«Жаль, Черногория не стала…»

«Жаль, Черногория не стала…»


«Жаль, Черногория не стала второю родиной моей», - пел некогда Владимир Семенович Высоцкий, восхищаясь легендами о героизме черногорцев, для которых умереть в бою – дело чести. Еще раньше черногорскую доблесть воспевал Александр Сергеевич Пушкин в «Песнях западных славян». «Нам сдаваться нет охоты, черногорцы таковы! Для коней и для пехоты камни есть у нас и рвы», - отвечает этот народ на притязания Наполеона в песне «Бонапарт и черногорцы».


Впрочем, Пушкин переложил тексты из книги «Гусли, или Сборник иллирийских песен, записанных в Далмации, Боснии, Хорватии и Герцеговине», являющийся мистификацией Проспера Мериме. Но тогда действительно ходили легенды о воинах-черногорцах, и небезосновательные. К сожалению, сегодня мы наблюдаем совершенно другое. Наблюдаем, как легенда становится мифом.

5 июня Черногория становится членом НАТО. На 7 июня намечена по этому поводу торжественная церемония в штаб-квартире альянса. В Брюсселе и Вашингтоне звучат фанфары: дескать, удалось одержать еще одну победу над Россией, окончательно вырвать из ее сферы влияния еще одну страну. Хотя победа больше моральная: к НАТО присоединяется страна, чья армия - всего 2 тысячи человек.

Нужно отметить, что при голосовании в черногорском парламенте присоединение к Североатлантическому альянсу поддержали только 56% депутатов (46 из 81, причем, в зале находились только эти 46 парламентариев). Такого количества голосов оказалось достаточно для столь судьбоносного решения, но на самом-то деле перевес незначителен. Рядовые граждане жгли натовские флаги, но их мнения голосовавшие за вступление не учли. Выносить этот вопрос на народный референдум руководство страны отказалось – его итоги вряд ли были бы в пользу вступления.

Когда этот вопрос еще только обсуждался, в Черногории проходили многочисленные акции протеста. Власти самым недемократическим образом подавляли эти протесты, вплоть до того, что зверски избитыми оказались народные избранники, выступавшие против членства в НАТО. Естественно, на подобные тиранические меры «демократический» Запад не реагировал (вспомним, какая истерия начинается, когда подавляются протесты в неугодных «мировым демократам» государствах!)

А самое страшное и абсурдное – в том, что Черногория вступает в альянс, перешагнув через совсем еще недавнюю кровь своих граждан.

Вспомним роковую для Балкан весну 1999 года… Тогда Черногория входила в состав Союзной Республики Югославии. Эта страна подверглась чудовищным бомбардировкам НАТО. Стала жертвой тягчайшего преступления, в котором история еще не сказала своего последнего слова

Не только на Сербию, но и на Черногорию падали натовские бомбы и ракеты. В том числе – начиненные обедненным ураном, что создало в регионе экологическую катастрофу и скажется еще на будущих поколениях…

На территории Черногории НАТОвцы бомбили Подгорицу, Даниловград, поселок Мурино. Были и погибшие, и пострадавшие. Так, от натовской бомбы, попавшей по Даниловграду, погиб юноша-военнослужащий из Белграда. В поселке Мурино бомбежка унесла жизни шести человек, в том числе – троих детей. Это была семья из Косово и Метохии, которая, вывезя детей в Черногорию, надеялась их спасти от войны… При воздушных ударах по фермам в окрестностях Подгорицы получили ранения три человека.

При всей двойственности своей политики, власти нынешней Сербии не горят желанием вступать в НАТО – все-таки понимают, что народная память хранит имена тех, кто был убит той страшной весной. И совсем другое – в Черногории, руководство которой цинично растоптало эту память.

В частности, в марте этого года в Даниловграде власти не позволили почтить память 19-летнего Саши Стайича, который пал от рук НАТО. Это случилось на территории казармы «Милован Шаранович». Каждый год туда приходили люди и возлагали цветы в день годовщины НАТОвской агрессии. Однако на сей раз людей с цветами попросту не пустили туда, пригрозив вызвать подкрепление, если граждане не разойдутся. Страна вовсю готовилась к вступлению в организацию, убившую множество людей под предлогом защиты демократии.

3 июня Черногория отметила так называемый День объявления независимости. В 2006 году там прошел референдум об окончательном отделении от Союза Сербии и Черногории (именно так стала называться Союзная Республика Югославия вскоре после госпереворота 2000 года в Белграде). В ходе этого плебисцита сторонники выхода из союза с Сербией победили с небольшим перевесом – 55,5%. То есть, мнение почти половины населения было проигнорировано напрочь. Точно так же и сейчас режим Мило Джукановича отправляет в мусорную корзину мнение значительной части народа (согласно опросам общественного мнения, лишь 46% черногорцев выступают за присоединение к НАТО, остальные – против).

«Жаль, Черногория не стала»… Не стала на нынешнем этапе той самой легендой, воспетой поэтами. Не стала по-настоящему независимой. Попала в капкан преступного блока, который пролил кровь на ее территории всего лишь 18 лет тому назад – по историческим меркам, почти вчера.

Как отметил президент РФ Владимир Путин, в НАТО нет союзников – там есть только вассалы. Вассалы НАТО в Черногории фактически становятся соучастниками того самого преступления, за которое его организаторам еще предстоит отвечать. Нельзя, однако, отождествлять власти с народом. История на этом не заканчивается, и, возможно, черногорцы еще станут в будущем теми, кем были в то время, когда о них слагались песни.
Автор:
Елена Громова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

36 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти