Радиоразведка на Русском фронте Первой мировой войны. Часть 5

Иная ситуация складывалась на Кавказском фронте. Командующий Кавказской армией Н. Н. Юденич придавал повышенное значение бесперебойной связи и эффективной работе радиоразведки. Отличная организация радиослужбы Кавказского фронта - одна из причин серии блестящих побед русской армии на Кавказском ТВД.

Захватить стратегическую инициативу удалось уже в ходе Сарыкамышской операции, закончившейся разгромом турецкой 3-й армии с потерей последней до 90000 человек (в т. ч. 3500 пленными). К 10. 01. 1915 г. в рядах оперативного объединения из 150000 бойцов, ушедших на операцию, осталось лишь 12400 человек. Фактически армия (треть вооруженных сил Оттоманской империи на тот момент) была уничтожена [Масловский Е. В. Мировая война на Кавказском фронте 1914—1917 г. Стратегический очерк. Париж, 1933. С. 133]. Туркам не помогло ни одобрение этой операции (выполнявшейся в стиле «Канн») германским командованием, ни тот факт, что армейский штаб возглавлялся германским офицером, а корпусные командиры (воспитанники германской школы) курировались немецкими инструкторами. Армия на полгода фактически вышла из строя.

Залогом этой важнейшей стратегической победы стал грамотный подход командования Кавказской армии к радиосвязи. Так, Н. Н. Юденич распорядился создать за войсками, действовавшими на основных операционных направлениях, несколько радиолиний, имевших узловые станции в штабах армии и дивизий (отрядов). На перевалах, высотах, в ущельях и горных долинах имелись промежуточные ретрансляционные радиостанции. Всего для обеспечения системы управления армией, действовавшей на фронте от Батума до Товиза, было задействовано до 30 полевых радиостанций.


Когда в конце 1915 г., русские войска, упреждая переброску на Кавказ турецких резервов с Дарданелльско-Галлиполийского фронта после близящейся к финалу Дарданелльской операции Антанты, начинают Эрзерумскую операцию, также обращают на себя внимание тщательные меры подготовки к последней. Были приняты все меры по дезинформированию турок и охране военной тайны: объединенная в отдельную радиогруппу служба радиосвязи была подчинена штабу фронта, осуществлялось ложное маневрирование, заготовки фуража и т. д. Командарм, не доверяя радиотелеграфу, в середине декабря лично отправился экстренным поездом в Тифлис – для того чтобы получить санкцию на проведение операции у командующего фронтом. Командиры корпусов получали боевые задания секретным образом.


Русская тяжелая автомобильная радиостанция в действии

И турецкая 3-я армия, потеряв более половины личного состава, а также почти всю артиллерию, была разгромлена.

Причем Эрзерумская операция является одним из немногих образцов законченной операции эпохи Первой мировой войны. Она была не только тщательно спланирована, но и качественно реализована. Оперативные приказы отдавались в виде обязательно зашифрованных коротких распоряжений с использованием как радио, так и дублирующих средств связи.

Русские не только овладели единственным укрепленным пунктом противника в Малой Азии - потребовалась срочная отправка турками на Кавказский ТВД подкреплений с других фронтов. И к середине 1916 г. на Кавказском фронте была сосредоточена и 2-я армия – которая также в июле-августе потерпела тяжелое поражение.

Важной функцией радиоразведки была установка радиопомех, создаваемых для нарушения радиосвязи между армейскими, корпусными и дивизионными штабами войск противника. Но в годы Первой мировой постановка радиопомех применялась эпизодически - воюющие стороны предпочитали перехватывать радиопередачи, а не срывать их. Для постановки помех применялись обычные средства радиосвязи, а в немецкой армии – и специальные станции радиопомех. В комплект таких станций, кроме передатчиков радиопомех, включалось радиоприемное оборудование, обеспечивающее как радиоперехват, так и наведение на цель передатчиков радиопомех.

На Русском фронте в 1916-17 гг. постановки радиопомех преследовали цель затруднить или задержать прием вражеских радиограмм, а также осуществить кратковременный обман неприятеля.

К середине войны относятся и первые попытки осуществления радиодезинформации. В частности, весной 1916 года, пытаясь скрыть направление главного удара готовящегося наступления (Нарочская операция 5-17 марта) командование русского Западного фронта развернуло севернее г. Молодечно специальные радиостанции, поддерживавшие связь со штабами 10-й и 4-й армий. Немцы, раскрыв работу этих радиостанций, подтянули в молодечненский район свои резервы. Впоследствии же, вскрыв с помощью воздушной разведки эту радиодемонстрацию, они передали своим русским коллегам открытым текстом: «Пожалуйста, не тревожьтесь, это мистификация».

Подводя итог нашему краткому и схематичному обзору, мы хотели бы остановиться на следующих моментах.

В самом начале мировой войны грамотно воспользоваться радиосвязью не смогли все без исключения воюющие стороны. Германцы, например, также часто передавали важные оперативные сообщения нешифрованно - открытым текстом. Так, участвующий в операции «Бег к морю» в октябре 1914 г. конный корпус фон дер Марвица с немецкой педантичностью - ежедневно и не шифрованно - передавал по радио информацию о всех своих перемещениях. Не отставало в этом вопросе и русское командование, практически предупреждая противника о своих оперативных планах.

Такое бездумное отношение к радиотелеграфии в значительной мере способствовало позиционности мировой войны. А беспечность и небрежность командований (особенно русского) очень дорого обошлись армиям воюющих сторон.

В 1-ю половину войны приоритет в деле организации радиоразведки был у австро-германцев. С 1916 г. активизировалась русская радиоразведка (иллюстрацией являются Наступление Юго-Западного фронта, Эрзерумская и др. успешные операции).

Наиболее выдающаяся радиоразведка Первой мировой войны - австрийская. Она содействовала смягчению боевых неудач и реализации оперативно-тактических успехов своих войск, помогала разведкам союзников.

М. Ронге даже считал радиоразведку «величайшей тайной австро-венгерской армии» [Ронге М. Указ. соч. С. 317]. Несмотря на явное преувеличение, в смысле качества и интенсивности работы, структурированности и влияния на оперативно-стратегические события, данные слова близки к реальности. Австро-венгерская разведка благодаря широкому арсеналу средств (прежде всего используя новейшие методы радиоразведки) была очень близка к видению реальной оперативной обстановки и не только не уступала разведке противника, но и превосходила ее. Незнание и забвение командованием русской армии элементарнейших правил радиокорреспондирования открывало для австрийской радиоразведки блестящие возможности. Но там, где ее противник оказывался более осторожным, там и радиоразведка давала сбои.

К началу войны русское командование не продумало систему мер противодействия вражеской радиоразведке, не задумывалось о радиозащите командных инстанций. Противник лишь брал из эфира ту информацию, которую считал важной. А высокие стартовые возможности вкупе с накопленным опытом позволили австро-германцам сохранить лидирующие позиции в данном вопросе вплоть до конца войны.

Нарушение секретности радиопередач (из-за нехватки криптографов и зачастую некачественных шифров) русскими связистами и активное развитие радиоразведки у противника оказали огромное влияние на ход и исход многих боевых операций.

Радиоразведка в 1914-15 гг. состояла только в перехвате радиодепеш и в их дешифровании. Перехват не представлял особых трудностей ни с технической, ни с организационной стороны. Организованные австрийцами радиоподслушивающие узлы находились при всех армейских и фронтовых командованиях и при штабе главного командования, где находился также и главный центр по дешифрованию. В зависимости от обстановки австрийцы прибегали к маневрированию своими радиосредствами в виде привлечения для перехвата неприятельской радиокорреспонденции всех наличных войсковых и даже переносных раций. Эффект от радиоразведки заключался не в самом факте перехвата радиопередачи, а зависел от результатов дешифровки и качества изучения перехваченной информации.

В вопросах дешифрования австрийцы показали высокое мастерство, доведя количество дешифрованных депеш в 1915 г. до 70, а в 1917 г. до 333 депеш в сутки. Предпринимаемые русскими контрмеры (как правило - в виде частой смены позывных) своей цели не достигали – они лишь усложняли работу дешифровальщиков, но вовсе не делали ее невозможной. А в 1917 г. М. Ронге говорит, что смена позывных была даже признана желательной, т. к. давала австрийцам возможность проверить наличие у противника всех радиостанций, в т. ч. и какое-то время не принимавших участия в работе. Как недочет со стороны русских, использованный австрийцами, следует отметить не одновременное введение в дело того или другого шифра. Это значительно облегчало австрийцам и германцам дешифрование.

И в течение войны шло своеобразное соревнование между дешифровщиками и шифровщиками. Хоть к весне 1915 г. русская армия полностью отказалась от системы старых шифров, а летом 1916 г. был принят новый вид шифра с 300 шифровальными группами, абсолютной секретности радиосообщений достигнуть так и не удалось.

В 1916 г. появляется новейшее средство радиоразведки - пеленгированиe. С этого момента австрийские радиостанции стали подразделяться на приемно-подслушивающие и пеленгаторные, объединяемые в соответствующие радиогруппы из 4-8 единиц. Каждая группа получала для подслушивания определенный сектор – исходя из расчета, чтобы каждая вражеская рация подслушивалась 2—3 австрийскими. Пеленгаторные группы должны были и проверять местонахождение раций противника. На 500 км Русского фронта австрийцы имели 6 радиогрупп (по 1-й группе на армию или аналогичное объединение), расположенных в среднем на 50—100-км интервалах друг от друга при удалении от линии фронта на 25—100 км. В среднем 100 км зона по фронту для одной радиогруппы давала возможность полного «прочесывания» эфира в сторону противника.

Интересно, что уже фактически прекративший существование Русский фронт притягивал на себя в 1918-м году 3 австрийских радиогруппы (при 10 группах на Итальянском и 2 группах на Балканском фронтах). Австро-германская служба радиоперехвата дала массу ценного оперативного материала для командования центральных держав.

К середине 1916 г. русская армия имела 24 радиопеленгатора, выполнявших задания штабов армий. Радиопеленгаторы определяли местонахождение вражеских радиостанций, и этим помогали устанавливать районы дислокации штабов соединений и объединений противника и их перемещения. Используя радиопеленгование, радиоразведка могла по типологии, количеству и расположению неприятельских радиостанций вскрывать не только группировку войск противника, но иногда и намерения последнего.

В конце мировой войны, кроме тенденции развития технических средств и способов радиоразведки, проявляется и другая – противники постепенно научились все меньше и меньше использовать радиосвязь в оперативных целях. Учитывая ту предательскую роль, которую радиосвязь сыграла в ходе боевых действий, это было закономерно. Поэтому неудивительно, что эффект от радиоразведки, по сравнению с началом войны, снизился. Но он уже сделал свое дело, повлияв на судьбоносные маневренные операции самого ответственного периода боевых действий. Тем более что для обстановки позиционной войны активность радиоразведки уже не была настолько актуальна – многочасовые артподготовки на узких участках фронта отвечали на многие вопросы.

В плане радиоперехвата наиболее результативными были: для германской армии - Восточно-Прусская и Лодзинская операции 1914 г., Зимнее сражение у Мазурских озер и Горлицкая операция 1915 г., Нарочская операция 1916 г.; для австрийской армии - Галицийская, Варшавско-Ивангородская, Лодзинская, Краковская, Лимановская операции 1914 г., Карпатская, Горлицкая операции, операция на Стрыпе 1915 г., операции на Румынском фронте, для русской армии – Наступление Юго-Западного фронта 1916 г., операции на Кавказском фронте и операции 1917 г. (Летнее наступление, Рижская и Моонзундская операции).

Так как в войсках в данный период было относительно мало радиостанций, их радиопеленгование почти всегда позволяло определить районы нахождения крупных штабов, построение войсковых боевых порядков, направление выдвижения соединений и оперативных объединений. И в ходе войны радиоразведка превратилась в самостоятельный вид военной разведки. Радиоразведка стала мощным орудием воздействия как на оперативную, так и даже стратегическую обстановку на Русском фронте Первой мировой. И от ее эффективности зависела судьба фронтов и армий, да и, в значительной мере, и результат всего вооруженного противоборства.

Абсолютно логичным в этой связи представляется высказывание М. Ронге: «Нашу осведомленность русские объясняли предательством высших офицеров, близко стоявших к царю и к высшему армейскому командованию. Они не догадывалась, что мы читали их шифры» [Ронге М. Указ. соч. С. 145]. Т. о., глава австрийской разведки дал понять, что основные оперативно-стратегические неудачи русской армии в 1914-17-м гг., которые русские связывали с «предательством» и другими обстоятельствами, объяснялись тем, что австро-германцы читали радиограммы своего противника фактически любого уровня.
Автор: Олейников Алексей


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 9

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik (Алексей Богомазов) 21 сентября 2017 08:03
    которые русские связывали с «предательством» и другими обстоятельствами, объяснялись тем, что австро-германцы читали радиограммы своего противника фактически любого уровня.
    ...На Родине радио, радиодело особо не развивалось...
    1. амурец (николай) 21 сентября 2017 08:29
      Цитата: parusnik
      На Родине радио, радиодело особо не развивалось..

      Ну почему не развивалось? Развивалось, но не оценивалось как следует. Электротехническая и радиопромышленность находились в руках иностранцев. Например тех же немцев. Симменс и Гальске, Телефунекен, Дюкрете и ряд других поставляли свою продукцию в РИА и РИФ. Генерал М.М. Лобанов, один из пионеров развития РЛС в СССР, начинал свою службу командуя радиостанцией Телефункен, доставшейся в наследство от царской армии.
    2. alebor (Ald) 21 сентября 2017 10:53
      Если почитать фамилии царских генералов, где чуть ли ни каждая вторая - немецкая, вполне можно понять эти подозрения в "предательстве" и сочувствии Германии.
  2. Barcid (Андрей) 21 сентября 2017 09:59
    Однако, все-таки надо отметить как далеко шагнула радиосвязь в русской армии. И слава Богу, что в советский период продолжили эти начинания.
    1. Curious (Victor) 21 сентября 2017 11:10
      Хотелось бы узнать, в сравнении с какими армиями у Вас радиосвязь шагала вперед? Осветите, если можно, эти шаги.
      1. Barcid (Андрей) 21 сентября 2017 11:34
        По сравнению с началом войны
        1. Curious (Victor) 21 сентября 2017 12:19
          Т. е. Вы допускаете, что могли вообще не развиваться, а раз за время войны сдвинулись - это успех?
  3. Островский (Сергей) 21 сентября 2017 12:55
    Колыбелью отечественной радиоразведки можно считать Императорский военно-морской флот, где она впервые была применена. В годы Первой мировой войны русская радиоразведка находилась уже на достаточно высоком уровне. Активно внедрялось новое оборудование: широкодиапазонные разведывательные приемники и радиопеленгаторы, создавались пеленгаторные станции и др. объекты радиоразведки. После революции все наработки царской России по радиоразведке перешли к Красной Армии,причем не только не были утрачены, а наоборот сохранены и преумножены.
  4. ПоручикТетеринъ 28 сентября 2017 20:33
    Замечательный цикл статей. Автору--моя искренняя благодарность за проделанный труд и объективный подход к освещению избранной темы! hi
Картина дня