Неожиданная война гитлеровской Германии с СССР. ПрибОВО продолжение (часть 6)

Неожиданная война гитлеровской Германии с СССР. ПрибОВО продолжение (часть 6)


Руководство ПрибОВО считает, что оно верно оценивает обстановку по другую сторону границы. По данным разведки РО округа и РУ ГШ КА, немецкие войска (включая пехотные части) дислоцируются не у самой границы. Мото-механизированные войска также не располагаются компактно в группировках у границы, а разбросаны по территории Восточной Пруссии [часть из них только прибывают, но их сосредоточение вдали от границы разведка не зафиксировала]. Самолеты дислоцируются достаточно далеко от приграничных аэродромов. Немецких сил для нападения на войска округа, по оценке командования ПрибОВО, недостаточно. Возможны только провокационные действия немецких войск.


Для занятия обороны сд 1-го эшелона требуется до одних суток. Для парирования провокационных действий командование ПрибОВО под видом оборонительных работ и учений выдвигает части отдельных сд 1-го эшелона армий прикрытия к оборонительным позициям. Начинается вывод мк в запасные районы. Считается, что сил мк (при поддержке артиллерии и авиации) будет достаточно для ответных действий по вторгшимся для провокации частям противника. Под видом перемещения в новые полевые лагеря начинается переброска некоторых соединений из тыла округа. Вероятно, считается, что как минимум за сутки до начала военных действий разведка сможет отследить перемещение немецких войск и ударных группировок мото-механизированных сил к границе.

ПРИКАЗ Командира 12 мк №0038 от 18 июня 1941 г.

«1. С получением настоящего приказа привести в боевую готовность все части.

2. Части приводить в боевую готовность в соответствии с планами поднятия по боевой тревоге, но самой тревоги не объявлять...

3. Пополнить личным составом каждое подразделение. Отозвать немедленно личный состав из командировок и снять находящихся на всевозможных работах…

4. В 23-00 18.6.41 г. частям выступить из занимаемых зимних квартир и сосредоточиться…»

Командир 12-го мк генерал-майор ШЕСТОПАЛОВ
НШ корпуса полковник КАЛИНИЧЕНКО»


Приведение частей в боевую готовность без объявление боевой тревоги маскируется от бдительных «доброхотов», готовых сообщать о этом в Москву.

1953 год. Генерал-полковник П.П. Полубояров (бывший начальник АБТУ ПрибОВО): «16 июня в 23 часа командование 12-го мк получило директиву о приведении соединения в боевую готовность… 18 июня командир корпуса поднял соединения и части по боевой тревоге и приказал вывести их в запланированные районы. В течение 19 и 20 июня это было сделано… 16 июня распоряжением штаба округа приводился в боевую готовность и 3-й мк, который в такие же сроки сосредоточился в указанном районе.»

Сведения о перемещении соединений ежедневно докладывались НШ округа, армий и корпусов. Ниже представлено одно из таких донесение штаба 48-й сд, совершающий марш в район Немакшчай в ночное и утреннее время. Вероятно, также ежесуточно поступали донесения от штабов сд 1-го эшелона.



1952 год. Бывший командующий 8-й армии генерал-лейтенант П.П. Собенников (c 04.07.41 г. – командующий СЗФ): «Около 10-11 часов 18 июня я получил приказание вывести части дивизий на свои участки обороны к утру 19 июня… К концу дня все распоряжения о выводе войск на границу мною были сделаны устно. В течение дня [19 июня] были развернуты 10, 90 и 125 сд... в подготовленных траншеях и ДЗОТах… Части 12-го мк в ночь на 19 июня выводились в район Шяуляя, одновременно на командный пункт прибыл и штаб армии. Никаких письменных приказаний о развертывании войск до 20.06.41 и после 20.6 из штаба округа получено не было…

Артиллерия
[33 и 125 сд] была фактически полностью развернута. В лагерях находилась часть артиллерии 5 и 188 сд, корпусной ап 16 ск и армейский гаубичный ап…

В штабе округа существовало довольно мирное настроение. В лагерь Козлова Руда 21.6.41 прибыла инспекция округа… По приказу командующего Кузнецова Ф.И. была назначена на утро 22.6.41 инспекторская стрельба для частей 5 и 188 сд и артиллерии…

Управление до начала войны осуществлялось по проводным средствам связи. С началом войны уже 23 июня вся проводная сеть была разрушена и мы перешли на радиосвязь…»


1952 год. Бывший командующий 11-й армии генерал-лейтенант Морозов: «…На основании устных распоряжений командующего войсками округа, части 11 армии выходили на подготовленный рубеж вдоль границы. Делалось это под видом продолжения полевых укреплений или их усовершенствования. На границе находилось по одному полку от каждой дивизии. Полки были усилены артиллерией, как правило с полком был один арт.дивизион. Были развернуты командные пункты дивизий и полков. На командных пунктах находились постоянно дежурные офицеры… Связь с войсками, погран.частями и начальниками строительства УР была организована и действовала к началу войны хорошо. О переходе государственной границы немецко-фашистскими войсками я, как командующий, получал по условному коду буквально со всех пограничных застав, от всех командиров полков и батальонов… Лишь только со 128 сд была потеряна связь около 11-00 22 июня, так как штаб дивизии оказался разгромлен. Потери связи с командирами корпуса и дивизии в первые дни войны не было…»

Генерал-майор И.И. Фадеев (бывший командир 10 сд 8 армии): «…19.06.41 года было получено распоряжение от командира 10 ск генерал-майора И.Ф. Николаева о приведении дивизии в боевую готовность. Все части были немедленно выведены в район обороны, заняли ДЗОТы и огневые позиции артиллерии. С рассветом командиры полков, батальонов и рот на местности уточнили боевые задачи согласно ранее разработанному плану и довели их до командиров взводов и отделений. В целях сокрытия проводимых на границе мероприятий производились обычные оборонные работы, а часть личного состава маскировалась внутри оборонительных сооружений, находясь в полной боевой готовности…»

1952 год. Генерал-полковник М.С. Шумилов (бывший командир 11 ск): «…Устное распоряжение через офицера связи 8 армии корпус получил 17.06.41 о занятии обороны 125 сд, о выдвижении корпусных частей и штаба корпуса. 125 сд заняла оборону 18.6.41, остальные две дивизии корпуса были в движении… Другие дивизии на выдвижение получили приказ также устно через офицеров связи 8 армии. Штаб корпуса об этом был поставлен в известность также через офицеров связи…

Артиллерийские части корпуса находились вместе со своими дивизиями. Корпусные ап были выдвинуты к государственной границе 18.6.41. В учебных артиллерийских лагерях артиллерийских частей не было. Обеспеченность патронами и снарядами к моменту начала войны было до 1 боекомплекта, а обеспеченность 125 сд – выше, так как ее запасы все были с ней...»


Поздним вечером 19 июня 1941 года Военным Советам 8-й и 11-й армий и трем ск направляется новая директива.





В соответствии с новой Директивой части приграничных дивизий должны быть в боевой готовности, начинается установка минных полей, указывается на пополнении боеприпасов на линии обороны, выдвигающимся частям следует учитывать полеты немецких самолетов (т.е. передвигаться ночью). На командных пунктах армии, ск и сд должен находиться дежурный командный состав. Этот документ не подписывает ЧВС Диброва, вероятно, он отсутствует в штабе ВО.

В то же время направляется в части округа разрешение об получении из НЗ касок и имущества.



Генерал-полковник М.С. Шумилов: «Патроны и снаряды мною были выданы…»



Не находите ничего странного в приведенном тексте? «…ЧВС ПрибОВО… приказал немедленно отобрать патроны и снаряды… Я запросил Штаб 8 армии о письменном приказе, чтобы отобрать патроны и снять мины. Ответа на запрос ни от штаба 8 армии, ни от штаба округа не получил…»

Командир корпуса отдает свой приказ о выдаче боеприпасов и об установке минных полей. На приказ вышестоящего начальника (ЧВС ВО) об отмене его приказания комкор просит письменное подтверждение об отмене из штаба округа или армии… Абсурдная ситуация... Но она возможна в одном случае, если командиру корпуса был отдан приказ об выдачи боеприпасов и начале минирования из вышестоящего штаба.

С указанной Директивой штаб ПрибОВО от 19 июня Военный Совет 8-й армии мог ознакомиться утром 20 июня. В этот же день Военный Совет армии должен был передать устные приказания в корпуса. 20-го июня комкор Шумилов дал соответствующее указание: выдать боеприпасы и начать минирование. Не понятно только, почему он пишет по-другому? С неточностями в воспоминаниях мы уже встречались...

Спецсообщении 3-го Управления НКО №4/37155 от 8 июля 1941 г. «…В дополнение к №36833 от 7.07.41 г. сообщаем, что произведенным 3 отделом СЗФ расследованием, факт отдачи приказания ЧВС ПрибОВО Диброва в отношении разминирования минных полей и сдачи выданных личному составу патронов в частях 11 ск и 125 сд перед началом военных действий, подтверждается...»

Через два дня после передачи Директивы штаба ПрибОВО от 19 июня ЧВС округа Диброва не знает о ней (о самоуправстве оставленных без его присмотра руководителей). А чем был занят ЧВС?

Внезапно начавшаяся война застала врасплох не только войска западных приграничных округов, но и семьи военнослужащих, дислоцировавшихся в приграничных районах. В первые часы войны артобстрелу и бомбардировке подверглись не только военные объекты наших войск, но и дома начсостава с семьями. Конечно же, вопрос эвакуации семей начсостава в приграничных частях был включен в перечень мероприятий, проводимых при мобилизации. Ввиду неожиданного нападения Германии на СССР провести эти мероприятия в отдельных районах не было возможности. В соединениях и частях, находившихся в стадии формирования, мобилизационные планы разработаны не были. С 18-19 июня отдельные командиры ставили перед вышестоящим командованием вопрос о необходимости эвакуации семей начсостава из приграничных районов. Некоторые из них самостоятельно отправляли семьи в тыл. Поток отъезжающих увеличивался и к 20-му июня информация докатилась до Москвы. 20-го числа последовало указание о прекращении отъезда семей военнослужащих. Некоторые семьи даже снимались с эшелонов…

Спецсообщение 3-го Управления НКО от 8.07.41 №4/37155 «…Командование 11-го ск и 125-й сд ПрибОВО по собственной инициативе начали подготовку эвакуации семей. Прибывший 21 июня 1941 года в корпус ЧВС Диброва приказал: «прекратить панику… прекратить подготовку к эвакуации семей начсостава». В тот же день ЧВС 8-й армии С. Шабалов телеграммой подтвердил приказание Диброва о прекращении подготовки к эвакуации. В результате этого в момент наступления противника семьи начсостава пришлось вывозить во время боя, при этом значительная часть семей погибла…»

Позже сам Диброва объяснял свои распоряжения тем, что эвакуация семей комначсостава была запрещена наркомом обороны распоряжением 20 июня.

Указаний из Москвы об эвакуации семей не поступало и командующий войсками округа с НШ самоустранились от мероприятий, связанных с запретом отъезда. В такой ситуации ЧВС мог стать «сигнализатором» о панической ситуации в округе (как он, вероятно, думал). Запрет наркома об отъезде семей лишний раз подтверждает, что руководство КА не ожидало войны в ближайшие дни.

После указания из Москвы в перерабатываемую Директиву №1 штабом ПрибОВО введен отдельный пункт: «5. Семьи начальствующего состава 10, 125, 33-й и 128-й сд перевозить в тыл только в случае перехода границы крупными силами противника…» Руководство округа опасалось уже игнорировать распоряжения Тимошенко и Жукова – на это были свои причины.

Посмотрим выдержку из журнала боевых действий 8-й армии.



Получается, на руководстве НКО лежит грех за гибель жен и детей военнослужащих приграничных гарнизонов – самого дорогого, что было у военнослужащих, которые защищали Родину. Это лишний раз показывает, что в Москве не ждали полномасштабной войны…

В ночь с 19 на 20 июня был арестован бывший командующий ПрибОВО (до июля 1940 года – заместитель наркома обороны по ВВС) А.Д. Локтионов. Это был «последний звонок» для Петра Семеновича Кленова и «первый звонок» – для Ф.И. Кузнецова. П.С. Кленов теперь мог ожидать ареста – не так много людей было не сломлено НКВД…

По показаниям следователей, истязавших А.Д. Локтионова: «…Никто не смог его расколоть. «Курский соловей» оказался несгибаемым. Несмотря на изощренность пыток, вину не признавал. Палачи передавали генерала из рук в руки, но успеха не добились… Генерал кричал от боли, катался по полу, но не соглашался подписывать протокол. Его били пока не устали...» Человек сильного характера, никого из руководства ПрибОВО не «утащил» за собой. Расстрелян. Реабилитирован в 1955 году. Царствие небесное, Добрый Человек…



Продолжалось подготовка передовых частей к военным действиям с немецкими войсками (снова под видом учений, скрывая истинную причину от своих) и осуществлялось перемещение отдельных соединений ближе к госгранице.

«Командиру 128 сд, Командиру 374 сп, Командиру гаубичного полка

К утру 21.6 занять следующее положение для обороны:

1. Один дивизион гаубичного ап поставить на позицию в районе высоты 147,9 (юго-зап. Кальвария). Задача – в случае наступления противника поддержать батальоны 128 сд.

2. Вывести батальон 374 сп в район рощи Зелёнка.

Окончание занятий только по моему указанию.

Командующий 11 Армии генерал-лейтенант Морозов
ЧВС бригадный комиссар Зуев
НШ армии генерал-майор Шлемин»


В связи с сосредоточением крупных немецких сил на госгранице было начато перемещение войск округа с целью увеличения группировки 1-го эшелона армий прикрытия.

ОПЕРСВОДКА №01 22-00 21.6.41

1) Части и соединения ПрибОВО в пунктах постоянной дислокации занимаются боевой и политической подготовкой, выдвинув к государственной границе отдельные части и подразделения для наблюдения. Одновременно производится передислоцирование отдельных соединений в новые районы.

2) Части 8-й армии к 17-00 21.6.41 г. занимают положение:

а) 10-й ск (штаб корпуса – 5 км северо-западнее Варняй):
10-я сд (штаб дивизии – Кулей) занимает район Паланга, Швекшна, Кулей;
90-я сд (штаб дивизии – лес 5 км северо-восточнее Шилале) занимает район Кведарна, Паграмантис, Калтиненай. Три батальона выдвинуты на рубеж Мешкине, Жигайце для наблюдения;

б) 11-й ск (штаб корпуса – лес 2 км юго-западнее Скаудвиле): 125-я сд (штаб дивизии – 5 км юго-западнее Батакяй), выдвинув отдельные подразделения на рубеж Аукштупе, Поюры для наблюдения занимает район (иск.) Паграмантис, Таураге, Гавры, Скаудвиле;

в) 48-я сд, продолжая марш в район Немакшчай, до 22-00 21.6.41 г. – на отдыхе в лесу 10 км южнее Шауляй, с наступлением темноты продолжает марш;

г) 11-я сд, из района Нарва по железной дороге, с утра 21.6.41 г. начала сосредоточиваться в район Радвилншкис, Бейсагола, Шедува;

д) управление 65-го ск, имея задачу по железной дороге прибыть в район Кебляй (10 км севернее Шауляй), и 16-я сд – в район южнее Прены (на восточном берегу р.Неман) из-за отсутствия вагонов к погрузке не приступали;

с) 12-й мк (штаб корпуса – г.дв.Найсэ – 12 км северо-восточное Шауляй) к исходу 21.6.41 г. занимает положение:
23-я тд (штаб дивизии 1 км севернее Неримдайчай) – в районе Седа, Тришкяй, Тиркшляй;
28-я тд (штаб дивизии – 3 км западнее Мешкуйчай) – в районе Груджяй, (иск.) Шауляй, Мешкуйчай;
202-я мд к полудню 21.6.41 г. сосредоточилась в районе Келме;

ж) 9-я артиллерийская бригада противотанковой обороны (штаб бригады – 1 км юго-восточнее Ужвентис) – в районе Варняй, Кражей, Келме, Ужвентис;

з) 402-й гаубичный ап большой мощности продолжает сосредоточиваться по железной дороге в район ст.Ужпелкяй;

и) штаб армии – в лесу 15 км юго-западнее Шауляй.

3) Части 11-й армии к 17.00 21.6.41 г. занимают положение:
16-й ск (штаб корпуса – лес 7 км юго-западнее ст. Козлова Руда):
5-я сд (штаб дивизии – Лукше) – в Юровском лагере; ее три батальона на рубеже Жиле (10 км южнее Юрбург), Добишки, Пеншишки;
33-я сд (штаб дивизии – 5 км юго-западнее Пильвишки) – в районе Вилькавишкис, Мариамполь; имеет три батальона на рубеже (иск.) Наумиестис, Боблавка;
188-я сд (штаб дивизии – роща 14 км южнее Вилькавишкис) – в Юровском лагере; имеет три батальона на рубеже Вирбалис, Виштынец;
128-я сд (штаб дивизии – лес 5 км западнее Сэрэе) занимает район Лозьдзее, Сэрэе, Симно;

б) 23-я сд в ночь на 22.6.41 г. выступает из района Пагелижяй (20 км юго-западнее Укмерге) в район Андрушканцы для дальнейшего следования в район лесов южнее и юго-восточнее Каунас;

в) 126-я сд в ночь на 22.6.41 г. выступает из Жнежморяй и следует в район лесов у Прены;

г) управление 29-го ск, 184-я сд и 429-й гаубичный ап РГК – в Оранском лагере; 179-я сд – в Сьвенцянском лагере;
2-я тд – в лагере 5 км юго-восточнее Ионава;
84-я мд – в районе Кайшядорис;
5-я тд в районе Алитус на восточном берегу р.Неман
10-я артиллерийская бригада противотанковой обороны – в районе козловарудских лесов;

ж) штаб армии – форт № 6 Каунас.

4) 27-я армия (22-й ск, 67-я сд и 3-я отдельная стрелковая бригада) занимает пункты постоянной дислокации.
24-й ск: управление, корпусные части и 181-я сд – в лагерях в районе Гулбенэ;
183-я сд – на марше в Рижский лагерь. До наступления темноты 21.6.41 г. – в районе Зосены, Собари (50 км западнее Гулбенэ). Штаб армии – Рига.

НШ генерал-лейтенант П. Кленов
Заместитель начальника Оперативного отдела штаба округа полковник С. Киносян


Под предлогом перевода в рижский лагерь перебрасывается 183-я сд, которая должна была сосредоточиться в зоне действия 8-й армии с 8 по 13-й день мобилизации. Мобилизация еще не объявлена, а дивизия уже идет походом. За 8-й армией начинает сосредоточение 402-й гаубичный ап большой мощности.

В ночь на 22 июня начинают выдвижения 23 и 126 сд, которые должны сосредоточиться в зоне 11-й армии с 2-го по 4-й день мобилизации.

Ближе к границе начата переброска 11 сд (ранее при начале войны она должна была перейти в распоряжение Ленинградского ВО). Из-за отсутствия вагонов не начата перевозка частей 65-го ск и 16-й сд (ранее она планировалась для защиты Балтийского моря).

Округ с согласия ГШ осуществляет переброску войск, но не интенсивную. Пять дивизий (179, 181, 182, 183 и 184) остаются в лагерях вместе с управлениями и частями 22, 24 и 29 ск.

Ожидая в будущем военные действия, штаб округа озаботился уменьшением расхода шифров и кодировочных таблиц в мирное время. В штабе прекрасно понимают, что при боевых действиях расход этих документов многократно увеличится, а их количество ограничено.



Поскольку руководители КА до 22 июня 1941 года не сталкивались с массовым применением авиации противника против советских войск, то у них присутствовало неверное представление об ПВО наземных войск при массированном применении авиации. Например, в докладе Г.К. Жуков на совещании высшего комсостава в декабре 1940 года говорил: «…Для прикрытия огнем зенитной артиллерии ударной и подвижной групп армии требуется прикрыть площадь по фронту в 30 км и в глубину 30 км - 900 кв.км. Один зад может прикрыть огнем 160 кв.км , а для прикрытия 900 кв.км потребуется 6 зад…» Мы видим достаточно завышенные оценки возможностей войсковой ПВО. Маловероятно, что к 22 июня мнение о ПВО войск у начальника ГШ могло принципиально измениться.

К началу боевых действий на территории ПрибОВО имелось до 70 аэродромов: 21 – постоянный и 49 оперативных. 23-х из них проводились строительные работы. В Приказах наркома обороны №0042 от 19.06.41 и №0043 от 20.06.41 нет даже упоминания о рассредоточении (размещении) авиации на полевых аэродромах и площадках. Естественно, что и в планах ВВС округов такие варианты базирования авиации не предусматриваются. Особенно при нарастании репрессий по отношению к руководителям ВВС КА.

В соответствии с Директивой штаба ПрибОВО от 18 июня было подготовлено распоряжение командующего ВВС округа А.П. Ионова о перебазировании, рассредоточении и маскировке самолетов. На основании этого распоряжения производилась передислокация эскадрилий некоторых авиаполков на оперативные аэродромы.







Из оперативной сводки №02 штаба ВВС ПрибОВО видно, что в каждом полку по одной эскадрильи находится в боевой готовности №2 (как и части ПВО ПрибОВО в готовности №2).

Ниже приведены постоянные аэродромы, на которых базировались авиаполки ВВС ПрибОВО в мае 1941. В скобках приводятся аэродромы базирования этих же полков к 22.06.41 (постоянный и оперативный, на который перелетела часть полков).

4 сад. 35 бап – Тарту (Тарту, Выхма); 50 бап – Унгри; 63 бап - Таллин (Таллин, Куусику); 38 иап - Тарту (Тарту, Таллин).

6 сад. 31 бап - Вейноде (Вейноде, Платоне); 40 бап - Виндава (Виндава, Платоне); 148 иап – Либава; 21 иап – Рига. Полк предназначался для применения в целях ПВО; 239 иап – Эзерь. Находился в стадии формирования и самолетов не имел.

7 сад. 9 бап – Паневежис; 46 бап – Шавли (Шавли, Грузджяй); 10 иап - Шавли (Шавли, Немакшай); 238 иап – Паневежис; 241 шап – Митава.

8 сад. 15 иап – Ковно (Алитус, Поцунай, Венчай); 31 иап – Ковно (Ковно, Кармелава); 61 шап – Кейданы (Кейданы, Макштава); 240 иап – Россиены. Находился в стадии формирования имел 13 самолетов; 236 иап – Алитус.

57 сад. 54 бап – Вильно (Вильно, Кивишки, Крыжаны); 42 иап – Вильно (Вильно, Ораны, Перноя); 49 иап – Двинск (Двинск, Ликсна); 237 иап – Ораны. Находился в стадии формирования.

312 рап – Рига. Находился в стадии формирования. 23.06.41 передаст свои самолеты (6 СБ и 6 Р-5) в 46 бап и отбудет на переформирование

Как представляли себе в ближайшем будущем военные действия c немецкими войсками, так и готовились к ним командование ПрибОВО и командующий ВВС...

Отголоски событий от соседей (в части авиации ПрибОВО) дошли и до Командующего ВВС ЗапОВО И.И.Кобца.



Только Москва продавила отказ от боевой готовности, и полковник Тарасенко был вынужден отдать устное указание об отмене мероприятий...

Продолжение следует
Автор:
aKtoR
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

61 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти