Одежда для… кольчуги

На страницах ВО уже не раз рассказывалось о том, что существовало три эпохи в развитии доспехов, то есть защитного вооружения, применявшегося в Средние века. Это «век кольчуги», «век кольчужно-пластинчатой брони» и «век доспехов из «белого металла». И общий срок всех этих трех эпох достаточно продолжительный. С 1066 года, то есть битвы при Гастингсе, и вплоть до 1700 года. Конечно, можно говорить о том, что конные латники встречаются на миниатюрах из Сент-Галена, что воины Карла Великого, да и сам он описываются как люди «облаченные в сталь». Но… только «их сталь», то есть доспехи не были кольчугой.


Акваманил («водолей») – сосуд для воды из Нижней Саксонии 1275 – 1299 гг. Музей средневековья, Булонь.


Есть много свидетельств, что это были металлические пластины, нашитые на кожу, а вот кольчуги в то время массового распространения не имели. Собственно, в качестве локально популярного доспеха они получили распространение у викингов, поскольку в них было удобно грести, а через них распространились и в Европе, где после разгрома аваров угроза со стороны конных лучников резко ослабела, что и позволило кольчуге выдвинуться на первое место.


Как бы там ни было, на Байесском полотне вы видим воинов, у которых она закрывает ногу и то – только спереди. Как правило, такое снаряжение имеют короли, но не рядовые воины.

Однако уже к 1170 году, то есть ко времени убиения Фомы Бекета, фигура воина оказалась практически целиком прикрыта кольчужным плетением: голова, руки, ноги – все эти части тела теперь закрывала кольчуга. Шлемы – раскрашивались и это было единственное «яркое пятно» на общем фоне этой «металлической фигуры», каковой являлся конный воин этой эпохи.

Одежда для… кольчуги

Рыцарь 1190 г. рисунок Ангуса МакБрайда. На нем, как вы видите, показана фигура в металле, но с выпущенными наружу полами богатой поддоспешной одежды и опять-таки в кольчужных чулках, обтянутых сверху тканью!

Однако со временем «голые кольчуги» начинают понемногу исчезать, вернее, они начинают прикрываться одеждой, которая получает название сюрко. Считается, что сюрко появилось в эпоху крестовых походов на Восток, европейцы переняли у мусульманских воинов обычай носить защитное вооружение, прикрыв его одеждой из ткани, так как иначе оно очень сильно нагревалось на солнце. Например, на рисунках из «Винчестерской Библии», относящейся к середине XII века, уже изображены воины в кафтанах, именовавшиеся по-французски сюрко. Первые образцы такой одежды представляли собой длиннополое одеяние с разрезами и спереди, и сзади, и без рукавов (о чем, кстати, сообщается в Википедии). В XIII в. она приобрела особую популярность и стала, можно сказать, едва ли не самой заметной частью рыцарского «костюма». Кажется, что функциональное значение этого наряда вполне очевидно – защищать владельца от дождя (а его кольчугу от ржавчины) и солнца. Но историки Д. Эдж и Д. Паддок считают столь широкое распространение сюрко все-таки не вполне объяснимо. Возможно, что это была своеобразная дань моде и средство выделяться качеством и богатством ткани, а также вышитыми геральдическими изображениями, которыми тогда же начали его покрывать.


Миниатюра из «Библии Мациевского». Ок. 1250 г. На ней мы видим всадников как в сюрко, так и в «голых» кольчугах. (Библиотека Пирпонта Моргана, Нью-Йорк)

К. Блэр также указывает, что в середине XII в. в практику военного дела рыцарского сословия вошло ношение длинного матерчатого одеяния, именовавшегося сюрко. Причем он отмечает, что в разное время и разными учеными выдвигались разные идеи относительно причин его появления, но ни одна из них не имеет под собой достаточно веских оснований. То есть около ста лет рыцари довольствовались одеждой из кольчуги, а потом вдруг начали ее почему-то закрывать. Мнение, что сюрко защищало от непогоды, основывается на таком рыцарском стихотворном произведении, как «Признание короля Артура», где написано буквально следующее:
Одежды зеленого цвета,
Чтоб были доспехи чисты,
Капризы дождей не страшны.
Вот только сомнительно, чтобы такая свободная и длинная одежда, да еще и без рукавов, могла бы эффективно выполнить такую функцию. Ну, а если это был способ продемонстрировать герб обладателя сюрко? Да, действительно, система геральдики, как и сюрко, появились примерно в это же время. Однако известно, что изображения гербов и гербовые цвета на них были далеко не всегда. И часто бывало так, что сюрко имело один цвет, конская попона – другой, а у герба цвета были совершенно другие. Возможно, что мода на эту одежду родилась под влиянием церкви, так как облегающие тело кольчуги слишком уж сильно «анатомизировали» тело того, на кого они были надеты.


Миниатюра с заглавной буквы в манускрипте из Северной Франции 1280 – 1290 гг., изображающая рыцарей с геральдическими щитами в руках и таких же конских попонах, но в сюрко совершенно другого цвета, не совпадающего с цветом герба. (Национальная библиотека Франции, Париж)



Миниатюра из этого же манускрипта и с похожим изображением попоны и сюрко!

Так что может быть и так, что ходить просто в кольчуге стало «неприлично». К. Блэр также говорит о том, что просторная верхняя одежда, закрывающая доспехи, могла быть перенята крестоносцами на Востоке у мусульман и уже после этого появиться в Европе.


Миниатюра из «Романа о Тристане», 1320 – 1330 гг. (Национальная библиотека Франции, Париж)

Наиболее древнее изображение сюрко британский историк К. Блэр обнаружил на печати Валерана де Белломонте, графа Меллана и графа Вустера, находившейся на его грамоте, примерно 1150 года. Важно, что не только наиболее раннее его изображение, но и то, что само это одеяние довольно необычного вида. Так, у него имеются рукава, и они достигают запястий. Такой покрой стал характерен лишь для второй половины XIII в. и распространился во второй половине XVI в., хотя в целом и встречался довольно-таки редко. Традиционный сюрко это все-таки плащ с отверстием для головы. Он не сшит по бокам, поэтому свободно ниспадает сверху вниз. У этого же сюрко до бедер оно прилегает к телу достаточно плотно, но затем в виде широкой юбки расходится до самых лодыжек, и имеет разрезы для езды верхом, то есть скроено далеко не столь уж и примитивно. Рукава до запястий прилегают очень плотно, затем расширяются и образуют что-то вроде длинных вымпелоподобных лент.


Миниатюра 1250 г. «Роман об Александре» Аббатство Св. Албанса. (Библиотека Кембриджского университета)

Похожие сюрко, хотя и без рукавов, мы видим на раскрашенной заставке из Винчестерской Библии (книге Джошуа), ок. 1170 года, и также на Большой печати короля Иоанна, относящейся к 1199 года. До 1210 года сюрко на миниатюрах встречаются довольно редко, зато потом без него не обходится практически ни одна миниатюра. Приблизительно с 1320 года оно имеет вид халата свободного покроя без рукавов и с большими проймами и «юбкой» с разрезом, доходящей до середины икр. Но были и варианты длиной до лодыжек и даже до колен. Где-то с 1220 года могут встречаться и сюрко с рукавами длиной до локтей, хотя таких изображений до второй половины XIII в. мало.


«Суассонская псалтирь» 1200 – 1297 гг. (Национальная библиотека Франции, Париж). Извечная тема, не так ли? Давид убивает Голиафа и отрезает ему голову. Но интересно другое – Голиаф точная копия рыцаря того времени. Дело в том, что понятие временных изменений тогда не существовало, это были догейгелевские времена, и даже далекое прошлое художники представляли себе, как «настоящее».

Британские историки Д. Эдж и Д. Паддок также считают, что столь широкое распространение сюрко не вполне объяснимо. По их мнению, это могла быть и просто дань моде, и средство выделиться, поскольку сюрко зачастую шились из дорогих тканей. Кроме того, на них были также вышиты геральдические изображения (хотя и не всегда). С другой стороны, именно белый сюрко из обычного полотна давал царю наилучшую защиту от солнца, а с нашитыми на него крестами выражал и саму суть крестоносного движения. Э. Окшотт термином сюрко в своих работах не пользуется, а называет его коттой, указывая при этом, что во всеобщее употребление она не входила вплоть до 1210 г., хотя отдельные ее образцы известны были еще до конца XII в. По его мнению, точное назначение ее все-таки неизвестно. Считают, она была привезена из Святой земли крестоносцами, где подобная вещь была просто жизненно необходима, чтобы палящее солнце чересчур не нагревало кольчугу. Но тогда получается, что котты на Западе были неизвестны и даже думать о ней не думали до 1200 года. А ведь воины Христовы стали возвращаться с Востока уже в том же 1099 году, то есть за столетие до указанного срока. Так почему же тогда котту не использовать значительно раньше? Можно, как считает Э. Оакшотт, утверждать, что этот предмет одежды использовался в целях опознавания, поскольку на нем был герб владельца. Это также весьма вероятное предположение, так как котта стала модной практически одновременно с появлением геральдики. Но… гербы далеко не всегда изображались на котте-сюрко. Бывало и так – и изображения тех лет это подтверждают, что котта могла быть одного цвета, щит – другого, а конская попона – третьего! «Я думаю, – продолжает Э.Оакшотт, – что котта была данью моде; конечно, ее использовали в практических целях, поскольку она действительно закрывала от солнца и в какой-то мере от влаги большую часть поверхности кольчуги и давала превосходную возможность для демонстрации гербов; этот предмет одежды был бесценен в тех случаях, когда нужно было опознать погибшего на поле сражения, поскольку шлем легко мог откатиться далеко, а лицо от ранений стать неузнаваемым. Однако каким бы ни было назначение котты с точки зрения жизненной необходимости, это был веселый и красочный наряд, превращавший угрюмого и сурового рыцаря в темной коричнево-серой кольчуге в фигуру галантную и блистательную, – и это вполне согласовывалось с тем расцветом, которого достигла к концу XII в. веселая наука рыцарства».


Вальтер фон Метц с миниатюры из «Манесского кодекса».


Йохан фон Брабант с миниатюры из «Манесского кодекса» (в шлеме с головой дракона). Как видите, со временем это стало традицией – носить на себе одежду с изображением герба и такой же конской попоной с гербами покрывать своего коня.

Покрой котты часто изменялся, но это зависело даже не столько от эпохи, сколько от личных предпочтений рыцаря: в XIII в. ее могла шить очень длинной или, напротив, очень короткой, как с рукавами или без них. В общем, это простое одеяние, наподобие ночной рубашки, без рукавов, зато с разрезом от подола и почти до талии спереди и сзади, так, чтобы его обладатель мог бы легко садиться в седло. Хотя в девяти случаях из десяти ее шили без рукавов, – подчеркивает Э.Оакшотт, известны были и котты с рукавами, причем некоторые из них имели рукава только лишь до локтей, а некоторые – даже до самых запястий.


Эффигия Беренгар де Пужверт (1278 г.). Ну, а этот рыцарь решил выделиться средь прочих, обрядивших в богатую ткань!


Ричард Веллесборн де Монфор (1286 г.) Как-то странно он выглядит, не так ли? На сюрко «восстающий гриффон», на щите «трусливый восстающий лев»…

То есть со временем котта или сюрко приобрели характер «форменной одежды». Тем более, что известны экземпляры, пошитые из бархата и даже парчи, да еще и щедро расшитые гербами. И, собственно, почему бы рыцарям такое и не носить? Это была по сути единственно возможная для них верхняя одежда, которую они могли себе позволить, и стоило поэтому употребить всю свою фантазию, чтобы показать свою богатство и знатность. Котты из тканей ярких цветов, расшитых серебром и золотом, приятно контрастировали с чисто военной «металлической одеждой» и позволяли продемонстрировать феодалам и свое богатство, и тонкий, художественный вкус (либо полное его отсутствие – В.О.)».


К 1340 г. рыцарское защитное снаряжение стало намного сложнее, но сюрко все еще носят! Рис. Ангуса МакБрайда.


Миниатюра «Хроники из Версена» 1370 г. Регенсбург. Баварская государственная библиотека, Германия). Как видите, на рыцарях сюрко уже нет, но тем не менее, их доспехи для торса прикрывает цветная ткань!

Позднее сюрко уступил место более короткой куртке-джюпону, имевшему вид плотно прилегающего к доспеху жакета, едва доходящего до бедер. Однако при всех изменениях, диктуемых модой, геральдический характер этого одеяния оставался неизменным. Об этом говорит, например, дошедший до наших дней джюпон, принадлежавший Черному Принцу, сделанный из бархата красного и голубого цветов с изображенными на каждом поле соответствующего цвета золотыми лилиями Франции и английскими «леопардовыми львами».
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

116 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти