Мексиканские воины-орлы и воины-ягуары против испанских конкистадоров. «Дорога» в братство воинов… (часть первая)

«Братья, последуем кресту! Имея веру сим знаком победим!»
(Фернандо Кортес)


Одной из «любимых тем» российской журналистики являются, причем так было издавна, так называемые «юбилейные даты». Это может быть как дата, кратная по времени какому-нибудь событию, так и просто «совпадение по числам». Например, такого-то… ровно сто лет назад родился/ умер имярек и дальше пошла его биография. Или – такого-то была битва и она закончилась так-то и так-то, и дальше – про битву. Такая вот привязка к действительности.



Именно так в обществе ацтеков могла выглядеть «война цветов»…

Не так давно по этому же принципу был опубликован и материал о битве при Отумбе (https://topwar.ru/120380-vek-kamennyy-i-vek-zheleznyy.html), в которой рассказывалось о том, как отступавшие после поражения в «Ночь печали» испанцы разгромили индейские войска, пытавшиеся их остановить. Многим читателям ВО, однако, показалось, что следовало бы написать об этом и побольше, то есть рассказать о войне конкистадоров и индейцев Месоамерики подробнее. Что ж, тема действительно очень интересная и потому, безусловно, заслуживает более подробного рассказа.

Здесь вряд ли стоит пересказывать перипетии того, каким образом и зачем испанцы под руководством Фернандо Кортеса оказались в землях ацтеков и майя. Рассказ пойдет о другом, а именно о военном противостоянии одних другим, то есть в широком смысле этого слова – военном столкновении двух совершенно чуждых друг другу культур.


«Кодекс Мендоса», созданный анонимным автором приблизительно в 1547 году в Мехико, и считающийся одним из лучших по сохранности среди всех ацтекских рукописных кодексов. (Бодлеанская библиотека, Оксфордский университет)

К источникам информации по данном предмету следует прежде всего отнести первичные источники: сохранившиеся до наших дней письменные свидетельства («кодексы») самих месоамериканских индейцев (см. https://readtiger.com/https/commons.wikimedia.org/wiki/Category:Aztec_codices) и также столь же интересные воспоминания самих конкистадоров.

Начнем с того, что в ходе военного конфликта между испанцами и индейцами произошло столкновение между двумя крайне религиозными цивилизациями. Именно вера в обоих случаях была главным идеологическим постулатом и индейцев, и испанцев, пронизывавшим абсолютно всю их жизнь. Можно сказать, что «рабы Христа» столкнулись с… «рабами многих богов». Но в принципе это было столкновении не только двух культур, но и двух религий. Разница была лишь в том, что христианская религия испанцев обещала им спасение на небе, тогда как религия индейцев… требовала от них горячей человеческой крови – пищи богов, что и сами боги были живы, и чтобы существовал окружающий индейцев мир. Нет богов – нет мира! Таково было главное положение индейской религии и ему приходилось следовать ежедневно и ежечасно. Но… люди, есть люди. Умирать ради спасения мира им не очень-то хотелось, поэтому вместо себя они отдавали богам пленников. А чтобы взять их нужна была война. Пленников требовалось много. Значит и войны с целью их захвата велись практически непрерывно с ноября по апрель, поскольку в сезон дождей (июль-август) индейцы обычно не воевали.

Причем, нужно сразу отметить тот факт, что индейцы имели хорошо продуманную военную организацию, а не представляли собой толпу неорганизованных племенных ополчений. Вот, например, что писал о воина-индейцах испанский автор, известный как «Безымянный Конкистадор»:
«В битве они представляют собой прекраснейшее на свете зрелище, потому что превосходно сохраняют строй и весьма впечатляют своей статью... Всякий, столкнувшись с ними лицом к лицу в первый раз, может устрашиться их воплей и свирепости. В деле войны они самые жестокие люди, каких только можно сыскать, ибо они не щадят ни братьев, ни родичей, ни друзей, ни женщин, сколь бы те ни были красивы, они убивают всех и затем поедают. Когда они не могут ограбить врага и унести добычу, они сжигают все».

Конкистадор, говоря об убийстве и пожирании, несомненно, имел в виду захват пленников для принесения их в жертву. Только захват свидетельствовал о воинской доблести участвующего в битве. При этом верность ацтекских воинов, как и европейцев раннефеодального времени, принадлежала не только императору, но своему сословию, деревне, то есть он разделял эти понятия и что-то для него было более главным, чем все остальное.

Мексиканские воины-орлы и воины-ягуары против испанских конкистадоров. «Дорога» в братство воинов… (часть первая)

Лист 61, лицевая сторона. Юноши 15 лет, начинающие подготовку воинов и жрецов. Внизу, свадьба 15-летней девушки. «Кодекс Мендоса». (Бодлеанская библиотека, Оксфордский университет)

Как мальчик становился воином? Иногда практически с момента рождения. Тональпоуки – жрец делал предсказание о будущей судьбе ребенка, которое определялось по обозначению одного из двадцати дней в месяце и тринадцати числительных. Если предсказание получалось плохим, тональпоуки вполне мог и подправить день рождения, написав более благоприятную для ребенка дату. Тем не менее, именно жрецы каждому члену общины («кальпилли») с самого его рождения определяли род занятий, и кто-то становился воином, а кто-то копал огород!



Лист 20, лицевая сторона. Дань ацтекам от покоренных племен. Они поставляли корзины с зерном и рулоны хлопковой ткани, сиденья и накидки из перьев, а также одежды для воинов.

С трех до пятнадцати лет родители обучали своих детей всему тому, что касалось их жизни в кальпилли и… своему месту в обществе. Сначала дети помогали в семье. Лентяев стегали колючей агавой. Врунишкам протыкали язык острой рыбьей костью, просовывали в отверстие палочку и заставляли ходить так, высунув язык! В возрасте семи лет они уже начинали ловить рыбу с лодки в озере Тешкоко и работали на полях чинампас вместе с родителями.


Лист 64, лицевая сторона. Карьера воинов-ацтеков от простого гребца до «генерала». «Кодекс Мендоса». (Бодлеанская библиотека, Оксфордский университет)

Затем мальчиков оправляли в школу. Простолюдины шли в тельпочкалли, дети знати — в кальмекак, где наряду с прочими наука их обучали и военному делу. Но сыновья знати и прославленных воинов могли становиться воинами и по своей воле, а не только «по воле судьбы». Обучающими были опытные воины, учившие владению пращой, копьем, луком, а затем и с мечом, и щитом. Регулярно проводились вечерние групповые танцы, развивавшие «чувство локтя» и гибкость, а также спевки. «Дедовщина» поощрялась, и даже можно сказать вменялась в обязанность воспитателям. Особенно сурово наказывалось употребление спиртного, поскольку в ацтекском обществе оно было запрещено. За него карали… смертью, так что охотников попробовать «вина из агавы», скорее всего, были единицы. В общем-то жизнь юных воинов была тяжелой и не слишком-то и радостной, но зато тем, кому это было по средствам, разрешалось иметь наложницу и это скрашивало им жизнь! Впрочем, было еще одно развлечение: игра в мяч. Это был одновременно и спорт с тотализатором, и… разновидность служения богам.

Когда юноша считался обученным и окрепшим, его назначали носильщиком к другому юноше, уже сумевшему взять в плен одного врага. Или его направляли в отряд для ведения «Войны цветов» - оригинального ацтекского изобретения, служившего для пополнения пленников к жертвенному столу. С подчиненным племенем заранее договаривались о… его «мятеже» и точно обговаривали количество пленников, которое будет взято. И никто не отказывался. Побежденные знали, что отказ означает уже настоящую войну и тотальное уничтожение, а так, так это была хоть какая-то надежда, что возьмут не тебя, а соседа.


Жертвоприношение ацтеков. «Кодекс Мальябекиано». Национальная центральная библиотека Флоренции.

Затем «враги» выходили на бой с игрушечным оружием, а то даже и с букетами цветов, тогда как ацтеки воевали по-настоящему и брали в плен ровно столько людей, сколько обговаривалось заранее. Все это чем-то напоминало европейский средневековый турнир, где главным было проявление доблести. С другой стороны, масштабы «добычи» несопоставимы. Например, известно, что в 1487 году ацтеки пригнали в Теночтитлан и принесли в жертву 80400 пленников! Но чтобы добыть такое количество пленников требовалось воевать уже по-настоящему. Вот почему ацтеков ненавидели все окружавшие их индейские племена. Им не нужно было богатство. Они мечтали только об одном, чтобы им помогли скинуть ненавистное ярмо ацтеков, требовавших на жертвенные алтари своих богов многие тысячи пленных мужчин. Это сыграло на руку европейцам, едва только те узнали о существующем положении дел…


Воин-куэштекатль, XVI в. Воин, сумевший взять двух пленников, получал особую форму, в которую входил «комбинезон» тлауицтли, высокая коническая шапка-копилли и щит с черным узором «царапины ястреба». Тлауицтли представлял собой одеяние из стеганого хлопка, расшитое разноцветными перьями, которые покоренные ацтеками города-государства должны были присылать в Теночтитлан в качестве ежегодной дани. Форма шапки (1) была заимствована у племени уастеков с побережья Веракруса после того, как этот район был завоеван Монтесумой Илуикаминой в 1469-1481 гг. Основу копилли составляла «плетенка» тростника. Другим знаком отличия (и одновременно знаком почитания богини Тлацольтеотль) являлись пучки неспряденного хлопка в ушных кольцах (2). В нос вдевали золотой йакамецтли, «носовую луну» (3), поскольку эта богиня ей покровительствовала. Император награждал воинов вышитыми плащами – тильматли, указывавшими на ранг воина в мирное время (4). Набедренная повязка маштлатль (5) выделывалась (5а) женой или матерью воина. Причем ацтеки носили ее так (56), чтобы узел, которым она завязывалась, через прорезь в тлауицтли выпустить наружу. Сандалии (6) имели толстую плетеную подошву, к которой пришивалась хлопковую пятку и ремешки-завязки. Обычно эта одежда сжигалась на погребальном костре ее владельца, но позднее потомки индейских воинов начали сохранять эти облачения в память о своих предках. Рис. Адама Хука.

Кроме песен и плясок, мальчики познавали сущность войны на религиозных праздниках, местом которых являлась главная церемониальная площадь Теночтитлана. По окончанию сухого сезона, между февралем и апрелем, здесь перед Великим Храмом устраивались празднества в честь бога дождя Тлалока и бога войны Шипе Тотека. Окончание «времени войны» отмечалось пиром и танцами, но главным событием праздника были бои, подобные гладиаторским, в которых захваченные знатные пленники должны были биться насмерть с воинами-профессионалами ацтеков.

Известен случай, когда некто Тлауиколь – тлашкальтекский военачальник и заклятый враг ацтеков, был взят в плен и вынужден был участвовать в таком вот ритуальном бою. Он был вооружен лишь учебным оружием, но несмотря на это убил не менее восьми воинов - орлов и ягуаров. Восхищенные его мужеством и мастерством ацтеки предложили ему важный пост в своей армии. Однако Тлауиколь посчитал это для себя оскорблением, и сам решил взойти на алтарь Уицилопочтли, чтобы быть принесенным ему в жертву.

В столь жестоком обществе, каким являлось общество ацтеков, такие бои имели большую популярность, так как давали ощущение реального боя тем, кто обеспечивал воинов едой и оружием, но сам воином стать не мог. В экспозициях Национального музея антропологии и Музея Великого Храма в Мехико есть две большие круглые каменные плиты, которые как считают исследователи, как раз и служили для таких поединков. Интересно, что на обеих высечено изображение ацтекского императора в облачении бога Уицилопочтли, берущего в плен богов враждебного города-государства. Так что налицо явное стремление тех, кто делал эти «камни», совместить зрелищную сторону торжества с элементарной пропагандой, поскольку оно напоминало о могуществе владыки Теночтитлана. Так что и тогда верноподданнические и патриотические чувствами населения умело подкреплялись красочными развлечениями, вызывавшими у простолюдинов восторг и чувство благодарности.


Лист 134. Ритуальный поединок. Вражеский воин, обреченный на смерть, привязан за ногу в центре площадки. Убивший его воин демонстрировал не только собственную силу и мужество, но и превосходство ацтеков, поэтому в случае победы получал богатые подарки, а если терпел поражение… уделом его в лучшем случае становилось всеобщее презрение, а в худшем – жертвенный камень. «Кодекс Товар» или «Кодекс Рамирес», Национальный музей антропологии, Мехико.

Подчеркнем, что специфика боя, требовавшего не убивать противника, а непременно брать его в плен, требовала от ацтеков и соответствующего вооружения, но об этом будет рассказано в следующем материале.

Продолжение следует…
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

72 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти