Как «русская толпа варваров» сокрушила «непобедимую» прусскую армию

260 лет назад, 30 августа 1757 года, состоялось Гросс-Егерсдорфское сражение. Это было первое для русской армии генеральное сражение в Семилетней войне. И «непобедимая» прусская армия под командованием фельдмаршала Левальда не выдержала натиска «русских варваров» командованием фельдмаршала С. Ф. Апраксина. Решающую роль сыграет удар полков генерал-майора П. А. Румянцева, который он нанёс по собственной инициативе. Пруссаки бежали.

Однако, победив в генеральном сражении, Апраксин не развил успех. Он остановил войска, разбил лагерь и бездействовал. Это позволило прусскому командованию спокойно отвести войска и привести их порядок. Более того, в сентябре Апраксин внезапно отходит на другой берег Прегеля и начинает поспешное, как если бы он был разгромлен, а не пруссаки, отступление к Неману. Оправившиеся пруссаки, узнав об отходе русских с опозданием на неделю, преследуют с этого момента русскую армию по пятам на всём протяжении пути до прусской границы. Причины столь позорных действий русского главнокомандующего вызывают споры до настоящего времени. Есть мнение, что они связаны с внутриполитической ситуацией в самой России — Елизавета тяжело болела, могла умереть, и трон должен был наследовать фанат прусского короля Фридриха царевич Пётр. Поэтому Апраксин, делая ставку на победу при петербургском дворе партии царевича Петра, опасался развивать наступление, чтобы не попасть в опалу при новом государе. В итоге успех генерального сражения не был использован, кампанию в следующем году пришлось начинать «с нуля». Сам Апраксин был отрешён от должности, предан суду, и, не дождавшись суда, умер.

Таким образом, русская армия имела все возможность нанести решительное поражение Пруссии и завершить кампанию уже в 1757 году. Однако из-за нерешительности и ошибок верховного командования, более занятого придворными интригами, чем войной, этого сделать не удалось, и шансы на быструю победу были упущены.


Предыстория

Семилетняя война (1756-1763) — один из самых масштабных конфликтов Нового времени. Война шла как в Европе, так и за океаном: в Северной Америке, в странах Карибского бассейна, Индии, на Филиппинах. В войне приняли участие все европейские великие державы того времени, а также большинство средних и мелких государств Западной Европы. Не удивительно, что У. Черчиллем война даже была названа «первой мировой войной».

Основной предпосылкой Семилетней войны была борьба Франции и Англии за гегемонию в европейской цивилизации (западном проекте) и соответственно мировое господство, что вылилось в англо-французское колониальное соперничество и большую войну в Европе. В Северной Америке происходили пограничные стычки между английскими и французскими колонистами с привлечением обеими сторонами индейских племен. К лету 1755 года столкновения вылились в открытый вооружённый конфликт, в котором начали участвовать и индейцы-союзники, и регулярные войска. В 1756 году Великобритания официально объявила войну Франции.

В это время Западной Европе появилась новая великая держава — Пруссия, которая нарушила традиционное противостояние Австрии и Франции. Пруссия, после прихода к власти в 1740 году короля Фридриха II, начала претендовать на ведущую роль в европейской политике. Победив в Силезских войнах, прусский король Фридрих отнял у Австрии Силезию, одну из богатейших австрийских провинций, значительно увеличив территорию королевства и население более чем в два раза — с 2,2 до 5,4 млн. человек. Понятно, что австрийцы жаждали реванша, не собираясь уступать лидерство в тогдашней раздробленной Германии пруссакам и желая отбить богатую Силезию. С другой стороны, Лондон, начиная войну с Парижем, нуждался в «пушечном мясе» на континенте. Англичане не имели сильной сухопутной армии и сосредотачивали имеющиеся силы на колониях. В Европе за Англию, где у неё имелась своя территория — Ганновер, должны были воевать пруссаки.

Таким образом, Великобритания в январе 1756 года заключила союзный договор с Пруссией, желая тем самым обезопасить себя от угрозы французского нападения на Ганновер, наследственное владение английского короля на континенте. Прусский король Фридрих, считая войну с Австрией неизбежной и сознавая ограниченность своих ресурсов, сделал ставку на «английское золото». Он также надеялся на традиционное влияние Англии на Россию, рассчитывая удержать Россию от активного участия в предстоящей войне и избежать, тем самым, войны на два фронта. С этим он просчитался. Русский канцлер Бестужев считал Пруссию злейшим и опаснейшим врагом России. В Петербурге усиление Пруссии воспринималось как реальная угроза её западным границам и интересам в Прибалтике и на севере Европы. Более того, тогда Австрия была традиционным союзником России (вместе воевали с турками), союзный договор с Веной был подписан ещё в 1746 году.

Стоит отметить, что в целом эта война не отвечала национальным интересам России. В этой войне русские выступили в качестве «пушечного мяса» Вены, отстаивая её имперские интересы. Пруссия, имевшая сильных врагов, не представляла сильной угрозы для русских. У России были более насущные задачи, в частности, необходимость возвращения Причерноморья с Крымом и русских земель в составе Речи Посполитой (Польши).

Заключение англо-прусского союза подтолкнуло Австрию, жаждущую реванша, пойти на сближение со своим традиционным противником — Францией, для которой Пруссия отныне также стала врагом. В Париже были возмущены англо-прусским союзом и пошли навстречу Австрии. Франция, которая до этого поддерживала Фридриха в первых Силезских войнах и видевшая в Пруссии всего лишь послушный инструмент для борьбы с Австрией, теперь увидела во Фридрихе врага. Между Францией и Австрией был подписан в Версале оборонительный союз, к которому в конце 1756 года присоединилась Россия. В итоге Пруссии, ослепленной английским золотом, пришлось воевать с коалицией из трёх сильнейших континентальных держав, к которым присоединились Швеция и Саксония. Австрия планировала вернуть Силезию. России обещали Восточную Пруссию (с правом обмена её у Польши на Курляндию). Швеция и Саксония также были соблазнены другими прусскими землями — Померанией и Лузацией (Лужица). Вскоре к этой коалиции примкнули почти все германские княжества.

Начало войны

Фридрих решил не ждать, пока вражеские дипломаты разделят между собой его земли, полководцы подготовят армии и начнут наступление. Он атаковал первым. В августе 1756 года он внезапно вторгся в союзную с Австрией Саксонию и оккупировал её. 1 (12) сентября 1756 года русская государыня Елизавета Петровна объявила Пруссии войну. 9 сентября пруссаки окружили саксонскую армию, стоявшую лагерем под Пирной. 1 октября шедшая на выручку саксонцам австрийская армия под началом фельдмаршала Броуна была разбита при Лобозице. Оказавшись в безвыходном положении, саксонская армия капитулировала 16 октября. Попавшие в плен саксонские солдаты были силой рекрутированы в прусскую армию. Саксонский король Август бежал в Польшу (он одновременно были и польским владыкой).

Таким образом, Фридрих II выбил одного из противников; получил удобную операционную базу для вторжения в австрийские Богемию и Моравию; перенёс войну на территорию противника, заставив его платить за неё; использовал богатые материальные и людские ресурсы Саксонии для усиления Пруссии (попросту разграбил Саксонию).

В 1757 году определилось три главных театра боевых действий: в Западной Германии (здесь противниками пруссаков были французы и Имперская армия — различные германские контингенты), Австрийский (Богемия и Силезия) и Восточно-Прусский (Русский). Рассчитывая на то, что Франция и Россия не смогут вступить в войну раньше лета 1757 года, Фридрих планировал до этого времени разбить Австрию. Фридрих не заботился о появлении шведов Померании и возможном вторжении русских в Восточную Пруссию. «Русская толпа варваров; им ли сражаться с пруссаками!» — говорил Фридрих. В начале 1757 года прусская армия вступила на территорию Австрии в Богемии. Прусская армия в мае разбила под Прагой австрийскую армию под началом принца Карла Лотарингского и блокировала австрийцев в Праге. Взяв Прагу, Фридрих собирался идти на Вену и уничтожить своего главного врага. Однако планам прусского блицкрига не суждено было сбыться: на помощь осаждённым в Праге австрийцам пришла вторая австрийская армия под командованием талантливого фельдмаршала Л. Дауна. 18 июня 1757 года в окрестностях города Колин прусская армия потерпела поражение в решительном сражении.

Фридрих отступил в Саксонию. Его положение было критическим. Пруссия была окружена многочисленными армиями противников. Весной 1757 года в войну вступила Франция, армия которой считалась одной из сильнейших в Европе. В весной-летом северная 70 тыс. французская армия под командованием маршала Луи д’Эстре заняли Гессен-Кассель и затем Ганновер, нанеся поражение 30-тысячному ганноверскому войску. Прусский король поручил оборону против Австрии герцогу Бевернскому, а сам отбыл на Западный фронт. Имея с этого момента значительное численное превосходство, австрийцы одерживают ряд побед над генералами Фридриха и захватывают ключевые силезские крепости Швейдниц и Бреслау. Летучий австрийский отряд в октябре даже временно захватил прусскую столицу Берлин.

Северную французскую армию возглавил новый главнокомандующий Луи Франсуа герцог де Ришелье. Он принадлежал к партии решительных противников сближения Франции с Австрией и симпатизировал партии сторонников Фридриха при французском дворе. По мнению военного историка А. А. Керсновского («История русской армии») Фридрих просто подкупил Ришелье. В итоге северная французская армия, которая после победы над ганноверцами, открыла себе дорогу на Магдебург и Берлин, не спешила продолжать наступление. Тем временем Фридрих, пользуясь бездействием северной французской армии, 5 ноября в окрестностях села Росбах внезапной атакой наголову разгромил вторую армию французов и имперцев. После этого Фридрих перебросил свою армию в Силезию и 5 декабря одержал решительную победу над имеющей большое численное преимущество австрийской армией под командованием принца Лотарингского при Лейтене. Австрийцы были разгромлены в пух и прах. Пруссаки отбивают Бреслау. Почти вся Силезия, за исключением Швейдница, вновь попадает в руки Фридриха. Таким образом, было восстановлено существовавшее в начале года положение, итогом кампании 1757 года стала «боевая ничья».



Русский фронт

Русской армии поход был объявлен в октябре 1756 года и в течение зимы русские войска должны были сосредоточиться в Лифляндии. Главнокомандующим был назначен фельдмаршал Степан Фёдорович Апраксин. Он начал военную службу в 1718 году солдатом в Преображенском полку и в царствование Петра II был уже капитаном. Благодаря протекции отчима, начальника Тайной канцелярии А. И. Ушакова (этот хитрый человек смог руководить Тайной канцелярией при пяти монархах) и Б. Миниха сделал быструю карьеру, хотя никакими военными дарованиями не обладал.

Апраксин любил роскошь. Был всегда богато одет и усыпан бриллиантами. Русский историк, князь М. М. Щербатов писал об Апраксине: «… малознающ в вещах, пронырлив, роскошен, честолюбив, всегда имел великий стол, гардероб его из многих сот разных богатых кафтанов состоял; в походе все спокойствия, все удовольствия ему последовали. Палатки его величиною город составляли, обоз его более нежели 500 лошадей отягчал, и для его собственного употребления было с ним 50 заводных, богато убранных лошадей». При этом Апраксин умел находить высоких покровителей. Надменный и высокомерный с подчиненными, Апраксин делал всё, чтобы поддерживать своё влияние при дворе. Так, он сделался другом канцлера А. Бестужева-Рюмина. В результате движение Апраксина по службе пошло ещё быстрее: в 1742 году он был подполковником гвардии и генерал-поручиком, в 1746 году генерал-аншефом, при отсутствии талантов к управлению он стал президентом Военной коллегии. В 1751 году был награждён орденом Святого апостола Андрея Первозванного. Когда Россия заключила с Австрией союз против Пруссии, русская императрица Елизавета Петровна пожаловала Апраксина в фельдмаршалы и назначила главнокомандующим действующей армией.

Как «русская толпа варваров» сокрушила «непобедимую» прусскую армию

Генерал-фельдмаршал С. Ф. Апраксин

Вот такой внешне могучий, но внутри пустой, с гнильцой человек стал командующим главной русской армии. Сам Апраксин всячески старался не предпринимать никаких резких шагов. Кроме того, он был поставлен в тесную зависимость от Конференции — своего рода верховного военного совета, что было заимствованием от австрийцев — ухудшенная копия Гофкригсрата. Членами Конференции были: канцлер Бестужев, князь Трубецкой, фельдмаршал Бутурлин, братья Шуваловы. При этом Конференция сразу полностью попала под австрийское влияние и, «командуя» армией за многие сотни верст от Петербурга, в первую очередь руководствовалась интересами Вены.

Зимой-весной 1757 года русская армия завершала сосредоточение в Лифляндии. В войсках был значительный некомплект, особенно в командном составе. Неудовлетворительная ситуация была со снабжением армии, её административной и хозяйственной частью. Кроме того, плохо дело обстояло с моральным духом командования. Русская армия утратила высокий боевой дух, который был со времён побед Петра Великого, но русский солдат, сражаясь со шведами и османами, не раз показывал свои высокие боевые качества. Русским солдатам нужны были только полководцы с «русским духом». Но с этим были проблемы. В России было четыре фельдмаршала: граф А. К. Разумовский, князь Трубецкой, граф Бутурлин и граф Апраксин. Однако все они не были настоящими полководцами, они скорее были опытными царедворцами, не воины, «фельдмаршалы мира, а не войны», — как говорил о самом себе один из них, Разумовский.

Пруссаков побаивались, считали чуть ли непобедимыми. Со времен Петра Первого и Анны Ивановны немецкие порядки были образцом для России, немцы — учителями и начальниками. В России Романовых поселилась скверная привычка умалять себя по сравнению с иностранцами (ныне эта болезнь снова сильно распространена по России). А армия Фридриха била австрийцев, французов. После первой стычки на границе, когда три русских драгунских полка были опрокинуты прусскими гусарами, всей армией овладела «превеликая робость, трусость и боязнь» — отмечал участник войны, русский писатель А. Болотов. При этом эта боязнь и трусость в верхах была сильнее, чем среди простых русских солдат. Русская элита, дворянство и офицерство шли по пути европеизации (вестернизации), то есть превозносили всё западное, европейское (включая военное дело), по сравнению с русским.

Фридрих II пренебрежительно относился к русской армии: «русские же варвары не заслуживают того, чтобы о них здесь упоминать», заметил он в одном из своих писем. Прусский король имел некоторое представление о русских войсках от своих офицеров, побывавших прежде на русской службе. Они оценивали высший командный состав русской армии не слишком высоко. Фридрих оставил для защиты Восточной Пруссии армию под командованием старого фельдмаршала Иоганна фон Левальда — 30,5 тыс. солдат и 10 тыс. ополченцев. Левальд начал свою военную карьеру ещё в 1699 году, отличился в ряде сражений и в 1748 году был назначен генерал-губернатором Восточной Пруссии. В начале Семилетней войны храбрый и опытный прусский полководец успешно оттеснил шведский корпус, пытавшийся наступать на Штеттин из Штральзунда. Фридрих не сомневался, что в первом генеральном сражении русская «варварская армия» будет повержена доблестными пруссаками. Он даже подготовил проект мирного соглашения с Россией, планируя при помощи русских разделить Польшу.


Прусский фельдмаршал Иоганн фон Левальд

В мае 1757 года армия Апраксина, насчитывающая около 90 тыс. человек, из них — около 20 тыс. нерегулярного войска (казаки, нестроевые, вооруженные луками и холодным оружием калмыки и т. д.), выступила из Лифляндии в направлении реки Неман. Русский главнокомандующий сам был посредственностью, и всецело зависел он Конференции. Он не имел права принимать важных решений без согласия Петербурга. По любому изменению ситуации, даже по всяким мелочам главнокомандующий должен был сноситься с Петербургом. В начале кампания Конференция приказала ему маневрировать так, чтобы можно было идти в Пруссию или через Польшу в Силезию. Целью похода был захват Восточной Пруссии. Но Апраксин до июня считал, что часть его армии будет направлена в Силезию на помощь австрийцам.

25 июня (6 июля) 1757 года 20 тыс. вспомогательный корпус под командованием генерал-аншефа Фермора при поддержке русского флота взял Мемель. Это послужило сигналом для решительного наступления русской армии. Апраксин с главными силами направился в направлении Вирбаллена и Гумбинена. Соединившись с корпусом Фермора, 12 (23) августа армия Апраксина направилась на Алленбург. Всё это время Левальд располагался в хорошо защищённой позиции у Велау, ограничившись посылкой наблюдательного отряда. Однако, узнав о движении Апраксина на Алленбург, в глубокий обход позиции прусской армии, Левальд направился навстречу русским, собираясь вступить в решительное сражение.

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 34

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Hoc vince 30 августа 2017 06:44
    С нетерпением ждём продолжения.
    "...в целом эта война не отвечала национальным интересам России"
    1. Котище 30 августа 2017 07:31
      Как у Самсонова все просто, даже как-то "черно-бело"! Один хороший, другой плохой.
      История Семилетней войны это сплох ярких красок, событий и явлений, которые подарили России несколько звезд первой величины среди полководцев. К примеру - Румянцева. Именно в годы Семилетней войны Европа осознала, что мишка на далеком востоке это Сила! Но более всего именно в эти годы проявился дух русского солдата, о котором король Фридрих сказал, что его надо непросто убить, его необходимо еще повалить!
      1. Стирбьорн 30 августа 2017 09:01
        Цитата: Котище
        Именно в годы Семилетней войны Европа осознала, что мишка на далеком востоке это Сила!
        Вообще-то Северная война уже показала, ибо Швеция на тот момент, вполне себе была региональной державой. И тем более это не сглаживает тот факт, что Семилетняя война интересам России не соответствовала, поэтому трижды прав был Петр III, что прекратил немедленно проливать кровь русских солдат за интересы Австрии
        1. Котище 30 августа 2017 09:14
          Северная война для просвященной Европы была где-то далеко и на севере. Причем а взгляд последней благодаря заслугам Дании, Саксонии и др. мелочи, а никак не России она закончилась поражением Швеции. Вспомните как мы заключали мирное соглашение после Северной войны. Именно Семилетняя война, пускай вопреки интересам России поставила европу в положение, при котором возникла необходимость считаться с севрным медведем.
        2. Мур 30 августа 2017 10:27
          Цитата: Стирбьорн
          поэтому трижды прав был Петр III, что прекратил немедленно проливать кровь русских солдат за интересы Австрии

          Ещё бы он потребовал от своего кумира оплатить уже пролитую русскую кровушку - тогда совсем бы красавцем был...
          1. Стирбьорн 30 августа 2017 12:03
            Цитата: Мур
            Ещё бы он потребовал от своего кумира оплатить уже пролитую русскую кровушку - тогда совсем бы красавцем был...

            Ну как бы кумир на территорию Российской Империи не влезал, даже после драпа армии Апраксина. Все боевые действия наша армия вела на территории Пруссии
            1. Мур 30 августа 2017 12:22
              Ну как бы кумир на территорию Российской Империи не влезал

              А он такую возможность имел вообще? Вот поэтому и следовало стрясти со Старого Фрица максимальное количество преференций, т.к. деньги уже потрачены, потери имеются, но имеются и победы.
              Поэтому рыцарство Петра III в данном случае есть неуместное для монарха пижонство.
              Как тут не вспомнить Сунь нашего Цзы с его «Это — борьба из-за выгоды. Получение выгоды и есть победа»
              1. Стирбьорн 30 августа 2017 13:03
                Цитата: Мур
                Вот поэтому и следовало стрясти со Старого Фрица максимальное количество преференций, т.к. деньги уже потрачены, потери имеются, но имеются и победы.
                Выгода в том, что на полтора столетия, Пруссия была дружественным России государством, включая Крымскую войну
              2. Weyland 30 августа 2017 19:40
                Цитата: Мур
                от поэтому и следовало стрясти со Старого Фрица максимальное количество преференций, т.к. деньги уже потрачены, потери имеются, но имеются и победы.

                Маленький нюанс: Петр обещал вернуть Фрицу оккупированную нами Восточную Пруссию - но "обещать - еще не значит жениться"! А в реале вернула ее Пруссии таки уже Екатерина "типа Великая"!
                1. Quintus Sertorius 1 сентября 2017 02:58
                  Петр бы её все равно отдал - не стройте иллюзий. А Екатерина не типа, а Великая. И вполне заслуженно.
              3. Рязанец87 31 августа 2017 17:27
                Петр III был настроен с помощью Пруссии решить важнейший стратегический вопрос: "...Сами по себе эти (завоеванные Данией голштейнские земли) были по российским масштабам не очень обширны, но ценность их заключалась не в размерах, а в стратегическом расположении на юге Ютландского полуострова, на перешейке между Северным и Балтийским морями. Обладатель их мог вести как балтийскую, так и океанскую торговлю, а, проведя судоходный канал длиной всего 100 км, вообще избавиться от выплаты датчанам Зундской пошлины". Выход из Балтийской лужи куда более полезен для России, чем Восточная Пруссия.
                Так что именно что "борьба из-за выгоды".
                1. Quintus Sertorius 1 сентября 2017 03:05
                  О чем вы пишете? Этот канал прорыли только через сто с лишним лет. На этот проект у России не было ни средств ни желания. Проще было сохранять дружественные отношения с Данией, которая была нашей союзницей со времен Петра и за счет этого иметь свободный выход из Балтики.
                  1. Рязанец87 1 сентября 2017 11:07
                    Т.е. построить 117-километровый Староладожский канал и средств и желания хватило. А иметь в своих руках свободный выход из Балтики - так, пустячок. Вопрос проливов актуален, увы, не только на Черном море.
                    Кстати, "Первой связью между Северными и Балтийскими морями был канал Айдер, который использовал русло реки Айдер. Айдер-канал был завершён в 1784 и составил 43 километра из 175 километровой водной артерии от Киля до устья Эйдер на западном побережье. Имел ширину 10 м и глубину 3 метра."
  2. kvs207 30 августа 2017 07:22
    Цитата: Hoc vince
    "...в целом эта война не отвечала национальным интересам России"

    Зато появился опыт взятия Берлина lol
    1. Ануар Жанакаев 30 августа 2017 17:25
      Берлин столько брали еще в 30 летние войну что давно не был неприступной крепостью
  3. parusnik 30 августа 2017 07:49
    Семилетнюю войну можно назвать одной из мировых войн, боевые действия велись в Европе, Азии, Америке...и воевали не только европейцы...
    1. venaya 30 августа 2017 09:40
      Цитата: parusnik
      Семилетнюю войну можно назвать одной из мировых войн, боевые действия велись в Европе, Азии, Америке. ..

      Мировые войны ведутся за мировое господство, а эта войнушка так, можно сказать что мелкие внутренние разборки, практически внутри одного этноса (пруссы воевали с русами, этнос то по сути один, только языками несколько отличаются).
      1. Weyland 30 августа 2017 19:43
        Цитата: venaya
        Мировые войны ведутся за мировое господство, а эта войнушка так, можно сказать что мелкие внутренние разборки

        Отжатые Англией у Франции в результате этой войны Канада и главное - солидный кусок Индии как раз и заложили основы мирового господства наглов! Почему вообще Британия официально считалась империей? Потому что королева Англии титуловалась еще и как императрица Индии!
      2. Алекс 14 сентября 2017 15:09
        Цитата: venaya
        пруссы воевали с русами

        Вообще-то эти "пруссаки" никакого отношения к тем "прусам" не имеют. Кроме названия...
        1. venaya 14 сентября 2017 15:45
          Цитата: Алекс
          Вообще-то эти "пруссаки" никакого отношения к тем "прусам" не имеют. Кроме названия..

          Очень удивляет ваше мнение. Повнимательнее посмотрите этнический состав этих самых "прусаков", в частности в провинции Померания процент русской генетики рода R1a1 достигает аш 90%. абсолютный рекорд, больше нет нигде. Да и столица Пруссии Берлин имеет чисто русское название. Другое дело термин "Пруссия" есть ничто иное как простое искажение русскоязычного термина Русь-Порусия (Варяжская Русь) - просто в тюрских языках фонем "пор" преобразуется в фонем "пр" - это особеннсть всех языков тюрской языковой группы, к которой сейчас относят и все "германские" языки, кстати появившиеся в тех местах совсем недавно, порядка 500 лет назад. Ранее вся эта территория много тысячелетий была практически сплошь русскоязычной, о чём громко и ясно говорит топонимики названий на этих территориях. Если вам ействительно интересна данная тема, то можете просто повнимательнее изучить данный вопрос.
          1. Алекс 15 сентября 2017 20:43
            Вы тут решили меня своей эрудицией поразить? Не стоит, ничего нового для меня Вы не сказали: я и так знаю о славянском прошлом этих земель. Как и то, что пруссаки, о которых шла речь в статье - сплошь немцы, завоевавшие чужую территорию в ходе крестовых походов на восток. Так в чем я был не прав?
            1. venaya 17 сентября 2017 16:39
              Цитата: Алекс
              .. пруссаки, о которых шла речь в статье - сплошь немцы, завоевавшие чужую территорию в ходе крестовых походов на восток. Так в чем я был не прав?

              "Пруссаки .. - сплошь немцы"? - "в чем я был не прав?" - Отвечаю, здесь у Вас присутствует тотальная ошибка в лингвистике. смотрите: С чего вы взяли что на территории Варяжской Руси (Вагрии, Порусии, Венеи и другие наименования тех лет) в то время уже существовал такие термины как "Пруссия", "пруссы", "славяне" и т.д. С самого начала для себя определитесь со временем появления данных терминов, к примеру термин "славяне" зафиксировано его появление только в 16-ом веке, ранее, известно с 6-го века, использовался термин "склавени" (S(c)lavi), или на этрусском "соколовени" = солнцепоклонники, с ликом солнца в виде сокола. Аналогичная ситуация с уже немецким термином "поруссы", но ведь сам письменный немецкий язык (тюрского происхождения) появляется только лишь в 16-ом веке, и до того его никто не использовал, пользовались ранними диалектами русского языка, где жители западной части Руси с названием "Порусия" (будущей "Пруссии", "Прусского королевства"). Они могли себя называть и русами и русичами или ещё иначе, (к примеру венетами), но терминов "пруссы" и "славяне" в то время ещё не могло существовать, "пруссы появились с появлением "Прусского королевства", не ранее.. Поймите, в данном случае предельная аккуратность в использовании терминологических терминов уже имеет решающее значение. Если мы все этого не будем учитывать, то у всех в головах будет полнейшая каша, что и добиваются все враги Руси, кстати довольно успешно. Ввиду отсутствия самого "немецкого языка до 16-го века, само существование термина "пруссы" просто не реально, а немцами мы сейчас чаще называем просто русов, которым под страхом смерти или иначе запретили разговаривать на своём родном языке предков, то есть на одном из диалектов древне-русского языка и которые жили в тех местах многие и многие тысячелетия (пример: сокровища "храма Ретры", все надписи на них сплошь русско-язычны). Насчёт "Крестовых походов" - крестоносцы, управляемые Римом, как вся "Священная Римская империя" ( всего-то восточная часть "Империи Франков" или ранее "Франкского государства"), распространяли латинский язык, язык на который была официально переведена библия, тогда ещё не было никакого "немецкого языка", его ввёл в обиход, вместе с переведённой им библией на уже новый немецкий язык, протестант Мартин Лютер. Смотрите сколько мне приходиться писать, пожалуйста попробуйте хоть в чём нибудь разобраться самостоятельно, этим вы хоть мне немного поможете в моём не лёгком труде.
  4. BAI 30 августа 2017 09:14
    «русские же варвары не заслуживают того, чтобы о них здесь упоминать», заметил он в одном из своих писем


    Зато следующей фразой будет
    BAI
  5. Curious 30 августа 2017 10:52
    "Причины столь позорных действий русского главнокомандующего вызывают споры до настоящего времени."
    Елизавета II была тяжело больна, и канцлер Алексей Петрович Бестужев-Рюмин собирался после ее смерти возвести на престол не Петра III, племянника Елизаветы, а внука императрицы, Павла, который правил бы до совершеннолетия под опекой самого Бестужева и своей матери, Екатерины (будущей Екатерины Великой). Для совершения этого переворота он хотел иметь под рукой армию. Поскольку вскоре здоровье императрицы пошло на поправку, Бестужев отдал в конце сентября Апраксину приказ вернуться в пределы Пруссии. Именно отказ выполнить это предписание стал поводом для отстранения последнего от руководства армией.
    А версий по Европе много бродило.
    Барон фон Архенгольц Иоганн Вильгельм в книге История Семилетней войны 1788 г выдвинул версию подкупа Бестужева англичанами:"Но ненависть русского великого канцлера уступила перед английским золотом, и Апраксин должен был выйти из Пруссии".
  6. мичман 30 августа 2017 12:28
    В этой войне нашел свое место и молодой М.В. Суворов. Он командовал партизанскими отрядами. Также воевал и Милорадович, отец Санкт-Петербургского военного Губернатора и соратника Кутузова. Суворов и старший Милорадович вместе отбыли в Петербург. Один возглавил полк в Старой Ладоге, второй после доклада вернулся в действующую армию. Честь имею.
  7. kvs207 30 августа 2017 13:35
    Цитата: мичман
    молодой М.В. Суворов.

    Всё-таки - Александр Васильевич.
    1. Curious 30 августа 2017 17:24
      Не придирайтесь к человеку.
    2. Weyland 30 августа 2017 19:45
      Цитата: kvs207
      Всё-таки - Александр Васильевич.

      явно же просто опечатка (на клаве М по диагонали от А)
  8. tiaman.76 30 августа 2017 17:59
    это первая война когда Россия воевала за чужие интересы..
  9. Ken71 30 августа 2017 20:03
    Я бы не считал Керсновского истиной. Популяризатор. К тому же писал в эмиграции большей частью без доступа к архивам. И кстати война эта и ослабление Пруссии русским были прямо не выгодны в то время. Петр 3 и затем Екатерины это понимали поэтому один прекратил а другая поддержала прекращение войны.
  10. vodkinmotors1 30 августа 2017 20:37
    Варварами римляне назвали немцев. При чём здесь русские? (это я так) А 7-лет это не "войнушка".
    1. Котище 30 августа 2017 22:28
      Цитата: vodkinmotors1
      Варварами римляне назвали немцев. При чём здесь русские? (это я так) А 7-лет это не "войнушка".

      Немного поправлю. Первыми в истории термин "варвары" использовали греки. Так они называли народы чьи языки они не могли понять. Причем на древнегреческом слово "варвар" звучало как "барбар". Отсуда "барбарский корабль" эпоxи Петра I.
  11. Рязанец87 31 августа 2017 17:50
    Главная мысли после прочтения статьи: не стоит ограничивать свои знания токмо трудами Керсновского.
    - "Это было первое для русской армии генеральное сражение в Семилетней войне" - генеральное сражение одно, потому так и называется. Правильнее хотя бы "генеральное сражение кампании 1757 г.".
    - "Таким образом, русская армия имела все возможность нанести решительное поражение Пруссии и завершить кампанию уже в 1757 году." - для решительного поражения Пруссии необходимо было уничтожить главную армию пруссаков и, желательно, убить самого короля Фридриха) Поражение второстепенного корпуса далеко не так критично.
    - "В этой войне русские выступили в качестве «пушечного мяса» Вены, отстаивая её имперские интересы ...У России были более насущные задачи, в частности, необходимость возвращения Причерноморья с Крымом и русских земель в составе Речи Посполитой (Польши)." - стоит отметить, что для решения этих насущных задач, России был необходим благожелательный нейтралитет Австрии или ее союз. Что и показали русско-турецкие войны Екатерины и разделы Польши.
    "...России обещали Восточную Пруссию (с правом обмена её у Польши на Курляндию). Швеция и Саксония также были соблазнены другими прусскими землями — Померанией и Лузацией (Лужица)." - твердо было установлено только требование возвращения Силезии Австрии. Шведы и так Померанией владели, хоть и в усеченном виде. Единственно , что им французы обещали (и то на словах) - это Тобаго (отнюдь не в Померании). Про обмен Курляндии даже несмешно, там совсем другие расклады были.
    "Русская элита, дворянство и офицерство шли по пути европеизации (вестернизации), то есть превозносили всё западное, европейское (включая военное дело)" - интересно, какие другие варианты построения регулярной армии видит автор?
  12. Quintus Sertorius 1 сентября 2017 03:20
    Про интересы России в этой войне. Почему Елизавета сразу отреагировала на нападение Фридриха на Саксонию? Как раз потому, что это было нападение на польского короля (саксонского курфюрста).
    Польский вопрос - вот что волновало Россию. Нельзя было допускать усиления Пруссии в Речи Посполитой. Политику на сохранение польской государственности (под влиянием России) Екатерина последовательно проводила и после Семилетней войны. Но эта политика была обречена. Первый раздел Польши - следствие шантажа со стороны Фридриха и агрессии со стороны Австрии, что-бы поляки сейчас не сочиняли по этому поводу. В какой-то мере, разделы - отзвук Семилетней войны.
Картина дня