Короче, зрада. Еще одна (да простят нам это сравнение), «Штурм рейхстага», уже ставшая притчей во языцех провальная по многим позициям реконструкция.

В общем, съемочной группой единогласно было принято решение о том, что делать нам там нечего. Конфетку, понятное дело, можно и из такого сварганить, но смысл? Слаще не станет, горечь все равно останется.

Понятно, что организаторы хотели, как лучше, а получилось как обычно. Не фестиваль на 4 дня (повторимся, мы были в Бресте в прошлом году, мы знаем, что такое многодневный фестиваль) вышел, а однодневное шоу. Как обычно, впрочем.

Зачем тогда было кричать на весь мир, что фестиваль с 1-го по 4-е? Для значимости? Но ведь вышел элементарный обман. 3-го днем ни черта еще готово не было и ничего из заявленного не проводилось. Ни элементарные интерактивы, ни Стена Памяти (скромно так отложили).

Видимо, для спонсоров вся показуха была. Конечно, «спонсор четырехдневного фестиваля» звучит намного круче, чем просто спонсор военно-исторической реконструкции. Другие деньги, другие возможности.

Возможности у организаторов явно были. Равно как и средства. Тут да, что есть, то есть. Реализация подкачала абсолютно. Иметь желание и возможность и уметь — это явно разные вещи. Умения и понимания организаторам не то что не хватало, просто фестиваль превратился в некое распиаренное отмазочное шоу.

К нашему величайшему сожалению. Фестиваля мы не увидели. Три дня подготовки и обычное однодневное реконструкторское мероприятие. Увы.


Вполне резонно задать нам вопрос: что в итоге? Критикуете — предлагайте.

Да, раз покритиковали — предлагаем.

С нашей точки зрения, людей, оценивших не одну реконструкцию (и да, «Поле боя» как было эталоном, так и останется, хотя мы еще у ростовчан не были), государственные структуры просто обязаны брать под контроль подобные мероприятия.

Со всех точек зрения: безопасности, исторической верности, законности и так далее.

Скажете, а при чем тут государство? А при том. Кто дает разрешение на проведение? Кто предоставляет пожарную охрану, медиков (ладно, здесь медики были частные, от спонсоров), правоохранительные структуры (здесь был ЧОП, что прекрасно, но полиция обязана была тоже быть). Значит, имеет все-таки право требовать, раз есть такие вложения.

Нам справедливо возразят: да у нас в госструктурах такие дубовалы сидят, что слова литературного героя Грибоедова Суворову в уста вкладывают.

Справедливо. Но есть и люди, которые реально понимают, как правильно устраивать подобные мероприятия. С соблюдением и исторических норм, и требований по безопасности. Привлекать, да. У нас и так бардак полный в этом плане. Любой желающий может организовать свой военно-исторический клуб (есть такие, где 3-5 человек), и, что самое неприятное, устроить где-то реконструкцию. По просьбе. И устраивают, что характерно. На одно такое «мероприятие» мы почти попали в прошлом году, только нас на маршруте бросили, и мы не смогли доехать, потому что в полях заблудились.

Рисуется орган, по проведению и надзору за такими мероприятиями. Где будут работать действительно понимающие московские, питерские, ростовские, да любые грамотные реконструкторы. И получать за это не подачки в виде грантов, а зарплату госслужащих, поскольку служат они именно цели вполне государственной: поддержанию исторической памяти и патриотическому воспитанию детей.

И тогда с них можно будет спрашивать: Сергей Петров, почему в Семирезове порнуха случилась? Вас надо наказать? И ваш клуб отстранить от проведения мероприятий на год? Отстранить-то проще всего, кстати. Не дать того, что я перечислил. «Скорую», полицию, пожарных. И все.

Опять же, скажете, на что реконструкторам это впилось? А вот на что. На будущее. В каждой области просто обязан быть такой человек, который будет отвечать за правильность и соответствие мероприятий именно из числа реконструкторов. И отвечать за коллег. Не хотите? Хорошо, автоматы на стену, штыки в землю. Бан.

Это у нас в госаппарате не разучились — запрещать.

Возражение тут же: запретят — вообще реконструкций не будет. Да будут… Это такая наркота, кто подсел — тот подсел. И традиционно бухать и можно, и нужно. Реконов наших однозначно не переделать уже, какие уж сформировались.

Но — вон там, в лесочке. Подальше от глаз. А то стоят люди с детьми возле техники, и тут вылезает к ограждению лагеря такая животина, опухшая, выдохом убивающая на лету насекомых, и речет на всю округу: «Бррых… А мы тут до утра бухали! Но завтра приезжай, гррымх, все классно будет! Точно говорю!».

Ага, будет… Поверили бы, если бы не знали, сколько в палатках остается по причине невозможности действовать. В курсе. Спасибо, мы в сторонке.

Родители, ладно, люди взрослые и понимающие, что холодно ночью, что друзья, коллеги и все такое. Но разве это нормальная реконструкция событий для детей? Эти еле ползающие похмельно-пьяные чудовища в военной форме — это то, что нам так нужно для надлежащего исторического воспитания?

Да, коллеги из страйкбола и пейнтбола тоже употребляют. Но там зрители не приветствуются абсолютно, все междусобойно и под камеры СМИ никто не лезет. Есть разница как бы.

Государство обязано (да, забавная фраза) взять под контроль организацию и проведение подобных мероприятий. Но не путем назначения новых чиновников из числа блатных, детей и прочей непременной составляющей нашего бытия, а путем привлечения (за нормальные деньги) знающих и понимающих людей из среды реконструкторов.

И это абсолютно не значит, что будет угроблено все движение, наоборот. Как проводили мероприятия все, кто может, так и будут проводить. Но под контролем и с советом, если надо, от своих же.

Уверены, будет только польза и толк. И военно-патриотическое воспитание, и интерес для детей.

У нас во многом толк может быть, если с умом подойти.

Постскриптум. Ехали назад, фактически думали над этим материалом. Телефон, и нате вам: "Обозренские", вы на "Поле боя" приедете? Будет..." Совпадение? Закономерность? Поедем. Если не проклянут всем реконским сообществом. Сравним.
Автор:
Роман Скоморохов, Роман Кривов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти