«Агрессоры»

Изучая опыт боевых действий в Юго-Восточной Азии, командование ВВС США пришло к неутешительному для себя выводу, что, невзирая на подавляющее численное превосходство, эффективность американской авиации оказалась весьма низкой, а потери в живой силе и технике – «неприемлемо большими». Для решения этой проблемы Пентагон заказал исследование под кодовым названием «Красный Барон» («Red Baron»), целью его было выработать рекомендации по совершенствованию подготовки летчиков, которым предстояло завоевать «господство в воздухе» на будущих театрах военных действий.

В 1974 году исследование было завершено, на его основе командование ВВС сделало важнейший вывод: «необходимо пересмотреть методику обучения летчиков ведению воздушного боя, чтобы сделать его по-настоящему реалистическим».


Так появилась идея создания специального подразделения, способного имитировать действия авиации противника. Тогда же была сформирована 64-я учебно-тренировочная эскадрилья, приписанная к Центру боевого применения оружия тактических истребителей авиабазы Неллис (штат Невада) и получившая название «Агрессор».

Позднее к «агрессорам» добавили 65-ю эскадрилью (в составе 57-го авиакрыла, базирующегося в Неваде), 26-ю эскадрилью (в составе командования ВВС США в зоне Тихого океана, авиабаза Кларк на Филиппинах) и 527-ю эскадрилью (в составе 10-го тактического разведывательного авиакрыла 3-й воздушной армии командования ВВС США в Европейской зоне, авиабаза Олконбери в Великобритании).



На вооружении этих эскадрилий состояли устаревшие одноместные истребители «F-5E» («Тайгер-2») и двухместные «F-5F» («Т-38»), близкие по своим характеристикам к советским самолетам «МиГ-21». При подготовке к воздушному бою истребители «агрессоров» обычно оснащались одной учебной ракетой AIM-9P «Сайдвиндер» со специальной головкой самонаведения, которая подавала сигнал в головные телефоны шлема летчика в момент, когда цель оказывалась на «расстоянии выстрела». При оценке результатов боя получение этого сигнала засчитывалось как поражение цели.



Поскольку радиолокационная станция самолета «F-5E» имеет небольшую дальность обнаружения цели, наведение истребителя на противника осуществлялось с наземного пункта управления. При этом сам процесс наведения соответствовал методике, принятой в Военно-воздушных силах СССР и стран Варшавского Договора. Для пущего правдоподобия на фюзеляжи «агрессоров» наносились советские обозначения и советская же маскировочная раскраска. Напрашивались уже красные звезды на крыльях и хвостовом киле, однако для подобной «демонстрации намерений» авторам концепции не хватило наглости – вместо красных звезд рисовали эмблему 57-го авиакрыла – мишень, пробиваемую зарядом картечи.

В состав «Агрессора» отбирали только лучших из лучших. Каждый кандидат должен был иметь самостоятельный налет на реактивных истребителях не менее 500 часов, опыт ведущего группы и квалификацию летчика-инструктора. Что примечательно, количество вакантных мест в эскадрильях «агрессоров» всегда было меньше числа желающих их занять, потому конкуренция при отборе кандидатов оказывалась чрезвычайно велика.

Как правило, в составе 64-й и 65-й учебных эскадрилий проходили спецподготовку шестеро отобранных летчиков. Основному этапу обучения на базе Неллис предшествовал курс подготовки в Школе по изучению вооруженных сил Советского Союза и стран Варшавского Договора, географически расположенную на территории авиабазы Боллинг (округ Колумбия).
В ходе обучения каждому летчику предстояло поучаствовать в 41 тренировочном вылете и отсидеть 121 час лекций, посвященных не только теории и тактическим приемам воздушного боя, принятым в ВВС СССР, но и истории социалистических стран, текущему политическому положению и тому подобным вещам.

Примерно половина летчиков, прошедших подготовку в 64-й и 65-й эскадрильях, оставались служить там же, а остальные направлялись в другие учебные подразделения военно-воздушных сил.

Продолжительность службы летчиков в эскадрильях «Агрессор» составляла обычно три года, по истечении которых они возвращались в свои боевые части, где их опыт применялся для повышения уровня подготовки летного состава.

«Агрессоры» активно использовались в учениях различного масштаба, в ходе которых экипажи выступали за вероятного противника, то есть по большому счету – за СССР и страны Варшавского Договора. Примерно половина вылетов выполнялась прямо на авиабазе Неллис в рамках знаменитых и ежегодно проводимых учений «Красный флаг» («Red flag»).




В зависимости от задач, отрабатываемых на учениях, самолеты «агрессоров» выступали в самых различных ролях. Например, если тактические истребители из обычной части выполняли полет с боевой нагрузкой для нанесения ударов по наземным целям, «агрессоры» выступали в роли истребителей ПВО с задачей не дать прорваться ударным самолетам к цели.

Понятно, что оценка работы любых подразделений ВВС производится по количественным и качественным результатам проведенных ими воздушных боев. Поэтому личный состав крайне заинтересован в уничтожении как можно большего числа самолетов противоборствующей стороны и стремится выполнить задачу, используя все свои возможности. Как отмечали в западной печати, действия летчиков эскадрилий «Агрессор» были весьма успешны. Этот успех определялся прежде всего высоким уровнем профессиональной подготовки летчиков и их стремлением победить во что бы то ни стало. Даже летая на устаревших машинах, «агрессоры» довольно часто «сбивали» самые современные и хорошо вооруженные истребители – такие, как «F-15» и «F-16».

«Агрессоры»


Впрочем, стремление победить любой ценой зачастую приводило летчиков к рискованным ситуациям. Согласно сообщениям западных военных журналов, аварийность полетов в эскадрильях «Агрессор» на порядок выше, чем в обычных боевых частях. Зафиксированы даже отдельные попытки таранов – когда, оказавшись в «безвыходном положении», пилоты учебных эскадрилий пытались взять противника на испуг, имитируя лобовую атаку с неизбежным столкновением.

* * *
Если об «агрессорах» ВВС США в свое время писали предостаточно, не преминув указывать, что подобная методика подготовки летного состава воспитывает в американских летчиках ненависть к СССР и всему социалистическому лагерю, то существование аналогичных подразделений в составе советской армии старательно замалчивалось.

Тем не менее опыт войн во Вьетнаме и на Ближнем Востоке заставил задуматься не только американский, но и советский генералитет. В отчетах с мест событий указывалось, что тактика ведения воздушного боя в советских ВВС (а именно нашу школу прошли вьетнамские и арабские летчики) устарела и не соответствует требованиям времени. Вот тогда-то и было принято решение о создании специальной группы из числа самых опытных летчиков-истребителей строевых частей.
В начале 1970 года на базе одного из истребительных полков ВВС Туркестанского военного округа организовали Центр подготовки летного состава, где начали оттачивать боевое мастерство пилоты, собиравшиеся отправиться в «дальние командировки».

В Центре имелись эскадрильи, укомплектованные самолетами «МиГ-21ПФМ», «МиГ-21СМ» и «МиГ-21УМ(УА)». Подготовка проводилась по программе «Кавказ» («500-е упражнение»), в которую входила отработка одиночного и группового полетов, сложного и высшего пилотажа, боевого маневрирования, одиночных и групповых маневренных воздушных боев на средних, малых и предельно малых высотах.



К 1972 году Центр выпустил несколько групп летчиков, которые затем приняли участие в боевых действиях в Египте.

После первых успехов командование пришло к выводу, что боевой опыт необходимо внедрять во всех авиачастях. Центр в Туркмении перепрофилировали: две эскадрильи вместе с другими частями и подразделениями обеспечения и контроля (в том числе – подразделение радиоуправляемых мишеней «Ла-17») вошли в состав Базы ВВС по проверке боевой подготовки строевых частей истребительной авиации.

Эскадрильи укомплектовывались летчиками с опытом воздушных боев во Вьетнаме, на Ближнем Востоке и теми из молодежи, кто прошел подготовку по программе «Кавказ». Именно с этой элитой авиации предстояло посоревноваться пилотам со всего Советского Союза, время от времени посещавшими туркменскую Базу.

Так началась почти двадцатилетняя история советских эскадрилий «Агрессор». Хотя название это ни разу ни в одном документе не фигурировало, в кругу военных летчиков эти подразделения окрестили именно так.

Подобно коллегам в США, летчики Базы обладали высочайшим уровнем подготовки, и «воевать» с ними было непросто.



Со временем летчиков, имевших реальный боевой опыт, становилось всё меньше – они старели и уходили в отставку – а в строю их заменяли пилоты 1-го класса. Обновлялась и техника. Осенью 1975 года вторая эскадрилья Центра получила на вооружение самолеты «МиГ-23М» и «МиГ-23УБ». В 1987 году первая эскадрилья освоила самый современный истребитель того времени – «МиГ-29».
В конце восьмидесятых возникла интересная проблема: к проверкам на Базе привлекались авиаполки на истребителях, однотипных «местным». И летчикам, особенно при выполнении групповых маневренных воздушных боев, было сложно определить, где «свой», а где «чужой». Для решения проблемы командование приняло решение нанести на самолеты, принадлежащие Базе, отличительную окраску: так называемые «коньячные полосы» на верхних поверхностях крыльев и фюзеляже и «акулью пасть» в носовой части. Уже по инициативе летчиков и техников Базы возникла также неофициальная символика учебных эскадрилий: у первой – леопард в прыжке, у второй – викинг с дубинкой. Обе эмблемы, несмотря на их шуточный характер, очень напоминают символику некоторых американских подразделений, обожающих агрессивные образы.
Время шло, и осенью 1991 года было запланировано переучивание второй эскадрильи на истребители «Су-27», были готовы и эскизы их «агрессорской» раскраски. Однако развал Советского Союза, случившийся в декабре того же года, поставил крест на этих планах. Начальник Базы полковник Константин Петрович Морозов стал министром обороны Украины. База же перешла сначала в состав Вооруженных Сил СНГ, а затем – под юрисдикцию России, но на территории Туркменистана…

* * *
В октябре 1990 года, после объединения Германии, летательные аппараты ВВС Национальной народной армии ГДР влились в состав люфтваффе. Борта самолетов украсились крестами и новыми эмблемами эскадрилий.



Сначала командование Люфтваффе отнеслось к советским истребителям, стоявшим на вооружении ВВС ГДР, довольно скептически, но, прикинув экономические аспекты, приняло решение оставить в эксплуатации 24 истребителя «МиГ-29» (20 одноместных и 4 двухместные машины) советского производства. Для технической поддержки немецких «МиГов» в 1993 году было создано российско-германское совместное предприятие MAPS (MIG Aircraft Product Support GmbH).



В процессе учебных боев с различными истребителями западного производства выяснилось, что «МиГ-29» по ряду летных характеристик превосходит американские самолеты того же класса.
В конце сентября 1998 года состоялись плановые военно-воздушные учения стран НАТО, в которых немецкие «МиГ-29» выиграли все воздушные бои с американскими истребителями «F-16», «F-4», а также с французскими «Миражами-2000».



В ходе учений выявилось «безусловное превосходство» (так выразился представитель американского командования) российских самолетов над западными аналогами.
«Один на один я легко побью любого, – заявил журналистам командир 73-й эскадрильи люфтваффе полковник Рейнхард Мак, – в том числе и F-15. Исключение может составить только последний вариант F-16».

«МиГи-29» германских ВВС были модернизированы под стандарты НАТО. После чего шесть машин впервые приняли участие в американских учениях «Красный флаг» в качестве «агрессоров». Как показали эти учебные бои, на дистанциях в 65 километров преимущество имеют американские истребители; по мере сокращения расстояния ситуация выравнивается, и на 17 километрах предпочтительнее выглядит «МиГ».

Поскольку в настоящее время Россия и страны НАТО считаются союзниками, в коммюнике об этих учениях, ставших достаточно частыми, отдельно подчеркивалось, что участие немецких «МиГов» не должно расцениваться как подготовка к войне с нашей страной – однако на вооружении стран, объявленных врагами или «потенциальными противниками» США, можно увидеть и «МиГи», и «Су». Так, во время войны с Югославией летчики НАТО сбили шесть «МиГов-29», принадлежавшим сербским ВВС, – подготовка в играх против «агрессоров» не прошла даром.

Ныне истребители «МиГ-29» переданы Германией Польше. Варшава собирается использовать эти бывалые истребители на протяжении пяти лет, после чего будут закуплены новые. Роль учебных «агрессоров» переходит к полякам…
Автор:
Антон Иванович Первушин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти