Вашингтон теряет господство над Тихим океаном. «Жёсткий» ракетный ответ от CASIC



Азиатско-тихоокеанский регион, сыскавший громадную популярность среди мировых новостных и аналитических агентств благодаря мощнейшей структуре торгово-экономических площадок и быстро изменяющейся оперативно-стратегической обстановке, продолжает позиционировать себя в качестве главного «полюса» столкновения военно-политических интересов Вашингтона и Пекина. При этом, технический прогресс в сфере разработки ядерных боевых частей и БРСД/МБР Северной Кореи является для Пентагона очень удобным поводом для регулярного присутствия в регионе значительных ресурсов Тихоокеанского флота ВМС США, а также переброски тактической истребительной авиации на южнокорейские и японские авиабазы. Не секрет, что большая часть данных средств направлена не столько против ракетной программы Ким Чен Ына, сколько для парирования боевого потенциала ВС России и Китая. Чего только стоит размещение в Республике Корея противоракетного комплекса верхнего рубежа «THAAD», многофункциональный радар AN/TPY-2 которого практически беспрепятственно сканирует воздушно-космическое пространство КНР на глубину 900 — 1200 км, из-за чего над провинциями Цзянсу, Шаньдун и Хэбэй китайские ВВС вынуждены расширить присутствие воздушных комплексов радиоэлектронной борьбы.


Огромный резонанс также вызвала ратификация в Палате представителей Конгресса США санкционного «смотрящего» законопроекта, предусматривающего досмотр российских кораблей в портах Находки, Ванино и Владивостока на предмет торговли с Пхеньяном, которая запрещена в рамках резолюции против КНДР. Вполне понятно, что на такую «самодеятельность» США не отважатся, но, как видите, их наглости и вероломству уже давно нет предела. В частности, 9 июня 2017 года, появилась информация о появлении 2-х стратегических бомбардировщиков B-1B «Lancer» в непосредственной близости от спорного архипелага Спратли, расположенного в Южно-Китайском море. Мало того, что машинам из стратегического звена 8-й воздушной армии Глобального ударного командования ВВС США не должно быть дела до ракетных программ небольшого азиатского государства, они не должны появляться и в ближней зоне интересов КНР в пределах «первой цепи». Происходит же обратное: вполне обоснованные региональные интересы Пекина продолжают ставится под жирный вопрос военно-стратегическими инструментами ВМС и ВВС США.

Подливает масла в огонь в ситуации с полётами B-1B и тот факт, что данные «стратеги» могут использоваться не только против наземной инфраструктуры НОАК, но и против корабельных и авианосных ударных группировок китайского флота, действующих в морях, омывающих Поднебесную и Тихом океане. Сегодня, благодаря возможности интеграции в состав вооружения противокорабельных ракет AGM-158C LRASM (в количестве 24 ед.!), «Лансеры» можно считать стратегическим противокорабельным «костяком» ВВС США. Только представьте, эскадрилья из 10 бомбардировщиков способна с расстояния в 800—850 км запустить по корабельной группировке противника 240 ракет LRASM, обладающих ЭПР в пределах 0,05—0,1 м2. И таких эскадрилий американцы могут выставить 5 или 6. Конечно же, китайские корабельные ЗРК HHQ-9, управляемые БИУС H/ZBJ-1 и многофункциональными радарами Type 346A, смогут перехвать сотню или более AGM-158C, но достигнуто это будет лишь при наличии в КУГ хотя бы двух или трёх эсминцев УРО Type 052D «Куньмин».

Для уничтожения практически всех подлетающих ракет LRASM необходимо гораздо большее количество ЭМ класса «Куньмин», которых в китайском флоте на текущий момент просто нет. Палубную авиацию всего двух китайских авианосцев также нельзя считать панацеей в борьбе с B-1B, поскольку её не хватит для прикрытия всех флотских соединений от 50 «Лансеров»: необходимо не менее 5 авианосцев. Для эффективного перехвата сразу нескольких B-1B, задолго до их выхода на рубежи пуска LRASM (800 км), а также раннего перехвата развёрнутых в Японии F-22A и F-35A требовалась совершенно иная методика, предусматривающая использование сверхдальнобойных ракет класса «воздух-воздух», которые ранее в КНР не разрабатывались.

Ещё в конце 2016-го года, на различных военно-аналитических ресурсах проскользнула новость относительно испытаний с борта китайского многоцелевого истребителя J-16 управляемой ракеты воздушного боя сверхбольшой дальности VLRAAM. На размещённых фотографиях мы увидели J-16 с установленным на корневой точке подвески опытным образцом перспективной дальнобойной ракеты, собранной по схеме «несущий корпус». Оценочная длина изделия, конструктивно схожего с зенитными ракетами 5В55Р/48Н6Е2 и HQ-9, составляла 5,8 м, а диаметр — 290 — 310 мм, что не очень вписывается в стандартные размеры ракетного вооружения для завоевания превосходства в воздухе, особенно в случае навязывания противником ближнего воздушного боя. Зато боевые характеристики были очень и очень обнадёживающими: дальность порядка 400 км с реализацией режима «пустил-забыл» с момента захвата АРГСН. По некоторой информации, дальность захвата цели типа «истребитель» может составлять до 50 — 60 км благодаря тому, что АРГСН построна на базе высокоэнергетической активной фазированной антенной решётки.


Перспективная китайская ракета сверхдальнего перехвата с твердотопливным ракетным двигателем VLRAAM. Вторым её технологическим козырем, помимо мощной активной радиолокационной ГСН с АФАР, является наличие инфракрасного канала наведения: в передней части замечены небольшие «окошки» для ИК-датчиков. Комбинированная ГСН имеет в разы лучшую помехозащищённость. Главные недостатки VLRAAM в сравнении с УРВВ, оснащёнными комбинированными ракетно-прямоточными двигателями, — заметное баллистическое торможение с падением скорости на завершающем участке траектории в плотных слоях атмосферы, заметное уменьшение дальности действия при запуске с малых высот


Между тем, все мы знаем, что на лётно-технические характеристики любых ракет с РДТТ огромный негативный эффект оказывает явление баллистического торможения, которое возникает сразу после выгорания топливного заряда: скорость ракеты начинает уменьшаться. Особенно сильно это проявляется при полёте в тропосфере и нижних слоях стратосферы (5 — 15 км). Как следствие, на больших расстояниях УРВВ не может перехватывать высокоскоростные цели вдогон, либо не может выйти на цель, выполняющую интенсивные противозенитные манёвры. Обычно эта проблема ракет с РДТТ решается «двухступенчатым топливным зарядом», а также маршевым участком полёта в верхний слоях стратосферы (до 40 км) по полубаллистической траектории, где скорость замедления минимальная. Но это тоже не является идеальным вариантом. Именно по этой причине мы наблюдаем активное развитие ракет с ракетно-прямоточными двигателями переменной тяги.

Наибольшего успеха в данном направлении добилась западноевропейская корпорация MBDA c амбициозным проектом ракеты дальнего воздушного боя с ракетно-прямоточным двигателем «Meteor». Данная УРВВ достигла начальной оперативной боевой готовности 11 июля 2016-го года и была принята на вооружение JAS-39C/D «Gripen» с аппаратной версией БРЭО MS20, состоящих на вооружении ВВС Швеции. По эффективности ведения дальнего перехвата «Meteor» опережает не только состоящую на вооружении ВКС России Р-77, но и штатовскую AIM-120D. Наша Р-37 (РВВ-БД) превосходит «Метеор» и AIM-120D по дальности, но обладает примерно в 1,5 раза меньшими располагаемыми перегрузками, а также большей скоростью замедления, что вызывает большие сомнения в эффективности борьбы с современными маневрирующими средствами воздушного нападения. Единственной нашей надеждой является ракета РВВ-АЕ-ПД («Изделие 180-ПД»), которая хоть и была разработана к 2015 году, в серийном производстве по сей день не замечена. О данном проекте практически нет достоверной информации, а на подкрыльевых узлах подвески строевых Су-30СМ и Су-35С, к огромному сожалению, встречаются лишь Р-27ЭР и РВВ-СД, дальность которых едва достигает 110 — 120 км (эквивалентно «древней» штатовской AIM-120C-5).

Китай, по всей видимости, тоже решил не отставать. Как сообщает 7 июня ресурс airrecognition.com, в КНР успешно завершены лётные испытания перспективной сверхдальнобойной ракеты класса «воздух-воздух» с ракетно-прямоточным двигателем. Данное изделие должно стать самым дальнобойным в мире перехватчиком воздушного базирования среди всех известных ракет с РПД и обладать возможностью поражения целей в 300 км. Также источник сообщает, что УРВВ станет основным вооружением многоцелевого тактического истребителя 5-го поколения J-20, что сразу определяет геометрические размеры ракеты, адаптированные под применение из внутренних отсеков вооружения. Как можно предположить по ранним зарисовкам 2016-го года, новая ракета имеет индекс PL-15 и является конструктивным аналогом PL-21D c более совершенным (в плане режимов работы и регулирования тяги) твердотопливным ракетно-прямоточным двигателем. Длина перспективной УРВВ составляет примерно 4 — 4,2 м, диаметр корпуса — порядка 200 мм.


По данному «генеалогическому дереву» китайских ракет класса «воздух-воздух» легко определить, что в перспективной PL-15 воплощены многие конструктивные наработки по более ранним PL-12D и PL-21


На нижней средней части корпуса установлены 2 прямоугольных воздухозаборника со стреловидным 50-градусным уклоном кромок для снижения радиолокационной сигнатуры и придания симметричной аэродинамической конструкции вместе с двумя верхними крыльями. Благодаря большей длине ракеты значительно увеличивается внутреннее пространство ракеты для размещения большего твердотопливного газогенератора, чем у «Meteor». Благодаря этому дальность увеличивается до 300 км. Скорость данного концепта может составлять порядка 4,5 — 5М с возможностью максимального разгона на завершающем участке траектории, чего не могут реализовать обычные ракеты с РДТТ. Максимальная скорость перехватываемой PL-15 цели может достигать 5500 км/ч, о чём сообщают китайские источники. Спроектированная специалистами 4-го НИИ, при технической поддержке госкомпании CASIC, ракета PL-15 превратится в наиболее передовую УРВВ в мировой ракетостроительной практике.

Даже на крайних участках радиуса действия (270 — 300 км) PL-15 не будет оставлять шансов не только американским палубным самолётам ДРЛОиУ E-3C/G, самолётам РТР/РЭР и стратегическим бомбардировщикам B-1B, но и более маневренной палубной истребительной авиации, совершающей уход от ракеты-перехватчика на форсажном режиме и высокой сверхзвуковой скорости в 1,5+ М. Ни американская AIM-120D, ни наша Р-37 такими способностями не обладают. Стоит отметить, что если дальность нашей ракеты воздушного боя РВВ-СД в ходе низковысотной «дуэли» не превышает 30 — 40 км, а после выгорания твердотопливного заряда начинается «бешеная» потеря скорости, то оснащённая интегральным ракетно-прямоточным двигателем PL-15 будет чувствовать себя также комфортно, как и в стратосфере: двигатель разгонит ракету примерно до 3 — 3,45М и будет поддерживает её вплоть до выгорания газогенератора на удалении свыше 100 км. Следовательно, на малой высоте «прямоточная» УРВВ имеет более чем в 5 раз большую эффективность; более того, в её инерциально-навигационную систему может быть загружен алгоритм повторного выхода на цель в случае промаха. Для ракет с обычным РДТТ всё это входит в разряд фантастики.


Сверхдальнобойные управляемые ракеты воздушного боя PL-15 позволят китайской истребительной авиации заранее атаковать стратегические бомбардировщики-ракетоносцы и палубную авиацию ВВС и ВМС США как по данным БРЛС носителя, так и посредством целеуказания от стронних средств радиотехнической разведки, к примеру, от самолёта ДРЛОиУ KJ-2000. Поддержка последнего может потребоваться в случае появления на ТВД таких машин, как F-22A «Raptor» и F-35A/B/C «Lightning», ведь обнаружить их даже с помощью новых китайских бортовых радаров с АФАР получится на удалении всего 100 — 150 км, что не позволит проявить полный потенциал PL-15. Более чем в половине случаев новая китайская «прямоточная» УРВВ позволит китайским истребителям J-20, J-31, J-10B/C, J-16 и Су-35С выходить победителями в схватках с американскими машинами 5-го поколения. Что касается таких «тактиков», как F/A-18E/F «Super Hornet/Advanced Super Hornet», то здесь статистика для американцев будет ещё хуже.

Стоит отметить поступление УРВВ PL-15 на вооружение палубных истребителей J-15S, а в дальнейшем и палубных модификаций истребителя 5-го поколения J-31. Начало этого процесса ознаменует утрату палубной авиацией ВМС США превосходства в выполнении любых задач класса «воздух-воздух»; спасти ситуацию не смогут дажемалозаметные F-35B/C. Несмотря на то, что все детали программ разработки перспективных дальнобойных ракет воздушного боя для ВВС Китая держатся под строжайшим секретом, как минимум две из них уже успели войти в заключительную фазу лётных испытаний, что ещё на шаг приближает их к оперативной боевой готовности примерно на начало 20-х гг. С уверенностью можно говорить, что ракета PL-15 в одночасье «смешает все карты» Вашингтону в Азиатско-Тихоокеанском регионе, заметно притормозив боевые амбиции палубной авиации ВМС США.

Источники информации:
http://rbase.new-factoria.ru/news/kitay-uspeshno-ispytal-ur-s-tverdotoplivnym-pvrd
https://chinadailymail.com/2015/09/26/china-says-its-new-pl-15-air-to-air-missile-has-u-s-air-force-spooked/
http://www.pmulcahy.com/aams/chinese_aams.htm
http://www.popsci.com/china-new-long-range-air-to-air-missile
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

41 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти