Замки Чехии: замок Глубока (часть третья)

Люди и замок

Любой замок - это… «искусственная пещера» для более или менее цивилизованных людей, поскольку нецивилизованные обитали в пещерах естественных. Но любой дом – это, прежде всего, живущие в нем люди. Это их характеры, их поступки, их история. Мне, например, всегда бросаются в глаза балконы в домах в той же Чехии, а также в Польше, в Испании, на юге Франции и даже на том же Кипре и у нас. У нас балкон в 80% случаев склад старой рухляди, которую почему-то надо сберегать. Там – место, где в ящиках высажены цветы и где в «худшем случае» стоит легкий столик на ажурных ножках и такие же два стула. Или забор возле частного жилого дома. Там – это ограда! У нас же опять склад старых, часто уже гнилых досок, каких-то ящиков и еще бог знает чего. Зачем такое и почему? Неужели это «дорого как память» и уложено по принципу «в хозяйстве и веревочка сгодится»? Но на что может сгодиться эта «гнилятина» и «кривятина»? Впрочем, надо отдать нашим балконообладателям должное. В последнее время пустых балконов у нас все больше, равно как и тех, на которых растут цветы. Наверное, это от растущего всеобщего обнищания…

Впрочем, это не более чем «размышление у парадного подъезда», навеянное увиденным. Едва ли не более важным, мне кажется, необходимым подчеркнуть в любом деле роль Его Величества Случая. Примеров тому, какую роль играет случай в нашей жизни «милльон и маленькая тележка», и, кстати, тот же замок Глубока-над-Влтавой еще одно тому подтверждение. Ведь он же мог и не достаться роду Шварценбергов. Потому, что сын князя Адама Шварценберга, в 1661 году купивший его у потомков дона Маррадаса, родился вторым и по семейной традиции еще рыцарских времен должен был принять духовный сан. Причем он обучался в королевской академии в Париже, где общался с самим кардиналом де Ришелье и даже был по его личному ходатайству в 1635-ом году принят в орден Иоаннитов. И тут его старший брат внезапно умирает, и Ян-Адольф I отказывается от уготованного ему сана и идет на службу при дворе императора. В 1650 году его награждают орденом «Золотого руна», в 1670 году он становится имперским графом, на следующий год ему выдается привилегия чеканить собственную монету и даже право производить лиц низкого происхождения в дворянское звание. Отличаясь еще и хозяйственными способностями, он присмотрел себе замок Глубока и сумел купить его довольно дешево, а ведь не случись всего этого, его старший брат мог бы его и не купить и сегодня он принадлежал бы другому роду, да и выглядеть мог бы совершенно иначе!



Людей у замка всегда много. Даже ранним утром.

С другой стороны, Судьба немилостива к знатным точно так же, как и к последнему из бедняков. Что тоже видно на примере рода Шварценбергов. Например, когда один из представителей этого рода Адам-Франц в 1732 году сопровождал императора Карла VI во время его путешествия по Чехии, и одна из охот стала для него роковой. Неудачным выстрелом он был убит, а его супруга княгиня Элеонора-Амалия, поражавшая своей красотой весь венский двор, после этого заперлась у себя в поместье, сосредоточив все свое внимание на воспитании сына.

Супружество князя Йозефа Шварценберга с бельгийской княжной Паулиной было также довольно счастливым. После свадьбы в 1794 году и до 1810 года она родила ему девять детей (причем рожала десять раз, один ребенок умер при родах!) и очень гордились своими беременностями, следила за полевыми работами, вела хозяйство по дому, но и при этом находила время рисовать и даже издала две тетради своих офортов с видами чешских ландшафтов в 1806 -1809 годах.

Замки Чехии: замок Глубока (часть третья)

Реконструкция внешнего вида замка Глубока в стиле барокко.

И вот когда 1 июля 1810 года княгиня Паулина с мужем и двумя дочерьми присутствовала на балу в австрийском посольстве в Париже по случаю брака императора Наполеона с Габсбурской эрцгерцогиней Марией-Луизой в специально построенном для него деревянной павильоне, обтянутом красивыми драпировками, от упавшей свечи вспыхнул пожар.


Вид на замок до его перестройки. Акварель Й. Герстмейера 1832 года.

Княгиню Паулину с дочерью Элеонорой вместе с императорской парой вывели наружу в числе первых. Но не увидев своей второй дочери, она бросилась за ней в горящий зал… Нашли ее только на следующий день и опознали только по ее драгоценностям. Причем ее вторая дочь спаслась, хотя и получила сильные ожоги спины. При осмотре тела выяснилось, что княгиня была на втором месяце беременности, так что правильно говорят, что «богатые тоже плачут».


А вот таким он предстает уже перестроенным и в графике.

А вот будущий строитель замка Глубока, Ян-Адольф II, когда ездил в Англию по поручению императора, занимался не только тем, что танцевал на балах и восхищался английскими замками, но и изучил британский способ переработки железа, побывал на сталелитейном заводе в Стоунбридже, интересовался новыми паровыми и текстильными машинами. По возвращении он не только занялся перестройкой своего замка, но и в своем имении в Туррахе по английскому проекту построил… доменную печь, которая в 1841 году стала давать железа и стали в четыре раза больше, чем старая.


Карл Филипп Шварценберг, фельдмаршал, командовавший союзными войсками в «Битве народов» под Лейпцигом.

Он же начал сажать на своих землях рапс и сахарную свеклу, что позволило основать в 1852 году первый княжеский сахарный завод. Он же распорядился привезти из Англии и первые машины для мелиорации, и опять же по английскому образцу усовершенствовал молочное производство. Шварценбергские сыры стали побеждать на сельскохозяйственных выставках, пивзаводы варили отличное пиво, новая химическая лаборатория в Ловосицах производила анализы почв и самих продуктов, что еще больше помогло повысить их качество, популярность и… доходы. Было радикальным образом изменено отношение к лесному и прудовому хозяйству. Так что в итоге от старого феодального хозяйства ничего в имении Шварценбенрга и не осталось.


А это та самая несчастная сгоревшая Паулина, кисти художника Яна Лампи, причем портрет этот написан был уже после ее смерти, на что намекают разбросанные у ее ног рисовальные принадлежности и упавший бюст.

Ну, а его жена – Элеонора, принцесса из Лихтенштейна (1812 - 1873), бракосочетание с которой у него состоялось в 1830 году в Вене, блондинка с прозрачной нежной кожей, была очень одаренным и обаятельным созданием. Более 20 лет она после этого задавала тон при дворе, и на балах, и на всех торжествах всегда была в центре внимания венского общества. Как и многие представители знати того времени, она прекрасно рисовала. Ее учителем был придворный художник Шварценбергов Фердинанд Рунк. Княгиня мало того, что писала акварели, она еще и овладела техникой офорта и стала изображать свои пейзажи на тарелках, и затем сама же их и раскрашивала. Когда началась реконструкция замка, она вникала буквально во все ее детали: какую поставить обшивку на стены, какой выбрать рисунок укладки паркета, давала указания по переделке старинной мебели, дизайну интерьеров, даже разметка парковых аллей – и то ее заслуга. А вот была ли она счастлива в браке?


Портрет Элеоноры Шварценберг. Художник Иозеф Крихубер. Акварель. 1842 год.

Скорее всего… не очень. Своему супругу она родила троих детей, причем старший ее сын Вальтер почему-то воспитывался отдельно от матери и даже не дожил до двух лет: каким-то странным образом он выпал из своей детской коляски и причем так неудачно, что… разбился насмерть. Непонятно только почему он отсутствует на генеалогическом древе Шварценбергов. За что к несчастной малютке была проявлена подобная немилость? Скорее всего это был ее внебрачный ребенок, а уж вот как такое могло с ней случиться, нам уже не узнать никогда. Впрочем, как говорили у нас на Руси – «Дурацкое дело не хитрое»…


Еще один портрет княгини Элеоноры работы художника Иозефа Крихубера.

Все, правда, отмечают, что княгиня была женщиной сильной, решительной и… находчивой, а немногим мужчинам нравятся такие рядом с собой. Например, как-то раз известный венский портретист Ганс Макар, писавший ее портрет прямо замке, настолько увлекся работой (или княгиней), что забыл о назначенной ему аудиенции у императора и прозевал регулярный поезд в Вену. Но княгиня воспользовалась имеющимся в доме телеграфом и заказала для него специальный поезд, который доставил художника в Вену вовремя. Естественно, это потребовало денег и не малых и вряд ли муж княгини отнесся к этой трате с восторгом. Ведь его не интересовали ни «новинки из Парижа», которые выписывала Элеонора, ни коллекция картин и гобеленов. Поэтому по дошедшим до нас воспоминаниям в доме часто бывали ссоры, причем случались они обычно всякий раз, как она хотела купить либо покупала какую-нибудь очередную новинку. Ну и умерла она тоже не «просто так», а после тяжелой болезни в 1873 году, так и не увидев конца перестройки своего любимо замка. Ян Адольф II пережил ее на 15 лет, увидел результаты своих и ее трудов и здесь же тихо скончался. Правда, сыну его достался не только замок и процветающие при нем предприятия, но и огромные долги.

Известно, что ученье свет, а не ученье – тьма. И вот что касается детей владельцев замка, то они понимали это очень даже хорошо и стремились дать своим детям очень хорошее образование. Например, в замке рядом с детскими комнатами кроме комнаты няни был еще и учебный кабинет, где обучением детей занимался специально нанятый воспитатель. В частности, с маленьким Яном-Адольфом II занимался говоривший по-немецки Эмерих-Томас Гоглер, возбудивший в мальчике интерес и к земледелию, и к лесному хозяйству. И ведь он пронес его через всю свою взрослую жизнь, не стал ни повесой, ни бабником, ни мотом. Недаром ведь, когда он путешествовал по Англии, то записывал в дневник информацию об устройстве псарен, размерах парков, возрасте деревьев и новых сельскохозяйственных машинах. Его сын Адольф-Йозеф пошел отцовской дорогой и стал, можно сказать, потомственным предпринимателем. Он построил новый шварценбергский пивоваренный завод, а старый спиртовой завод модернизировал. А еще он коллекционировал природные образования и минералы, и в качестве археолога-любителя проводил археологические раскопки, изучая доисторические памятники Чехии.


И еще один портрет Элеоноры из замка Глубока работы художника Шротсберга.

Однако учились не только сами господа. В XIX века традицией рода Шварценбергов стала поддержка народного образования. Семья участвовала в создании Национального музея, поддерживала деятелей искусств, различные школы, а дамы к тому же еще и благотворительностью. В замок приглашались представители культуры, проводились концерты, а школы и дома для детей-сирот брались под опеку. Иногда подобного рода акции выглядели довольно забавно. Например, в 1931 году княгиня Хильда стала «крёстной матерью» нового пожарного гидранта, который княжеская супружеская пара купила для команды добровольных пожарников в Гордеёвицах. В зимнее время с декабря и до Пасхи для школьников из бедных семей за счет семьи варили питательный суп. Всего за период 1938-1939 гг. 9087 порций получили дети и 280 взрослые.


Супруг княгини Элеоноры Ян-Адольф II в парадном одеянии кавалера ордена «Золотого руна» работы художника Франца Шроцберга. В открытом окне справа художник изобразил законченный перестройкой замок и реющий над его главной башней флаг – знак того, что в замке находится владетельный князь.

Ну, а последние из владельцев замка, доктор Адольф и его супруга Хильда, занимались тем, что ездили в охотничьи и исследовательские экспедиции в Африку. В 1931 году они привезли из Конго большую коллекцию жуков, бабочек и других насекомых, которую подарили Национальному музею в Праге. В 1933 году они купили недалеко от Найроби участок земли площадью 1500 гектаров, где в последующие годы проводили большую часть зимы. Незадолго до начала Второй мировой войны они уехали из страны и больше в нее не возвращались, а так и умерли на чужбине.

Как видите, большое богатство счастья еще не гарантирует, но может оказать помощь и своему народу, и своей стране. Отдавать им последнюю рубашку, наверное, не стоит, все равно этого никто не оценит, а вот поддерживать талантливую молодежь, покровительствовать науке и искусствам, да тех же африканских жуков собирать и рассылать их коллекциями по музеям своей родной страны задача, наверное, вполне состоятельным людям посильная.

Продолжение следует…
Автор: Шпаковский В.О.


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 28

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. XII легион (Цезарь) 11 октября 2017 07:23
    Продолжение прекрасного цикла
    Потрясающая все же была страна Австро-Венгрия - страна венского вальса, старинных замков и белых мундиров
  2. амурец (николай) 11 октября 2017 07:32
    Однако учились не только сами господа. В XIX века традицией рода Шварценбергов стала поддержка народного образования. Семья участвовала в создании Национального музея, поддерживала деятелей искусств, различные школы, а дамы к тому же еще и благотворительностью.

    Очень интересная и познавательная история. Очень много узнал о владельцах этого замка.
    Вот эта цитата из одного из произведений Лизы Клейпас может служить сутью этой главы, как и применяемая вами "Богатые тоже плачут.
    – Из всего того, чего вы наслушались на работе, – проговорил он, – вам следовало бы понять, что богатые люди могут быть так же несчастны, как и бедные. Иногда даже в большей степени, чем бедные.
    – Я стараюсь пробудить в себе к ним сочувствие, – сухо ответила я. – Но думаю, между настоящими проблемами и надуманными существует большая разница.
    1. kalibr (Вячеслав) 11 октября 2017 07:36
      О замках будет еще...
  3. parusnik (Алексей Богомазов) 11 октября 2017 07:46
    от упавшей свечи вспыхнул пожар
    ...Попали свечи на ковёр, и запылал он, как костёр, погода ветреной была - и замок выгорел дотла..
    1. мордвин 3 (Владимир...) 11 октября 2017 07:52
      Цитата: parusnik
      , погода ветреной была - и замок выгорел дотла..

      Эт они лодыри были. У меня однажды зажигалка взорвалась, ковер заполыхал, так я его быстро потушил.
      1. kalibr (Вячеслав) 11 октября 2017 08:02
        Ткани были натуральные, да еще и занавеси пропитаны скиом, а дамы в мусиновых платьях...
        1. мордвин 3 (Владимир...) 11 октября 2017 08:09
          Цитата: kalibr
          Ткани были натуральные

          Так у меня тоже ковер натуральный. Дам не было, один был. laughing
          1. Микадо (Николай) 11 октября 2017 09:10
            Так у меня тоже ковер натуральный.

            только вчера Доктор про технику безопасности напомнил! wink
            с точки зрения исторической точности В.С. Пикулю доверять не следует, но писал он красиво.
            Сад и павильон осветились лампионами, Шварценберг велел запустить в небо фейерверк, когда приехал Наполеон; музыка заиграла, и от одной паршивой свечки, выпавшей из канделябра, разом вспыхнула матерчатая обивка. Меттерних крикнул:
            – Спасайте нашу гордость Европы! – и поспешно выбежал прочь, следом за императором и Марией-Луизой…
            Стены павильона обтягивало полотно, расписанное масляной живописью, и оно разгорелось – со свистом, как порох. Смельчаки руками отдирали от стен обивку, затаптывали пламя ногами, но все было тщетно. Пламя, буйно ревущее, мигом охватило весь павильон, началась паника. Людское орущее стадо ринулось к выходу в сад. Но в единственных дверях павильона толпа не могла протолкнуться. Самые угодливые кавалеры стали мерзавцами! Они кулаками отпихивали женщин, обрывали им шлейфы платьев. А русский посол (А.Б. Куракин - прим.Микадо) сохранил врожденную вежливость, почти немыслимую в этих условиях…
            Даже трудно поверить, на что способен хорошо воспитанный человек, уважающий женщин! Куракин считал нужным не только пропустить дам впереди себя, но и удостоить каждую церемонного поклона. Уже охваченный пламенем, посол России в этом скотском кавардаке оставался единственным рыцарем. Многие женщины выскочили на улицу нагишом – платья на них сгорели. Очевидец этого бедствия (брат посла Алексей Куракин) извещал друзей в Петербурге, что в две минуты здание рухнуло. «Сегодня вынули из праха тело княгини Полины Шварценберг… она пыталась спасти детей; до такой степени обезображена, что ее узнали только по ожерелью и кольцам. А госпожа Лабенская (жена русского консула - прим. Микадо) при смерти…»
            Куракина спасла случайность. Уже рушился потолок, пока он там кланялся, но тут какие-то молодые звери, жаждущие спасения, ринулись вперед, увлекая за собой и посла. Дымясь и полыхая огнем, Куракин обрушил перила, его схватили за ноги, выволокли в сад… Наполеон спросил:
            – Кто это? Неужели русский посол? Воды, воды…
            Воды не было. Золотое шитье на кафтане посла расплавилось, образовав вокруг тела некий раскаленный панцирь, и когда люди пытались содрать с князя одежду, то обжигались – так была горяча она, словно сковородка, Куракина спасли бриллианты! Пока не перегорели все нитки, пока бриллианты не осыпались с него, он еще выносил пламя, хорошо бронированный слоем алмазов. Но пострадал жестоко: у посла обгорели уши, с левой руки кожа слезла, как перчатка, кроме того, посла здорово помяли в давке… На следующий день Париж наблюдал выезд Куракина на дачу в Нельи: впереди шел легион поваров и лакеев, врачи и артисты, играли оркестры, дюжие лакеи несли золотой паланкин, в котором расположился Куракин, весь перебинтованный, а за ним шагали члены посольства, с ними и веселый полковник Чернышев…
            – Глупые люди, – говорил Куракин художнику Руа, делавшему портрет с обгорелого посла. – Все меня спрашивают о том, сколько стоили бриллианты, потерянные мною в пожаре, и никто еще не спросил: «Сашка, небось тебе жарко было?..»

            В.С. Пикуль, "Каждому свое".
            1. Curious (Victor) 11 октября 2017 09:36
              Пожарно-спасательная служба организационно является частью МВД Франции, но есть два исключения: в Марселе пожарные относятся к военно-морскому флоту, а в Париже — к вооруженным силам.
              Так вот "парижское исключение" - следствие как раз описываемого сдесь пожара.
              Пожар унес жизни 20 человек, в том числе и посла, и едва не погубил самого императора.

              Небольшое изначально возгорание быстро приобрело гигантский размах в основном потому, что на тот момент истории пожарные были гражданскими служащими и не слушались приказов командира.
              Взбешенный "трусостью" огнеборцев, Наполеон незамедлительно издал указ о том, что отныне малодушие будет лечиться погонами. С тех пор пожарные Парижа стали профессионалами и военными в одном лице.
              Рота гвардейских саперов-пожарных появилась согласно декрету Наполеона от 10 июля 1810 года. Её набрали из армейских инженерных войск. Впервые саперы Императорской гвардии продефелировали перед Бонопартом по Марсовому полю в Париже 28 ноября 1811 года, восседая на пожарных трубах. Командиром роты стал капитан Прованс, подчинявшийся непосредственно бригадному генералу, командующему инженерными войсками гвардии полковнику Киргенеру, барону Ла Планта.
              Бонопарт распорядился, чтобы во время пребывания в одной из официальных инмператорских резиденция там постоянно дежурила половина роты с 4 пожарными трубами. Когда император отправлялся в поход, его должен был сопровождать практически весь личный состав роты с 6-ю трубами из восьми, состоявших на вооружении.
              Что касается рода Шварценбергов, то они в истории оставили заметный след. Возможно есть смысл завершить цикл именно статьей о Шварценбергах.
              1. Микадо (Николай) 11 октября 2017 09:41
                Взбешенный "трусостью" огнеборцев, Наполеон незамедлительно издал указ о том, что отныне малодушие будет лечиться погонами. С тех пор пожарные Парижа стали профессионалами и военными в одном лице.

                логичное решение профессионального военного, ничего не попишешь. hi
                Возможно есть смысл завершить цикл именно статьей о Шварценбергах.

                сейчас, ради интереса, почитал мельком о Карле Филиппе. Насколько я понимаю, выдающимся стратегом он не был, но и заклятым бездарем и неудачником назвать его тоже нельзя.
        2. Сан Саныч (Олег Андреев) 11 октября 2017 19:03
          Цитата: kalibr
          Ткани были натуральные, да еще и занавеси пропитаны скиом, а дамы в мусиновых платьях...

          и еще хруст французской булки, звонче, чем в Пензе, и трава зеленее laughing
  4. Vard 11 октября 2017 10:37
    Из воспоминаний... По приезду нас сразу завели в таверну, которая располагалась над рекой... конец апреля и было довольно холодно... всех завернули в одеяла и мы кушали суп из круглых хлебных буханок, он был обжигающе горяч, и все согрелись... Потом по пиву и только потом нас повели на экскурсию... цены на сувениры в самом замке и на автобусной остановке раза в три...
  5. Какой-то Компот (Невесть кто) 11 октября 2017 11:15
    «искусственная пещера»

    Но шикарная
    Да и сами в искусственных пещерах сидим - пещерные люди до сих пор
  6. Монархист (Лабинский Слава) 11 октября 2017 15:21
    Цитата: kalibr
    О замках будет еще...

    Надеюсь также интересное
    1. kalibr (Вячеслав) 11 октября 2017 17:52
      Ну, если Вам понравились три предыдущие статьи, то с чего бы будет плоха 4-ая? Равно как и пятая, о замке... и шестая о замке... Все они в одном ключе написаны, снабжены красивыми фото. Так что надеюсь Вам понравятся и они.
  7. Монархист (Лабинский Слава) 11 октября 2017 16:24
    Династия Шварценберг выделяется на фоне других знатных фамилий, которые могли только хвастаться заслугами своих предков:" Что мы свой знатный род ведем то тех Гусей,
    Которым некогда был должен Рим своим спасением"
    А Шварценберг Ян Адольф имел приивелегии чеканить свои деньги и жаловать дворянством,что не все графы могли. Ян-Адольф2 мог профукать папино наследство,а он занялся делом. И жены у него тоже не одинарные: Паулина рисовала офорты с великими ландшафтами, показала себя Матерью с большой буквы. Другая на ее месте могла истерики закатывать,а она бросилась в огонь,чтоб спасти дочь.
    Элеонора тоже обладала художественным вкусом. Согласитесь,что это не у каждой бывает.
    "Традицией рода яШварценбергов стало поддержка народного образования",что не у каждой династии есть
    Может и ошибочно,но в сейчас могу вспомнить лишь нашу династию Строгановых . Конечно были и другие династии,но сейчас вспомнил лишь род Строгановых
  8. igor67 (Игорь) 11 октября 2017 16:25
    вот крепость в пещере.как сказали мне местные арабы,там жил Салах Дин
  9. ruskih (Елена) 11 октября 2017 16:30
    Спасибо за увлекательное путешествие и рассказ. love С удовольствием рассматривала фотографии.
  10. 3x3zsave ( антон) 11 октября 2017 17:15
    Неправы Вы, Вячеслав Олегович, ох, как неправы! И на предмет заваленных балконов у нас, и на счет гнилых заборов у них. А так, статья и цикл -замечательные, впрочем, как всегда, если не пытаетесь провоцировать аудитори. Ну, да и мы - не студенты.
    1. kalibr (Вячеслав) 11 октября 2017 17:50
      Вам фотосессию представить с балконами полными всякого... Да, их меньше стало. Меньше! И я об этом пишу, кстати. И "заборы из всего, что под руками" сократились в разы. Раньше как едешь на поезде в Крым, так сразу заметно, как оказался на Украине - по заборам. Теперь много хороших, один материал, один цвет. И мусор на обочинах дорог убирают!!! Да. Но есть еще куда расти. Есть!
      1. 3x3zsave ( антон) 11 октября 2017 18:24
        Вячеслав Олегович, а Вы давно ездили в Европе на электричке или в автомобиле?
        1. kalibr (Вячеслав) 11 октября 2017 20:12
          На автобусе и пешком ходил. Месяц назад.
          1. 3x3zsave ( антон) 12 октября 2017 02:49
            Мне доводилось ездить по переферийной ЖД в Каталонии. Был удивлен, чахлые грядки за покосившимся тыном - в меньшем количестве, но, ровно как у нас. В Бланесе заваленных хламом балконов не видел, по причине отсутствия балконов ( в нашем понимании) в жилых домах, зато наблюдал захламленные крыши.
            1. kalibr (Вячеслав) 12 октября 2017 06:54
              О, мы с Вами путешествовали в одних и тех же местах. Бланес - парк Маримуртри, замок Св. Джона над городом... А балконы там были, были! Хотя многие - да, выступают ненамного. Также как и в Мальград-де-Маре, где я как раз и жил. И на большинстве флаги Каталонии и... цветы. И еще горшок у входной двери с цветком.
              1. 3x3zsave ( антон) 12 октября 2017 19:26
                Да, Вы уже упоминали Мальград, именно по этому я могу говорить о Каталонии с Вами на равных. Что до балконов, ну , когда глубина балкона менше ширины парапета на набережной, то это не "площадь", а обременение.
      2. 3x3zsave ( антон) 11 октября 2017 18:32
        Вам, для профессиональной деятельности, нужен компьютер, интернет и личная библиотека, а у меня инструмента куба три, и где хранить? Кстати, Ваша дочь, где сезонную "резину" содержит?
        1. kalibr (Вячеслав) 11 октября 2017 20:14
          Честно говоря не знаю. Но не на балконе это точно, хоть он и застеклен. От 2-х машин я бы резину заметил...
  11. kalibr (Вячеслав) 12 октября 2017 07:29
    Цитата: Сан Саныч
    Ткани были натуральные, да еще и занавеси пропитаны скиом, а дамы в мусиновых платьях...
    и еще хруст французской булки, звонче, чем в Пензе, и трава зеленее

    А еще есть квадратное, и кислое - их тоже можно сравнить. Интересно, не так ли?
Картина дня