Последняя крестьянская война в России

Последняя крестьянская война в России


К весне 1921 года по всей России от Сибири до Поволжья полыхали крестьянские восстания. Лозунгами восставших были «Долой продразверстку» и «Советы без коммунистов». Самым массовым был мятеж в Тамбовской губернии, принявший размеры настоящей крестьянской войны и вошедший в историю как «антоновщина». Что мы знаем об антоновщине кроме того, что она была?


Житница Российской империи

Тамбовщина лежит на благодатнейших черноземах, глубина которого в некоторых районах достигает 4 м. Подавляющее большинство ее населения в начале XX века занималось сельским хозяйством. В Российской империи Тамбовская губерния считалась одной из богатейших в стране, хлебной житницей. Опоясывающие губернию железные дороги, близость к центру – неудивительно, что продразверстка легла на тамбовских крестьян всей своей тяжестью.

Продотряды здесь, как и по всей России, крестьяне встречали без радости. Хлеб прятали. Наиболее отчаянные уходили в леса, сколачивались в отряды, нападали на продармейцев. И все же, когда в августе 1919 года конница Мамонтова взяла Тамбов, антибольшевистского крестьянского восстания не произошло. Что же случилось через год?

Продразверстка 1920 года

В 1920 году на Тамбовщину обрушилась засуха. Тамбовские власти посчитали, что при потребности губернии 64 млн. пудов будет собрано 62 млн. Однако решили потуже затянуть пояса тамбовским мужикам, но госпродразверстку выполнить. (Позже, когда восстание уже полыхало, оказалось, что губернские счетоводы в своих прогнозах чуть-чуть ошиблись: вместо планируемых 62 в губернии было собрано всего 32 млн. пудов.)

Причем, план в 11,5 млн. пудов раскидали по 12 уездам так, что 46% пришлось на 3, наиболее пострадавших от засухи уезда (Тамбовский, Борисоглебский и Кирсановский) - неудивительно, что восстание началось именно оттуда.

В августе 1920 в деревни прибыли продотряды и приступили к изъятию «излишков». Крестьяне буквально встали на дыбы: в случае выполнения продразвестки их ожидала просто голодная смерть. Продотрядовцы жестко давили недовольство: у них был приказ «хлеб любой ценой!» А у крестьян за спиной стояли жены, дети и голодная смерть. В этой ситуации восстание было просто неизбежно.

21 августа крестьяне с. Каменки разгромили продотряд и с отбитым хлебом торжественно под красным знаменем (!) вернулись в село. Помчались гонцы подымать соседние села, а отдельный посланец поскакал в Кирсановский лес, просить возглавить восставших Антонова, уже полтора года воевавшего с большевиками.

Революционер-политкаторжанин Александр Антонов

Мещанин г. Кирсанов Тамбовской губернии Александр Антонов стал революционером в неполных 17 лет. В 19 лет он уже специалист по «эксам», «звезда» губернского масштаба среди однопартийцев и филеров: Антонов объявлен во всероссийский розыск, за его поимку назначена награда в 1.000 рублей (годовое жалование начальника губернского управления).

В 1910 году наконец-то попавшийся в руки жандармов Антонов получил от Временного военного суда повешение. Прошение о помиловании подавать отказался. Но его не повесили. Решением министра внутренних дел Столыпина смертную казнь 21-летнему террористу заменили пожизненной каторгой.

Антонов не стал «примерным каторжанином». Две попытки побега, постоянный обитатель карцера, больше 2-х лет в кандалах. Как «неисправимый» был отправлен в знаменитый Владимирский централ, откуда вышел по амнистии в феврале 1917 года. Он мог бы войти в пантеон героев революции, если бы примкнул к большевикам, но Антонов был членом партии эсеров.


Начальник уездной милиции

Вернувшийся в Тамбов Антонов в ноябре 1917 занял пост начальника Кирсановской уездной милиции. За полгода он навел на подответственной ему территории относительный порядок, уровень преступности заметно снизился, крестьяне и мещане перестали бояться ездить по дорогам.

Он умудрился разоружить чехословацкий эшелон, что ни до него, ни после никому не удавалось. За смелую операцию начальство наградило его именным оружием, закрыв глаза на то, что большую часть оружия Антонов не сдал. (Придет время, и этим оружием Антонов вооружит свою армию.)

А в это время в Москве большевики и эсеры все дальше и дальше расходились в своих политических взглядах. Было ясно, что этим двум партиям вдвоем никак не ужиться. Большевики постепенно выдавливали эсеров из всех органов власти. В июле 1918 года левые эсеры подняли в Москве мятеж, который большевики подавили с помощью латышских стрелков. Наказание для организаторов мятежа было на удивление мягким, но на местах рядовые члены эсеровских партий всех разновидностей ответили за все.

В июле 1918 года Антонов, в близком окружении которого начались аресты и расстрелы эсеров, ушел в лес и в конце года с группой преданных ему людей организовал «партизанский отряд».

Экспроприации советских учреждений, попутные убийства коммунистов и чекистов – по современным меркам все это тянуло на обыкновенный бандитизм. Но кроме занятия грабежами Антонов боролся с продотрядами, уничтожая их без жалости, что придавало его «деятельности» политическую окраску.

Начав в январе 1919 года свою борьбу с группой в 15 человек, к лету 1920г. Антонов имел конный отряд в 150 сабель. Имя его гремело по уезду. Только если в ЧК его именовали «бандитом» и предпринимали безуспешные попытки отловить банду, то среди тамбовских мужиков он имел славу защитника и благодетеля крестьянства.

Огонь восстания

К началу сентября число повстанцев перевалило за 6 тысяч, огонь восстания охватил территорию свыше 1.200 кв.км. Восставшие уничтожали органы Советской Власти и ее представителей, громили воинские гарнизоны.

Привлеченным к подавлению мятежа воинским частям было предписано проводить самую жесткую карательную политику: в сочувствующем бандитам селе арестовывать все мужское население с последующей отправкой на принудительные работы, производить полную фуражировку (узаконенный грабеж), вплоть до последней курицы, после чего село сжигать.

Неудивительно, что после такого «принуждения к миру» село становилось из «сочувствующего» бандитам «злостнобандитским», а сумевшие избежать ареста мужики поголовно уходили к Антонову, чтобы мстить.

К концу сентября отголоски тамбовского восстания докатились до Москвы. 27-го числа Ленин запрашивал: «Не скостить ли объем продразверстки для Тамбовщины?», но губернские власти уверили, что хлебные поставки будут выполнены в полном объеме, если только будет оказана военная помощь. На Тамбовщину были посланы дополнительные войска. Несколько раз власти громогласно объявляли о разгроме восстания, но разбитые и рассеянные банды собирались вновь и только численно росли.

Партизанская армия

14 ноября 1920 года в с. Моисеево-Алабушка собрались командиры наиболее крупных повстанческих отрядов, чтобы решить, что делать дальше. Все высказались за продолжение восстания. Разрозненные отряды были сведены в Партизанскую армию Тамбовского края, возглавил ее Петр Токмаков.

Общее руководство всем восстанием было возложено на сформированный Главный оперативный штаб под началом Антонова. Был создан орган гражданского управления СТК (Союз Трудового Крестьянства) и агитационный отдел, оформлена политическая программа: свержение власти большевиков, созыв Учредительного собрания.

К началу января 1921 года под началом Антонова воевали: 1-я Партизанская армия, состоящая из 10 полков и 2-я Партизанская армия, состоящая из 4-х полков. В каждой армии еще был кавалерийский Полк Особого Назначения и вспомогательные отряды: разведчики, связисты, комендантские команды и пр.

Каждый полк имел боевое знамя красного цвета. В армии были введены звания аналогичные существовавшим в Красной Армии: взводный командир, ротный командир и т.д. Существовали знаки различия: для рядовых это были красные полоски или банты на головных уборах, командиры носили на левом рукаве нашивки в виде треугольников, ромбов и лычек.

Кроме номерных существовало еще пять полков численностью от 350 до 500 человек, воевавших абсолютно независимо на свой страх и риск, и множество просто не поддающихся учету отрядов и отрядиков.

Гражданская власть по-антоновски

К началу 1921 года территория восстания охватывала 20.000 кв.км, почти всю Тамбовскую губернию. В руках большевиков оставались только города и железнодорожные станции. На захваченных повстанцами территориях власть на местах осуществляли СТК, имевшие собственные вооруженные отряды.

СТК следили за передвижениями красных войск, отлавливали дезертиров из партизанской армии, препятствовали прибывшим в отпуск красноармейцам возвращаться в свои части, не выпускали в соседние районы для продажи хлеб и лошадей, и полностью отвечали перед Антоновым за порядок на своей территории.

В своей деятельности СТК руководствовались «Временным уставом наказаний» - антоновским уголовным кодексом, содержащим перечень проступков, за которые полагалось наказание: выговор, плети (от 8 до 50). За бандитизм, грабеж с убийством, шпионаж и пропаганду коммунизма расстреливали. От 15 плетей до расстрела давали за самогоноварение с целью его реализации повстанцам.

И полный комплект плетей полагался за «грубое обращение с пленными и самовольную расправу над ними». Рассказы об ужасах антоновских казней - не выдумка большевистских агитаторов. Однако страшная участь ожидала отнюдь не каждого, попавшего в плен к антоновцам.

Всех военнопленных повстанцы строго делили на три категории: комиссары-коммунисты, командиры и мобилизованные рядовые. Первые после короткого разговора умирали страшной и не скорой смертью. Красных командиров наоборот, допрашивали долго. В «благодарность» за предоставленную информацию им дарили смерть быструю и легкую.

Рядовые в течение 2-3 суток подвергались обработке наиболее опытными антоновскими агитаторами. После цикла лекций о «причинах и целях восстания» им предлагалось вступить в партизанскую армию.

Отказавшихся отпускали на все четыре стороны, выдавая им при этом (во избежание недоразумений с другими отрядами повстанцев) «отпускной билет», в котором указывалось, что красноармеец такой-то, взятый в плен тогда-то отпущен. Вернувшиеся в Красную Армию «отпускники» приносили с собой семена сомнения, подрывали политическую благонадежность красноармейских частей.

Ответ Москвы

К концу 1920 года в Кремле осознали масштаб опасности. В Тамбов выехала Полномочная комиссия ВЦИК по борьбе с антоновщиной, возглавляемая Антоновым-Овсеенко, были отправлены освободившиеся после разгрома Врангеля и советско-польской войны части Красной Армии.

27 апреля 1921 года командующим всех войск, направленных на подавление восстания, был назначен Тухачевский. Вместе с ним прибыли цвет командного состава Красной Армии - 100 прошедших Гражданскую войну командиров и 17 лучших слушателей Академии Генерального Штаба РККА.

К концу мая года советские войска в губернии насчитывали 37,5 тысяч штыков и 10 тысяч сабель, их поддерживали своей огневой мощью 9 артиллерийских бригад, 4 бронепоезда, 6 бронелетучек, 5 автобронеотрядов, 2 авиаотряда, курсанты Орловских и Московских пехотных курсов. Вместе с обслуживающим персоналом и вспомогательными частями общая численность войск в Тамбовской губернии составляла свыше 120.000 человек.

Выдержать удар технически оснащенной и вооруженной Красной Армии повстанцы, испытывающие постоянный недостаток в оружии и боеприпасах (за 50 патронов отдавали коня), конечно же, не могли. Поражения следовали одно за другим. Армия стремительно таяла. В начале июля Антонов распустил ее остатки, приказав разбиться на мелкие группы и перейти к тактике партизанской войны или же разойтись по домам.

К августу остались несколько изолированных групп общей численностью около 1.200 человек - голодных, без патронов, деморализованных. Отряды чекистов гонялись по лесам за последними «тамбовскими волками» и уничтожали их одного за другим.

Страшные приказы Тухачевского и Антонова-Овсеенко

Тухачевский прекрасно понимал, что одними только военными действиями восстание не подавить. Как ни выкашивай траву, она все равно будет прорастать. Разбитая повстанческая армия будет вновь и вновь возрождаться, пока имеет поддержку среди местного населения, пока в каждой деревне раненного бойца накормят, напоят и спрячут от бдительной ЧК.

12 мая Тухачевский подписал приказ № 130, а Антонов-Овсеенко - постановление Полномочной комиссии ВЦИК «О высылке семей и конфискации имущества бандитов». Документы предусматривали арест семей и имущества скрывающихся бандитов. Если по истечении 2-х недель повстанец не являлся с повинной, семья подвергалась высылке на Север на принудительные работы, имущество конфисковалось.

Теперь в каждом селе составляли списки жителей, и выясняли судьбу каждого. Начались аресты, высылки и конфискации. Антоновцы ответили репрессиями против семей красноармейцев, а крестьяне массовым саботажем, отказываясь при опросах называть свои имя и фамилию. Способ оказался чрезвычайно эффективным. Даже имея на руках списки повстанцев, найти его семью в «упорно молчащем» селе было просто невозможно.

11 июня Комиссия ВЦИК и Тухачевский ответили на это приказом № 171. Вот текст этого приказа:
1. Граждан, отказывающихся называть свое имя, расстреливать на месте без суда.
2. Селениям, в которых скрывается оружие, властью уполиткомиссии или райполиткомиссии объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае не сдачи оружия.
3. В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье.
4. Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работник в этой семье расстреливается без суда.
5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать как бандитов, и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда.
6. В случае бегства семьи бандита имущество таковой распределять между верными Советской власти крестьянами, а оставленные дома сжигать или разбирать.
7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно.

171-й приказ был не самым страшным и не самым последним.
12 июня Тухачевский подписал оперативно-секретный приказ 0116 о применении против бандитов ядовитых газов. Историки до сих пор спорят, имели ли место факты применения химического оружия против повстанцев и если да, то дало ли это ощутимый эффект? Но сам факт существования этого приказа не отвергает никто.

(Справедливости ради необходимо отметить, что химическое оружие было запрещено Женевской конвенцией только в 1925 году, так что его применение Тухачевским в 1921 году как военное преступление трактовать нельзя.)

Потом последовал приказ Полномочной комиссии ВЦИК № 116 от 23 июня, вводящий систему заложников. В «пробандитском» селе арестовывали 60-100 человек, из которых отбирали «расстрельную партию». Населению предлагали добровольно в течение 2-х часов сдать оружие и выдать бандитов. В случае отказа через 2 часа заложников расстреливали, и все повторялось сызнова: предложение добровольно сдать оружие и т.д.

В деревне Андрияновка были расстреляны 2 партии заложников (16 человек), в Кулябовке – три партии (23 человека). В селе Паревка, чтобы оно из «злостнобандитского» стало «просоветским» расстреляли 80 человек. Заложников расстреливали в случаях несопротивления села бандитам (приказ 178/17.06.1921) или разрушения повстанцами находящимися рядом с деревнями мостов (приказ 189/09.07.1921).

Такие меры не могли не дать результатов. Крестьянство отшатнулось от Антонова. Повстанцы поодиночке, десятками и сотнями с оружием и без выходили из леса и сдавались властям. Но главную роль в усмирении Тамбовщины сыграла отмена продразверстки.

Смертельный удар по восстанию

Ленин одним из первых не только осознал опасность крестьянского восстания («Антонов для нас опаснее Деникина, Колчака и Юденича вместе взятых»), но и определил его главную причину – политику военного коммунизма. Еще 8 февраля 1921 года он набросал первые черновые тезисы о замене продразверстки хлебным налогом.

12 февраля решением Наркомата продовольствия продразверстка была отменена в Тамбовской губернии, а в марте решением X съезда РКП(б) – на всей территории России. Восстанию был нанесен сильнейший удар, исчез стержень, на котором оно держалось.

Первым это понял сам начальник Главоперштаба Антонов. В то время как крестьяне, узнав об отмене продразверстки, радостно кричали «мы победили!», он в кругу своих соратников горько изрек: «Да, мужики победили. Временно, конечно. А вот нам, отцы-командиры, теперь каюк». Вскоре в партизанской армии началось массовое дезертирство. Крестьяне уже не хотели воевать.

21 марта Советской Властью был объявлен двухнедельный срок для явки с повинной. Рядовым гарантировали прощение, командирам – суд, но обязательное сохранение жизни. За три недели (срок был продлен до 12 апреля) из лесов вышли и сдались более 7.000 человек. Около 5.000 сдались во время облав.

К 25 мая (началу операции по разгрому партизанской армии) та уже значительно усохла количественно, моральный дух ее бойцов значительно снизился. Крестьянство раскололось, и уже не в каждом селе антоновцы могли однозначно рассчитывать на поддержку. Кнутом и пряником (отменой продразверстки и жестокими карательными методами) большевики выбили почву из под ног у восставших, разгромленная армия не могла уже как прежде возродиться. Скошенная трава не прорастала вновь.

16 июля 1921 года Тухачевский доложил: «Мятеж подавлен». Последняя крестьянская война в России закончилась, хотя после «победы» еще в течение года отряды ЧК отлавливали по лесам последних «тамбовских волков».
Автор:
Klim Podkova
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

147 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти