Россия и IV антифранцузская коалиция. На пути к Тильзиту

Россия и IV антифранцузская коалиция. На пути к Тильзиту

После поражения и развала Третьей антифранцузской коалиции (подробнее в статье - Россия и III антифранцузская коалиция) состояние войны между Россией и Францией формально сохранялось, но, учитывая отсутствие общей границы, реальные боевые действия не велись. Петербургу необходимо было решить несколько важных задач. Во-первых, использовать передышку для поиска новых партнёров для продолжения войны – выяснить позиции Австрии и Османской империи, определиться с Пруссией. Во-вторых, укрепить союз с единственным оставшимся союзником – Британией. В-третьих, внимание России теперь было приковано не к Балтике и Северной Германии (в связи с захватом французами Ганновера), а к Балканам, Средиземноморью и Ближнему Востоку. Французы продолжали наращивать своё присутствие в Средиземноморье, и этот процесс принял угрожающий характер. Адам Чарторыйский в своей записке на имя императора сообщил, что России необходимо срочно усилить свои войска на Ионических островах (в 1798-1799 годах русская Средиземноморская эскадра и турецкие ВМС под общим командованием Фёдора Ушакова освободили от французов Ионические острова, Павел I образовал из них республику Семи Островов под покровительством Петербурга и Стамбула) и укрепить Средиземноморскую эскадру. Кроме того, он считал, что Россия должна усилить своё военное присутствие на Балканском полуострове и сосредоточить войска у границ Молдавского княжества.

Ухудшение ситуации на юге

Ситуация в регионе была действительно напряжённой – по условиям заключённого 26 декабря 1805 года в Пресбурге (Братислава) австро-французского мира, Вена отдала Наполеону как итальянскому королю Венецианскую область, Истрию (кроме Триеста) и Далмацию и признавала все французские захваты в Италии. Таким образом, Париж резко укрепил свои позиции в Средиземноморье, получив большую часть восточного побережья Адриатического моря, и выходил на рубеж Балканы – Восточное Средиземноморье. Французы получили возможность захватить Ионические острова, полностью вытеснив Россию из Средиземного моря. Усугубило положение Росии переориентация Стамбула на Париж. После битвы при Аустерлице турецкий султан Селим III (годы правления 1789 — 1807) признал императорский титул Наполеона Бонапарта и приветствовал «самого давнего, самого верного и необходимого союзника» Османской империи. В августе 1806 года в Стамбул прибыл французский посланник генерал Себастиани, который при поддержке турецкого султана пытался модернизировать империю на европейски лад, он начал проводить реформы. Среди этих реформ были преобразования, направленные на создание регулярной армии по западным стандартам (реформы Низам-и Джедид или Низам-ы Джедид). Себастиани имел указание испортить отношения между Россией и Турцией, чтобы турки закрыли для русского флота проливы и восстановили своё влияние в Дунайских княжествах (Молдавии и Валахии). Кроме того, французы установили контакты с Персией и намекнули туркам, что если те будут долго раздумывать, тогда Франция будет ориентироваться на Тегеран.


Под влиянием французов турецкий султан сместил прорусских господарей Молдавии (Александра Музури) и Валахии (Константина Ипсиланти). По русско-турецким соглашениям назначение и смещение правителей этих княжеств должно было происходить с согласия Петербурга. 11 ноября 1806 года русская 40 тыс. армия под командованием Ивана Михельсона стала переходить Днестр и без боя заняла ряд крепостей - эти действия не противоречили условиям Кючук-Кайнарджинского мира 1774 года. 18 декабря Стамбул объявил войну России, началась новая длительная русско-турецкая война 1806-1812 гг. Британцы пытались остановить этот конфликт, их эскадра даже прорвалась через Дарданеллы и встала у султанского дворца. Лондон предъявил Порте ультиматум – изгнать французскую миссию, объявить войну Франции, передать Дунайские княжества России, отдать британцам укрепления Дарданелл и корабли турецких ВМС. Турки, по совету французов, стали затягивать переговоры, а в это время с помощью французских инженеров укрепляли Дарданеллы, чтобы блокировать британские корабли. Адмирал Джон Дакворт понял всю опасность ситуации и отступил – британская эскадра с боем прорвалась в открытое море. В результате Османская империя перешла на сторону Франции, начав войну с Россией и Англией.

Переговоры с европейскими державами

В начале 1806 года Александр I в рескрипте послу России в Британии С. Р. Воронцову сформулировал основные задачи внешней политики Петербурга на данном этапе. Россия собиралась продолжить борьбу с французами, сохранить союз с Британией, удержать Австрию от полного подчинения Наполеону, помешать Пруссии и Франции укрепить союз и постараться привлечь Берлин к союзу с Петербургом. Особое внимание уделялось укреплению и сохранению союза с Англией. Мир между Лондоном и Парижем был крайне нежелателен. Без поддержки британского флота в Средиземном море ситуация резко изменялась в пользу Франции. Русская Средиземноморская эскадра не могла противостоять более мощному французскому флоту и воспрепятствовать переброске французских войск из Италии на Балканы, в Далмацию.

Одновременно Петербург прощупывал почву в Париже. Во Францию был направлен П. Я. Убри, официально он должен был решить вопрос об обмене пленными, а неофициально узнать о возможности заключения длительного перемирия между Россией и Францией или даже всеобщего мира, который гарантирует стабильность в Европе. Соглашение должно было остановить французскую экспансию на Балканы и в Восточное Средиземноморье. Министр иностранных дел Франции Шарль Талейран вынудил Убри подписать невыгодный для России договор – по нему Петербург признавал старшего брата французского императора - Жозефа Бонапарта королем Неаполитанским и терял ряд позиций в Восточном Средиземноморье. Александр не ратифицировал этот договор.

Россия старалась поддержать Вену, побудив Австрию противостоять давлению Наполеона, который хотел добиться транзита французских войск в Далмацию через австрийскую территорию. В итоге Вена уступила давлению Парижа, но сохранила дипломатическую поддержку России.

Большие усилия были направлены на создание союза с Пруссией. В начале 1806 года прусское направление внешней политики стало основным как для Франции, так и для России. Для Наполеона подчинение Пруссии воле Франции означало полный контроль над Германией, над северогерманским побережьем, что усиливало возможности по борьбе с Англией. Кроме того, союз с Пруссией наносил сильнейший удар Австрии, которая хоть и подчинилась воле Наполеона, но таила в себе ненависть Франции и революционным переменам в Европе. Для Петербурга стратегический союз с Пруссией означал возможность сдерживать натиск Франции на рубеже Германии или даже нанести военное поражение Франции в Центральной Европе (прусская армия считалась одной из самых мощных в Европе), плюс сохранение своего влияния в Германии. Берлин собирался извлечь выгоды из такого положения, став посредником между Россией и Францией. При этом король Пруссии Фридрих Вильгельм III хотел быть равноправным партнёром, повышая статус Берлина.

А. Чарторыйский в переговорах с уполномоченным прусского короля герцогом Брауншвейгским отверг идею тройственного союза Франции, Пруссии и России, а также планы посреднической деятельности Берлина. Российский МИД доказывал, что противоречия между Францией и Пруссией носят непримиримый характер и рано или поздно между ними возникнет конфликт, поэтому Берлину лучше вступить в антифранцузский союз. Но Фридрих Вильгельм III предпочёл продолжать линию на союз с Францией. 5 марта 1806 года Пруссия ратифицировала новый договор с Францией. По нему Франция передавала прусской короне Ганновер, а Берлин закрывал северогерманские порты для британских судов, присоединяясь к морской блокаде Англии. Лондон в ответ объявил войну Пруссии. России пришлось срочно решать эту проблему. Петербургу эта война была не выгодна не только с точки зрения военно-политических интересов, но и экономических – конфликт принёс огромные убытки балтийской торговле. Кроме того, ситуация ещё более обострилась из-за включения в конфликт Швеции, давней союзницы Лондона.

В июне 1806 года Александр отправил в отставку главу МИД Чарторыйского, который в своей деятельности ориентировался на Лондон, стараясь, основное внимание России сосредоточить на делах Ближнего Востока и Балканского полуострова. При этом Адам Чарторыйский был противником союза России с Пруссией, считая, что это ухудшит возможности по восстановлению государственности Польши. Александр скептически относился к планам восстановления Польши, понимая, что это резко ухудшит отношения с Австрией и Пруссией, приведёт к изоляции России.

IV антифранцузская коалиция

Расчёты прусского правительства на укрепление своих позиций в Германии не были реализованы. У Наполеона были свои планы в отношении реорганизации Германии. 12 июля 1806 года в Париже был заключён Рейнский союз. Французский император поставил перед участниками 24-часовой ультиматум, в котором Наполеон угрожал в случае отказа подписать договор ввести в южно- и западногерманские земли французские войска. В результате 16 июля южно- и западногерманские княжества официально заявили о своём выходе из состава Священной Римской империи и объединении в конфедерацию под патронажем Франции. В ответ Пруссия собралась создать конфедерацию северогерманских государств под своим патронажем и при содействии России. Париж выступил против этих планов. К тому же появились новые спорные вопросы – Париж собрался отобрать у Пруссии Ганновер, оккупировал Эссен, Эльтен, Верден и т. д.

В результате Пруссия стала врагом Франции. 19 июня и 12 июля между Россией и Пруссией были подписаны секретные союзные декларации. Осенью 1806 года сложилась новая антифранцузская коалиция в составе Британии, Швеции, Пруссии, Саксонии и Российской империи.

Надо сказать, что складывание нового антифранцузского союза походило на процесс образования III антифранцузской коалиции 1805 года. Пруссия, как раньше и Австрия, стремилась к решению только своих интересов, в ущерб общим, которые отстаивала Россия. Это стало главной причиной поражения и IV коалиции. С помощью России прусское правительство собиралось решить проблему Ганновера, конфликт со Швецией из-за Померании в свою пользу. А также подчинить себе северогерманские княжества с помощью создания подконтрольной Берлину конфедерации.

Пруссия начала военные действия ещё до утряски всех проблемных вопросов с другими участниками коалиции, выработки общего плана действий. Так, только в конце сентября 1806 года была достигнута договорённость о возможности восстановления дипотношений между Пруссией и Британией. А договор о мире и дружбе подписали в конце января 1807 года, когда основная прусская армия была уже разгромлена, Пруссия была оккупирована французами, и Фридрих Вильгельм III прятался в Мемеле.

Война развивалась стремительно, Берлин не стал ждать прихода русской армии и начал боевые действия. В это время в прусских правящих верхах царил настоящий военный психоз, в Берлине были уверены, что армия Пруссии - истинная хранительница заветов победоносного Фридриха II Великого, торопились начать войну первыми, чтобы ни с кем не делить лавры победы над Францией. В победе над Наполеоном не сомневались. Представители высшего дворянства, генералитета и офицерства похвалялись, что проучат корсиканского выскочку и его санкюлотов (парижских бедняков). 1 октября 1806 года Пруссия предъявила Франции ультиматум – Берлин требовал, чтобы французские войска в течение десяти дней очистили германские земли до Рейна. Ответа из Франции требовали не позднее 8 октября. К этому времени Наполеон успел сосредоточить армию и ударил первым, вторгшись на территорию Саксонии – союзника Пруссии. У прусских военачальников было два сценария развития военных действий в предстоящей войне. Первый вариант был вполне благоразумным, он подразумевал ведение оборонительной войны с постепенным отходом за реку Эльбу, а затем за реку Одер, где прусская армия должна была соединиться со всеми своими резервами и русской армией. После концентрации всех сил в единый кулак русско-прусская армия должна была дать Наполеону генеральное сражение. Но прусское командование, свято чтившее традиции Фридриха Великого, практически сразу и единодушно приняло для себя второй план. Пруссаки посчитали, что неприемлемо «опуститься» до отступления и решили ударить по союзной Парижа, Баварии, вынудив отступить французские войска за Рейн.

Плата за эту ошибку была велика. 14 октября 1806 года в двойном сражении при Йене и Ауэрштедте были полностью разгромлены прусские войсками под общим командованием герцога Карла Брауншвейгского. Пруссия потеряла до 33 тыс. убитыми и раненными, около 18 тыс. пленными и более 300 орудий (почти всю артиллерию). Уже 27 октября Наполеон торжественно вошёл в Берлин, моральный дух пруссаков был полностью подавлен. Сильные крепости сдавались без боя. Фактически Пруссия пала, победа французского оружия и военного гения Наполеона и его полководцев в кампании 1806 года была полной и безоговорочной.

Россия опять осталась одна перед лицом победоносной французской армии. Обстановка была очень тяжёлой – одновременно Россия вела войну с Османской империей и Персией (война 1804—1813 годов). На кону стояла не только Германия и Пруссия, но и положение России как великой державы, Париж мог полностью вытеснить Петербург из европейской политики. Наполеон собирался использовать Петербург в борьбе с Англией и создать польское государство как буфер между подконтрольной ему Европой и Россией.

Наполеон не смог сразу разгромить русскую армию под командованием Леонтия Леонтьевича Беннигсена. 24 декабря в сражении при Чарново 5 тыс. отряд графа Александра Остерман-Толстого устоял перед натиском 20 тыс. корпуса Даву. 26 декабря в битва при Голымине (Польша) 18 тыс. корпус Дмитрия Голицына выдержал бой с 38 тыс. армией под командованием маршалов Ожеро и Сульта. В этот же день вничью завершилось сражение при Пултуске, где 40 тыс. русской армии Леонтия Беннигсена противостоял 25 тыс. корпус маршала Ланна. Беннигсен не смог воспользоваться численным превосходством своей армии до прихода основных сил Наполеона, когда к французам подошли подкрепления, он отступил. 7-8 февраля 1807 года состоялась кровопролитнейшая битва при Прейсиш-Эйлау. 65 тыс. французская армия под командованием Наполеона атаковала 72 тыс. русскую армию под командованием Беннигсена. Бой был настолько ожесточённым, что был миг, когда самого Наполеона чуть не убили или не взяли в плен, но в итоге закончился вничью. О накале схватки, где обе стороны проявили чудеса храбрости, говорят потери – 22 тыс. убитых и раненых французов и 23 тыс. общих потерь русской армии. Беннигсен отвёл армию, Наполеон стоял на поле сражения 10 дней. Затем французский император начал настолько поспешное отступление в противоположном направлении, что казаки, бросившись в погоню, захватили в плен 2 тыс. французских раненых. Более трёх месяцев понадобилось армиям противоборствующих держав, чтобы прийти в себя после такого кровавого сражения, не принёсшего ни одной из сторон победы.

После этой битвы Вена предложила посреднические услуги, Наполеон склонялся к миру. Но Александр рассчитывал на победу и отверг это предложение. Русская армия сохраняла высокую боеспособность, Лондон обещал высадить десант, шведы говорили об активизации своих действий в Померании, французская армия была истощена жестокими боями и постоянными перемещениями по Польше и Восточной Пруссии, была надежда привлечь на свою сторону Австрию. Поэтому Александр продолжил войну. Но австрийцы сохранили нейтралитет – победила более разумная точка зрения эрцгерцога Карла, не желавшего идти на риск. К тому же Вена не хотела воевать за интересы Пруссии, разгром соперника мог восстановить австрийские позиции в Германии.

Наполеон не смог склонить Пруссию к миру. Фридрих Вильгельм III 14 апреля 1807 года подписал Бартенштейнскую конвенцию о войне до победного конца. Прусский король хотел ликвидировать Рейнский союз, полностью изгнать французов из Германии, создать федерацию германских государств под гарантии Англии, Швеции и России. Это укрепило русско-прусский союз и сорвало попытки Наполеона подписать с Пруссией сепаратный мир.

В это время ситуация на фронте изменилась в пользу Франции - 24 мая 1807 года капитулировал русско-прусский гарнизон Данцига. Если сражения при Гуттштадте (23-28 мая), при Гейльсберге (29 мая) в целом завершились вничью и даже с небольшим преимуществом в пользу русских сил, то в битве под Фридландом (14 июня 1807 года) 60 тыс. русская армия под командованием Беннигсена была разгромлена 80 тыс. армией Наполеона. Русские потеряли треть армии – 18-20 тыс. убитыми и ранеными, 80 пушек, а французы – 12 тыс. человек. Наполеон смог добиться победы в решающем сражении. Русская армия отступила за Неман. Французы вышли непосредственно к границе с Россией.

Итог

- Пруссия, совершив ряд глупейших ошибок, была полностью разгромлена, фактически только заступничество России во время мирных переговоров с Францией спасло державу от полного расчленения и скатывания в разряд третьестепенных стран.

- Франция понесла большие потери и не могла продолжить наступление, французский император не был готов к вторжению в русские земли. Наполеон стал искать мира с Россией.

- 9 июня 1807 года было подписано перемирие между великими державами. Александр не мог продолжать войну - к этому времени значительные силы русской армии были отвлечены на войну с Османской империей и Персией, а потому Франция получила громадное численное превосходство (к началу весенней кампании 1807 года Наполеон имел 190 тыс. солдат против 100 тыс. русских). Начинается «тильзитский период» российской внешней политики (он продлится до 1812 года).
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. хищник 6 марта 2012 09:43
    " Это государство вылупилось из пушечного ядра ."
    Наполеон о Пруссии.
    хищник
  2. Наполеон I 19 июня 2012 17:14
    Проклятый Александр. Ему надо было сразу идти на «мировою» с Францией ещё до того, как заговорили о любой из предстоящих войн. Да, ему нужны были деньги, которые он надеялся получить из договора с Англией. Но ведь и экономика Франции была не хуже. Он только нажил себе могучего врага.
    Наполеон I

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня