Япония: традиции, революция и реформы, традиционалисты, революционеры и реформаторы (часть 3)

Что за удача
для нашей страны рисоводов –
такая жара!
Исса


Самый великий правитель в история Японии

Замечено и очень правильно, что когда Бог хочет кого-то наказать, он лишает этого человека разума. И тогда прямо у тебя на глазах самые верные предают, отважные – позорно «празднуют труса», умных из твоего окружения вытесняют льстивые посредственности, а ты сам все это видишь и понимаешь, что ничего изменить не можешь, хотя вроде бы и имеешь власть. Но бывает и по-другому. Когда человек «ступенька за ступенькой» поднимается, находясь на своем месте, все выше и выше и достигает всего, о чем, глядя на него со стороны, сначала вроде бы даже и не мечталось. Причем в этом смысле Японии, как, впрочем, и России тоже, удивительнейшим образом повезло. Здесь родилось сразу два (!) таких правителя, которые вначале имели все шансы закончить свою жизнь кое-как, а закончили, совершив такое, что кажется будто бы и невозможно совершить.


Иэясу Токугава в битве при Нагокутё. Музей Иэясу Токугава.


Первым таким человеком в Японии по праву называют Иэясу Токугава. Свою жизнь он начал… заложником в семье другого, более могущественного даймё. То есть его отец решил им пожертвовать ради собственной безопасности! В этом качестве его несколько раз передавали в заложники другим даймё и жил он в постоянной готовности умереть. Не всякий взрослый такое выдержит, впрочем, дети относятся к этому легче. А затем он терпеливо выжидал. Не просто терпеливо, а очень терпеливо. Заключал союзы и разрывал их, предавал вчерашних союзников и находил себе новых, но при этом еще и умело воевал, поскольку иначе и сам был бы давно предан. Однако, как это указывалось в тогдашних хрониках, «небеса не оставляли Токугава». То есть Бог явно не лишал его разума и когда надо Токугава всегда говорил «да», а когда не надо – «нет»! Но чаще предпочитал отложить решение и тогда сама судьба ему помогала. Его враги умирали, а он не имел к тому ни малейшего отношения, словно сами небеса мостили ему дорогу во власть.


Ширма с изображением битвы при Нагасино. Музей Иэясу Токугава.


При этом все отмечали, что он был великодушен к побежденным и тем привлек к себе многих генералов побитых им противников, чтил местные обычаи и традиции, чем привлекал к себе простолюдинов, умел довольствоваться малым, был бережлив и даже скуп, но когда требовалось, тратил деньги, не задумываясь.

Япония: традиции, революция и реформы, традиционалисты, революционеры и реформаторы (часть 3)

Битва при Нагасино. Цукиока Ёситоси (1839 – 1892). (Музей искусств округа Лос-Анджелес)


Когда это потребовалось, он, прирожденный аристократ, склонился перед простолюдином Хидэёси, справедливо рассудив, что «живая собака (то есть он сам), лучше мертвого льва (которым мог оказаться он сам, открыто схватившись с Хидэёси). А затем тот умер и Токугава открыто выступил против его же сторонников, являясь по сути дела… одним из них.


Утагава Ёситора. Битва при Микатагахара. (Музей искусств округа Лос-Анджелес)


21 октября 1600 года в «месяц без богов» армии Токугавы и его противников во главе с Исида Мицунари встретились на поле сражения у деревушки Сэкигахара. Силы «армии Востока», которой командовал Токугава, состояли примерно из 100 тысяч самураев. Войска «Запада» насчитывали 80000. В начале битвы преимущество отрядов «Запада» было очевидным. Отважно сражались отряды японских христиан Кониси Юкинага, в полном соответствии с понятиями самурайской доблести дрались самураи Симадзу и Мори. Но исход битвы в пользу Иэясу решило предательство. Генерал «западных» Кобаякава Хидэаки, которому Токугава пообещал новые земли и титулы, предал Исиду Мицунари, атаковал его с фланга и вынудил таким образом его войска бежать с поля боя. Получается, что решил судьбу страны и спас от затяжной и разорительной гражданской войны именно Кобаякава Хидэаки, однако награжден он в итоге так и не был, поскольку Иэясу, всегда пользовавшийся предательством, тем не менее, не хотел его поощрять…


Участник ежегодного костюмированного парада в память сражения при Сэкигахара изображает самого Иэясу.


Затем он возродил сёгунат – третий и последний сёгунат Японии, продержавшийся у власти более 250 лет, и вновь ждал целых 15 лет, чтобы физически уничтожить сына Хидэёси – Хидеёри. Титул сёгуна и власть он передал своему сыну, но сам незримо стоял за его спиной и продолжал руководить страной. Именно он составил «Уложения о самурайских родах» («Букэ сёхатто»), определившие нормы поведения самурая как на службе, так и в личной жизни, и по сути создал своими указами ту самую Японию, которая затем без изменений просуществовала до 1868 года. Именно он запретил в Японии христианство и по совету англичанина Уилла Адамса оборвал контакты с католическими странами Португалией и Испанией.

Умер Токугава когда ему было 73 года, до конца дней своих предаваясь чревоугодию и развлекаясь с хорошенькими женщинами – вот так-то! А после смерти он стал тем, что мы привыкли называть словом «бог», и получил посмертное имя Тосё-Дайгонгэн («Великий бог-спаситель, что озарил Восток»), под которым и был зачислен в список японских ками. Согласитесь, не всякому правителю удается прожить такую жизнь и столько сделать и для самого себя, и для своих детей, и для всего своего государства и народа!


Шествие «самураев» по улицам Осаки в память о битве при Сэкигахара.


Потом были разные сёгуны, разные вызовы, которые Японии бросала сама судьба, но, когда кризис в стране в середине XIX века достиг своего апогея, нашелся другой человек, взявший на себя ответственность за очень резкое изменение курса страны. Этим человеком стал очередной император Японии по имени Муцухито.

Император, как… личность и как император
Сотрудник английской миссии в Эдо (Токио) Алджернон Митфорд в свое время набросал этот портрет тогда еще совсем молодого императора Муцухито после того, как в первый раз встретился с ним в 1868 году, когда ему было 16 лет:
«В то время это был высокий юноша с ясными глазами и чистой кожей; его манера держаться была очень благородной, что весьма подходило наследнику династии, которая старше любой монархии на земном шаре. На нем были белая накидка и длинные пузырящиеся штаны из темно-красного шелка, которые волочились по полу наподобие шлейфа у придворной дамы.


Молодой император Мэйдзи в церемониальной одежде (1872 год).


Его прическа была такой же, как и у его придворных, но ее венчал длинный жесткий и плоский плюмаж из черной проволочной ткани. Я называю это плюмажем за неимением лучшего слова, но на самом деле он не имел никакого отношения к перьям.

Его брови были сбриты и нарисованы высоко на лбу; его щеки были нарумянены, а губы напомажены красным и золотым. Зубы были начернены. Чтобы выглядеть благородно при таком изменении природной внешности, не требовалось особых усилий, но и отрицать в нем наличие голубой крови было бы невозможно».

При рождении будущий император получил имя «Счастливый принц», а воспитанием его занялась его прабабушка. Но вот что интересно, хотя вся жизнь проходила на глазах множества людей, одни утверждают, что он был физически развит и силен, а вот другие, что принц рос болезненным и слабым. Во всяком случае на фотографиях ранних лет он никак не похож на юного сумоиста.


Тоёхара Тиканобу. Император на заседании парламента (1890).


16 августа 1860 года будущего императора признали кровным принцем и наследником трона, а 11 ноября он принял новое имя Муцухито. Чему принц и будущий наследник обучался неясно. Известно, что стихосложению, но этого далеко недостаточно, чтобы править страной. Тем не менее 7 апреля 1868 года им была провозглашена «Клятва Пяти пунктов» — радикальная программа, направленная на привлечение всех тех, кого не устраивал прежний режим. Им отменялись феодальные отношения в стране и провозглашалось создание по тому времени современного демократического правительства Японии. Клятву эту затем повторил император Хирохито после окончания Второй мировой войны в декларации Нингэн-сэнгэн. Ну, а уже в конце мая император и вовсе совершил неслыханное: оставил Киото и принял командование войсками, которые в это время сражались с остатками армии сёгуна. В течение трех дней, пока он добирался из Киото в Осаку, вдоль пути его следования стояли толпы народа, стремившегося увидеть своего владыку. Он провел две недели в Осаке и возвратился домой. Вскоре после этого было объявлено, что император теперь будет сам управлять всеми делами государства и лишь свободное время посвятит изучению литературы. Современным состоянием дел в стране император вплотную занялся только в 1871 году! Коронован Муцухито был 15 октября 1868 года в Киото, но своей столицей сделал Эдо (1889), дав ему название Токио – «Восточная столица». Нельзя сказать, чтобы император был очень уж любопытен и старался везде побывать и все увидеть собственными глазами. Но он посещал боевые корабли, участвовал в заседаниях парламента.


Тоёхара Тиканобу. Император на заседании палаты пэров (1890).


В итоге Муцухито правил Японией 45 лет. За это время он приобрел целый букет болезней, как-то: диабет, нефрит и гастроэнтерит, а умер от уремии. Историки до сих пор спорят о том, активным он был реформатором или же игрушкой в руках своих советников. Например, если судить по его стихам, он хотел избежать войны с Китаем и Россией, но обе войны были начаты и закончились победой Японии.


Тории у входа в парк храма Мэйдзи Дзингу.


После смерти императора память о нем была увековечена строительством Мэйдзи Дзингу – самого крупного в Токио и выстроенного из дерева синтоистского святилища, посвященного императору Мэйдзи и его супруге императрице Сёкэн. Это впечатляющее сооружение в центре Токио традиционной японской архитектуры. Интересно, что в случае с Мэйдзи впервые в японской истории посмертное имя императора совпало с девизом эпохи его правления (Мэйдзи – «светлое» или «просвещенное» правление).


Внутренний двор Мэйдзи Дзингу.


В общем-то впечатление от правления Муцухито остается двойственным. Он был реформатором, но… «всегда оставался где-то там». Нарушал традиции, но очень дозировано, а не постоянно. Общался с народом, но очень ограниченно. Являл себя обществу, но тоже не часто, и столь же нечасто выступал и в парламенте. Получается, что этот «второй человек» был всего лишь бледной тенью Иэясу Токугава, но он был, и в этом его самая главная заслуга. Не торопил события, но и не медлил, когда требовалось, с модернизацией страны и принятием назревших законов. А дальше все остальное делали люди из его окружения… правительство и простые японцы, которым внеэкономическое принуждение к труду приказами сверху заменили на экономическое… и не более того. Все остальное народ Японии постепенно сделал сам!


Бочки с сакэ во дворе Мэйдзи Дзингу. Подарок храму и… усопшему императору!



А вот и еще бочки! Интересный обычай. Что, если бы такой же обычай был у нас, и люди, почитающие В.И. Ленина, несли к его мавзолею бутылки с водкой?!
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. амурец Офлайн
    амурец 8 августа 2017 06:39
    +4
    А вот и еще бочки! Интересный обычай. Что, если бы такой же обычай был у нас, и люди, почитающие В.И. Ленина, несли к его мавзолею бутылки с водкой?!

    А может пустые, из под водки. Спасибо. Интересно. На язык лезёт куча поговорок и банальностей, но скажу так: "Власть- это грязное дело"-это про Иэясу Токугава и "Поспешай медленно"- это про императора Муцухито.
  2. parusnik Офлайн
    parusnik 8 августа 2017 08:08
    +1
    В общем-то впечатление от правления Муцухито остается двойственным. Он был реформатором, но… «всегда оставался где-то там».
    ..Весьма верно замечено..
  3. Curious Офлайн
    Curious 8 августа 2017 09:36
    +6
    Я бы рассказ о Муцухито начал не в Японии, а на коварном Альбионе. Именно там, в Манчестере, в XIX веке группа экономистов довела до логического завершения теорию невмешательства государства в частнопредпринимательскую деятельность - фритредерство. В соответствии с ней, государству не рекомендуется устанавливать монополию на что бы то ни было, не рекомендуется устанавливать запретительные таможенные пошлины, регулировать длительность рабочего дня, формировать фабричное законодательство и т. п.
    САСШ уже тогда, правда не сильно, примеряли на себя роль самого прогрессивного государства на планете, распространяющего по всему миру самые прогрессивные теории.
    И вот в 1853 году к берегам Японии подошли "черные корабли" американского коммодора Перри, несущие на своих парусах свет манчестерства. А Страна Ямато, видите ли, закрыла перед ними дверь. Не могли американцы допустить, чтобы бедные японцы и далее прозябали во тьме феодализма. Дверь в Японию открыли богатырским пинком, подкрепленным пушками. Пинок оказался насколько сильным, что привел в движение не только дверь, но и всю страну.
    Жить по-старому японцам после этого было уже объективно невозможно.
    Япония оказалась в шоке от того, какую силу представляла собой даже небольшая американская эскадра. А ведь США были в то время далеко не первой по значению страной мира.
    Но вместе с шоком соблазн развитой зарубежной культуры стимулировал многих японцев к подражанию Это, в свою очередь, породило массовый стихийный протест консервативной части общества. Разразилась гражданская война.

    Простой народ твердо знал, что американцы - нелюди. Даже писают они наподобие собак, поднимая вверх лапку. А художники изображали приплывавших с Запада людей со столь страшными рожами, каких не вообразил бы и творческий гений Кукрыниксов.
    Сёгун стал символом низкопоклонства перед Западом. А достойный папаша Счастливого принца, который всю жизнь посвятил двум вещам - сакэ и гейшам - символом верности традициям.
    Вот так Счастливому принцу выпало нежданное счастье стать символом преобразований. К этому времени, правда, он уже получил другое имя - Муцухито, что значило "мирный, дружелюбный".
    "Мирно и дружелюбно" были уничтожены целые полчища самураев, стоявших за сёгуна. Но при этом проводником перемен стал вдруг сам императорский двор. Поскольку противостоять пушкам вражеских кораблей все равно не было никакой возможности, всякая победившая в гражданской войне сторона оказывалась объективно вынуждена возглавлять модернизацию.
    Превратись страна в колонию - консервативные тенденции наверняка усилились бы, поскольку символом преобразований стали бы колонизаторы. Но сохранение самостоятельности в сочетании с внешним шоком создали оптимальный стимул для ускорения перемен, которые шли независимо от главы государства. Поэтому и сложилось впечатление, что Муцухито «всегда оставался где-то там».
    А дальше... Дальше ждем продолжения.
    1. mar4047083 Офлайн
      mar4047083 8 августа 2017 10:35
      +3
      Да уж ,суровая проза жизни ,никакой романтики.