Кто защитит Катар?

Катарский кризис приковал внимание всего мира к этому маленькому государству на берегу Персидского залива. Благодаря огромным запасам природного газа и нефти Катар стал одним из богатейших государств современного мира. Это обстоятельство привело к тому, что страна стала претендовать на явно непропорциональную своим размерам и численности населения роль в мировой политике. Именно Катар принял самое активное участие в Арабской весне 2011 г. и приложил руку к свержению светских арабских националистических режимов в Египте, Тунисе, Ливии, Йемене, к развязыванию гражданской войны в Сирии. Однако теперь эмират оказался в критической ситуации. Опасность пришла со стороны вчерашних союзников. 5 июня 2017 г. с Катаром разорвали дипломатические отношения Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Египет, Йемен, Ливия, а также Мавритания, Маврикий, Мальдивские острова и Коморские острова. Правительства этих стран обвинили Катар в поддержке международных террористических организаций, распространении экстремистской идеологии и вмешательстве во внутренние дела государств региона. Была начата полная блокада Катара.

Естественно, что сложившаяся ситуация поставила вопрос и о возможности военной операции против Катара. Несмотря на колоссальную роль в ближневосточной и даже мировой политике, Катар очень плохо защищен. Напомним, что в Катаре, крохотном эмирате, проживает всего 2,5 млн человек. Из них лишь около 300 тысяч человек являются гражданами Катара. Как и в большинстве других нефтяных монархий Персидского залива, основную массу жителей Катара составляют иностранные рабочие и служащие — иммигранты из Индии, Пакистана, Ирана, Бангладеш, Филиппин, Шри-Ланки, Эфиопии и других стран Азии и Африки, не имеющие гражданства и не обладающие никакими правами. Гастарбайтеры трудятся практически во всех сферах экономики страны, начиная с низкоквалифицированного труда и заканчивая должностями, требующими высшего образования и высокой квалификации. Малая численность коренного населения Катара делает мобилизационный резерв страны просто ничтожным.


Кто защитит Катар?


Вооруженные силы Катара также очень малы. Их численность — около 12 тысяч человек. История современной катарской армии началась в 1971 году, когда эмират получил независимость от Великобритании. Нефтяные доходы позволили катарским эмирам заботиться о вооружении и экипировке своих солдат, однако катарская армия с первых дней своего существования сталкивалась с самой главной проблемой — кадровой. Коренные катарцы даже в настоящее время составляют лишь 30% личного состава вооруженных сил страны. Остальная часть военнослужащих приходится на наемников — выходцев из других государств арабского мира и Пакистана. Ядром катарской армии являются эмирские сухопутные войска, насчитывающие всего лишь 8,5 тысяч солдат и офицеров. В состав сухопутных войск входят следующие части и подразделения. Во-первых, это бригада эмирской гвардии в составе трех пехотных батальонов, выполняющая обязанности по личной охране эмира, членов его семьи, эмирских резиденций. Во-вторых, это собственно сухопутные войска, состоящие из 4 механизированных пехотных батальонов, 1 артиллерийского батальона (в составе 4 артиллерийских и 1 зенитной батарей), 1 бронетанковой бригады (танковый батальон, механизированный пехотный батальон, противотанковый батальон и минометная рота) и 1 роты специального назначения.

Небольшую численность сухопутных войск катарские эмиры всегда пытались компенсировать щедрыми расходами на вооружение. Хотя Катар прежде находился под контролем британцев, до последнего времени основная часть бронетехники катарской армии была французского производства. Прежде всего, речь идет о 40 танках АМХ-30S, а также о танках АМХ-30S, адаптированных для ведения боевых действий в пустынной местности. В 2013 году Катар заказал 62 танка Leopard — 2 A7 германского производства. Поставки танков из Германии начались в 2015 году, и к настоящему времени в катарской армии насчитывается около 30 таких танков.

Механизированные пехотные подразделения катарской армии оснащены разнообразными бронемашинами, преимущественно французского производства. Во-первых, это 12 боевых разведывательных машин (БРМ) АМХ-10RC, которые иногда называют «колесными танками». Вооружение таких БРМ состоит из 105-мм пушки и спаренного с ней 7,62-мм пулемета. Развитая система управления огнем идентифицирует цели в дневное и ночное время суток. Она состоит из лазерного дальномера, электронного баллистического вычислителя и тепловизионного прицела, который может работать в темноте. Помимо «колесных танков», на вооружении катарской армии также находятся 16 бронированных разведывательных машин класса VBL французского производства. Это легкие бронированные машины, разработанные компанией Panhard General Defence еще в середине 1980-х годов. В распоряжении катарской армии — 40 французских боевых машин пехоты AMX-10P, вооруженных 20-мм пушкой M693 с дневным прицелом с увеличением 6х. На вооружении механизированных подразделений находится и 30 AMX-VCI — бронетранспортеров французского производства, а также 160 бронетранспортеров VAB, 4 VAB VPM81 и 24 VAB VCAC HOT — все французского производства.



Катарская армия располагает и 8 бронетранспортерами «Кадиллак Коммандо» V-15 американского производства. На хранении находится 12 британских легких разведывательных бронеавтомобилей Ferret, использование которых началось еще в 1950-е годы. В таком же состоянии и 20 Engesa EE-9 Cascavel — колесных боевых разведывательных машин бразильского производства, выпускаемых с 1970-х гг. Engesa EE-9 Cascavel, кстати, получили большое распространение в странах Азии и Африки благодаря простой и надежной конструкции и возможности использования как для ведения разведки, так и для поддержки пехотных подразделений и противотанковых действий.

Еще в конце 1990-х гг. в Катар были поставлены MOWAG Piranha швейцарского производства. Сейчас в катарской армии их насчитывается 40 единиц — 36 машин с 90-мм пушками, 2 командно-штабные машины и 2 бронированные ремонтно-эвакуационные машины. На вооружении сухопутных войск находится 9 самоходных зенитно-ракетных комплексов Roland-2 немецко-французского производства, которые оснащены специальными системами радиолокационного слежения. Что касается переносных зенитно-ракетных комплексов, то среди них также лидируют французские «Мистрали» — их у катарских подразделений 24 единицы, но также на вооружении находятся 20 российских «Стрела-2». У катарской армии есть и 28 155мм САУ AMX Мк F-3, 15 120мм минометов Brandt, 4 81 мм самоходных миномета VPM (на базе VAB), 26 81мм минометов L16, 44-48 ПТРК "Хот" (в том числе 24 самоходных, на базе VAB) и 60-100 ПТРК Милан.

Бронетехника катарских сухопутных войск впервые была задействована в серьезном конфликте во время операции «Буря в пустыне», где, по мнению иностранных военных специалистов, показала себя достаточно неплохо. Затем катарская бронетехника использовалась в других локальных конфликтах на Ближнем Востоке.

Большое внимание катарские власти уделяют и развитию военно-воздушных сил. Эмирские ВВС Катара были созданы в 1974 году, несколько позже сухопутных войск. Со временем их основу также составила техника французского производства, разбавленная продукцией других государств. Сейчас на вооружении ВВС Катара находятся 9 самолетов «Мираж-2000-5ЕDА» и 3 «Мираж-2000-5DDA», 6 учебно-боевых самолетов Alpha Jet, 12-13 вертолетов Вестланд «Коммандо» Mk2A (3, транспортные), Mk2C (1-2, VIP) и Mk3 (8, морские патрульных, 2 из них оборудованы для несения 1 ПКР AM-39 «Экзосет»), 11 вертолетов SA-342L «Газель» (с ПТУР «Хот»), 18 вертолетов AgustaWestland AW139. В организационном отношении ВВС Катара включают в свой состав 1 истребительно-бомбардировочную и 1 штурмовую эскадрильи, 1 транспортную эскадрилью, 3 вертолетные эскадрильи и 1 зенитно-ракетный дивизион.



Традиционно высший командный состав катарской армии комплектовался из числа представителей эмирской фамилии. В этом нет ничего удивительного, поскольку в Катаре, как и в других монархиях Персидского залива, произошла консервация традиционной феодальной системы социально-политической организации. Верховным главнокомандующим катарской армии является шейх Тамим бин Хамад бин Халифа Аль Тани (род. 1980), сменивший в 2013 году на троне главы государства своего отца шейха Хамада бин Халифу Аль Тани. Кстати, шейх Тамим Аль Тани получил высшее военное образование в Великобритании — в прославленной Королевской военной академии в Сандхёрсте, после чего служил в катарской армии на командных должностях. Государственным министром по вопросам обороны Катара является Халид бин Мухаммед Аль — Аттия (род.1967) — один из представителей племени бану Тамим, к которому принадлежит и фамилия эмира Аль Тани. Высшее военное образование министр получил в Саудовской Аравии — в Военно-воздушной академии короля Фейсала. С 1987 по 1995 гг. Халид бин Мухаммед Аль-Аттия служил пилотом — истребителем в Военно-воздушных силах Катара, однако затем ушел в отставку с военной службы и занялся юридическим бизнесом. С 2008 по 2011 гг. он возглавлял министерство международного сотрудничества, в 2013-2016 гг. был министром иностранных дел, а в 2016 г. стал государственным министром по вопросам обороны.

В отличие от высшего командного состава, на средних и младших офицерских должностях катарской армии долгое время было очень много выходцев из других стран арабского мира — прежде всего, из Омана, Йемена и Иордании, а также пакистанцев. Формально вооруженные силы Катара комплектуются посредством набора добровольцев — граждан страны мужского пола в возрасте от 17 до 25 лет, однако законодательно предусмотрена возможность службы по контракту в катарской армии иностранных граждан, чем успешно пользуются власти страны, покрывая кадровый дефицит профессиональных военных за счет найма иностранцев.



Малая численность катарской армии и фактическое отсутствие мобилизационного резерва делают Катар легкой добычей более сильных соседей в случае любого военного конфликта. Катар не сможет тягаться ни с Саудовской Аравией, ни с Ираном. Это прекрасно понимают эмир и его окружение, старающиеся лавировать между более сильными государствами. Во-первых, на территории Катара находится важнейшая в стратегическом отношении американская военная база в регионе — Аль-Адид. За двадцать лет ее существования США потратили на базу огромные средства. Именно на ней действует перемещенный из Саудовской Аравии еще в начале 2000-х годов ЦЕНТКОМ — центр управления американскими войсками в районе Ближнего Востока и Индийского океана. Здесь же размещается большое количество американской авиационной и бронетехники. Естественно, сам факт наличия американской военной базы в Катаре, да еще такого уровня, при учете маленькой территории страны, подразумевает, что США контролируют военно-политическую ситуацию в Катаре и при необходимости могут выступить как защитником, так и могильщиком эмирата.

Когда в начале июня 2017 года целый ряд ближневосточных и африканских государств заявил о разрыве дипломатических отношений с Катаром, на сторону эмирата сразу же предпочла встать Турция. Известно, что последние годы между Анкарой и Дохой сложились особые отношения. Еще в 2014 г. Турция и Катар заключили соглашение об укреплении двустороннего сотрудничества между странами, в котором, между прочим, предусматривалась возможность создания турецкой военной базы на территории Катара. Однако до поры — до времени Турция не спешила открывать в Катаре свое военное представительство, и вот необходимость в турецком военном присутствии в эмирате настала.

7 июня в парламенте Турции был принят закон "О размещении турецкого военного контингента в Катаре", а 12 июня в Доху отправилась турецкая военная делегация для изучения на месте возможностей для размещения турецкого контингента. Речь идет о размещении в Катаре многочисленного, вплоть до трех тысяч военнослужащих, турецкого военного контингента. Фактически, на фоне дипломатического кризиса, этот жест Турции означает демонстрацию силы арабским государствам и готовность Анкары в случае чего защитить эмират Катар от прямого военного вторжения войск Саудовской Аравии и других арабских государств, разорвавших дипломатические отношения с Катаром. Кроме того, Турция является одним из ключевых военных партнеров США по блоку НАТО, что сковывает руки Вашингтону — понятно, что использовать военную силу против союзников по НАТО Соединенные Штаты вряд ли будут.

Наконец, нельзя забывать и о том, что Катар имеет особые отношения с Ираном — в отличие от Саудовской Аравии, которая является открытым противником Тегерана, эмиры Катара всегда стремились сохранять хорошие отношения с мощным соседом. Когда Саудовская Аравия и ее союзники объявили о блокаде Катара, Иран направил в эмират самолеты с продовольствием.

Таким образом, мы видим, что, несмотря на малочисленность и слабость катарской армии, маленький эмират находится под надежной защитой более мощных союзников, умело лавируя между крупными державами региона и мира в целом — Турцией, Ираном, США и даже Россией.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
globalmilitaryreview.blogspot.com
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

30 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти