Триумфальная марка

Гордость ракетчиков - новые комплексы С-400 встанут на боевое дежурство сразу после Парада Победы

Триумфальная марка


9 мая по Красной площади пройдут зенитно-ракетные системы "Триумф". А через несколько дней на боевое дежурство будет поставлен третий дивизион новейшей системы ПВО С-400, потому что именно "Триумфы" призваны стать основой будущего космического щита России. О том, как создается эта защита, корреспонденту "Известий" рассказал генеральный директор ОАО "ГСКБ "Алмаз-Антей" им. академика А.А.Расплетина" Игорь Ашурбейли.


известия: Игорь Рауфович, что же представляет собой "Триумф"? Ведь говорят, что нам, кроме него, ничего больше и не надо.

Игорь Ашурбейли: Во-первых: С-400 "Триумф" ни в коем случае не модернизация созданной нами и хорошо известной во всем мире зенитной ракетной системы С-300 "Фаворит". То, что они внешне похожи, не более чем легенда для потенциального противника. Чтобы он не смог отличить с воздуха или со спутника, что, собственно говоря, находится на боевой позиции - С-300 или С-400. А электронная начинка абсолютно разная. Об этом знает любой офицер, который ранее работал с С-300, а сегодня служит на С-400.

Если говорить о различиях в боевых характеристиках, то это прежде всего увеличение и зоны перехвата, и зоны обнаружения, и количества одновременно сопровождаемых и обстреливаемых целей.

По ряду характеристик разница составляет от полутора до четырех раз. Одно из самых главных достоинств - это возможность или, как мы называем, "всеядность" новой системы по ракетам. У нас в С-400 уже есть две ракеты, к концу этого года будет введена третья, и "на закусочку" припасена еще парочка новых. У системы открытая архитектура - то есть в зависимости от того, как будут меняться средства нападения, она сможет использовать новые типы ракет. Причем любых отечественных разработчиков. Это - прорыв.

известия: У этих качеств, наверное, есть и цифровое выражение?

Ашурбейли: ЗРС разворачивается в боевое положение всего за пять минут. Способна надежно перехватывать самолеты-разведчики, самолеты стратегической и тактической авиации, тактические, оперативно-тактические баллистические ракеты, баллистические ракеты средней дальности, гиперзвуковые цели, постановщики помех, самолеты радиолокационного дозора и наведения и прочее. РЛС комплекса обеспечивает трассовое сопровождение до 100 целей и точное сопровождение до шести целей (по которым будет наводиться ракета. - "Известия"), дистанция поражения зависит от типа используемых ракет. Например, одной ракетой аэродинамические цели уничтожаются на расстоянии до 250 км, а другая способна сбить объект и на высоте пяти метров.

Тактико-технические характеристики С-400 были подтверждены в ходе масштабных учений "Боевое содружество-2009" и "Запад-2009". Тогда боевые расчеты С-400 успешно уничтожили мишени - аналоги современных и перспективных средств воздушного нападения. Одновременно была подтверждена правильность принятого Минобороны решения по созданию бригад воздушно-космической обороны.

и: Под крышей "Алмаз-Антея" планируется объединение (или поглощение) всех КБ, связанных с созданием зенитно-ракетных комплексов и систем ПРО. Не убьет ли это конкуренцию? Не приведет ли к тому, что армии будут предлагать то, что есть, а не то, что лучше?

Ашурбейли: Нет. Се-годня есть концерн ПВО "Алмаз-Антей", а в нем Головное системное конструкторское бюро "Алмаз-Антей". К нему, как головному разработчику систем противовоздушной обороны, теперь при-соединяются еще четыре предприятия-разработчика - в областях морской ПВО, ПВО Сухопутных войск, ПРО и автоматизированных систем управления. Создает-ся единое образование, мощный мозго-вой центр из нескольких тысяч человек.

Наша задача - сохранить те коллективы разработчиков, которые есть в присоединяемых предприятиях, и адаптировать их к новым целям - они перед нами поставлены Министерством обороны. У всех присоединяемых предприятий ведь одна беда - отсутствие опытно-конструкторских работ на новые разработки. Все они продолжают заниматься модернизацией давным-давно разработанной техники. Сейчас это уже начинает приобретать анекдотичный характер, это научно-технический тупик. Мы тоже могли бы бесконечно модернизировать С-300П "Фаворит". Но "Алмаз", на мой взгляд, поступил очень честно: мы закрыли по собственной инициативе эту тему и предложили Минобороны разработку С-500. И к тому же призывали и наших коллег: хватит вытаскивать из бюджета бесконечные деньги на старое, надо делать что-то новое.

и: Но ведь была же конкуренция между С-300В и вашим С-300П. В результате появились две нужные стране зенитно-ракетные системы.

Ашурбейли: Мне кажется, это все-таки несколько надуманная история. На самом деле не было никакой конкуренции. Бюджет просто тратился дважды: создавалась техника для Сухопутных войск и для Военно-воздушных сил. Из одного котла брали средства на создание неунифицированной техники, буквально до отдельной гайки разной. Но разве оправдано такое расточительство, которое сегодняшний наш бюджет уже не может обеспечить?

Можно, конечно, сказать, что у С-300В и С-300П было функционально разное боевое применение. Одно дело - С-300В, сухопутная ПВО, марш-бросок по континенту - ставилась же когда-то задача за неделю выйти к Ла-Маншу. Так вот, идут танковые колонны на гусеницах, рядом едет на гусеницах С-300В, обеспечивает им прикрытие с воздуха. Другое дело С-300П - это объектовое круглосуточное мобильное дежурство по защите городов, атомных электростанций, воздушных границ страны. Я не рассуждаю о тактико-технических характеристиках С-300В, люди сделали то, что им заказали. Вопрос в том: для чего? Если там кабина, как в танке, вы не можете просто физически в ней нести дежурство. Соответственно боевое дежурство каждый день несет С-300П, а С-300В стоит в местах хранения и ждет, когда же эти танки куда-нибудь отправят. Но они туда уже никогда не пойдут. Поэтому я неоднократно говорил, что мир уже проголосовал долларом, купив С-300П. С 1994 года от их продажи Россия получила четыре с лишним миллиарда долларов.

Хотя, еще раз подчеркиваю, тактико-технические характеристики предыдущих комплексов до появления С-400 "Триумф" были сопоставимы. А сейчас мы просто эту страницу истории перевернули. Сейчас нужно всем браться за руки и заниматься разработкой перспективных систем воздушно-космической обороны, что мы и будем делать в объединенном ГСКБ "Алмаз-Антей". Сегодня речь идет о системах, которые изначально разрабатываются настолько унифицированно, что они могут быть применены и в ВМФ, и в объектовом ПВО, и в Сухопутных войсках. То есть это не узконаправленная система, а многопрофильная, межвидовая.

и: Каковы же перспективы?

Ашурбейли: Вот, например, новая система "Витязь", комплекс средней дальности, который идет на замену С-300ПС. Совсем небольшой, мобильный и достаточно дешевый, но будет обладать теми же тактико-техническими характеристиками, что и система ПС. Разрабатываем систему "Морфей" сверхмалой дальности. Это система в том числе для прикрытия и С-400, и С-500, и "Тополей". "Морфей" способен "добивать" высокоточные бомбы и крылатые ракеты на ближних рубежах перехвата.

Предполагается, что разработка С-500 будет завершена к 2015 году. Ее характеристики мы пока не разглашаем. Могу сказать только, что в ней будет применена новейшая радиолокационная станция на основе активной фазированной решетки, работающей в X-диапазоне. Это последнее слово техники. По сути, "Морфей" плюс "Витязь" плюс С-400 и С-500 закрывают все эшелоны обороны от сверхближнего рубежа до пяти километров и до рубежей в 400 с лишним километров с высотами от пяти метров и до ближнего космоса.

и: Вы сказали о том, что в структуру ГСКБ войдет фирма, занимавшаяся системой ПРО Москвы, и якобы для нее уже есть какие-то задачи. Мы модернизируем нашу систему ПРО. Ядерные ракеты, обеспечивавшие "крышу" столице, уходят в прошлое?

Ашурбейли: По соглашению о ПРО от 1971 года и у нас, и у США были стационарные системы ПРО. Сейчас принципиально другая задача - иметь если не мобильную, то перебазируемую систему ПРО, которая будет прикрывать именно тот объект, который необходимо. А второе - это совсем другие высоты, дальности перехвата и скорости ракет. Возможно, и новые физические принципы.

и: То есть реально создание систем перехвата на основе лазерных установок?

Ашурбейли: Могу только сказать, что мы внимательно следим за американским проектом по лазерам воздушного базирования.

и: Но ведь есть мнение, что сбивать лазерным оружием ракеты невозможно. Американцы сами признали, что это афера...

Ашурбейли: Если мы говорим о наземных лазерах, то да, конечно. Но мы же говорим о лазерах воздушного базирования. А "афера", как вы изволили выразиться, была у американцев, которые ставили технологически пока недостижимую задачу физического поражения цели. Мы изначально считали, что надо идти пошагово и надо ставить задачу функционального поражения, "ослепления" оптических систем наведения. А потом уже идти дальше. Оказалось, что мы были правы. И, по имеющейся у нас информации, американцы действительно снизили требования к своей системе от теплового до функционального поражения. Сократили с семи до двух количество заказанных у промышленности "Боингов" с лазерной установкой.

и: Президент Дмитрий Медведев поставил задачу создать систему воздушно-космической обороны. Начало уже положено?

Ашурбейли: На первом этапе речь идет об интеграции существующих средств. Все средства, которые я перечислил, они в целом являются составными частями ВКО. А второй этап - разработка новых средств, которые будут вводиться в эту систему. Дай Бог нам пока первый этап завершить.

Процесс пока находится в состоянии дискуссии. Мы очень рады, что наконец-таки в новой военной доктрине сказано: "Системе воздушно-космической обороны России быть". Потому что до этого отдельные товарищи, которые нам на самом деле не товарищи, ставили под сомнение даже саму терминологию ВКО и, вообще, саму необходимость создания такой системы, что, на мой взгляд, является большим грехом. Сегодня, когда военная доктрина утверждена, эта дискуссия прекращена. Мы надеялись, что новые ОКР по воздушно-космической обороне будут открыты уже в 2010 году. Этого пока не произошло. Надеемся, что деньги на него будут выделены в 2011 году.

и: Я недавно встречался с конструктором баллистической ракеты "Булава" Юрием Соломоновым. Он жалуется, что не хватает современных материалов, элементной базы, оборудования. А у вас и новые боевые лазеры, и целая куча новых зенитно-ракетных систем. В них же тоже электроника, новые материалы...

Ашурбейли: В том же С-400 практически нет импортных комплектующих. То есть наши разработчики по-прежнему умеют варить суп из топора. Кроме того, Минобороны пошло сейчас на существенное смягчение своей позиции в части использования импортной элементной базы. Это процедура, которая требует примерно трех месяцев на каждую партию. Мы сейчас пытаемся ее еще более упростить.

Не надо бояться использования импортной элементной базы. Нужно просто, четко понимая объемы государственной программы вооружений, закупать ее в том объеме, который необходим для выполнения этой программы. Включая дополнительный запас - он должен быть на складах. Тогда в рамках существующего цикла жизнедеятельности этой техники никакой зависимости от импорта не будет. Пора убирать "железный занавес" в части оборонной промышленности и более активно интегрироваться с другими странами. Я пошел бы дальше и говорил не только об использовании элементной базы, но и о создании совместных предприятий. Только не по выпуску финальной продукции и не в сфере наших ноу-хау, а в тех областях, где наши зарубежные коллеги умеют делать лучше, быстрее и дешевле.

Могу привести пример. Как-то я приехал в Сеул, и мне на секретном полигоне с гордостью показали модули с аппаратурой. Одни сделаны в России, и рядом те, что сделаны по нашей документации в Южной Корее. Загляденье одно смотреть на эти корейские "шкафы"! Наши такие корявенькие, все шероховатенькие, а там все чуть ли не в никеле, хроме, все красиво, качественно. Я говорю: молодцы, ребята, копировать вы умеете лучше нас, но придумали-то это наши специалисты. Но некоторые вещи Корея делает дешевле и лучше, и не надо этого бояться. Если финальная продукция все равно создается у нас, то почему бы на возможность совместного производства некоторых элементов не посмотреть более либерально?

и: Вот-вот. Главком ВВС Александр Зелин неоднократно говорил, что нам бы и с американцами совместной системой ПРО заняться, и с европейцами тактическую ПРО построить...

Ашурбейли: Это вопрос не ко мне. Технически мы готовы, политически - вопрос не наш. Отношения с Западом как качели: то туда, то обратно. Такая область, как оборонка, требует все-таки более стабильного, консервативного, долгосрочного планирования. Столь глубокая интеграция, думаю, все же нереальна.
Автор: Дмитрий Литовкин
Первоисточник: http://www.izvestia.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.izvestia.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня