Психологические потери войны

11 марта этого года в Афганистане было убито 16 человек. При этом министерство обороны азиатской страны дает цифру в 15 погибших, а местная пресса говорит о 17 смертях. Подозрение сразу же пало на американских военных. Немного позже появилась информация, что в смертях местных жителей виновен всего один американский сержант. Он же пытался путем поджога скрыть факт убийства. По понятным причинам имя подозреваемого сначала не называлось, но потом стало известно, что это некий Роберт Бэйлс. Американское командование обещает наказать военного преступника по всей строгости законов, а местное население негодует. На фоне всех разговоров, криков и споров вокруг этой омерзительной выходки сержанта как-то незаметно проходят поиски причин массового убийства.

Психологические потери войны


Самой первой появилась версия, касающаяся опьянения. Согласно ей, сержант в ту ночь находился в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Конечно, потребление «стимулирующих» веществ не является уникально редкой ситуацией в американской армии, но до сих пор только единицы подобных случаев приводили к стрельбе и трупам. Да и адвокат Бэйлса сомневается в том, что причиной побоища стало употребление алкоголя или наркотиков. Более того, вскоре после появления первых новостей о расстреле мирных жителей в прессу попала информация о некоторых фактах из биографии сержанта Бэйлса. Оказывается, в 2010 году во время службы в Ираке он получил черепно-мозговую травму, которая якобы могла привести к нарушению функций мозга. Однако официального подтверждения или опровержения этим данным до сих пор нет.


В то же время, известно о длительном пребывании Р. Бэйса в Ираке и Афганистане. И этот факт тоже может рассматриваться в качестве предпосылки психических проблем. Известно, что четверть вернувшихся из Вьетнама американских солдат имели проблемы с нервной системой. Жуткие условия той войны буквально ломали их психику и затрудняли адаптацию к мирной жизни. В медицине это называется термином посттравматическое стрессовое расстройство. В случае с ветеранами Вьетнамской войны расстройство окрестили «вьетнамским синдромом». Позже, когда российские солдаты возвращались из Афганистана и Чечни, стали появляться и отечественные термины афганский или чеченский синдром. Тем не менее, несмотря на разное название, все это один и тот же диагноз. Посттравматическое стрессовое расстройство развивалось у американских и советских/российских солдат по одним и тем же причинам. Война сама по себе является стрессом, а постоянный риск, как минимум, получить ранение или даже быть убитым еще более усложнял жизнь бойцов. Наконец, последний фактор, усиливающий и закрепляющий проблемы психологического характера – сроки. Согласно исследованиям американских психиатров, число бойцов с отклонениями достигает доли в 97-98% уже после 35-40 дней пребывания в боевой обстановке.

Для борьбы со стрессами и возможными посттравматическими расстройствами в американских вооруженных силах имеются психологи. Однако, как отмечают их гражданские коллеги, зачастую военный психолог не имеет временных возможностей серьезно заняться проблемой отдельного солдата. Поэтому вся работа с ним заключается в небольшом обследовании, выявлении некоторых проблем и выписывании лекарственных средств. Другие методы психологической реабилитации (поддержание благоприятной среды в коллективе, помощь в адаптации к боевым условиям или к мирной жизни) применяются крайне редко. Вот и выходит, что единственное спасение американских военных – пресловутые антидепрессанты. В качестве альтернативы медикаментам зачастую используется алкоголь или даже наркотики. Вряд ли это все можно назвать нормальным лечением. В коридорах Пентагона уже не первый год выращивается идея увеличения количества военных психологов, чтобы каждый отдельно взятый солдат мог получать больше врачебного внимания, но она пока так и остается идеей. Когда дело дойдет до ее реального воплощения в жизнь – неизвестно. По опубликованным данным о планах американского военного ведомства на этот год, больше психологов в войсках станет не раньше 2013 года, а то и значительно позже.

Так нехорошо обстоят дела у бывшего вероятного противника. А как у нас? Наша страна за последние годы вела несколько войн, прежде всего в Афганистане и в Чечне. Через горнило этих конфликтов прошли десятки тысяч военнослужащих и далеко не все они смогли нормально вернуться к мирной жизни. В разных источниках называется цифра от десяти до двадцати процентов бывших солдат, которые из-за своего пребывания на войне не смогли сохранить психическое здоровье. Это все печально, но на фоне американских 25% военных с «вьетнамским синдромом» не выглядит совсем катастрофически. А ведь четверть американских солдат с проблемами – усредненная цифра. Среди бойцов, получивших ранение или ставших инвалидами, не могли адаптироваться к «гражданке» аж сорок процентов. Среди уцелевших, в свою очередь, посттравматические расстройства развивались у 15-20 процентов. Но это все только цифры, а за ними скрываются сотни живых людей.

Для избежания повторения психологических последствий Афганской войны еще в 90-х у нас был создан институт военных психологов. Долгое время их количество оставляло желать лучшего, но со временем ситуация стала улучшаться. По утверждению начальника главного военно-медицинского управления (ГВМУ) Минобороны России полковника А. Калмыкова, военные психологи должны выявлять случаи стрессовых расстройств у солдат и делать все возможное, чтобы стресс не дошел до той стадии, в которой им нужно будет заниматься уже психиатрам. Возможно именно по этой причине количество заболевших российских солдат, как минимум, не больше, чем американцев с психическими расстройствами. О причинах этого можно долго спорить. Калмыков, к примеру, считает, что наши бойцы более устойчивы в морально-психологическом плане и приводит в качестве примера самого себя. По его словам, половину из 25 лет своего военного стажа по долгу службы он провел в горячих точках и смог сохранить холодную голову и горячее сердце. Следует отдельно отметить, что профессия военного медика является своеобразным «отягощающим фактором» в плане психологии.

Однако и более оптимистичную статистику, касающуюся наших солдат, нельзя воспринимать исключительно как повод для гордости. Задача военных медиков любой страны состоит в том, чтобы доводить цифры психологических проблем своих солдат до минимально возможного уровня. Полностью избавить человека от стресса не удастся никакими методами. Поэтому количество морально пострадавших бойцов должно быть настолько малым, насколько это возможно. И добиваться этого нужно всеми доступными методами, от простых бесед с психологом до специальных лечебных курсов.
Автор: Рябов Кирилл


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 16
  1. Dmitriy69 22 марта 2012 09:06
    После Великой Отечественной как то справились с этой проблемой. Секрет наверное в том, что фронтовикам скучать не дали, каждый был нужен и знал это.
    1. Rashid 22 марта 2012 09:43
      Во-первых, наши отцы вернулись героями-победителями, во-вторых, у них действительно было много дел-учёба, работа, домашние дела. В-третьих, мужчин после войны не хватало и найти невесту, жениться и растить детей не было проблемой. А теперь сравните это с той обстановкой, с которой столкнулись наши солдаты после Афгана и Чечни.
      1. Dmitriy69 22 марта 2012 11:56
        Цитата: Rashid
        А теперь сравните это с той обстановкой, с которой столкнулись наши солдаты после Афгана и Чечни.

        В том и проблема! Я не сравнивать предлагаю, я предлагаю решение. Знаете другое - выкладывайте
    2. Eugene 22 марта 2012 09:48
      Нуу если вы читали, то после войны в той же Одессе был небывалый разгул преступности, в.т.ч и потому,что с фронта вернулись не самые благонадежные люди, как это ни печально.

      А в общем с ВОВ все несколько проще - вернулся - восстанавливай страну, мощная пропаганда: для каждого человека есть задача, восстановим жизнь для детей итд.Я думаю понятно.
      А тут Амерский содат возвращается домой где никто не чувствует этой войны: народ тусит по клубам, пьет, ездит на каникулы/отпуск в Майами, спит со всеми подряд,а он оторван от этой жизни. Пусть даже и почти понимал на что и куда шел.
      Плюс морально-психологический эффект шока от жизни в том же Ираке, Американцы мало интересуются окружающим миром и жизненные порядки того же Ирака для них м.б глубокими шоком.
      Eugene
      1. tsibox 22 марта 2012 20:50
        Прошу прощения, если это оффтопик.
        В Одессе был, про преступность слышал... Хотел бы рассказать, с чем я сталкивался. В 80-е, начало 90-х работал в милиции, в уголовном розыске. Линия работы довольно специфичная - розыск лиц уклонившихся от следствия, суда и поруратуры, а также розыск без вести пропавших, плюс неопознанные трупы. В фильмах и сериалах об этой работе обычно ничего не говорят.... Вот только если жулик дал дёру, то обычно ловили мы их, розыскники. Помотался на задержания по всему Союзу... Впрочем, рассказ не об том. У нас было незакрытое розыскное дело, начатое то ли в 47 году, то ли в 49. Суть: с зоны сбежала группа преступников, осужденных за бандитизм (это суть их преступлений). Потом почти всех переловили. Кроме одного. Розыскное дело, которое было на него, было в 3-х томах, каждый том (размер папки советского скорошивателя) раза в полтора-два толще тома Большой Советской Энциклопедии). В основном, мы его использовали как учебное пособие. Как надо ловить жуликов (агентурная работа, операции "ПК", операции литера "А" и "Б" и т.д. и т.п.). Когда я читал эти документы, то чуть не охренел! Оказывается, что показывали в сериале "Место встречи изменить нельзья" - правда! В смысле, что разгул преступности после войны был просто обалденный! Вспоминается рапорт (отчет?) одного опера. Они сделали засаду по месту пребывания жуликов. В итоге опера писали, что по ним был открыт огонь из оружия, включая пулемет (насколько я помню по докуменам - Дегтярева). Бандиты были очень хорошо вооружены. Оружие - от обрезов и короткоствольного оружия, вплоть до пулеметов. Кстати, среди жуликов, были и участники ВОВ.
        Есть отдельный том про агентурную работу. Работали по блат-хатам, притонам, борделям. Опять чуть не охренел, когда читал как наш человек ходил на хату, где предоставляли баб, плюс чего изволите?.. Описывал приметы содержанки, клиентов, Дам-с... Не публичный дом, но очень рядом... Когда я работал в УР, то это розыскное дело читал как захватывающий роман, настолько всё мне казалось нереалистичным... Тогда чуть не за рогатку могли наказать...
        Наступили новые времена... Теперь вместо ППШ есть АКМ
        tsibox
    3. tsibox 22 марта 2012 23:51
      Мой дед пропал без вести 25 апреля 1945 года в Венгрии. Как было написано, это был последний бой их части. Моя бабка во время войны работала на медных рудниках (Урал), дробила руду. Бабка умерла в 55 году, надорвалась. Дед с Войны так и не пришёл. Моя мать всегда его ждала.... Помню, раньше, перед началом сеанса, показывали документальные фильмы.... Моя мать постоянно в разрывах снарядов хотела увидеть своего отца... Было трудно, но выжили...
      tsibox
  2. sancho 22 марта 2012 09:56
    Dmitriy69,

    В том то и дело что после ВОВ практически каждый фронтовик остался при деле. Нужно было восстанавливать страну, поднимать промышленность и аграрный сектор. Поэтому действительно ни кому "скучать" не пришлось.
    Сейчас совсем другая картина. Будь то срочник, контрактник, офицер, прошедшие войну, остаются не у дел. И, начиная с психологов, а уж уровень их подготовки и отношение к делу оставляет желать лучшего, и заканчивая социальной адаптацией ни к какому деловому применению бывших участников конфликтов не приводит. Примеров тому масса Афган, Чечня.
    Люди с поломанной и не восстановленной психикой пытаются найти себя в обществе и,.....большинство не находит. Это проблема!

    И, для решения этой проблемы нужны соц.программы! Что бы каждый участник конфликтов, был у дела! Кого то бесплатно направить в ВУЗ, кого то переучить, кому то первоочередно предоставить достойную работу, жилье, и т.д. и т.п.

    Или нет? Или отработанный материал за борт проще...?
  3. SIT 22 марта 2012 11:21
    И после ВОВ тоже всё было не так просто. У нас в коммуналке один сосед дядя Ваня из лагеря сразу в штрафную роту в 42м. Их с этой роты двое осталось после первого боя. Потом он как все шел до самого Берлина. Другой сосед дядя Лёня заканчивал войну в СМЕРШе и потом еще в Прибалтике прихватил. Так вот дядя Ваня когда трезвый спать ложился как правило мы ночью все подскакивали от какого то грохота в его комнате и криков типа - Танки!! Мать вашу, какого ... ... и т.д. Дядя Лёня шёл к нему и парой таких же слов возвращал в реальность. Они потом шли на кухню и курили молча у форточки. В соседней квартире жил дядя Коля. Всю войну в войсковой разведке. В 60 лет подъем с переворотом и выход на 2 руки показывал нам мальчишкам как делать, но про войну никогда ничего не рассказывал. Мрачнел и замолкал когда спрашивали. Однажды только сказал, что мы всё сделали, чтоб вам этого не видеть, так и живите за нас и за себя.
    SIT
  4. dred 22 марта 2012 12:46
    честно говоря жалко!
    dred
  5. вард 22 марта 2012 14:29
    Мне спать спокойно позволяет чувство, что я всё делал правильно, и не нарушил не людских, ни божьих законов... А вот если вы кого не по делу... вот тогда и наступают муки совести...
  6. 755962 22 марта 2012 16:05
    После Карабаха бухал недолго.Перестройка дала по мозгам крепче Северного Кавказа.
    755962
    1. немец 22 марта 2012 22:36
      точно! не до бухла было.семью надо было прокормить...
      немец
    2. vylvyn 23 марта 2012 07:31
      В натуре! Не то что бухать, жрать было в стране нечего.
      vylvyn
  7. Рыба 22 марта 2012 22:41
    Либо ты- либо тебя. Выбирай и спи спокойно (если сможешь) ! Я предпочитаю нервничать в своей кровати , чем плакать родне на могилке!
    Рыба
  8. Landwarrior 23 марта 2012 07:35
    Родня очень сильно помогла- и "с чашки" слезть заставили, и в университет помогли поступить-лишь бы чего-то делал...Со временем смягчилось, хотя иногда накатывает под определенные даты... Время лечит, но только если на месте не сидеть а занятие найти для рук и головы.

    Наверное, так от "этого" предки и спасались....
  9. Штази. 6 мая 2012 21:21
    Война ломает человека, независимо от того в каком роде войск он служит и за какую идею воюет. Фактически любого человека избравшего военную профессию надо приучать к мысли - ты должен быть готов в любой момент вступить в бой, должен суметь пожертвовать собой в бою. Вся морально - психологическая подготовка военного должна быть направлена на это. От того насколько солдат готов к войне и к тому что он может погибнуть зависит вся боеспособность армии. Военные психологи - профессия очень важная и необходимая.
    Штази.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня