Главный козырь снова в рукаве США. Последствия «деэскалационного меморандума», или Тест на «мягкотелость»



Несмотря на весьма продуктивный результат первой расширенной встречи между президентом России Владимиром Путиным и президентом США Дональдом Трампом, а также между главой МИД РФ Сергеем Лавровым и госсекретарём США Рексом Тиллерсоном, позиция действующей администрации США по ключевым геостратегическим вопросам остаётся практически неизменной. Естественно, было бы наивным предполагать, что двухчасовая встреча в выставочном центре Гамбурга, в рамках саммита G20, способна привнести прогресс во взаимоотношения двух сверхдержав, имеющих диаметрально противоположные видения геополитической структуры мира в XXI веке. В частности, во время визита в Варшаву, 6 июня 2017-го года, глава Белого дома решил не воздерживаться от классической для Штатов агрессивно-деструктивной риторики в сторону России, и обвинил Москву в «дестабилизации обстановки» в «незалежной». Правительственные войска Сирии и Корпуса народной милиции ЛДНР были классифицированы как «враждебные режимы», представляющие угрозу «демократической ячейке» мира. Следовательно, ожидать каких-либо «просветов» вряд ли стоит. Не повлияет на дальнейший расклад ни количество рукопожатий между лидерами двух ведущих держав, ни степень «театральности» и лицемерия, в привычном стиле исполненная американской стороной на полях саммита «Большой двадцатки».


Что ещё более интересно, за два дня до «многообещающей» встречи в Гамбурге, 5 июля 2017 года, госсекретарь США Р. Тиллерсон неожиданно для всех заявил о рассмотрении американской администрацией возможности совместного с ВКС России формирования беспилотных зон в воздушном пространстве Сирийской Арабской Республики. С большой долей вероятности, заявление Тиллерсона является заготовленным выступлением, целью которого может быть попытка скорейшего «переключения» внимания Москвы на вопросы распределения и закрепления участков воздушного пространства над Сирийским ТВД между сторонами конфликта (логично, что детальный «разбор полётов» присутствовал в повестке дня G20). Очевидно, что конечным результатом заявления госсекретаря США должно было стать обеспечение полной безопасности подразделений КМП и ССО США, а также сил «умеренной оппозиции» от возможных ракетно-авиационных ударов со стороны тактической авиации ВКС России, ведь предупреждение о «взятии на сопровождение» всех летательных аппаратов ОВВС коалиции по линии реки Евфрат российскими средствами ПВО заставило Пентагон значительно сократить число боевых вылетов, а также трижды думать, прежде чем запускать AIM-9X по сирийским истребителям.

В то же время, понимают в Вашингтоне и то, что «делёжка» воздушного пространства Сирии с объединёнными ВВС коалиции Москве абсолютно невыгодна, поскольку рано или поздно тактические «котлы» вокруг анклавов ИГИЛ сузятся, и халифат на территории САР будет подавлен, после чего основным противником САА и ВКС России станет исключительно поддерживаемая американцами сирийская оппозиция в лице СДС и других формирований боевиков. А это значит, что России, для сохранения своего присутствия в Сирии и регионального влияния на Ближнем Востоке, ещё предстоит поучаствовать в прямом столкновении с боевиками поддерживаемыми американцами, а возможно и ВВС США. От необходимости прикрытия сирийской армии от западной коалиции нашим средствам ПВО никак не «увильнуть», в противном же случае главный союзник России будет методично и качественно уничтожен «Томагавками» и палубной авиацией ВМС США, после чего нас могут вежливо (а может и не совсем), попросить покинуть территорию Сирии, опираясь на «легитимизованное демократическое правительство», состоящее из боевиков оппозиции.

Теперь вполне понятно, что «делёжка» воздушного пространства на американских условиях является окончательным и бесповоротным втаптыванием в грязь военно-стратегических интересов Москвы на Ближнем Востоке, и на такой безумный шаг вряд ли кто-либо согласится. Есть у «басней» Тиллерсона о совместном установлении бесполётных зон над Сирией и дополнительная подцель, заключающаяся в проверке российских ведомств на так называемую «внешнеполитическую» мягкотелость. Взгляните, после озвученных Р. Тиллерсоном 5 июля планов, официальный Вашингтон взял своеобразную паузу и «замолчал». Наше же внешнеполитическое ведомство незамедлительно отправило в США запрос на предоставление более детальных данных о предложенной Тиллерсоном схеме, а затем ещё и российскую «формулу» урегулирования отправило. А что Вашингтон? А Вашингтон продолжал молчать, вытягивая из нашего МИДа и других ведомств информационные «кирпичики» нашей стратегии урегулирования в Сирии! Очень даже показательная ситуация, в которой Москва, к сожалению, снова позиционирует себя в качестве заинтересованной и ведомой стороны, частично «раскрывая карты» основному нашему противнику. Ни к чему хорошему, как правило, это привести не может.


Боевые машины высокоточных реактивных систем залпового огня M142 «HIMARS» поднимаются по грузовой рампе в грузовой отсек американского стратегического военно-транспортного самолёта С-17 «Globemaster III». Отсек с размерами 26,82 х 5,49 х 3,76 м позволяет разместить 6 мобильных ПУ M142 с сухой массой (без боекомплекта) 82176 кг, что почти на 5 тонн превышает расчётную массу полезной нагрузки в 77,5 тонн. Для переброски подобной техники на расстояние более 4200 км осуществляется дозаправка в воздухе танкерами KC-135, KC-10A и A330MRTT. Сегодня данные комплексы ведут огонь НУРСами типа M26A2, УРСами XM30 и оперативно-тактическими баллистическими ракетами ATACMS, но уже в 2018-м году их боекомплект пополнит передовая ОТБР с малой радиолокационной сигнатурой M57A1 дальностью до 450 км


Американцы же чётко продолжают следовать своему ранее выработанному алгоритму постепенного установления контроля над территорией Сирийской Арабской Республики, с небольшими поправками на быстро изменяющуюся оперативно-тактическую ситуацию. При этом, на возведённый в сирийском Ат-Танфе смешанный «плацдарм», представленный Корпусом морской пехоты, Силами специальных операций США и оппозиционной ячейкой СДС, делаются достаточно большие ставки. В одной из наших работ мы уже рассматривали цели развёртывания в этом районе высокоточных реактивных систем залпового огня M142 «HIMARS», способных вести огонь 227-мм неуправляемыми реактивными снарядами M26A1/A2, корректируемыми реактивными снарядами M/XM30 G/GUMLRS, а также оперативно-тактическими баллистическими ракетами типа MGM-140/164B «ATACMS Block IA/IIA» с дальностью 300 км. И дело здесь совсем не в ИГ. Предназначены «HIMARSы» исключительно для точечных массированных ударов по подразделениям сирийской армии сразу после того, когда ИГИЛ «выйдет из игры» и СДС лицом к лицу столкнутся с ВС Сирии.

В данный момент боевой потенциал «коалиционного штурмового кулака» под Ат-Танфом ещё не настолько силён, чтобы налегке противостоять всей Сирийской Арабской Армии, поддерживаемой нашими ВКС, но через несколько месяцев ситуация может кардинально измениться. В частности, по окончании саммита G20 стало известно о согласовании российскими, американскими и иорданскими специалистами в Аммане так называемого «деэскалационного меморандума», который распространяется на юго-западные участки САР — Эс-Сувейда, Дераа и Эль-Кунейтра. Вступление в силу «перемирия» ожидается в 00:00 9 июля. Возникает вполне адекватный вопрос: о каком перемирии может идти речь, когда в районе Тафаса, Тасила, да и что уж мелочиться, — на большей части Голанских высот, спокойно оперируют боевики ИГИЛ? Армия обороны Израиля «разруливанию» угрозы халифата никак не способствует, а лишь наносит удары по сирийским подразделениям в ответ на случайно влетевшие артиллерийские снаряды, что только усугубляет положение дел. Какова же тогда цель этого меморандума? Смотрим на карту юго-западных районов Сирии.


Жёлтым треугольником отмечена расчётная зона деэскалации (согласованная тремя сторонами в иорданской столице Амман) на юго-западе Сирийской Арабской Республики. Также можете видеть «перешеек «Ум Хартейн», успешно «разбивающий» южную и юго-западную группировки вооружённой сирийской оппозиции. Возможная ликвидация «перешейка» может полностью нивелировать все преимущества Сирийской Арабской Армии за последние годы, и привести к потере нескольких тысяч сирийских военнослужащих в «Сувейдском котле»


Здесь хорошо видно, что помимо анклава ИГ в южной части Голанских высот, обширный 115-километровый участок от приграничных с Иорданией городов Самдж и Босра до города Эрне (северо-восточней Голанских высот) контролируется сирийскими оппозиционными силами, которые удерживают сирийско-иорданский участок границы. Данная группировка оппозиционных сил отделена о центральной южной группировки СДС тактическим «рогом» правительственных войск, проходящим от от северной границы мухафазы Эс-Сувейда до южных рубежей мухафазы Дамаск. Этот момент серьёзно сковывает оперативно-тактические возможности оппозиционных сил перед будущим столкновением с правительственными войсками Сирии, учитывая даже тот факт, что группировки в районе Ат-Танфа и Дераа могут действовать сообща (обмениваясь необходимыми войсковыми формированиями и материально-технической поддержкой) благодаря наличию дружественной иорданской границы.

В Вашингтоне понимают, что для ликвидации вышеуказанного тактического «рога» САА потребуется проведение наступательной операции в районе «перешейка «Ум Хартейн», контролируемого сирийской армией. Ширина «перешейка» от города Ум Хартейн до н.п. Аль-Хукуф достигает 20 км, для прорыва которых потребуются значительные силы СДС, поддерживаемые подразделениями американской армии; ведь этот участок, обладающий ещё и военной авиабазой, усеян мощнейшими укрепрайонами и опорными пунктами САА. Вот им и потребовался вышеописанный меморандум по деэскалации «треугольника» «Сувейда -Дераа — Кунейтра». О том, долго ли на этом участке продлится оперативная тишина, станет известно уже к вечеру 9 июля, но ясно одно: за время этого псевдоперемирия Штаты успеют по максимуму накачать современным вооружением две разделённые южные группировки сирийской оппозиции, а также подготовить собственные силы под Ат-Танфом к большой войне.

Что касается широкомасштабного конфликта между САА и так называемыми «демократическими силами», который может «вспыхнуть» сразу после выхода ИГ из «Большой игры», то с учётом вышеописанного меморандума складывается очень неприятная ситуация. В первые же дни столкновений, СДС, при поддержке тех самых американских «HIMARSов», смогут в считанные дни смять оборону «перешейка» Ум Хартейн», и если на данном этапе Москва снова даст слабину, воздерживаясь от полноценного прикрытия сирийской армии от тактической авиации западной коалиции, то нам придётся лицезреть на страницах всех новостных ведомств «Сувейдский котёл», в котором рискует оказаться многотысячная группировка Южного фронта ВС Сирии, бессовестно добивать которую будут с воздуха Хель Хаавир.

В данный момент появилось множество косвенных признаков, указывающих на неизбежность прямого столкновения между российским контингентом и ВС США в САР. Отчётливо видны и приоритетные оперативные направления, на которых западная коалиция с СДС планирует начать процесс «смещения» сирийской армии. Осталось лишь перестать беспечно заигрывать с Вашингтоном, идя на поводу всяческих хитро спланированных меморандумов и предложений о создании бесполётных зон, которые совсем неожиданно для всех могут превратиться для ВВС США во вполне «летабельные» рубежи для ракетных пусков по нашей и сирийской военной инфраструктуре.

Источники информации:
https://ria.ru/syria/20170707/1498091656.html
https://ria.ru/syria/20170707/1498096377.html
https://ria.ru/syria/20170706/1497991297.html
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/himars/himars.shtml
http://zzaharr.livejournal.com/128053.html
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти