Малая земля: взгляд сегодня



Удивление и легкое недоумение. Вот два основных чувства, которые я вынес, побывав на территории мемориала «Малая земля» в Новороссийске. Есть с чего.


Но начну все-таки с другого. С краткого исторического отступления. Краткого, потому что параллельно будут выходить статьи нашего новороссийского коллеги о событиях тех дней.

Как человек советский, да еще и прочитавший «Малую землю» Л. И. Брежнева, давно хотел оказаться на этом месте. Очень, знаете ли, знаково, оказаться там. О тех событиях в нашей стране все больше и больше молчат, а именно бои на Малой земле весьма примечательны, как с военной, так и с исторической точки зрения.

Со своими героями и антигероями.

Сразу скажу, чтобы сейчас не начали говорить в адрес Брежнева, якобы «распиарившего» события под Новороссийском, это реально происки врагов. И тех, кто раскручивал. Ибо это либо люди, упоротые в антисоветизм, либо просто не читавшие «Малую землю», которая представляет собой не восхваления отдельно взятого человека, а просто полудневниковые воспоминания. О солдатах, офицерах, политработниках.

То, что написано и обработано это все было другими людьми — так не всем дано. Мы столько из-за этого историй потеряли…

Так что к полковнику Брежневу — никаких претензий. На той войне он свои ордена не сам себе вешал. И косноязычие, которое все так любили передразнивать, тоже там заработал.


Нашел фото Брежнева, судя по всему, 1942 год. Госпиталь, после Барвенковской операции, за которую он был награжден орденом Красного Знамени.

Но вернемся к Малой земле.

Что такое в сущности была та операция? Отвлекающий маневр. То есть, фактически, Цезарь Львович Куников и его бойцы были смертниками, задача которых состояла в том, чтобы отвлечь внимание фашистов от основной высадки.

Малая земля: взгляд сегодня


На основной точке должны были высадиться около 3500 бойцов, танки, противотанковая артиллерия. На отвлекающем направлении — 250 человек…

Но все пошло не так, как планировалось. Адмиралы Черноморского флота очередной раз показали свою несостоятельность.


Командующим операцией был вице-адмирал Октябрьский, группой кораблей огневой поддержки командовал вице-адмирал Владимирский, группой кораблей-транспортов с десантом и средств десантирования — контр-адмирал Басистый.

При погрузке первой группы десанта в Геленджике из-за «плохой организации погрузки и плохой погоды» выход кораблей задержался на один час двадцать минут. Контр-адмирал Басистый сообщил в группу кораблей огневой поддержки о задержке и попросил отложить начало огневой подготовки на полтора часа, одновременно обратившись за соответствующим приказом к командующему.

Владимирский, не дожидаясь приказа, передал распоряжение о переносе времени начала операции на свои корабли. В результате группа огневой поддержки оказалась вынуждена находиться вблизи берега, не открывая огня, но при этом демаскируя точку высадки.

Узнав о задержке, Октябрьский потребовал открытия огня согласно плану, но его приказ добрался до кораблей огневой поддержки только через 45 минут после планового времени открытия огня.

Авиация вообще не получила никаких приказов об изменении планов, произведя в расчётные сроки бомбовый удар по позициям противника и высадку парашютного десанта.

Основные силы морского десанта добрались в точку высадки лишь тогда, когда огневая подготовка, под прикрытием которой они должны были высаживаться, подошла к концу. И основная часть огневых средств противника не была подавлена корабельной артиллерией.

В итоге высадился лишь первый эшелон десанта, около 1 500 человек с 16 танками.

В течение трёх суток десант вёл бой, не получая подкреплений и боевых припасов. Небольшой отряд пробился к Станичке, где вёл бой вспомогательный десант Куникова, 25 человек соединились с парашютным десантом и были позже сняты кораблями, несколько человек ушли в горы. Судьба остальных была печальной…

У десанта Куникова все сложилось несколько иначе. Действия готовил и координировал контр-адмирал Холостяков, который оказался более успешным военачальником. И произошло все в расчетное время, и огонь кораблей поддержки был более эффективным, и дымовую завесу поставили. Через час куниковцы не только высадились, но даже захватили несколько кварталов в южной части населенного пункта Станички.

Если бы Октябрьский и Петров дали приказ, чтобы суда с частью основного десанта, не произведшие высадку, высадили бойцов на Малой земле, успех был бы более значителен. Но увы, корабли с десантом вернулись в Туапсе и Геленджик.

Только непосредственное вмешательство командующего Закавказским фронтом Ивана Тюленева и его личный приказ Октябрьскому высадить остатки десанта на захваченный плацдарм и удерживать его любыми средствами позволили 225 дней сражаться на Малой земле. Но момент внезапности был уже окончательно упущен. И началось то, что мы привыкли уже видеть — затяжное перемалывание сил противника. Ценой жизней десантников.

Петров и Октябрьский были отстранены от занимаемых должностей, Петров был еще и понижен в звании, а Октябрьского отправили командовать Амурской военной флотилией. Тюленев довел дело до конца, освободив от фашистов район. Куников получил тяжелое ранение на Малой земле и умер в Геледжике.

Что представляет собой Малая земля сегодня?

Впечатления весьма противоречивые. Впрочем, судите сами.

Ансамбль представляет собой просто кусок земли, ничем не огражденный. То, что ты попал именно на его территорию, если (как в моем случае) зашел не со стороны обелиска, понять вообще невозможно.







С одной стороны уверенно подступают строящиеся многоэтажки, с другой — строящийся храм и остатки строений, где раньше проводился музыкальный фестиваль «Морской узел». Слава администрации, попсово-развлекательное мероприятие перенесли в другое место.

Есть небольшой музей военной техники, куда и детей из пансионатов привозят, и люди так приходят. Музей, конечно, удивил. Впервые увидел экспонаты, приваренные к рельсам, вмурованным в бетон. Говорят, в 90-е музей сильно подразобрали на металл. Дико, конечно, в моих краях до такого не дошли, что весьма радует.



Экспонаты муляжные, залитые краской до безумия. Как говорят местные, чтобы невозможно было открутить что-нибудь. Но экспозиция хоть небольшая, но весьма интересная некоторыми экспонатами.

Сама территория носит следы некоторой запущенности. Да, «оставить землю как есть», чтобы были видны следы траншей — это неплохая мысль. Но на такой небольшой территории можно было бы и траву покосить. Особенно на плитах.



Кстати, плиты тоже неплохо было бы заменить. Они хоть и «сделаны в СССР», но вечно точно не прослужат. Пора бы…

На территории чисто. Это весьма приятно.

Центральный обелиск.



И еще одно сооружение, часть ансамбля.



Символизирует собой нос корабля, с которого высаживались куниковцы. Это сооружение внутри полое. А внутри — еще один небольшой и весьма оригинальный музей. Выставка посвящена не столько людям, сколько частям и соединениям, дравшимся здесь.



Идешь вверх, наверху капсула с каким-то посланием потомкам. Что в капсуле, толком никто уже не помнит. Но — красиво.



И такая же лестница вниз. И снова барельефы героев и списки, списки частей.





На стенах мемориала — слова клятвы куниковцев.



Камень-источник, летом он пересыхает, а весной-осенью из него все еще сочится вода.

А на территории ансамбля-мемориала — пляж...





Что неприятно удивило — так это то, что патруль из двух полицейских и одного казака, обряженного в почти полицейскую форму, но в кубанке и с нагайкой, прошел мимо и вообще на это не отреагировал. Для кого тогда запреты? И кто должен реагировать на откровенное свинство?

Вообще, сложилось некоторое впечатление, что это место городу в тягость. Нельзя сказать, что совсем запущено, нет. Но и на место памяти не очень похоже.

И дело даже не в том, как Малая земля преподносилась во времена генсека Брежнева. В конце концов, это не он дал приказ разнести по городам и весям о Малой земле, это любители лизнуть постарались.

"Мои воспоминания, конечно, не претендуют на полный охват событий. Главное, что мне хотелось передать на этих страницах читателю, — это чувство гордости за то, что в авангарде всех дел и свершений нашей Родины всегда идут коммунисты, наша славная партия, созданная и выпестованная В. И. Лениным, это чувство великого счастья, что я всегда был и остаюсь её верным солдатом" (Леонид Брежнев, из обращения к читателям книги «Воспоминания»).

От того, что здесь сражался (и, наверное, неплохо это делал, судя по ордену Отечественной войны 1 степени) будущий генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев, ценности это место потерять не должно. Вслед за Брежневым как бы.

Куниковцы, и те, кто пришел за ними, не виноваты в том, что у нас политика сменилась. Все, кто здесь погиб, все, кто пошел дальше, все они просто выполняли свой долг. И выполнили до конца. И наша обязанность — сделать так, чтобы такие места оставались местами славы и памяти, а не приходили постепенно в запустение.

Не так все должно быть. Город-герой Новороссийск просто не имеет права на то, чтобы мемориалы выглядели так... удивительно и странно.
Автор:
Роман Скоморохов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

38 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти