На пути химического урагана. Часть 3. Гренадеры под ударом

В ночь на 24 сентября 1916 года двум полкам 2-й гренадерской дивизии – 6-му гренадерскому Таврическому и 8-му гренадерскому Московскому, впервые пришлось испытать на себе воздействие вражеского химического оружия – у местечка Крошин и деревни Адаховщина.

8-й гренадерский Московский полк только что заступил на позицию, сменив 7-й гренадерский Самогитский полк. Смена произошла раньше обычного, и поэтому последнему удалось избежать химического воздействия противника.

Ветер был юго-западным, скорость в момент химической атаки составляла 2,7 метра в секунду. Вечером стоял туман, а около 24 часов, перед самой атакой, шел дождь.


Наличие тумана и дождя делали газовую атаку со стороны противника маловероятной, и поэтому не удивительно, что когда около 24 часов на участках нескольких передовых рот наблюдатели и разведчики услышали характерное шипение газа, выпускаемого из баллонов, они не сразу поняли что происходит. Но, как только выяснилось, что это газовая атака – сразу же была поднята тревога - как звуковая, так и световая. Затрещали трещотки и колотушки, были выпущены сигнальные ракеты, зажжены костры и сигнальные вехи.

Газопуск произошел около 24 часов – и основной удар пришелся по окопам, находящимся южнее железной дороги. Самые густые газовые волны пришлись на позиции тавричан, занимавших окопы у дер. Якимовичи и московцев, занимавших окопы у дер. Адаховщина и южнее. Время прохождения газового облака заняло от часа до полутора часов. На различных участках наблюдались повторные газовые волны. Благодаря тому, что перед атакой шел дождь, а окопы 2-й гренадерской дивизии находились среди болот, газовая волна проникла в тыл не очень глубоко.

В деревнях Подлисейки и Ятвизь, где находились в резерве 7-й гренадерский Самогитский и 5-й гренадерский Киевский полки, а также часть подразделений 6-го гренадерского Таврического и 8-го гренадерского Московского полков, концентрация газов была незначительной. Степень поражения солдат, находившихся в этих деревнях, была слабая. В господском дворе Подлисейки было лишь 2 случая тяжелого отравления. Имелись отравленные и в господском дворе Селявичи.

Газовая атака была проведена на 5-километровом фронте, в тыл газ проник на 12-километровую глубину (но уже после 6 - 7 км его концентрация становилась безопасной).

Для химудара использовался хлор, хотя один из офицеров-московцев ощущал запах, похожий на запах сена (его давал фосген).

Во время газовой атаки под удар попали находившиеся на позициях 1765 гренадер Таврического полка и 3130 гренадер Московского полка- всего 4895 человек. Из них у 4224 человек были противогазы Зелинского (87%) и у 671 бойца имелись маски образца IV-a (Смоленский вариант) (13%).

Из числа гренадер, имевших противогазы Зелинского, пострадало 647 человек (то есть 15,4%), а из гренадер, имевших маски образца IV-a, пострадал 341 человек (более 50%).

Из 4895 бойцов отравились и были эвакуированы в тыл 988 человек, из них умерло (до 1 октября) 76 человек. Благодаря своевременному применению масок и противогазов, большинство отравлений были легкими.

Т. о., количество жертв оказалось меньше, чем в более ранних газовых атаках, но все же в двух полках выбыло из строя около 1 тыс. человек, что было для них ощутимо. Такое относительно малое для газовой атаки количество жертв объяснялось, прежде всего, тем, что в частях 2-й гренадерской дивизии самое серьезное внимание уделялось не только снабжению людей противогазами, но и обучение владению ими. Была разработана и установлена стройная система наблюдения и сигнализации.
Все это и принесло соответствующие плоды.

Из числа отравившихся часть бойцов не успела надеть противогазы (маски) – до 10% для имевших противогазы и 21,3% для имевших маски, часть отравилась по причине негодности противогазов (масок) – 1,45% для противогазов и 20% для масок. Не успевали надеть противогазы (маски) в основном люди, бывшие в разведке, в секретах и в заставах. Основные причины, по которым противогазы Зелинского оказались непригодными для использования – не вынута (или ее не удалось вынуть) пробка, лопнула (или была прожжена) резина, оторвалась коробка, лопнуло стекло, сломалось кольцо при открывании пробки, запуталась тесемка маски (в телефонной катушке или баклажке). Часть солдат не смогла найти свои противогазы (маски), а другая – снимала их во время атаки, чтобы откашляться.

Один позднее умерший пулеметчик ходил за водой вообще без маски – лишь накрывшись мокрой шинелью. Умерших офицеров было двое – оба из Московского полка: один был принципиальным сторонником масок образца IV-a (в такой маске он и погиб), а другой в своем противогазе Зелинского заткнул верхнее отверстие газетной бумагой (чтобы не вдыхать угольную пыль) - и задохнулся. Всего отравилось 26 офицеров, но большинство легко.

Если рассмотреть количество жертв по полкам, то в Таврическом полку подверглось воздействию газов 1765 человек. Из 1450 человек, имевших противогазы Зелинского, отравилось 180 человек (12,5%), а из 315 человек, имевших маски образца IV-a, получил отравления 141 человек (46%). Умерло 17 человек или 1%.

В Московском полку подверглось воздействию газов 3130 человек. Из 2774 человек, имевших противогазы Зелинского, отравилось 467 (17%), а из 356 человек, имевших маски образца IV-a - 200 (57%) человек. Умерло 59 человек (1,9%).

Среди артиллеристов пострадавших было немного - один офицер (его противогаз Зелинского лопнул во время газовой атаки) и около 50 солдат, из которых большинство осталось в строю.

С особой заботой во 2-й гренадерской дивизии подошли и к делу эвакуации отравленных.

Дивизионный врач сразу же после начала атаки распорядился, чтобы все имеющиеся в распоряжении дивизии транспортные средства немедленно прибыли в дер. Подлисейки. Вскоре прибыли двуколки 2-й летучки XI-го отряда В.З.С. имени Воронежского земства, двуколки шефского транспорта, санитарные автомобили 31-й автомобильной колонны. В Подлисейки прибыл и весь медицинский персонал 2-й летучки XI-го отряда и носильщики перевязочного отряда дивизии.

Полковые врачи Таврического полка находились в Ольсевичах - у землянки командира батальона они организовали передовой кислородный пункт (в Старом Дворе был второй кислородный пункт). В Московском полку один врач находился в господском дворе Адаховщина, второй в заимке Адаховщина и третий - в Ятвизи. Врачи Самогитского полка и один врач артиллерийской бригады работали в Подлисейках, где расположился главный сборный кислородный пункт, а также находились все транспортные средства, которые по мере надобности направлялись или в господский двор Старый или в господский двор Адаховщина.

Пострадавшим в ходе газовой атаки давали дышать кислородом и делали впрыскивания камфары, кофеина и морфия. С пострадавших снималась верхняя одежда – так как шинели сильно поглощали хлор. После оказания на передовом кислородном пункте первой помощи пострадавшие, при первой же возможности, отправлялись на главные полковые кислородные пункты. Раненые перевозились на автомобилях, фурманках и двуколках, иногда доставлялись и на руках.

Благодаря тому, что эвакуация была налажена очень хорошо, уже к 12 часам дня всех пострадавших удалось эвакуировать с передовой. Другими словами, около 1000 отравленных гренадер через 12 часов после начала газовой атаки уже находились в теплых помещениях и имели надлежащий уход. Огромная заслуга в этом принадлежала энергичному и распорядительному дивизионному врачу П. Потираловскому.

Неоценимую помощь в деле эвакуации пострадавших оказали автомобильная колонна и двуколки XI-го отряда и шефского транспорта. Автомобили возили пострадавших от господского двора Адаховщина и от Подлисеек в Погорельцы, в то время как из господского двора Старый пострадавших возили только на двуколках и фурманках - вследствие плохого состояния дорог и наличия слабого 1-километрового деревянного моста, автомобили на этом отрезке пути ездить не рисковали.

Эта газовая атака еще раз со всей наглядностью продемонстрировала преимущество противогазов Зелинского перед защитными масками. Очевидно и то обстоятельство, что при принятии всех необходимых мер противохимической защиты, должных дисциплинированности и обученности личного состава его потери минимизировались.

По итогам отражения этой атаки были сделаны соответствующие выводы.

Очевидно, что в передовых окопах никто из бойцов спать не должен (более 15% отравившихся - спали); противогаз всегда должен быть при солдате – куда бы он не отлучался, а снимать средства индивидуальной защиты следует только после приказа ротного командира. Огромную роль имели костры – они не только препятствовали проходу газовой волны, но и (также как и гидропульты) помогали очищать окопы, землянки и убежища от застоявшегося газа. При землянках батальонных командиров было признано целесообразным организовывать пункты оказания первой медицинской помощи – кислородные станции, снабженные не менее чем 3 баллонами кислорода и достаточным количеством подушек (15 - 20). Не менее 2 санитаров, специально обученных технике наполнения подушек кислородом, откомандировывались в такой пункт от каждой роты. В дальнейшем отравленные отправлялись на главные полковые перевязочные пункты (оснащались не менее 6 баллонами кислорода и 30 подушками), и далее в тыл.


12. Отражение химической атаки

Очевидно, что успех борьбы отравляющими веществами зависел, прежде всего, не только от достаточного снабжения частей «рациональными средствами борьбы с ними» [Корш В. Удушливые газы и борьба с ними. – Военный вестник. – 1922. - № 12. – С. 26] но и в огромной степени также и от умения с ними обращаться. И в 1915-1916 годах для решения этой задачи были изданы соответствующие наставления, а в части и учреждения, как фронтовые, так и запасные, направлялись инструктора - для практического обучения личного состава войск противогазному делу.
Автор: Олейников Алексей


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 9

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. igordok (Игорь) 12 июля 2017 07:37
    Спасибо за весьма подробную серию статей.
  2. Ольгович (Андрей) 12 июля 2017 07:49
    Хорошая организация противохимической защиты: 100% обеспечение защитными средствами, в наличии необходимые медикаменты, кислородные пункты, быстрота эвакуации.

    И ведь такое было на всем огромном фронте! То есть была правильно оценена и проведена соответствующая огромная, титаническая работа, невзирая на затраты.
  3. parusnik (Алексей Богомазов) 12 июля 2017 08:21
    С октября 1915 года в русской армии начали формироваться первые «особые химические команды» для выполнения газобаллонных атак. Но в силу изначальной слабости русской промышленности атаковать немцев новым отравляющим оружием в 1915 году так и не удалось.Впервые русское химическое оружие было применено 21 марта 1916 года при наступлении у озера Нарочь . Во время артиллерийской подготовки русские орудия выпустили по противнику 10 тысяч снарядов с удушающими и отравляющими газами. Такого количества снарядов оказалось мало, чтобы создать достаточную концентрацию отравляющих веществ, и потери немцев были незначительны. Но, тем не менее, русская химия напугала их и заставила прекратить контратаки.Всего за 1916 год химические команды русской армии произвели девять больших газовых атак, использовав 202 тонны хлора. Первая удачная газовая атака со стороны русских войск состоялась в начале сентября 1916 года. Это был ответ на летние газовые атаки немцев, у города Сморгонь .Вообще, с 1916 года все участники Первой мировой войны стали постепенно отказываться от газобаллонных атак и переходить к массированному применению артиллерийских снарядов со смертоносной химией. Выпуск газа из баллонов полностью зависел от благоприятного ветра, в то время как обстрел химическими снарядами позволял неожиданно атаковать противника отравляющими газами вне зависимости от погодных условий и на большей глубине.С 1916 года российская артиллерия стала получать 76-миллиметровые снаряды с газом или, как их тогда официально называли, "химические гранаты". Часть таких снарядов снаряжалась хлорпикрином, очень сильным слезоточивым газом, а часть - смертоносными фосгеном и синильной кислотой. К осени 1916 года на фронт ежемесячно поступало 15 тысяч таких снарядов.В силу слабости промышленной базы армия Российской империи так и не смогла сравняться ни с противником, ни с союзниками по Антанте в количестве и ассортименте химических снарядов. Русская артиллерия в общей сложности получила менее 2 млн химических снарядов, в то время, как, например, Франция за годы войны произвела свыше 10 миллионов таких снарядов. Когда в войну вступили США, то их мощнейшая промышленность к ноябрю 1918 года производила почти 1,5 миллиона химических снарядов ежемесячно - то есть за два месяца выпускала больше, чем вся царская Россия смогла за два года войны.
  4. Curious (Victor) 12 июля 2017 09:55

    "И ведь такое было на всем огромном фронте! То есть была правильно оценена и проведена соответствующая огромная, титаническая работа, невзирая на затраты".
    У Ольговича условный рефлекс. Как про царя, так сразу восторг.
    На самом деле работа была проведена недостаточная и военное ведомство с медицинским обеспечением не справилось.
    С объявлением мобилизации в русскую армию, дополнительно к находившимся там 3575 кадровым врачам, призываются 6348 врачей запаса и 2754 врачей ополчения старше 45 лет. В июле и декабре 1914 г., а затем весной 1915г. состоялся также призыв 1438 зауряд-врачей. Несмотря на принимавшиеся меры некомплект врачебного состава в русской армии в 1916 г. составлял 27ОО чел., а к весне 1917 г. - 3151, или 27 %. К сожалению, и имевшийся в наличии врачебный корпус использовался весьма нерационально: там, где была крайняя нужда в хирургах, оказывались подчас в избытке акушеры, психиатры, санитарные врачи; в войсковом районе работали врачи пожилого возраста, а молодые и менее опытные - в госпиталях. Впервые был поставлен вопрос об обязательности службы для женщин-врачей в военно-лечебных учреждениях фронтового подчинения и, преимущественно, тыла страны.
    Без помощи Российского общества Красного Креста и других общественных организаций, среди которых важную роль играли принявшие в годы войны огромный размах Всероссийские земский союз и союз городов (впоследствии объединившиеся в рамках Земгора), а также Польский комитет санитарной помощи, без содействия со стороны частных лиц, других источников, на базе которых создавались лечебные учреждения, санитарные транспорты и поезда, осуществлялось снабжение медикаментами, одеждой, медицинским имуществом, производилось питание раненых и больных, — военное ведомство не смогло бы со сколько-нибудь убедительным успехом организовать эвакуацию и лечение раненых и больных на фронте.
    Интересно, что в первый месяц войны по негласному приказанию главного военно-санитарного инспектора А.Я. Евдокимова военно-санитарное ведомство было лишено права принимать какую-либо помощь Российского общества Красного Креста (РОКК) и других общественных организаций. Однако невозможность обойтись весьма скудными государственными ресурсами заставила военного министра в сентябре 1914 года одновременно с назначением А.П. Ольденбургского издать приказ об оказании обоюдной помощи ГВСУ и общественными организациями.
    1. Ольгович (Андрей) 12 июля 2017 10:51
      Цитата: Curious
      У Ольговича условный рефлекс. Как про царя, так сразу восторг.

      У Курьеза на Ольговича и успехи России условный рефлекс: как что-то говорится о ней хорошее-сразу следует негативный ответ а-ля : "зато у вас негров линчуют".

      То есть, ответ, как правило, НЕ по существу и- ворованными, чужими статьями.

      Нпоминаю, что настоящая статья-об успешных действиях Русской Армии по притивохимической защите .Длинные, украденные Курьезом копипасты, об этой защите не говорят -ни слова..
      Но, тем не менее, заявляет:
      Цитата: Curious
      военное ведомство не справилось.
      fool

      Опровергнуть же приведенные в статье ФАКТЫ-ему не хватает ни знаний request , ни способностей fool
      1. Curious (Victor) 12 июля 2017 13:37
        Ольгович! Да у Вас истерика! Иначе как объяснить содержание Вашего комментария!
        Во первых, по поводу копипастов. Все наши знания, в принципе, копипаст. Может Вы, конечно, прямо из космоса получаете по звездному каналу информацию. Но остальные получают свои знания путем проработки источников, кем то уже созданных. Даже ученые, совершающие открытия, приходят к ним на основе уже чьих то знаний, полученных ранее. Поэтому я не понял Вашего возмущения по поводу использования "Военно-исторического журнала" и статьи, написанной директором Военно-медицинского музея, полковником медицинской службы , доктором медицинских наук, профессором. Для чего же тогда издается журнал, как не для использования опубликованной в нем информации? При этом Вам сто раз говорилось, что в научно-популярных статьях, а тем более в комментариях ссылки не обязательны. Однако в своих статьях на сайте я всегда указываю источники, которых бывают десятки. Можете убедиться. Это превое.
        Второе. Мой комментарий о медецинском обеспечении, а не о противохимической защите. То есть о том, что требовалось людям, попавшим под воздействие ОВ. Поэтому вся Ваша патетика не стоит выеденного яйца.
        А про противохимическую защиту в русской армим я писал к статье "После Ипра - французский ответ тевтонам" 16,06.17. Почитайте. Там, кстати, много первоисточников приведено еще тех времен. Пополните свой космический запас знаний.
        1. Ольгович (Андрей) 12 июля 2017 16:40
          Цитата: Curious
          Ольгович! Да у Вас истерика!

          belay fool lol
          Цитата: Curious
          Поэтому я не понял Вашего возмущения по поводу использования "Военно-исторического журнала" и статьи

          Печатание ЧУЖИХ статей под СВОИМ ником-это воровство. Воровство возмущает всех порядочных людей.
          Далее: ссылка на источник на ВО-обязательна-см. Правила ВО. За нарушение-хорошее наказание.
          Цитата: Curious
          Мой комментарий о медецинском обеспечении, а не о противохимической защите.

          Вот именно:ваш комментарий-общая болтовня "все было плохо".
          А статья-о противохимической защите при атаке ВО и действовавшей действенной медицинской помощи при отравлении ОВ. Где у вас упомянуты ОВ и опровержение ФАКТОВ статьи о квалифицированной помощи, приведенные уважаемым Автором? А- нигде. Пустота.
          Цитата: Curious
          А про противохимическую защиту в русской армим я писал к статье "После Ипра - французский ответ тевтонам" 16,06.17. Почитайте. Там, кстати, много первоисточников приведено еще тех времен. Пополните свой космический запас знаний

          Что с вами, уважаемый? belay Зарапортавались? Эта интересная статья написана историком Алексеем ОЛЕЙНИКОВЫМ, а не вами fool lol

          Ваш "космический" по объему информации комментарий о защите от ОВ заключается в 1 (одном! ) слове -"защита" laughing fool lol
          Курьез- России буквально за год с нуля удалось создать военно-химическую промышленность, снабдившую русскую армию несколькими типами боевых отравляющих веществ (ОВ), химическими боеприпасами и средствами индивидуальной защиты.

          Повеселили....
          1. Curious (Victor) 12 июля 2017 17:52
            Точно, истерика. Я ж на статью Олейникова не претендую, просто слово "комментарий" пропустил. Более того, под произведениями этого автора я и за деньги подписи своей не поставил бы.
            1. Kapitan A (Андрей Бочарников) 12 июля 2017 19:01
              Курьёз, Ольгович - девочки, кончайте гавкаться. По крайней мере здесь. Статьи хорошие. Но это не отменяет различных мнений и взглядов на описываемые события.
Картина дня