Полевой подвижной НПЗ

Есть немало людей, которые военную силу измеряют числом танков, самолетов, кораблей. На мой же взгляд, отточенный изучением военно-хозяйственного опыта Второй мировой войны, надо мерить военную силу через военно-промышленный потенциал. То есть, не так важно, сколько танков или самолетов в строю на начало войны, а важно, сколько их можно произвести во время войны. Вот этот показатель и определяет военную мощь страны. К сведению, в России остался единственный завод по производству танков, «Уралвагонзавод», с месячными мощностями по новым танкам примерно в 65 машин (эту цифру легко высчитать из объема заказа на танки Т-14 «Армата»). Для сравнения, в 1943 году Т-34 выпускались с темпом более чем 800 машин в месяц.

Полевой подвижной НПЗ


Помимо способности произвести нужную технику, надо ее еще снабдить, например, топливом. Совершенно очевидно, что если самый лучший и современный танк не имеет горючего, то это в высшей степени бесполезная вещь, которая годится только на трофей противнику. Опыт Второй мировой справедливость этого тезиса подтвердил множество раз.


Военно-хозяйственная подготовка России имеет множество пробелов и недостатков, и военное производство (если брать в целом все виды продукции, нужные для снабжения армии в военное время) является сейчас наиболее уязвимым местом в обороноспособности страны. Но все же, если необходимость увеличения помесячного выпуска танков еще может быть признана (я в этом сомневаюсь, но все же не стану отвергать такой вероятности), то вот вопросы топливного снабжения в военное время, похоже, что не рассматриваются вовсе.

Очевидно, это следствие давно сложившегося предубеждения, что нефти у нас много и проблемы никакой нет. В советско-российском военном опыте нет примеров острого и всеобъемлющего дефицита нефти, подобного такого, какой охватывал Германию, Японию и Италию. Схватка за северокавказскую нефть и нефтепромыслы Майкопа и Грозного в 1942 году была лишь небольшим эпизодом, мало на что повлиявшим.

Между тем, вероятность в вероятной войне лишиться нефти все же весьма высока. Нефтепромыслы, нефтепроводы и НПЗ могут подвергнуться разнообразным ударам, от ядерного взрыва до диверсий. Объекты нефтяной промышленности сравнительно легко уничтожить и гораздо труднее восстановить. Тем более, что в России добыча и переработка нефти представляет собой промышленность, концентрированную в нескольких районах и примерно на полутора десятков крупных предприятий. В общем, такая ситуация сложиться может. И что тогда будете делать?

Если рассматривать проблему по существу, а не в истеричном тоне, то решение довольно очевидное: надо иметь альтернативный способ получения нефтепродуктов, на тот случай, если основная нефтяная промышленность будет уничтожена вражескими ударами. Альтернативная технология может и не обещать давать сотни миллионов тонн продукции, но она должна быть достаточно мощной, чтобы удовлетворить хотя бы минимальные потребности и продержаться время, потребное для восстановления нефтепромыслов и переработки.

Такая альтернатива есть – это пиролиз. Идея не новая, и за последние годы многократно обсуждавшаяся. Пиролиз в специальных установках самого разного сырья: от древесины и торфа до отходов резины и изношенных покрышек, дает пиролизную жидкость (ее иногда называют искусственной нефтью) и горючий газ, которые пригодны для получения готового топлива и продуктов органического синтеза.

Технология существенно продвинулась в своем развитии, и уже появились удобные и технологичные пиролизные установки, способные перерабатывать весь спектр органического сырья, органических или полимерных отходов. В принципе, не так долго осталось то того момента, когда пиролиз будет доведен до стадии завершенной цепочки с выдачей готового продукта.

Военно-хозяйственное значение пиролизного метода получения нефтепродуктов таково.

Во-первых, используется общедоступное и повсеместно распространенное сырье, такое как древесина, торф, уголь разных марок, а также бытовые отходы, пластик, отходы резины, шины и т.д. Иными словами, пиролизные нефтепродукты можно производить почти в любом районе страны. Скажем, в Европейской части России, на Урале и в Сибири сырье для пиролиза имеется везде и доступно при минимальных усилиях на заготовку.

Из этого вытекает немаловажное военное следствие. Если концентрированную на крупных НПЗ нефтепереработку можно уничтожить серией авиационных и ракетных ударов, то тысячи пиролизных установок, разбросанных по всей стране, уничтожить нельзя: у вероятного противника просто не хватит бомб и ракет.

Во-вторых, пиролизные установки, особенно новейших образцов, очень компактные по размерам. Скажем, установка с суточной переработкой в 15 тонн сырья, со всем необходимым оборудованием спокойно умещается в контейнер. Процесс не создает дыма, выбросов, отходящий газ может использоваться на обогрев самой установки или перерабатываться, так что и газового факела также нет.

Это имеет важное военное следствие. Такую установку можно легко замаскировать, особенно в лесу, и обнаружить ее не так-то просто, а без тепловизоров или инфракрасных датчиков почти невозможно. Если построить для нее подземное укрытие, то и тепловизоры не смогут ее засечь.

Далее, в маленькую по размерам цель трудно попасть. НПЗ занимает огромную площадь, и площадки крупных заводов могут занимать несколько квадратных километров, и в такую цель могла попасть даже баллистическая ракета первого поколения с ее огромным круговым вероятным отклонением. Разумеется, что крылатые ракеты или корректируемые авиабомбы легко поразят НПЗ. Попасть же в маленькую по размерам пиролизную установку очень трудно, особенно в укрытую. Итак, мало того, что пиролизное производство можно рассредоточить по огромной территории в виде сотен и тысяч установок, так еще каждая из них – очень трудная цель для авиационной или ракетной атаки.

В-третьих, в силу компактности и всеядности пиролизного производства, эти установки можно разместить прямо в тылах соединений действующей армии, сократив перевозки горючего до возможного минимума. Перевод на снабжение «подножным» топливом выглядит вполне достижимым. Скажем, упомянутая выше установка, способная переработать 15 тонн сырья в сутки, может давать до 9 тонн топлива. При суточной потребности механизированной дивизии в топливе в 800 тонн в сутки, потребуется порядка 90 таких установок. Это может быть отдельный батальон снабжения, оснащенный установками и необходимой вспомогательной техникой.

Судя по всему, пиролизные установки можно сделать мобильными, пригодными для установки на грузовик. Тогда батальон снабжения может готовить топливо на марше, и тогда топливная база будет перемещаться вслед за дивизией. Более мощные установки можно смонтировать на тяжелых тягачах или в железнодорожных вагонах, и тогда подвижную топливную базу получат крупные соединения: корпуса, армии и фронты.

Технически это достижимо, хотя и не без трудностей. Но в любом случае, выгода очевидная: снабжение топливом подвижных механизированных соединений без заминок, с собственной подвижной базы. Для генералов времен Второй мировой это было из области фантастики: свой подвижной нефтеперерабатывающий завод, следующий в тылах соединения следом за танковыми клиньями. Пределом их мечтаний был полевой продуктопровод. Но теперь-то эта фантастика стала технически достижимой.

Как видите, технология в корне меняет все дело. Противник не сможет разрушить систему топливоснабжения армии, вооруженной пиролизными установками. Он может уничтожить крупные НПЗ, разрушить промыслы и нефтепроводы, сжечь хранилища, и это все равно не спасет его от танкового удара.
Автор: Дмитрий Верхотуров


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 32

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Uncle Lee (Владимир) 29 сентября 2017 06:44
    Идея хорошая, но не для Украины - они там все покрышки на майдане спалили ! fellow
    1. макс702 (Максим) 29 сентября 2017 10:09
      Если начали бомбить НПЗ в Сибири и на Урале это значит третья мировая... и жить планете осталось 30-40 минут..
      1. Vik66 (Виктор) 29 сентября 2017 14:40
        Та же мысль появилась после прочтения первых двух абзацев.
  2. капрал (Святослав) 29 сентября 2017 07:06
    Если все так просто, то почему этих установок нет ...ну,скажем,в каждом фермерском хозяйстве? Или деревне? Скинулись всей деревней на одну установку и мама не горюй.
    1. svp67 (Сергей) 29 сентября 2017 07:20
      Цитата: капрал
      Если все так просто, то почему этих установок нет ...ну,скажем,в каждом фермерском хозяйстве? Или деревне? Скинулись всей деревней на одну установку и мама не горюй.

      Были, ранее были на многих грузовиках и тракторах, но там много особенностей в эксплуатации и использовании. В частности из-за большой пожароопасности.
      Другой момент, что надо делать специальные движки под это топливо, так как использование сделанные под обычное топливо теряют в мощности.
      1. wehr (Дмитрий) 29 сентября 2017 19:40
        Не надо. Эта технология предусматривает получение топлива качества по ГОСТ.
        И это не газогенератор вообще.
    2. EvilLion 29 сентября 2017 13:00
      В Сев. Корее их очень много, т. к. топливо им не продают, чтобы они там не могли нормально работать, и можно было их обвинять во всех грехах.
  3. тасха 29 сентября 2017 07:37
    Передвижные комплексы созданы и предлагаются на российском рынке. Обратите внимание на пиролизные установки, например, "Прометей" от КБ Климова.
    1. wehr (Дмитрий) 29 сентября 2017 19:46
      Не слишком-то эти установки передвижные.
      1. тасха 30 сентября 2017 05:00
        На базе 20 и 40 футовых контейнеров.
  4. Zloy (Павел) 29 сентября 2017 07:44
    Если использовать в обычных движках продукты пиролиза древесины- то вы его просто запортите. По составу продукты пиролиза древесины далеки от углеводородов. Преобладают метанол, ацетон, эфиры, альдегиды, кетоны, органические кислоты. Продукты пиролиза покрышек отличаются по составу- они близки к низкокачественному печному топливу. При использовании в качестве дизельного топлива- движку также кирдык.
  5. Злючный 29 сентября 2017 08:48
    т34 сравнивать с арматой по кол-ву выпущенных машин, это тоже самое, что сравнивать карету на конной тяге с 600м мерседесом. Разница в сложности производства просто колоссальная!
  6. д^Амир (Дамир) 29 сентября 2017 09:53
    это уже было...

    отказались из-за серьезного падения мощности двигателя...
  7. alexxxz 29 сентября 2017 10:00
    Самый главный нераскрытый вопрос - где нефть брать для этой пиролизной установки? Да, если поразить ракетой нефтезавод, то производство нефтепродуктов будет с большой долей вероятности остановлено на некоторое время. Это угроза и уязвимость. Ее можно минимизировать при помощи компактных мобильных "самоваров". Но где брать сырье для этих самоваров? Придется тогда и компактные буровые установки прилагать к "самоварам"... Но ведь и нефть есть далеко не везде! Так что фигня это все! Бред!!! ПВО развивать надо! ПРО и прочие компоненты.
    1. svp67 (Сергей) 29 сентября 2017 10:06
      Цитата: alexxxz
      Самый главный нераскрытый вопрос - где нефть брать для этой пиролизной установки?

      Немцы из бурого угля бензинчик гнали. И ничего всю войну прововевали на нем
      1. alexxxz 29 сентября 2017 10:46
        Ты не забывай, что те стародавние моторы с компрессией 6-7 атм., карбюратором и кпд как у паровоза, могли переваривать все что горит. В текущих реалиях этот катер не прокатит!
        1. wehr (Дмитрий) 29 сентября 2017 19:48
          Немцы из угля делали 100-октановый бензин для самолетов. Так и назывался - Flugbenzin.
          1. alexxxz 4 октября 2017 11:07
            Но, вообще, тема называется "Полевой подвижной НПЗ", а буковка "Н" в аббревиатуре НПЗ, соответствует слову "Нефть". Разве нет? При чем тут уголь? Можно и из опилок как углеводородного сырья, получать много интересного, но как быстро? И насколько сложно? Вот в чем вопрос!
            1. wehr (Дмитрий) 4 октября 2017 16:58
              Получаемая пиролизная жидкость в целом аналогична по составу топочному мазуту и ее можно переработать: разогнать или ректифицировать, как и сырую нефть.
              Быстро и сравнительно несложно.
      2. EvilLion 29 сентября 2017 12:58
        Вот как раз-таки ниче путного из этого не вышло.
        1. свой1970 (Сергей) 30 сентября 2017 14:37
          путного может и не вышло-однако войну провоевали с достаточно неплохими результатами поначалу...
          1. alexxxz 4 октября 2017 11:05
            "с достаточно неплохими результатами поначалу..." - пока в войска не стал поступать бензин из бурого угля... )))
            1. wehr (Дмитрий) 4 октября 2017 17:00
              Вообще-то он поступал с самого начала войны. :))))
              Вы просто не в курсе дела.
              Прочтите лучше книжку Die synthetische Treibstoff im Deutschland, 1933-1945.
  8. vnord (Валерий) 29 сентября 2017 11:41
    Цитата: капрал
    Если все так просто, то почему этих установок нет ...ну,скажем,в каждом фермерском хозяйстве? Или деревне? Скинулись всей деревней на одну установку и мама не горюй.

    Мобильнные нефтеперерабатывающие заводы есть (импорт), в начале 2000 годов кое-где работали (а может быть и работают, но там проблемы с экологией (на что в военный период будет наплевать..)
  9. vnord (Валерий) 29 сентября 2017 11:43
    " месячными мощностями по новым танкам примерно в 65 машин " , ага так нам и сказали возможный объём производства машин на УВЗ в военное время...(при 100% загрузке мощностей в 3смены)
  10. EvilLion 29 сентября 2017 12:57
    То есть, не так важно, сколько танков или самолетов в строю на начало войны, а важно, сколько их можно произвести во время войны. Вот этот показатель и определяет военную мощь страны. К сведению, в России остался единственный завод по производству танков, «Уралвагонзавод», с месячными мощностями по новым танкам примерно в 65 машин (эту цифру легко высчитать из объема заказа на танки Т-14 «Армата»). Для сравнения, в 1943 году Т-34 выпускались с темпом более чем 800 машин в месяц.


    Интересно, а в 1946-ом году СССР выпускал 800 танков в месяц? Или может всё-таки не будем оперировать объемами производства и самое главное, убыли техники во время тотальной войны? И особенно сравнивать его с планами производства в мирное время, когда танков в войсках не знают, куда девать.

    Армии 1945-го года - это 80% пехотные части, передвигающиеся на своих двоих. С тех пор воды утекло столько, что сейчас на машинах сидят все, и любая война заканчивается за период от нескольких дней, до нескольких месяцев, разгром имеющихся сил приводит к тому, что победитель легко продвинется на сотни километров. После чего либо капитуляция, либо партизанская война, как в Ираке, которая потерь особых не нанесет. Относительно конфликтов вроде донбасского, или гражд. войны в Югославии, то там затягивание как раз результат разрушения крупных армейских организационных структур в результате распада страны, или длительной деградации, как было с ВСУ, и переход войны в фазу противостояний мелких групп пехоты.

    сжечь хранилища, и это все равно не спасет его от танкового удара.


    Если можно сжечь хранилища, то можно сжечь и вашу долбанную установку. Вопросы доставки к ней сырья и снабжения, например, бригады с двумя танковыми батальонами, так что каждый танк литров этак 1200 соляра, думаю, можно даже не обсуждать. Всё равно установка превратится в завод. Собственно 90 установок на дивизию - это завод и есть.

    А еще напоминает программу китайского большого скачка, кончившегося большим пшиком.
    1. wehr (Дмитрий) 29 сентября 2017 19:50
      Меня всегда поражает, как оппоненты просто не читают статью и не замечают, что там говорилось а) о рассредоточении, б) о маскировке подобных установок.
      Перечитайте и убедитесь.
  11. Alex_59 (Алексей) 29 сентября 2017 12:57
    То есть, не так важно, сколько танков или самолетов в строю на начало войны, а важно, сколько их можно произвести во время войны.
    Если война настолько грандиозная, что требуется массовое производство танков, то ответ на вопрос "сколько их можно произвести во время войны" - ноль. За подлетное время МБР ни одного танка собрать не успеют. Потому что такая грандиозная война как ни крути сводится именно к полету МБР. А если война не грандиозная и заводы в глубине страны никто бомбить не собирается, то в принципе и того что на складах хватит.
    К сведению, в России остался единственный завод по производству танков, «Уралвагонзавод», с месячными мощностями по новым танкам примерно в 65 машин (эту цифру легко высчитать из объема заказа на танки Т-14 «Армата»)
    Шедевр! Сравнивать производство страны ведущей войну на выживание с производством страны ведущей размеренный полусонный обывательский образ жизни - это да! И еще такая мелочь как усложнение и удорожание техники. Во времен ВМВ самолеты штамповали десятками тысяч, при Хрущеве тысячами, при Брежневе сотнями а сейчас счет идет на десятки. Таков прогресс, усложнение и удорожание техники и рост боевых возможностей. Цель, на которую в ВМВ требовалось несколько полковых самолето-вылетов бомбардировщиков и несколько дней, сейчас за пару часов сравняют два звена каких-нибудь Су-34. То же и с танками.
    1. wehr (Дмитрий) 5 октября 2017 13:39
      Вы полагаете, что размеренная полусонная обывательская жизнь никогда не сможет обернуться войной на выживание?
  12. Sedoy (Sedoy) 29 сентября 2017 13:21
    * подвижной нефтеперерабатывающий завод
    ---------------
    нужно делать на ж/д поездах - спец вагоны собирать в состав и размещать во всех округах на уровне армии
  13. toha124 (Антон) 29 сентября 2017 18:31
    На рынке сейчас много предложений от российских инжиниринговых компаний на мини-НПЗ. Т.е. фантастики в этом нет. Другое дело, что компактный - не значит по-настоящему мобильный. Но вопрос решаемый, я думаю.
  14. п-к Опарышев (Алексей Голубов) 1 октября 2017 06:44
    Автор поднял крайне важную тему.Дублирование топливоснабжения Войск, мероприятие,которое трудно переоценить.Когда топливо поступает из разных источников,командование будет уверено в успешном проведении операции.Мы же будем надеятся,что такие работы по внедрению альтернативы уже ведутся или начнутся с подачи Автора.Спасибо Дмитрий!
Картина дня