Охота на "тамбовского волка"

Охота на "тамбовского волка"


В 1920 году в Тамбовской губернии вспыхнуло крестьянское восстание. В исторической литературе совсем редко, вскользь, упоминается, что в разгроме восстания участвовало ЧК. А ведь это была первая крупная чекистская операция, впоследствии вошедшая в золотой фонд оперативных разработок спецслужб СССР. Об охоте на «тамбовского волка» Антонова подавляющее большинство читателей не знают ничего. Исправляем этот недостаток.


Тамбовская губерния, год 1920-й

В 1920 году Тамбовскую губернию поразила засуха. Однако губернские власти вместо того, чтобы поднять вопрос о снижении объемов продразверстки, решили затянуть потуже ремень тамбовским крестьянам, но выполнить госпоставки.

Когда в августе в деревнях появились продотряды, крестьяне сдавать хлеб отказались. В случае выполнения госпоставок в полном объеме им грозила голодная смерть зимой. У бойцов продотрядов был приказ «хлеб любой ценой!». И они его выполняли. Хлеб выгребали подчистую, у всех. Восстание просто не могло не начаться.

Оно вспыхнуло в конце августа почти одновременно сразу в нескольких селах Тамбовского уезда. Крестьяне нападали на продотряды, убивали продагентов, отбивали обозы с хлебом и возвращали их в деревни. Во главе стихийно вспыхнувшего восстания стал Александр Антонов. Почему он?

Пламенный революционер Антонов

Александр Антонов не был, как это принято считать, бандитом. В революции с 17 лет, эсер, специалист по «эксам». В 1910 году Временный военный суд счел Антонова вполне «созревшим» для повешения. Но смертную казнь 20-летнему парню (молодой, глупый, исправится) заменили пожизненной каторгой. 7 лет во Владимирском централе, 2 попытки побега, 6 заключений в карцер, половина срока – в кандалах. Настоящий «пламенный революционер»!



Освобожденный февральской революцией в 1917 году Антонов приехал на Тамбовщину и стал начальником Кирсановской уездной милиции. У него 100 сотрудников на территорию в 6 тыс. кв. км. с 350 тыс. жителей, где царит абсолютное безвластие и открытый разбой.

Антонов ловил конокрадов и матерых уголовников, препятствовал разграблению помещичьих имений. За полгода он разгромил разбойничьи банды и сделал дороги в уезде безопасными. Никто не мог и предположить, что через несколько лет главари разогнанных им разбойничьих шаек будут воевать в его армии, командуя отрядами и полками.

Борец против Советской Власти

К лету 1918 года противостояние между большевиками и эсерами достигло пика и закончилось восстанием левых эсеров 6 июля в Москве. Мятеж был подавлен. На местах началась чистка органов власти от эсеров всех разновидностей, и правых, и левых. Вернувшийся из отпуска Антонов узнал, что большинство назначенных им начальников райотделов милиции уволены, часть арестована, некоторые расстреляны. Он не стал дожидаться, пока за ним придут, и ушел в лес.

Противник продразверстки, Антонов организовал отряд численностью 15 человек и начал борьбу с продотрядами, чем привлек к себе симпатии крестьян. К лету 1920 его партизанский отряд вырос до 150 бойцов. О неуловимости Антонова среди тамбовских мужиков ходят легенды. В каждом селе Антонова и его людей накормят, напоят, предоставят им кров и ночлег. Ну кто должен был возглавить восстание, как не Антонов?


К февралю 1921 года Антонов превратил клокочущую людскую массу в армию, состоящую из 14 полков, наладил управление, разведку, привлек к службе имеющих боевой опыт царских офицеров. Его партизанская армия насчитывала более 50 тыс. человек, имела пулеметы и артиллерию. На подконтрольных ему территориях создавались органы власти – СТК (Союз Трудового Крестьянства).



Для борьбы с «антоновщиной» в Тамбовскую губернию были направлены войска РККА, которых поддерживали 4 бронепоезда, 9 артиллерийских бригад, 5 автобронеотрядов, 6 бронелетучек и 2 авиаотряда. Во главе частей - цвет командного состава Красной Армии: Тухачевский, Уборевич, Федько, Котовский.
Одновременно с военными начала свою операцию ЧК.

Эмиссар из Центра

Весной 1921 года, в то время как сподвижники Антонова упивались победами, сам вожак восстания был в тревоге. В отличие от них он понимал, что крупное, но локальное восстание неминуемо обречено на поражение. Однако попытки расширить зону восстания за счет соседних областей успеха не принесли. Антонов стал искать связи с другими контрреволюционными организациями, способными поддержать восстание и прежде всего, с разгромленной родной партией социалистов-революционеров.

Вот почему когда к Антонову пришло известие, что в Воронеж приехал видный член партии эсеров Евдоким Муравьев, на встречу к нему был отправлен специальный эмиссар – начальник антоновской контрразведки Герасев.

Встреча состоялась и превзошла все самые смелые ожидания. Герасев узнал, что в Москве существует и ведет работу ЦК партии левых эсеров, идет подготовка к подпольному съезду всех антибольшевистских сил России. Обрадованный такими известиями, Герасев пригласил Муравьева на Тамбовщину, дал ему пароли и явки для связи. Муравьев, поколебавшись, предложение принял.

На самом деле никакого подпольного Центра не существовало, сам Муравьев уже давно был в стане большевиков и выполнял в Воронеже задание ЧК. В конце мая «полномочный представитель эсеровского ЦК» прибыл в район восстания.

Инспекционная поездка «члена ЦК»

В течение полутора месяцев Муравьев осуществлял инспекцию антоновской армии, проводил совещания, выслушивал доклады. Его повсюду сопровождал Иван Ишин, председатель губернского комитета „Союза трудового крестьянства“ — главного гражданского органа управления антоновцев.

Риск был невероятный, ведь если бы антоновцы поняли, что их водит за нос агент ЧК, умирал бы он долго и страшно. Однажды Ишин оговорился, что «член ЦК» разговаривает во сне. Муравьев перестал спать по ночам, боясь проговориться во сне. Спасали чекиста длительные переезды, во время которых он только и мог вздремнуть на телеге или в седле.
Муравьев постоянно настаивал на личной встрече с Антоновым, но руководитель восстания отказывался, ссылаясь на недавно полученное ранение.

Московская ловушка для тамбовских гостей

В начале июня Муравьев организовал губернский съезд трудового крестьянства, на котором провел решение отправить в Москву на Всесоюзный съезд повстанческих армий двух депутатов от Тамбовщины. Это были Иван Ишин и заместитель Антонова Павел Эктов.

(Ранее в Москву для установления контактов уже выехали Герасев и резидент Антонова в Тамбове адвокат Федоров. Первый встретился в Москве с «представителем генерала Деникина», второй – с «начальником штаба боевых сил Москвы». В ходе встреч и многочасовых разговоров о судьбах России, чекисты выудили массу важной информации о деятельности антоновской армии. Встреча для каждого из них закончилась арестом и поездкой в тюрьму ВЧК.)

Прибывшие в Москву 22 июня Ишин и Эктов сразу же попали на заседание «Центрального повстанческого штаба». После нескольких докладов слово предоставили делегату от восставших тамбовцев Ивану Ишину. В своем докладе представитель Антонова подробно рассказал о численности армии, местах дислокации, источниках пополнения оружием и амуницией, об агентах в губернских органах власти. После столь интересного доклада – восторженные аплодисменты и арест.

Сам Муравьев вернулся из своей «командировки» на грани нервного истощения и с огромным количеством ценнейшей информации: в памяти он держал более 150 паролей, адресов явок и фамилий агентов Антонова по всей Тамбовщине.

Но главная задача – поимка Антонова так и не была достигнута.
В ЧК приступили к разработке новой операции, главную роль в которой должен был сыграть легендарный комбриг Григорий Котовский



«Атаман восставших казаков» Григорий Котовский

В начале июля 1921 года в Тамбов под усиленной охраной был доставлен арестованный в Москве Эктов, давший согласие на сотрудничество с ЧК. Он связался с одним из авторитетнейших антоновских командиров Матюхиным и сообщил, что в губернию с боем пробился кубанско-донской повстанческий полк казаков под командованием войскового старшины Фролова, которые горят желанием стать частью повстанческой армии.

Роль Фролова должен был сыграть Котовский, а восставших казаков – бойцы его кавалерийской бригады. Всех котовцев переодели, на штаны нашили лампасы. Для подтверждения легенды чекисты организовали прорыв «бандитов» на Тамбовщину сквозь красноармейские заслоны с погоней и пальбой.

«Казаки» разместились в поддерживающей партизан деревне Кобылянке. В течение двух дней Котовский вел переговоры с Матюхины предлагая объединиться. Тот откладывал решение, присматриваясь к «Фролову» и ожидая, что сообщит ему его агентура из Кобылянки.

Наконец, когда из деревни донесли, что «казаки» на чем свет стоит костерят Советскую Власть и горят желанием рубать «красную сволочь», решение было принято. На встречу должен был приехать и сам Антонов.

«Горячая» встреча

20 июля матюхинцы вступили в деревню. В течение двух часов Матюхин со своими командирами и «Фролов» со своими «есаулами» обмывали торжественное объединение. Котовский неоднократно интересовался, а где же Антонов? Когда стало ясно, что Антонов на встречу не придет, Котовский выхватил наган и открыл стрельбу.

Мгновенно среагировавший Матюхин ответным огнем ранил Котовского, кулаком выбил оконную раму, выпрыгнул в окно и скрылся. Услышавшие пальбу котовцы приступили к уничтожению партизанского полка. Не ожидавшие нападения матюхинцы не смогли оказать организованного сопротивления. Отряд был разгромлен.

За эту операцию Котовский был награжден золотым оружием с наложенным на эфес орденом Красного Знамени. Из всех поставленных перед Котовским задач не была выполнена только одна: ликвидация Антонова.

В первых числах августа части Красной Армии блокировали отряд Антонова в районе Змеиного озера. Лагерь повстанцев был подвергнут массивному артиллерийскому обстрелу и бомбардировке с воздуха. К вечеру все было кончено. Однако Антонова ни среди пленных, ни среди убитых не нашли. Трижды красноармейцы прочесывали местность – пусто!

И только на следующее утро в Тамбове один из пленных, ухмыляясь, сообщил чекистам, что Антонов был от них в 2-х шагах, прятался в приозерных камышах. 6 часов (!) простоял он по горло в воде, ничем себя не выдавая, пока оцепление не было снято.
И еще год после этого Антонова ловила ЧК.

Последняя охота

В конце мая 1922 года к эсеру-железнодорожнику Фирсову пришла учительница из села Нижний Шибряй с просьбой достать хинин. Лекарство нужно для Антонова, страдающего малярией. Антонов и Фирсов когда-то были друзьями. Старый друг не выдаст! Однако сразу после визита Фирсов побежал «исповедаться» в ЧК. Так стало известно место нахождения Антонова.

Идею отправить для захвата Антонова отряд отмели сразу: Антонову обязательно донесут о приближении к селу вооруженных людей, и он уйдет в лес. Поэтому 24 июня в селе появилась бригада «плотников» из 9 человек: 3 работника ЧК и 6 бывших антоновцев, знавших своего командира в лицо. В случае успешного завершения операции бывшим повстанцам было обещано полное прощение всех прошлых грехов.

В 8 часов вечера дом, где скрывались Александр Антонов и его младший брат Дмитрий, был блокирован. На предложение сдаться братья ответили пальбой из револьверов и маузеров. Когда чекисты подожгли соломенную крышу, братья выскочили из дома и бросились через картофельное поле к спасительному лесу. Вслед им чекисты открыли огонь. Дмитрий упал: пуля попала ему в ногу. Александр взвалил брата на себя и понес.
Расстрелять из винтовки медленно бредущего в чистом поле человека может даже очень плохой стрелок.

P.S.

Почти сто лет отделяют нас от событий Гражданской войны. Однако до сих пор рассказы о ней делят всех воевавших на «своих» и «чужих». Наверное, когда-нибудь мы придем к осознанию, что та междоусобная война была общей бедой для всего русского народа. И тогда в России поставят памятник всем погибшим в Гражданской войне без деления их на красных, белых и зеленых. Один памятник на всех.

Автор:
Klim Podkova
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

133 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти