Как Керенский готовил почву для Октября

21 июля 1917 года, ровно 100 лет назад, Временное правительство России возглавил новый министр-председатель — Александр Федорович Керенский. Он сменил на посту главы Временного правительства князя Георгия Евгеньевича Львова, возглавлявшего Временное правительство России со 2 марта 1917 года.

Керенский — одна из самых неоднозначно оцениваемых фигур в российской истории ХХ века. В отличие от князя Львова, который «прошел по касательной», не оставив особого следа в памяти народной, интерес к Керенскому всегда был куда более масштабным, хотя Керенский тоже находился у власти в России лишь несколько месяцев. Это связано и с более высоким уровнем Керенского как политика, и с тем, что именно Керенский стал последним руководителем российского государства перед Октябрьской революцией. Хотя Керенский возглавил Временное правительство лишь в июле 1917 года, его стремительное продвижение во власть началось практически с первых дней Февральской революции. Александр Керенский был одним из ее наиболее видных участников. Дореволюционная биография Керенского изучена очень хорошо. Юрист по специальности, Керенский получил известность в качестве неплохого адвоката. Защищал Керенский преимущественно революционеров, в том числе участников экспроприаций и террористических актов — эсеров, участников армянской национальной партии «Дашнакцутюн», крестьян, грабивших поместья остзейских баронов.


В этом не было ничего удивительного — Александр сам присоединился к Партии социалистов-революционеров еще в молодости. Его отец, Федор Михайлович Керенский, сначала получил духовное образование, но затем окончил историко-филологический факультет Казанского университета и стал учителем русской словесности и латыни в различных гимназиях — сначала в Казани, затем в Вятке и Симбирске. В Симбирске Керенский-старший возглавил местную мужскую гимназию. Он дружил с Ильей Николаевичем Ульяновым — отцом Владимира Ульянова-Ленина. Кстати, Илья Ульянов был прямым начальником Федора Керенского в должности директора симбирских училищ. Федор Керенский в свое время оказал большую поддержку Владимиру Ульянову — он дал ему положительную рекомендацию при поступлении в Казанский университет, хотя к этому времени родной брат Владимира Александр Ульянов уже был арестован и казнен. «Вольнодумство» отца передалось сыну — Александру Федоровичу Керенскому. Он также симпатизировал революционному движению, хотя и занимал в нем достаточно умеренные позиции.

Политическая карьера Керенского началась в 1910-е годы, когда помимо адвокатской практики он постепенно занялся и публичной политикой. Он был избран депутатом IV Государственной думы, в которой вошел в состав фракции Трудовой группы — т.н. «трудовиков», хотя фактически оставался умеренным эсером. К этому же времени относится и еще один важный эпизод в жизни Керенского, который проливает немного света на его дальнейшее восхождение и роль в российской истории. В 1916 году Александр Федорович Керенский, 34-летний адвокат и депутат Государственной думы, возглавил Великий Восток Народов России (ВВНР) — одну из влиятельнейших к тому времени масонских лож, которая была создана в 1912 году и быстро охватила значительную часть интеллигенции и элиты.

Российское масонство того времени было надпартийным. При этом члены масонской ложи ставили интересы масонства выше партийных интересов. В Великий Восток Народов России входили и эсеры, и меньшевики, и конституционные демократы. Но, конечно, Великий Восток Народов России имел ярко выраженный «левый уклон» — большинство его ведущих представителей были членами политических партий левого фланга, прежде всего — умеренными эсерами и меньшевиками. Поэтому важнейшей целью ложи была политическая трансформация России, а именно — свержение самодержавия и последующее превращение России в буржуазную демократическую федеративную республику. При этом масоны не сильно тяготились тем, что от России в процессе столь масштабных перемен могут отойти те или иные территории — главное было произвести политическую трансформацию системы, а потери и жертвы имели уже второстепенное значение.

С 1915 года, когда ложу возглавил Керенский, началось ее еще большее и стремительное полевение. Теперь на первый план вышли уже откровенно революционные идеи, например — организация свержения самодержавия посредством вооруженного выступления. Было решено создавать военно-промышленные комитеты при крупнейших предприятиях. Самих масонов насчитывалось очень мало — в ложе состояло всего 300-500 человек. Зато какие это были люди — депутаты Государственной думы, известные политики, предприниматели. Все они имели немалое влияние на общество и могли лоббировать интересы ложи через политические партии, в которых находились на руководящих позициях. Кроме того, масоны активно пытались получить влияние и на «высший свет» — приближенную ко двору императора аристократию, которой также отводилась важная роль в обеспечении свержения Николая II.



В начале Февральской революции Керенский, к этому времени два года возглавлявший фракцию Трудовой группы, вернулся в Партию социалистов-революционеров. Он сразу же окунулся в самую гущу событий. 2 марта 1917 года Керенский был назначен министром юстиции Временного правительства. Профессиональный адвокат как нельзя лучше подходил для этой ответственной должности, требующей знания законов. На этом посту Керенский инициировал принятие руководством страны целого ряда важнейших решений, во многом определивших дальнейшую судьбу российского государства. Прежде всего, Керенский распорядился амнистировать всех политических заключенных. Тысячи большевиков, эсеров, анархистов, членов националистических организаций национальных окраин вышли на свободу из тюрем, получили возможность вернуться из мест ссылки. Для эсера Керенского это было вполне ожидаемое решение. Между тем, кроме освобождения политических заключенных, Керенский отметился и другими решениями. Именно он инициировал признание независимости Польши и восстановление действия конституции Финляндии, положив начало постепенному распаду Российской империи.

Дальнейшие разрушительные для страны действия Керенский предпринял уже на посту военного и морского министра. Адвокат Александр Федорович Керенский, не имевший никакого отношения к военной службе, занял этот пост в мае 1917 года, перед этим добившись от главы правительства князя Львова отставки министров Милюкова и Гучкова. Керенский потребовал от Львова включить в состав Временного правительства представителей социалистических партий России, а для себя потребовал пост военного и морского министра. Контролировать реформирование судебной системы для него уже было неинтересно, куда важнее на данном этапе было получить хотя бы временный контроль над вооруженными силами. И Керенский его получил. Он тут же приступил к т.н. «демократизации армии», инициировав принятие «Декларации прав солдата». В армии начали создаваться солдатские комитеты, получившие вскоре больше реальной власти, чем командиры частей. Офицеры теряли контроль над своими подразделениями, солдаты просто переставали им подчиняться, предпочитая слушать более авторитетных лидеров, выдвигавшихся из самой солдатской среды и возглавлявших полковые комитеты.

В процессе «демократизации» из армии удалялись и многие талантливые генералы, которые считались приверженцами «старого режима». На их места назначались генералы и офицеры, не очень способные в военных делах, но преданные лично Керенскому и связанные с масонскими кругами. Из 225 генералов от инфантерии и других полных генералов, состоявших на российской службе к маю 1917 года, Временным правительством России были уволены в отставку 68 генералов. Кадровое офицерство также оказалось угнетенным, поскольку Керенский стремился выдвигать на руководящие позиции выходцев из гражданской среды, к которым испытывал большее доверие.

Как Керенский готовил почву для Октября


При этом сам Керенский, человек абсолютно невоенный, в армейской среде уважением не пользовался. Верные воинским традициям офицеры и унтер-офицеры относились к Керенскому весьма презрительно, с другой стороны сторонники большевиков и анархистов, которых тоже было немало и в армии, и во флотских экипажах, ненавидели Керенского как буржуазного деятеля. Самое интересное, что проводя «демократизацию армии», Керенский в тоже время не собирался прекращать войну. Судя по всему, это и было частью его плана — с одной стороны, полностью разложить вооруженные силы уничтожением всякой дисциплины, полной свободой любой агитации и пропаганды, в том числе антивоенной, а с другой стороны — продолжать вести боевые действия, чтобы армия несла большие потери. В таких условиях солдаты, находясь под влиянием антивоенной пропаганды, должны были начать в массовом порядке дезертировать из действующей армии и возвращаться домой.

Политика Керенского вызывала резкую критику большинства известных российских военачальников того времени. Однако военный и морской министр не думал прислушиваться к мнению прославленных генералов — он выполнял свои, строго определенные функции. Видимо поэтому генерал Антон Деникин впоследствии вспоминал, что причиной разрушения армии явилась, на самом деле, не деятельность большевистских пропагандистов, а военная политика Временного правительства, в том числе — реформирование военного законодательства.

Большинство солдат и унтер-офицеров российской армии были выходцами из крестьянской среды и изначально симпатизировали эсерам. Но поскольку Керенский не собирался прекращать войну и проповедовал наступление, постепенно партия эсеров стала терять свои позиции в войсках. Одновременно солдаты, благодаря тому же Керенскому, открывшему доступ в войска для любой политической пропаганды, знакомились с материалами большевиков — второй крупнейшей в России революционной партии. В условиях разочарования в эсерах, большевики казались солдатам достойной альтернативой. Так в армейских и флотских подразделениях появились многочисленные сторонники большевистской партии, под контроль большевиков переходили целые воинские части. И почву для этого мягко готовил сам Александр Керенский.

21 июля (7 июля) 1917 года Александр Керенский, сохранив за собой пост военного и морского министра, сменил Львова на посту министра — председателя Временного правительства. Так человек, еще несколько месяцев тому назад бывший одним из многих депутатов Государственной думы России, стал формальным и фактическим главой российского государства. Пост военного и морского министра Керенский решил сохранить за собой, мечтая о роли военного диктатора — спасателя России, и не решаясь оставлять контроль за событиями в вооруженных силах. Он продолжал свою странную политику, основанную на совмещении развала армии и призывов к наступлению на позиции врага. Допустив в армию политических агитаторов и позволив сформировать солдатские советы, Керенский после прихода к власти вводит очень непопулярную меру — возвращает смертную казнь на фронте, которая была не так давно отменена. Естественно, это окончательно настраивает солдатскую массу против Временного правительства.

Все дальнейшие события хорошо известны. С июля по сентябрь 1917 года подготовка к предстоящей второй революции шла грандиозными темпами, причем Керенский старался едва ли не больше, чем все леворадикальные партии вместе взятые. Его роль в Октябрьской революции практически неизвестна, но очень похоже, что именно Керенский практически за руку привел большевиков к власти. Уже потом распространилась легенда о главе Временного правительства, якобы бежавшем из Зимнего дворца в женском платье. Высокий мужчина Керенский в женском платье, по этой легенде, смог спокойно покинуть не только дворец, но и Петроград. Некоторое время он еще пытался демонстрировать политическую активность, появляясь в Новочеркасске, в Москве и даже в Петрограде, но в июне 1918 года, через год после своего назначения главой Временного правительства, окончательно покинул Россию. На политическом горизонте страны он больше никогда не появился. Мавр сделал свое дело и ушел.

В эмиграции Керенский прожил еще очень долго, став одним из последних политических деятелей такого уровня, лично участвовавших в событиях Февральской революции 1917 года и в управлении межреволюционной Россией. Он умер только в 1970 году, в возрасте 89 лет, дожив до совершенно иной эпохи и увидев из-за границы удивительный расцвет советского государства, возникшего на обломках Российской империи и сумевшего добиться таких высот, о которых дореволюционная Россия могла только мечтать.

В советской литературе, от серьезной исторической до популярной и даже детской, Александр Керенский подавался исключительно в негативном свете. Постоянно смаковалась его «трусость», подтверждавшаяся тиражируемой историей о «бегстве в женском платье». На самом деле, советской власти следовало бы простить Керенскому все его антисоветские выступления, сделанные в 1920-х — 1930-х гг. и даже наградить: ведь именно Керенский фактически создал все условия для победы Октябрьской революции.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти