«Отравленное перо». Три «дороги» послереволюционной большевистской печати 1921-1940 гг. (часть одиннадцатая)

«Итак, братия, ревнуйте о том, чтобы пророчествовать, но не запрещайте говорить и языками; только все должно быть благопристойно и чинно»
(Первое Коринфянам 14:40)


Своего пика оптимизм в статьях о жизни в СССР достиг в предвоенном 1940 году, когда главным словом во всех материалах о развитии как сельского хозяйства, так и промышленности в СССР сделалось слово «успехи». После присоединения Прибалтийских государств к СССР граждан этих стран, как и всех остальных, охватила «великая радость», и повсюду в этих уже советских республиках проходят «народные торжества» по поводу «их принятия в счастливую семью народов СССР», так как «народ дождался настоящей, а не бумажной свободы».


«Отравленное перо». Три «дороги» послереволюционной большевистской печати 1921-1940 гг. (часть одиннадцатая)

Бомбардировка Лондона с бомбардировщика Хейнкель 111, фото сделано с другого немецкого самолета 7 сентября 1940 года.

Причем, когда в СССР жизнь простого народа улучшалась просто невиданными темпами, в странах Запада столь же высокими темпами уровень жизни простых людей снижался, а безработица среди трудящихся столь же неуклонно поднималась, а дети рабочих и крестьян повсеместно голодали, и везде вспыхивали забастовки недовольных рабочих и служащих [1].

Как и в публикациях начала 1930-х годов, капитализм объявлялся повсеместно гибнущим [2.C.1]. Хуже всего было положение в Германии, где происходило «внедрение мяса кита» [3.C.2]. Сообщалось, что в 1937 году было организовано 112 концентрационных лагерей, 1927 тюрем и т.д., и что за три года там было осуждено 225 тысяч человек за политические преступления. Убито 4870 и заключено в лагеря более 100 тысяч антифашистов. Судя по публикациям в прессе, тяжкая доля трудящихся в Германии была настолько беспросветна, что немцы заканчивали жизнь самоубийством целыми семьями. Так, в конце 1930-х годов советская пресса буквально бомбардировала население статьями о самоубийствах в Германии, убеждая советских граждан в том, что германское правительство в проведении своей антинародной политики находится на грани краха, ведь «число массовых самоубийств в фашистской Германии возрастает с каждым днем. За последние 2-3 дня в одном лишь Берлине зарегистрировано большое количество самоубийств на почве безвыходного положения». При этом в своих материалах советские газеты приводили следующие статистические данные, например: «В 57 крупных городах Германии в 1936 году было зарегистрировано 6280 самоубийств» [4. С.5.]. Здесь следует отметить, что источник этой газетной статистики неизвестен, так как согласно данным германского Бундесархива, общее число самоубийств в Германии в 1936 году составило 13.443 случая [5], причем никакого учета данных о социальном происхождении людей, решивших покончить жизнь самоубийством, немецкая статистика не вела. Единственное, что указывалось, это способ самоубийства. Но о качестве жизни населения в самой Германии тех лет можно сделать вывод, обращаясь всё к тому же отчету. Так, в 1936 году по причине старости в Германии скончалось 28796 человек, из них 16535 в возрасте 80 лет и более, а в возрасте от 60 до 65 лет – 187 человек [6].

Причем, понятно, почему, например, в газетах так часто сообщалось о голоде в Германии. На людей, только переживших голод 1921–1922 годов и начала 30-ых, подобные сообщения действовали особенно сильно, и они были рады-радешеньки узнать, что где-то положение могло быть ещё хуже.

Когда в марте 1939 года в Москве состоялся XVIII съезд ВКП(б), Сталин заявил на нем, что «начался новый экономический кризис, захвативший прежде всего США, а вслед за ними – Англию, Францию и ряд других стран». Эти же страны он охарактеризовал как «неагрессивные демократические государства», а Японию, Германию и Италию назвал «государствами-агрессорами», которые развязали новую войну. Аналогичным образом высказался и В.М. Молотов в своей вступительной речи на съезде, а также многие его депутаты.

В печати тут же появились статьи «Хозяйничанье германских фашистов в Клайпеде», «Военные приготовления Германии на польской границе», «Германские агрессивные планы в отношении Данцига» и т. д., и это притом, что антифашистская тема была и так достаточно актуальной для советской прессы на протяжении и 1920-х, и 1930-х годов.

Зато все мгновенно изменилось после заключения советско-германского договора о ненападении 23 августа 1939 года. Тон материалов о действиях Германии в Европе с критического в одночасье поменялся на нейтральный, а затем и откровенно прогерманский [7]. Исчезли статьи, расписывающие ужасы гестапо [8.C.2]. Но зато зазвучала критика в отношении Великобритании, Франции и США, и появились статьи о горькой доле простых финнов «под гнетом финской плутократии».

В 1940 году в центральных и областных газетах статьи антигерманской направленности исчезли полностью и печатные издания, казалось, совсем забыли, что ещё совсем недавно они публиковали статьи на антифашистские темы. Теперь все стало иначе. Со ссылкой на немецкие СМИ в советской прессе начали публиковаться материалы, из которых было видно, что главными разжигателями новой войны являлись совсем не «государства-агрессоры» – Германия, Италия, Япония (названные таковыми в марте), а Англия и Франция, названные тогда же неагрессивными. На страницах «Правды» был напечатан меморандум германского правительства, в котором сообщалось, что «правители Лондона и Парижа объявили германскому народу войну». Помимо этого, «германское правительство имеет безусловные основания считать, что Англия и Франция намерены уже в ближайшие дни неожиданно занять территорию северных государств». В связи с этим «правительство Германии берет на себя на время войны охрану королевства Норвегии», более того «оно полно решимости всеми средствами защищать мир на Севере и обеспечить его окончательно против всяких происков Англии и Франции».

Ознакомившись с такими сообщениями, читатели газет могли прийти к выводу, что, говоря современным языком, главным миротворцем в Европе в 1940 г. являлась… фашистская Германия, буквально только что захватившая Польшу, о которой в советской прессе сообщалось, что это «уродливое порождение Версальской системы». И уж, конечно, ни одна из советских газет больше Гитлера людоедом не называла...

Более того, советские газеты уже в 1940 году начали размещать материалы, в которых оправдывалась жестокость немецких войск по отношению к мирному населению других государств, и ставящие под сомнение объективность публикаций в прессе противников Германии. В статьях под заголовком «Германское опровержение» можно было, например, узнать о том, что в очередной раз «германское информационное бюро категорически опровергает распространяемые из Лондона сообщения о том, что германская подводная лодка якобы потопила пароход, перевозивший в Америку эвакуированных из Англии детей. Англичане даже не сообщили названия и местонахождение «торпедированного» парохода. В Берлине замечают, что если даже действительно и был потоплен пароход с детьми, то, вероятно, оттого, что он наскочил на одну их тех мин, на которые намекали англичане, желая снять с себя всякую ответственность за эту эвакуацию». В общем, материал подавался таким образом, чтобы у советских людей сложилось впечатление, что сообщения о том, что германские самолеты получали инструкции «беспощадно бомбить гражданское население неприятельских стран являются сплошным вымыслом англичан, которые стремятся натравить гражданское население… против германских пленных и раненых солдат». Напротив, именно французским и британским военнослужащим приписывалась неоправданная жестокость по отношению к гражданскому населению Германии, так как «как согласно официальным данным, английские и французские самолеты каждую ночь совершают воздушные налеты на германские города». Причем «самолеты противника налетают так неожиданно, что сирена о воздушной тревоге дается уже после того, как зенитная артиллерия начинает обстрел самолетов». В результате это приводит «к излишним жертвам среди гражданского населения от осколков снарядов зенитной артиллерии» и «имеется большое число убитых и раненых из гражданского населения» [9.C.4]. Как видно из вышеприведенного примера, такого рода сочинения были рассчитаны на полное невежество наших граждан в вопросах противовоздушной обороны.

На страницах центральных советских газет того времени можно было прочитать выступления Гитлера, в которых он заявлял о том, что «в течение многих столетий Германия и Россия жили в дружбе и мире», и «всякая попытка британской или французской плутократии спровоцировать нас на столкновение обречена на неудачу» [10. C.2] Пакт, заключенный между Германией, Италией и Японией советская пресса опять уже никак не комментировала, приводя ссылки на иностранные источники, в которых говорилось, что «договор трех держав никоим образом не касается настоящих и будущих отношений между тремя государствами и Советским Союзом». Такую политику информирования о событиях за рубежом подкрепил Доклад о внешней политике правительства Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел В.М. Молотова на заседании Верховного Совета Союза ССР 29 марта 1940 года, напечатанный во всех центральных и областных газетах. В нем нарком иностранных дел заявлял о том, что «правительства Англии и Франции провозгласили своими целями в этой войне разгром и расчленение Германии». А в отношениях между СССР и Германией произошел «крутой поворот к лучшему», который «нашёл свое отражение в договоре о ненападении, подписанном в августе прошлого года». Более того, «эти новые, хорошие советско-германские отношения были проверены на опыте в связи с событиями в бывшей Польше и достаточно показали свою прочность», а «товарооборот между Германией и СССР начал увеличиваться на основе взаимной хозяйственной выгоды и имеются основания для дальнейшего развития».


Далее тов. Молотов выступил с резкой критикой действий французской и британской прессы, так как «руководящая газета английских империалистов «Таймс», как и руководящая газета французских империалистов «Тан»… в последние месяцы откровенно призывали к интервенции против Советского Союза». И затем в качестве доказательства В.М. Молотов привёл пример, так сказать, 20-летней выдержки, вероятно, не найдя более свежих материалов: «Ещё 17 апреля 1919 года английский «Таймс» писал: «Если мы посмотрим на карту, то мы найдем, что лучшим подступом к Петрограду является Балтика и что кратчайший и наиболее легкий путь к нему лежит через Финляндию, границы которой находятся всего в каких-нибудь 30 милях от столицы России. Финляндия – это ключ к Петрограду, а Петроград – это ключ к Москве». Если судить по публикациям советских СМИ, иностранная печать разразилась серией положительных отзывов по поводу выступления тов. Молотова.

При этом смутные представления о реалиях жизнь на Западе имели не только рядовые граждане СССР, но и представители политической правящей элиты страны, и в частности тот же Молотов, бывший с 1930 года Председателем Совнаркома, а с 1939-ого – наркомом иностранных дел. Так, например, весной 1940 года немецкий посол фон Шуленбург сообщал в Берлин, что «Молотов, который пока никогда не был за границей, испытывает большие затруднения при общении с иностранцами» [11].

Более того, в печати СССР публиковались и заведомо ложные и не имеющие ничего общего с реальным положением дел сообщения из Испании. Понятно, что сообщения военного характера должны проходить цензуру с тем, чтобы их содержанием не воспользовался враг. Однако следует хотя бы в целом придерживаться реального положения дел. В нашей же прессе утвердилось своего рода клише: «Все атаки противника отражены с большими для него потерями», «Республиканцы героически отразили все атаки», но… «Превосходящие силы противника заняли…». То есть получалось, что действуют республиканцы успешно, но в итоге терпят одно поражение за другим! Сообщалось, что «мятежники «оставили много трупов», «что положение осажденного гарнизона форта Санта безвыходное», однако в итоге отступать почему-то приходилось именно республиканцам, а отнюдь не мятежникам!

То есть из всего этого становится ясно, что власти страны и её партийный аппарат, видимо, считали, что правдивые сообщения нашему народу ни к чему, поскольку для партии они явно невыгодны. То есть действовали они точно таким же образом, как и власти пресловутой Океании в романе Дж. Оруэлла «1984». Тем не менее, поскольку итогом всех «побед» республиканцев все-таки стало сокрушительное поражение, это не могло не заставить задуматься хотя бы отдельных представителей населения СССР о соотношении правды и лжи в предлагаемой им печатной пропаганде. И столь же очевидно, что лживость советской прессы должна была уже тогда бросаться людям в глаза, а это имело своим следствием подрыв доверия к пропаганде в стране в целом. Ну, а то, что «мировая революция» почему-то никак не начинается, видели практически все! То есть и журналисты, и те, кто ими руководят, всегда должны оставлять для себя некую «информационную лазейку» и не абсолютизировать ни победы, ни поражения, ни успехи, ни провалы, ни тем более друзей и врагов, потому что сегодняшний друг завтра может стать врагом и наоборот. Не понимали они этого или просто не хотели понимать, или не могли понять в силу собственной ментальности, ответа на этот вопрос мы, скорее всего, не получим уже никогда, и о причинах такого непрофессионального подхода к распространению информации можем только лишь догадываться.


1. Великая радость эстонского народа // Правда. 12 августа 1940. №223. С.1; Народные торжества в Латвии. Там же. С.1; Рост безработицы в Англии // Правда. 22 декабря 1937. №350. С.5; Нужда и безработица текстильщиков Англии // Правда. 20 октября 1937. №290. С.5; Нужда и бесправие трудящихся в Польше // Правда. 3 декабря 1937. №332. С.5; Голодающие дети в Польше // Правда. 23 декабря 1937. №351. С5; Индийский народ голодает. Правда. 25 декабря 1937. №353. С.5; Страдания японского крестьянства // Правда. 1 октября 1937. №271. С.5; Политическая забастовка учителей в Польше // Правда. 5 октября 1937. №273. С.5.
2. Фриц Фогтлендер. Месяц в стране гибнущего капитализма // Рабочая Пенза.15 ноября 1932. №267.
3. Александров И. Организаторы голода насаждают режим голода в Германии»// Рабочая Пенза. 16 апреля 1937. №86.
4. Самоубийства безработных в Германии // Правда. 11 октября 1937. №281.
5. RD 75/1-517,2. Die Bewegung der Bevölkerung in den Jahren 1935? 1936 und 1937. Statistik des Deutschen Reichs 517,2. Berlin 1938. S.176.
6. Там же. S.176/
7. Сводка верховного командования германской армии // Правда. 14 декабря 1939. №344. С.5; Речь Гитлера в Рейхстаге // Сталинское Знамя. 8 октября 1939. №188. С.4; Речь Гитлера в Мюнхене // Сталинское Знамя. 11 ноября 1939. №215. С.4.
8. Арбузов Н. Гестапо // Рабочая Пенза. 18 сентября 1937. №209.
9. Бомбардировки германских городов английской авиацией //Сталинское Знамя. 2 июня 1940. №125.
10. Речь Гитлера на торжественном заседании, посвященном годовщине прихода национал-социалистов к власти // Известия. 1 февраля 1940. №25.
11. Отклики иностранной печати на доклад товарища Молотова В.М. о внешней политике СССР на VI Сессии Верховного Совета СССР // Сталинское Знамя. 1 апреля 1940. №75. С.3; Отклики иностранной печати на доклад товарища Молотова В.М. о внешней политике СССР на VI Сессии Верховного Совета СССР // Сталинское Знамя. 2 апреля 1940. №76. С.4; Отклики иностранной печати на доклад товарища Молотова В.М. о внешней политике СССР на VI Сессии Верховного Совета СССР// Сталинское Знамя. 4 апреля 1940. №78. С.4; Отклики иностранной печати на доклад товарища Молотова В.М. о внешней политике СССР на VI Сессии Верховного Совета СССР // Сталинское Знамя. 5 апреля 1940. №79. С.2.
12. Розанов Г. Л. Сталин-Гитлер: Сталин – Гитлер: Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений, 1939 - 1941 гг./ Книжная полка. URL: http://chtivo.webhost.ru/bookshelf/rozanov-stalin-gitler/.
Автор:
С.В. Тимошина, В.О. Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

203 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти