«Терпи казак – атаманом будешь!» Кто же такие атаманы? Часть 1

Вольные времена казачества

Ни для кого не секрет, что в нашей жизни очень многое зависит от того, кто и как руководит людьми. Общественные науки и человеческий опыт доказывают, что общества без власти не бывают. Что говорить о людях, когда даже в сообществах животных присутствуют отношения господства и подчинения! Но там это формируется на уровне инстинктов и, конечно, не рефлексируется. Люди же устроены так, что все время спорят по поводу властных, а значит, политических отношений, ругают и ненавидят или терпят и подчиняются.


Редко кто когда любит власть, редко вызывает она положительные эмоции. Возможно, все дело в человеке, его страстях и личных качествах. Кстати, мало кто выдерживает испытание властью. Но, тем не менее, власть будет существовать всегда. И здесь, скорее всего, важно то, как и на каких основаниях, эта власть организуется.

История нашей страны знает если и не уникальный, то удивительный способ взаимоотношений общества и власти. Причем способ, который пережил века. Во многих других структурах жизни он стал анахронизмом, и исследователи изучают его в исторической ретроспективе, рассматривая как что-то начальное, далекое от более высоких «сакральных» или «договорных» основаниях существования власти.

Это способ выбора обществом, по его мнению, лучшего представителя для руководства людьми в различных сферах жизни. Историческим примером здесь может служить казачество, где институт выборной атаманской власти прошел через века и долгое время был синонимом справедливого устройства взаимоотношения общества и власти.

«Терпи казак – атаманом будешь!» Кто же такие атаманы? Часть 1

Знаки атаманской власти (насека, шестопер, использовалась и булава)


Образ казачьего атамана для обычного человека — это всегда что-то очень сильное, яркое и красочное. За этим званием в сознании людском стоят несколько столетий воплощенной народной мечты о справедливом общественном устройстве и не менее справедливом управлении. Так получилось, что в наиболее законченных формах идея народного самоуправления была воплощена в казачьей общине и в должности выборного казачьего атамана.

Весьма интересно, что само по себе казачество прошло сложный путь эволюции, притом, что время его формирования было отнюдь не доисторическое. Всё происходило уже в хронологических рамках второго тысячелетия новой эры, то есть уже в эпоху письменной истории народов. А что касается должности казачьего атамана, так весьма примечательно, что она была выборной, срочной (на время) и очень ответственной. Ответственной во всех смыслах, притом что главный смысл может быть в ответственности перед обществом, перед теми, кто этого атамана выбирал, так как если обязанности исполнялись не должным образом, атаман переизбирался.

Вообще, откуда взялось само понятие «атаман»? Версий здесь несколько. Что может быть авторитетней официальной энциклопедии?... Слово «атаман», по мнению некоторых исследователей, восходит к польскому hetman, которое, в свою очередь, произошло от немецкого Hauptman, что значило «начальник» или «старший». Другие же считают, что «атаман» слово древнерусское, но также заимствованное из тюркских языков, где odaman означало «старейшина пастухов или казачьего лагеря». Кстати, в «Большой советской энциклопедии» говорится также про тюркские языковые источники.

Считается, что на Руси слово «атаман» впервые встречается в новгородских грамотах. В каком-то смысле перед нами опять вечная дилемма очень многого в русской жизни, особенно в историческом контексте. В данном случае это заимствование слова и спор идет, откуда, с Востока или Запада, оно к нам пришло. Но на самом деле это не так уж и важно…

Есть и другие интересные, иногда баснословные версии, но оставим их пытливым умам и договоримся, что определять атаманов будем мы именно вышесказанным образом.


Так выглядел атаман


Изначально атаманами казаки называли своих военных предводителей. Как уже было сказано выше, атаманская должность была выборной. Для этого казаки собирались в круг и путем голосования определяли себе вождя. Характерно, что выбранный атаман был хозяин в жизни и смерти казаков. Он представлял собой высшую власть, но, что важно, только во время похода. После возвращения казачьей ватаги в родные пенаты атаман складывал с себя полномочия и становился рядовым казаком, причем подсудным, как и другие члены казачьей общины.

Если атаман переставал быть высшей властью, то что представляла собой высшая власть в казачьем сообществе? И вот здесь надо сказать об удивительных вещах. Казачество как социальная структура было устроено достаточно интересно. Особенностью было, по-настоящему демократическое устройство казачьей общины. Высшим органом власти у казаков был войсковой круг (рада, коло). Именно на Круге происходили все значимые для казаков политические и иные решения. Круг соединял в себе все ветви власти, а именно законодательную и судебную, лишь на время военных походов, передавая власть исполнительную в руки атаманов. Но и здесь присутствовала еще одна особенность.

Как уже было сказано выше, атаман во время похода концентрировал в своих руках более чем только распорядительную, т.е. исполнительную власть. Его слово было законом, а его распоряжения в области наказания за какие-либо провинности обсуждению не подлежали и оспорены быть не могли, вплоть до смертной казни. Все претензии к атаману откладывались на потом, т.е. на возвращение из похода, после которого он (атаман) складывал свои полномочия, становился равен всем и подсуден как все, а к Кругу, который обретал вновь свои полномочия, казаки могли вновь апеллировать, если считали какие-то действия атамана несправедливыми или чрезмерными.

Старейшим в России является Донское войско. Официально установленное старшинство, т.е. здесь уместно сказать «как бы», начало войска ведется с 1570 г. Естественно, что история казачества насчитывает гораздо более длинную историю. Не вдаваясь особенно в подробности этого вопроса (особенно в баснословную его часть), скажем, что первые серьёзные упоминания о казаках появляются, по меньшей мере, в XIV в., а в дальнейшем связаны были с устройством юго-восточных границ Рязанского княжества.

Список известных по разным источникам донских атаманов с XVI по XX в. насчитывает более 60 человек. Это те, чьи имена вошли в официальную историю Донского войска. А были бесчисленные «неформальные» атаманы, поднимавшие казаков на «охоту за зипунами», на различные бунты и восстания против власти, на бесчисленные «воровские» походы на казачьи реки. В годы русской Смуты начала XVII в. казачество и крестьянство, которое тоже хотело стать казаками, дали такое количество атаманов, которое невозможно исчислить. И надо сказать, что принципы организации власти, что у «голутвенных» казаков, что у так называемых «официальных» казаков продолжали оставаться неизменными.

Пройдемся по некоторым персоналиям. В Донском войске отметим как неизвестных, так и получивших всемирное признание атаманов. Начнем с XVI в., т.к. до этого известных по именам казачьих атаманов не находится. У Н.М. Карамзина находим под 1549 г. информацию о неком Сарыазмане, казачьем атамане, который, кстати, уже был с войском подданными Ивана Грозного, так вот они «завладели сею рекою (Доном) до самого устья, требовали дани с Азова, воевали ногаев, Астрахань, Тавриду (Крым); не щадили и турков, обязывались служить вдали бдительной стражей для России».


Казак из ранней эпохи с головой ногайца


И хотя немного известно о первом донском атамане, все же он попал в переписку глав государств, содержание которой во многом показывает накал взаимоотношений и дипломатические коллизии, возникавшие на почве действий казаков. В грамоте 1550 г. посланной от ногайского правителя Юсуфа Ивану Грозному говорится о Сарыазамане: «Холопи твой, нехто Сарыазман словет, на Дону в трех и четырех местах городы поделали, да наших послов и людей…забирают, иных до смерти бьют…» Царь Иван отвечал, что, мол, «те разбойники… живут на Дону без нашего ведома, от нас бегают. Мы не один раз посылали, чтобы их переловить, да наши люди добыть их не могут». И далее царь лукаво предложил, мол, ты Юсуф, поймай их сам да в Москву пришли, здесь мы этого Сарыазмана с другими ворами и казним.

Этот момент очень интересен. Известно, что считается, что служба казаков, в частности донских казаков русскому государству начинается именно в XVI в. при Иване Грозном. Но служба эта была очень своеобразна. До XVIII в. донские казаки были с русским государством как бы в равных отношениях. То есть напрямую подчинения казачеству царской власти не было.

Казаки общались с московским царством на равных, их станицы, бывавшие в Москве, имели по существу, дипломатический статус. Это происходило по тому, что центральная власть, с одной стороны, не могла сильно влиять на казаков, а с другой стороны, была очень заинтересована в прикрытии своих юго-восточных границ со стороны Дикого Поля. Именно поэтому, между Москвой и казачеством сложились весьма своеобразные отношения. Казаки по клятве-присяге обязались защищать рубежи Московского государства, за это государство платило жалованье, хлебом, деньгами и иными материальными благами, например, оружейными припасами, в которых у казаков всегда был недостаток, т.к. изначально хозяйством они не занимались.

Основным занятием казачества была война. Но во внутренние дела казачества власть не совалась, что и предопределило дальнейшую эволюцию казачества. Оно изначально было очень самостоятельным, в отличие от многих других подданных царя, были лично свободными, обладали в связи с этим чувством собственного достоинства, и к тому же были способны к самоорганизации.

Правда редкость употребления имени первого известного донского атамана некоторыми исследователями ставит самого его под сомнение. Например, Е.П. Савельев выводит имя из иранского языка, где «сарыазман» означает «удальца». Есть и другие версии, но уже подтверждающие общеизвестную точку зрения и лишь уточняющие её.

Как казачество делится, по сути, на раннее татарское и более позднее синтезированное из разных народов, так и Сарыазман, возможно был татарином или русским, носившим татарское прозвище. И для Московского царства и для друзей-противников его казаки в целом, а Сарыазман в частности, были разбойниками, но для русского государства «нашими», а значит почти «хорошими» разбойниками, а для других — «чужими», «московскими», а значит «плохими», «лихими» людьми. Но, собственно так всегда и бывает в большой внешней политике. Для нас же главное, что в XVI в. наконец прозвучало реальное имя казачьего предводителя. И звали его Сарыазман.
Автор:
Сидор Белый
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти