По долине реки Дашигоухэ

По долине реки Дашигоухэ


15 августа 1945 года командующий 5-й армией 1-го Дальневосточного фронта генерал-полковник Н.И. Крылов, войска которого прорывались к Муданьцзяну, принял решение о введении в бой 84-й отдельной кавалерийской дивизии, вошедшей в его подчинение 11 августа 1945 года и прибывшей к исходу предыдущего дня в районе Миагоу (в 4 км юго-восточнее Мулина).

ФЛАНГОВЫЙ МАРШ


Командир 84-й отдельной кавалерийской дивизии генерал-майор Николай Дедеоглу получил задачу совершить фланговый марш, двигаясь по маршруту Мулин – Дашигоухэ – Сяошито­ухэ по долине реки Дашигоухэ на юго-запад и далее Нинъанем, преодолеть хребет Ляоэлин и к исходу 17 августа 1945 года овладеть Нинань, обеспечивая левый фланг 5-й армии, и установить на рубеже Тайпинлин – Дадянцзы наличие частей соседней 25-й армии.

Район, в котором пришлось действовать дивизии, до рубежа Сяошитогоу представлял собой узкую каменистую долину небольшой горной реки Дашигоухэ, по обе стороны которой тянутся крутые таёжные сопки с тропой, неоднократно пересекающей эту реку. Далее тропа пропадает, и начинается сплошная девственная тайга, болото, переходящее в сплошную трясину.

Там дивизии для продолжения движения пришлось прокладывать колонный путь, что не было предусмотрено при постановке ей задачи – решение принималось по устаревшим картам (съёмка 1904–1906 годов). Как выяснилось, кавалеристам дивизии предстояло проложить 60 км колонных путей, из них 40 км сплошной гати по болоту и тайге. Это сделало невозможным выполнение в срок поставленной кавалеристам задачи.

Тем не менее, начав с утра 16 августа её выполнение, 84-я отдельная кавалерийская дивизия рассекла боевые порядки 129-й японской пехотной дивизии, уничтожая препятствующие её продвижению группы противника, и принудила противостоящие японские части к отходу с занимаемых позиций, чем способствовала выполнению общей задачи, стоящей перед 5-й армией, и обеспечила её левый фланг.

ПОДВИЖНОЙ БОКОВОЙ ОТРЯД

С началом движения дивизии влево по маршруту Мулин – Цюаннаньхэ – Чаншанлин – Янцзы – Тайпинлинь – Дадянцзы был выслан подвижной боковой отряд капитана Андреева. Он был выделен от полковой школы 198-го кавалерийского полка (80 человек на 7 автомашинах с рацией) и 5 танков 265-го танкового полка и имел задачу установить связь с соседней 25-й армией и охранять левый фланг дивизии.

Для материального обеспечения 84-й отдельной кавалерийской дивизии была направлена «летучка» во главе с офицером штаба 5-й армии майором Махмутом Гареевым

Следуя по своему маршруту, отряд, уничтожив до взвода японцев в районе Чаншанлин и преодолев завалы на дороге, к 17.00 17 августа достиг населённого пункта Янцзы, южнее которого в глубокой лощине вступил в бой со значительно превосходящими его силами противника (до батальона пехоты с артиллерией и миномётами). Советское подразделение перешло в наступление и своими решительными действиями принудило противника к отходу. В результате боя было убито более 300 японских солдат и офицеров. Наш отряд потерял 14 человек убитыми и пропавшими без вести, 3 танка и все 7 автомобилей.

При допросе захваченного в плен японского офицера было установлено, что на пути следования отряда оборону занимает пехотный полк 129-й пехотной дивизии. В связи с очевидной невозможностью выполнения прежней задачи отряд получил новую: отойти к главным силам дивизии. С наступлением темноты отряд начал движение в направлении Мулина и 18 августа 1945 года присоединился к дивизии.

ВЕРНУТЬСЯ В МУЛИН

К 19 августа 84-я отдельная кавалерийская дивизии, прокладывая путь по тайге, уничтожая отдельные группы противника, прошла около половины пути, определённого приказом на совершение флангового марша. При этом в течение двух последних суток части дивизии не имели продовольствия и фуража.

К тому времени войска 5-й армии овладели городом Муданьцзяном, и в связи с изменившейся обстановкой командующий армией отдал приказ на возврат дивизии в Мулин. Для материального обеспечения 84-й отдельной кавалерийской дивизии была направлена «летучка» во главе с офицером штаба 5-й армии майором Махмутом Гареевым, которая, несмот­ря на активное противодействие противника, своевременно доставила конникам продовольствие и фураж. Этим она способствовала выполнению задачи дивизией, и 22 августа 1945 года 84-я отдельная кавалерийская дивизия вышла в район Мулина.

Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 5

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik (Алексей Богомазов) 26 августа 2017 07:41
    Командир 84-й отдельной кавалерийской дивизии генерал-майор Николай Дедеоглу
    ..Наверное Дедеоглу Тимофей Владимирович,родился 4 марта 1898 в Тифлисе.В 1922 - окончил Харьковскую школу красных командиров, в 1940 г. курсы Новочеркасской высшей кавалерийской академии и в 1942 г. - Военной академии имени К.Е. Ворошилова в Уфе.В 1918-1920 - принимал участие в гражданской войне.Служил в 45-й дивизии под командованием И. Якира, затем в бригаде Котовского.В 1939-1940 - принимал участие в освобождении Западной Белоруссии и Западной Украины.В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. сражался на различных фронтах, был командиром 49-й кавалерийской дивизии, заместителем командующего 2-го гвардейского кавалерийского корпуса.В 1944 - был направлен на Дальний Восток, где принял командование 84-й кавалерийской дивизией.С 9 августа по 2 сентября 1945 - принимал участие в разгроме японской Квантунской армии.После войны до 1953 - служил на Северном Кавказе, затем в Одессе.Умер в 1989г. в Одессе.
  2. bubalik (Сергей) 26 августа 2017 07:59

    Советские солдаты на набережной реки Сунгари в Харбине.

    В центре фото — кавалер ордена Славы трех степеней командир взвода 2-го гвардейского отдельного моторизованного штурмового инженерно-саперного батальона младший лейтенант Сакип Бакубович Кизилов (15.03.1914 -7.10.1980).
  3. bubalik (Сергей) 26 августа 2017 08:16
    Весна семьдесят пятого года, помнится, была ранней. Уже в марте растаял снег, которого за минувшую зиму выпало не так уж много.

    В один из апрельских дней, будучи в командировке в Ахтубинске, мы ехали к еще неизвестному в те годы чабану колхоза “Путь к коммунизму” кавалеру боевых орденов Славы всех трех степеней Сакипу Бакубовичу Кизилову. Взял меня в эту поездку по баскунчакской степи председатель колхоза, Герой Социалистического Труда Иван Агеевич Савельев. Он часто ездил, сам за рулем, на своей старенькой “Волге” по всем производственным участкам, а их было больше четырех в крупном многоотраслевом хозяйстве.

    Немного раньше этой поездки Иван Агеевич рассказывал мне о Кизилове, что он имеет не только военные ордена и медали, но и трудовые правительственные награды. А тут еще появился повод: приближалась 30-я годовщина Победы над фашистской Германией. Так что появились возможности рассказать на областном радио о солдатском герое-чабане. Так называют в народе фронтовиков-солдат и сержантов, награжденных в войну тремя орденами Славы.

    Часа через два, петляя по баскунчакской степи, мы добрались до точки к Кизиловым.

    …Сакип сидел на кошме и перебирал пожелтевшие от времени фотографии. Он, быть может, знал, что мы приедем, и приготовил свой семейный альбом, где хранились фронтовые фотографии. Тогда я и познакомился с бывшим командиром отделения минеров, сержантом, а потом уже и младшим лейтенантом, чабаном Сакипом Бакубовичем Кизиловым.

    Когда я присел рядом с ним на кошму с магнитофоном, Сакип протянул мне одну из фотографий:

    - Это, сынок, я. Товарищ мой фронтовой, Николай, снимал. В Маньчжурии это было, в 1945-м. Я и там воевал. Был, правда, уже командиром взвода минеров. Это уже было после капитуляции Японии.

    На меня с прищуром смотрит младший лейтенант: стройный, подтянутый, молодой и красивый, с наградами на гимнастерке. Совсем непохожий на моего собеседника – морщинистого аксакала.

    - Эти вот две медали: “За отвагу”, “За победу над Японией” - последние. В 46-м демобилизовался с Дальнего Востока, домой в Астрахань приехал. А финскую и Отечественную я рядовым сержантом и старшиной прошел. Это уже после победы над фашистской Германией младшего лейтенанта присвоили.

    Три войны Сакип Кизилов минером прошел. Сколько мин обезвредил? Не сосчитать. А вот Бог дал живым вернуться.

    - А знаешь, сынок, как мы воевали? - Сакип поворачивается к двери и зовет:

    - Зарипа? Где ты? Покажи-ка мой парадный пиджак.

    - Сейчас, вот только самовар разведу, - отзывается в коридоре уже немолодая женщина.

    - А воевали мы крепко, сынок, - продолжает Сакип.

    Я смотрю на фотографию. Вся грудь в орденах и медалях. Два ордена Красной Звезды, три боевых ордена Славы…

    Что тут говорить: воевал Сакип по-геройски.

    …И все-таки первую мину он не поставил, а обезвредил. Ту, первую фашистскую мину, летом сорок первого… А самую последнюю, японскую, – четыре с лишним года спустя в Маньчжурии.

    - Сакип, наверное, поставить мину проще? – спросил я.

    - Не в этом дело, сынок, - не в этом… Хочешь написать правду? Пиши точно, как было… Сакип первых мин не ставил, он их только разряжал. Мина – шайтан. Это смерть. А человек, который их ставит, тоже шайтан…

    И, прищурив глаз, свойство, присущее мудрым казахам – аксакалам, глянул на меня испытующее, мол, понял ли я, о чем он сказал?

    Понял… Война – это люд-ской беспредел, а ставить мины – это бесчеловечно.

    Сакип был прост, открыт и ясен, как степь, в которой родился, вырос и жил. Отсюда он шел воевать на финскую. Меньше года не пробыл на гражданке – началась Великая Отечественная война, в первый же день которой его призвали в армию.

    - На восьмой день на фронт угодил, - вспоминает Кизилов. – Попал в 136 моторизированный батальон 120 штурмовой саперной инженерной бригады. Там провоевал всю войну минером…

    “Сакип первым мин не ставил” – эти мудрые и поистине философские слова солдата-минера сверлят мои мысли, заставляют думать о многом, не только о прошлом, но и нынешних днях… И почему-то Сакип как-то неохотно вспоминает свои боевые эпизоды. Быть может, людям его поколения, прошедшим войну от первого до последнего дня, трудно говорить о былом, даже геройском. Вспоминать о той непреложной истине, что война – это смерть. И он, рассказывая о пережитом, со вздохом сказал:

    - Я в основном разминировал мосты. Их три в моей жизни было. Первый в Прибалтике, второй – под Волховом, третий…

    …Четвертые сутки с тяжелыми боями наши войска пробивались по Карелии. Фашисты яростно обороняли каждый труднопроходимый и хорошо укрепленный участок местности. И вот перед бойцами танкового полка оказалась река. Форсировать ее – это значит потерять инициативу наступления, дать врагу опомниться и передохнуть.

    Всеми силами фашисты обороняли мост через реку. И все же нашим танкам удалось пробиться к его подступам. И тогда фашисты, отступая, решили взорвать мост.

    Сакип видел, как немец поджег бикфордов шнур, который был проложен к большой бочке, установленной посредине моста. Она, видимо, была начинена взрывчаткой.

    - Он поджег. А я лежал в укрытии в метрах ста от начала моста. Одного автоматчика, что укрылся на противоположной стороне, я на всякий случай успел пристрелить, другие открыли пальбу, - рассказывает Сакип.

    И все же, рискуя жизнью, сапер Кизилов поднялся из своего укрытия и побежал на мост. Увидев советского солдата, фашисты усилили огонь. Пули визжали вокруг, но минер бежал, бежал…

    В тот миг он не видел ничего, не думал ни о чем. В глазах солдата стояли тогда только дымящийся бикфордов шнур и бочка со взрывчаткой…

    Фашистская пуля впилась в левое предплечье. Превозмогая боль, Сакип достиг своей цели, подбежал к бочке и сильным рывком оторвал от нее горевший бикфордов шнур. Затем столкнул бочку в воду.

    - В это время танки прошли по мосту на другую сторону реки. Затем пошла пехота, артиллерия… Наступление началось, - вспоминает Сакип. – За это меня наградили боевым орденом Славы первой степени.

    Только не сразу об этом узнал сержант-сапер Кизилов. Награда нашла отважного воина год спустя.

    - Это когда война с Германией закончилась, - говорит Сакип. - В это время мы уже приехали на Дальний Восток, чтобы с Японией рассчитаться. Тогда меня вызвал политрук полка и сказал:

    - Поздравляю! Тебя Президиум Верховного Совета СССР наградил боевым орденом Славы I степени.

    - А вручали его мне уже после войны с Японией.

    …В комнату входит Зарипа, жена и помощница старшего чабана. Семья Кизиловых – это бригада, которая ухаживает за семьюстами овцематками.

    - И хорошо ухаживает, - подтверждает председатель колхоза, - всегда Кизиловы добиваются высоких результатов – это наша передовая чабанская бригада.

    - Вот его награды, - протягивает мне черный пиджак Зарипа.

    На парадном мундире старшего чабана боевые ордена и медали. А рядом с тремя орденами Славы прикреплены награды за нелегкий чабанский труд – медали и орден Октябрьской Революции.

    - Наденьте-ка его, Сакип, – прошу я.

    Кизилов встряхивает пиджак и накидывает его на плечи.

    Храбрым был Сакип Бакубович Кизилов на войне, таким же, я скажу образно, храбрым он был на трудовом фронте. А такие люди, как Кизилов, хоть их уже среди нас нет, – всегда останутся в памяти людской.


    С. СТУДЕНСКИЙ, журналист
    01.06 Волга: №75 (25946)
    1. tiaman.76 (александр) 27 августа 2017 10:21
      bubalik ...спасибо..интересно
    2. moskowit (Николай Иванович) 27 августа 2017 16:04
      Без лишнего апофеоза, а во истину... "Вставай Страна огромная, вставай на смертный бой!!!"
      Вечная Слава и Вечная Память всему Советскому НАРОДУ, победившему фашизм и восстановившему и создавшему мощь Советскому Союзу!!!
Картина дня