Пробил час «Великого переднеазиатского перелома». К чему хаос в лагере спонсоров терроризма и кому это на руку?


Недавно приобретённые Катаром многоцелевые истребители «Rafale»


Не прошло и месяца с момента прошедших в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде саммитов с участием впервые отправившегося в крупное международное турне новоизбранного главы Белого дома Дональда Трампа, как в Переднеазиатском регионе образовался не на шутку серьёзный политико-идеологический и дипломатический «разлом» в лагере государств «аравийской коалиции», выраженный в полном разрыве дипломатических отношений семи стран-союзниц Саудовской Аравии с дружественным, казалось бы, Катаром. Как уже известно, целью визита Трампа в этот воинственный и нестабильный край стало не столько обсуждение вопросов противостояния международному терроризму, сколько выяснение сроков и деталей формирования второго мощного военно-политического альянса (после НАТО), предназначенного для подавления геостратегических амбиций главного переднеазиатского союзника России — Ирана. Как и в составе «аравийской коалиции», роль главенствующей региональной сверхдержавы в новом военном блоке предстоит выполнять Саудовской Аравии, обладающей наиболее многочисленным истребительным авиапарком примерно из 400 машин поколения «4/+/++» (154 F-15S/SA, 81 F-15C/D, 72 «Typhoon», 84 «Tornado ADV/IDS»), сравнимым с авиапарком Хель Хаавир, а также баллистическими ракетами средней дальности DF-3A с обычными осколочно-фугасными БЧ массой 2,15 тонны с дальностью 2000—2800 км и более современными вариантами БРСД DF-21.


Для закрепления ожидаемого результата Вашингтон изначально «задобрил» Эр-Рияд громадным количеством оружейных «гостинцев» с общей стоимостью контрактов порядка 380 млрд. долларов; а совсем недавно, по линии Госдепартамента США, был заключён ещё и дополнительный 750-миллионный контракт, предусматривающий обучение лётного состава ВВС СА специалистами американских ВВС. Другими словами, для создания нового военно-политического альянса в Передней Азии, Вашингтон с помощью всего одного турне своего лидера сформировал для этого очень даже благоприятную почву. Но что же тогда привело к столь жёсткой позиции Саудовской Аравии, Объединённых Арабских Эмиратов, Бахрейна, Египта, Йемена и Мальдив в отношении Катара?

Все обвинения Дохи в поддержке ИГ и «Аль-Каиды», выдвинутые внешнеполитическими ведомствами вышеуказанных государств, звучат так же смешно, как и уличение Катара в сотрудничестве с Тегераном. Во-первых, хорошо известно, что наравне с Катаром, ИГИЛ (запрещено в РФ) благополучно поддерживала и Саудовская Аравия, а также отдельные спонсоры (включая высокопоставленных лиц) из ОАЭ, Кувейта, Турции, Пакистана и других государств Передней Азии. Несомненно, в подпитке «кормушки» ИГИЛ замешаны и Вашингтон с Тель-Авивом. На это чётко указывает почти полное бездействие Израиля в отношении игиловской угрозы на Сирийском ТВД, а также регулярно наносимые массированные ракетно-авиационные удары по стратегическим военным объектам правительственных войск САР. Что касается поддержки терроризма Саудовской Аравией, Катаром и Кувейтом, то огромное количество доказательств на эту тему приведено не только нашими спецами, но и американскими экспертами Вашингтонского института по ближневосточной политике (Washington Institute for Near East Policy), которые ссылаются на Минфин США. Не менее заезженной темой являются и якобы случайные инциденты со сбросом военно-транспортной авиацией ВВС США военных грузов на территории, которые подконтрольны ИГ. Вашингтон аргументирует это быстрым и хаотичным изменением оперативно-тактической обстановки в Сирии, что якобы, в некоторых случаях, не позволяет точно разграничивать территории, подконтрольные игиловскому халифату и «ССА». Все мы прекрасно осознаём, что подобная аргументация абсолютно не соответствует реальности.

Столь же причудливыми выглядят и обвинения Катара со стороны аравийских сателлитов в намерениях установить стабильные политические и экономические взаимоотношения с Исламской Республикой Иран. На фоне размещения в Катаре американской РЛС системы предупреждения о ракетном нападении AN/FPS-132 Block 5, в сектор и радиус обзора которой попадает воздушно-космическое пространство над всем Ираном, Центральной Азией и даже азиатской и европейской частями России, возведения американо-катарского центра ПВО-ПРО, а также продажи 72 F-15QA, ни о каком диалоге между Тегераном и Дохой не может быть и речи. Иран на такую глупость не подписался бы даже теоретически. Тем не менее, вышеперечисленные суннитские арабские государства прямолинейно «упёрлись рогом» и опираются на речь катарского эмира, размещённую на страницах национальных СМИ, в которой говорится о необходимости «выстраивания отношений с Ираном». При этом, на саммите в Эр-Рияде представитель внешнеполитического ведомства Катара назвал вышеупомянутую речь хакерской провокацией, которая не имеет ничего общего с политическим вектором государства.

Вся эта дипломатическая возня на Аравийском полуострове напоминают искусственно смоделированный театр абсурда, целью которого является отвлечение мировой общественности от реальных изменений, которые уже начинают происходить в регионе. Очень показательно выглядит и нейтральная выжидательная позиция официального Вашингтона. Так, госсекретарь США Рекс Тиллерсон призвал стороны дипломатического скандала сесть за стол переговоров, иных предложений не поступало, учитывая, что США имеют огромные рычаги влияния на все страны «аравийской коалиции». Это и не удивительно, ведь США с Саудовской Аравией и Катаром были у истоков становления ИГ, после чего подключились и другие «игроки»-спонсоры. Частично подтверждается это и обнародованной перепиской экс-госсекретаря США Хиллари Клинтон с советником президента Джоном Подестой за 2014-й год.

Несмотря на то, что к этому «цирковому действу», в качестве миротворца, подключился ещё и Эль-Кувейт, откуда во вторник на переговоры с королём СА Салманом отправился кувейтский эмир Джабер аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах, Доха, при помощи национальных средств массовой информации уже успела изобличить ОАЭ, как одного из главных обвинителей, в закулисных кознях с Израилем, направленных на смещение Саудовской Аравии с «почётного» места главного переднеазиатского стратегического союзника США. Также катарский телеканал «Al Jazeera» указал, что попытка неудавшегося в Турции государственного переворота, состоявшаяся 15 июля 2016 года, — не что иное, как дело рук спецслужб Объединённых Арабских Эмиратов. Информация эта столь же весомая, как и внезапный «слив» Дохи как одного из главных террористических оплотов Передней Азии. С солидной долей уверенности можно утверждать, что эта информация не окажется проигнорированной Эр-Риядом и в отношениях между Саудовской Аравией с одной стороны, а также Объединёнными Арабскими Эмиратами и Израилем — с другой наметится серьёзный кризис с огромным количеством неприятных вопросов, на разгребание которых потребуются годы. И здесь ни кувейтский эмир, ни другие лидеры ЛАГ быстро не разберутся.

Очень интересным можно считать и тот факт, что взлом электронного почтового ящика посла ОАЭ в США Юсефа аль-Отайба, где тот вёл переписку с произраильским Фондом защиты демократий, произошел буквально через полторы недели (3 июня) после появления информации о кибератаке на Информационное агентство Катара (24 мая), следствием которой стала публикация несуществующего текста выступления катарского шейха Тамима бин Хамада Аль Тани. По какой причине «неизвестные» хакеры, в пользу Катара, заранее взломали почту именно эмиратского посла, да ещё и не после, а до начала дипломатического скандала? Здесь очевидно, что всё было спланировано ещё в начале — середине мая. В данный момент ситуация в регионе находится в полностью подвешенном состоянии.

В то время как Бахрейн, Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Йемен, Ливия и Мальдивы конструировали обвинительную риторику в сторону Дохи, американский президент Дональд Трамп провёл вполне «продуктивные» переговоры с Аль Тани в ходе саммита в Эр-Рияде, на которых шла речь о всё той же борьбе с терроризмом. Сегодня, уже после возникновения дипломатического «разлома» на Аравийском Полуострове, в игру снова подключаются американские средства массовой информации, которые на скорую руку успели найти виновных в переполохе «аравийского гнезда». Так, именитый американский телеканал CNN, ссылаясь на различные источники, обвинил во взломе Информационного агентства Катара «русских хакеров». Очередной маразматический выпад был быстро «задвинут» пресс-секретарём президента России Дмитрием Песковым, но на проамериканскую прослойку среди суннитских государств это оказало своё влияние.

Не сидит сложа руки и Турция: под шумок всеобщего хаоса на Аравийском полуострове, Анкара продолжает твёрдо отстаивать свои военно-стратегические интересы. Воспользовавшись наигранной ситуацией с антикатарскими нападками, турецкий парламент, 7 июня 2017 года, срочно даёт «зелёный свет» для развёртывания военной базы в Катаре. ВС Турции перебросят в это государство 3-тысячный военный контингент, представленный пехотными подразделениями и инструкторами. Данный военно-политический ход Анкары подводится под рамки необходимости обеспечения дополнительной безопасности эмирата Катар в нестабильной ситуации в Передней Азии. Здесь мы имеем первый официально озвученный пример получения стратегической выгоды от «переднеазиатского передела».

Эрдоган и его партия «Справедливости и развития», у истоков которой находится прокатарский сегмент ассоциации «Братьев-мусульман» (он же и является одним из главных спонсоров данной партии), очень скоро заявят о своём присутствии в Персидском заливе, и, вместе с накачанным американским, французским и итальянским вооружением Катаром, смогут отстаивать свои интересы на Аравийском полуострове. Вполне понятно, что сложившаяся ситуация может привести к серьёзным «тёркам», вплоть до локальных военных столкновений между ВС Саудовской Аравии и ОАЭ с армией Катара. По вполне понятным причинам саудиты не будут затрагивать американские военные объекты в Катаре, ровно как и Вашингтон продолжит политику невмешательства. Турецкая же военная база одним своим присутствием способна охладить антикатарский пыл воинственно настроенных арабских государств, ведь Турция продолжает оставаться одной из сильнейших региональных сверхдержав. За обеспечение защиты со стороны Анкары, Доха может предложить туркам неплохие цены за газ, а также возможность развёртывания дополнительных военных объектов, включая комплексы радиотехнической разведки, средства ПВО и ракетные комплексы семейства «Йылдырым» и «Бора», с помощью которых ВС Турции, находясь под защитой американских противоракетных комплексов «THAAD» и «Patriot PAC-3» смогут как участвовать в возможном конфликте Ираном, так и диктовать свои условия Саудовской Аравии и ОАЭ. Ситуация здесь очень запутанная и сложная.

Большую выгоду от сложившейся на Аравийском Полуострове ситуации получает и Вашингтон. Складывается так, что несмотря на искусственно смоделированные внутренние политические и идеологические разногласия, «аравийская коалиция» полностью сохраняет свой привычный антииранский вектор. Как Саудовская Аравия с ОАЭ, так и Катар продолжат поэтапную милитаризацию, предназначенную для будущего регионального военного конфликта с Исламской Республики Иран. В качестве дополнительной выгоды от сохраняющегося дипломатического скандала можно рассматривать многократный рост количества политических инструментов воздействия на идеологически разрозненные группы арабских стран. В частности, США получают новые возможности в моделировании более сложных и изощрённых методик воздействия на группы арабских государств, разбитых на три лагеря: так называемый «прокатарско-нейтральный» (Кувейт, Оман) и «антикатарский» (в который входит уже 9 государств: Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Египет, Йемен, Мальдивская Республика, восточное правительство Ливии, Маврикий и Мавритания).

Справедливости ради, стоит сделать небольшую поправочку: «поводырём» Египта у Вашингтона стать уж точно не получится, поскольку весьма продуманный внешнеполитический курс государства, заданный президентом Абдулом-Фаттахом Ас-Сиси, более тесно, чем у Саудовской Аравии, связан с Москвой. Чего только стоят многомиллиардные контракты на закупку российских ЗРК С-300ВМ «Антей-2500», а также истребителей поколения «4++» МиГ-35М/М2.



МиГ-29М2 ВВС Египта


Выигрывает от переднеазиатской дипломатической перепалки и Россия, но только частично. Катар является крупнейшим в мире поставщиком сжиженного природного газа (примерно 75—107 млрд. м3 в год), а поэтому любая нестабильность или перебой экспорта приведёт к молниеносному скачку котировок. Конечно, в данный момент РФ не является лидером в этом направлении нефтегазового сектора (на 8-м месте после Алжира с 14,7 млрд. м3), но рост стоимости СПГ, определённо, неплохо скажется на нашей экономике. Неплохую службу сослужит Москве и вмешательство в усиливающийся конфликт Турции. В частности, возведение в Катаре турецкой военной базой с 3 тыс. человек личного состава должно значительно снизить вероятность непредвиденных акций со стороны доминирующей на полуострове Саудовской Аравии. А это, в свою очередь, автоматически станет залогом стабильности и безопасности для деятельности инвестиционного фонда «Qatar Investment Authority» и катарского филиала швейцарской трейдиноговой компании по поставкам сырьевой продукции и редкоземельных материалов «Glencore International AG». Как известно, данные «игроки» энергетического рынка приобрели 19,5%-ную долю акций «Роснефти» стоимостью около 14 млрд. долларов, а также планируют обзавестись 25%-й долей акций ОАО «Независимая Нефтегазовая компания» Э. Ю. Худайнатова. Несмотря на все разногласия, российско-катарское сотрудничество находится на весьма высоком уровне, а это также необходимо учитывать.

Без всякого сомнения, данный «переднеазиатский разлом» приведёт и к негативным для России последствиям. В частности, присутствие в Катаре крупного турецкого военного контингента с возможностью дальнейшей переброски ракетного вооружения и средств разведки ещё больше снизит боевой потенциал ВС Ирана, что ещё более выражено сместит баланс сил в сторону «аравийской коалиции», координируемой Пентагоном. Единственной панацеей для сохранения равновесия сил в регионе может стать лишь закупка Минобороны Ирана нескольких сотен многоцелевых тактических истребителей уровня МиГ-35 или Су-30СМ. Также не помешало бы позаботиться о развёртывании в ИРИ крупной российской авиабазы в рамках сохранения безопасности и стабильности в Передней Азии; ровно в том же стиле, которого придерживаются наши заокеанские «коллеги», возводя новые военные объекты вблизи наших границ на Восточноевропейском ТВД.

А пока, ожидая новых данных относительно ситуации вокруг Катара, остаётся лишь внимательно отслеживать происходящее близ сирийского города Ракка, где под прикрытием ОВВС западной коалиции, курдских подразделений YPG и формирований так называемой «умеренной оппозиции» происходит безопасная эвакуация командного состава ИГ. Судя по всему, началось воплощение в реальность стратегии Дональда Трампа по «рубке терроризма на корню».

Источники информации:
http://www.rosbalt.ru/world/2017/06/06/1620937.html
https://ria.ru/world/20170607/1495996415.html
https://forbes.kz/news/2017/06/05/newsid_146215
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти