Республика «Скад»



Пхеньян провел успешные испытания баллистических ракет и, несмотря на грозные заявления военно-политического руководства США, Южной Кореи и Японии, а также веденные ООН санкции, останавливаться на достигнутом не собирается.


Для Северной Кореи ракетная программа – важнейший элемент стратегии национальной безопасности, поскольку без нее создание ядерного оружия, которое Пхеньян постоянно совершенствует, бессмысленно. Так считают большинство западных экспертов.

Необязательно ядерные

Еще в начале 2000-х появилась формула «ядерная программа – ракетная программа», которая подразумевает тесную взаимосвязь обоих направлений. Без ядерной начинки баллистические ракеты не нужны, но и «немирный атом» без ракет в нынешних условиях бесполезен.

Однако не так давно баллистическим арсеналом обзавелся Тегеран, и военные Исламской Республики уже успели обкатать новинки в Сирии. Следует отметить, что Иран сознательно отказался от своего ЯО, заключив в июле 2015-го международный договор, по которому он прекращает ядерные исследования военной направленности. В ответ США и Евросоюз снимают ранее наложенные через Совбез ООН санкции. Сейчас мало кто вспоминает, что два года назад западные эксперты утверждали: с закрытием военной ядерной программы Тегеран свернет и ракетную, но этого не произошло. Более того, в иранском арсенале появляются все более совершенные системы. Испытана баллистическая ракета с разделяемыми боевыми блоками.

Почему-то западными экспертами игнорируется опыт успешного применения баллистических ракет в ходе конфликта в Йемене. Конечно, хоуситы не производят и не разрабатывают «Скады» самостоятельно, но зато на их счету новые тактические приемы применения подобного оружия.

Таким образом, ракетное оружие становится важнейшей составляющей стратегии национальной безопасности многих стран. Даже если эти изделия не несут ядерных боеголовок, они способны причинить противнику существенный ущерб, причем не только на тактическом, но и на стратегическом уровне – скажем, уничтожить важнейшие объекты инфраструктуры: плотины, мосты, электростанции и заводы. Как показывает опыт, даже сверхсовременные средства ПВО и ПРО типа американских систем Patriot-PAC-3 оказываются против ракет бесполезными.

После «Бури»

Мнения, будто баллистические ракеты устарели, зазвучали в середине 90-х, а после поражения и оккупации Ирака в 2003 году этот тезис поддержали и спецы из Пентагона. В научных исследованиях по войнам будущего утверждалось, что на фоне высокоточного оружия оперативно-тактические и тактические ракеты утратили свое значение и превратились скорее в средство массового запугивания.

Такие выводы полностью отражали опыт Пентагона, приобретенный в операции «Буря в пустыне». На момент начала войны Багдад располагал огромным арсеналом оперативно-тактических и тактических ракет, которые активно применялись в ходе ирано-иракской войны. Но тогда они действительно оказались в основном оружием устрашения. Даже возник термин «война городов»: Ирак наносил ракетные удары по крупным городам Ирана, а в ответ авиация Исламской Республики бомбила мегаполисы противника.

Республика «Скад»


В ходе войны в Заливе Багдад поступил аналогично, отвечая на налеты ВВС коалиции пусками ракет по Израилю. Но они вроде как своевременно обнаруживались и перехватывались ЗРС Patriot. Американские зенитчики упустили лишь несколько целей. ВВС коалиции находили в пустыне замаскированные пусковые установки иракских баллистических ракет и уничтожали их.

Однако в середине 90-х в печать вышла художественная книга известного британского писателя Фредерика Форсайта «Кулак Аллаха», читатели которой узнали, что «Пэтриоты» не продемонстрировали столь чудесных свойств, просто подавляющее большинство иракских ракет банально развалилось в воздухе. Ведь это были изделия с увеличенной дальностью полета, модифицированные почти кустарным способом. А главной целью американских систем ПВО-ПРО становились топливные баки развалившихся иракских ракет.

После выхода книги журналисты задали Пентагону вопрос об эффективности систем Patriot. Американское военное ведомство сослалось на то, что «Кулак Аллаха» – художественное произведение и автор имеет право на вымысел. Но позже в печати появились мемуары английских бойцов SAS с признаниями, что победа над иракской ракетной программой – заслуга спецназа, а не ВВС. Авиагруппировка коалиции так и не научилась точно устанавливать местонахождение подвижных пусковых установок. Основная работа легла на автомобильные патрули SAS и SFOD-D. Спецназовцы находили и самостоятельно уничтожали такие цели, лишь иногда вызывая на подмогу авиацию.

В 2004 году Пентагон стал признавать проблемы с уничтожением иракских ракет в 1991-м. В это же время появилась обновленная модель ЗРС – Patriot-PAC3, способная, как утверждалось, куда более эффективно перехватывать баллистические цели. Но даже признание Пентагона и открывшиеся факты не поколебали уверенности мировых военных экспертов во мнении, что баллистические ракеты уже неэффективны на поле боя.

В конце 90-х к таким выводам добавился еще один важный постулат: раз БР устарели, значит, их можно создавать только как террористическое оружие. Соответственно ракеты имеют смысл только при параллельной работе над ОМП.
Первым новый тезис выдвинуло американское военное ведомство, поддержанное работающими с ним аналитическими агентствами. Такие оценки до сих пор можно найти почти во всех отчетах военных структур стран НАТО и в докладах ООН.

Понятно, что жесткая увязка ракетных программ и работ по созданию оружия массового поражения позволяет Вашингтону оказывать давление на многие страны мира. В свое время это стало хорошим поводом для нападения на Ирак. Все помнят «пробирку Коллина Пауэлла», но забывают, что для доказательства работ над ОМП в Ираке использовался довод о ракетной программе и соответствующем арсенале Багдада.

Позже, уже в 2013 году наличие на вооружении сирийской армии оперативно-тактических и тактических ракет послужило «прямым доказательством» того, что Башар Асад применяет химическое оружие. Логика была железобетонная. Раз у сирийцев есть ракеты, значит, они нужны для доставки ОМП. Асад разрешает их применять. Стало быть, использует и химическое оружие.

Старый ракетный конь

Но пока ведущие страны убеждали себя, что время баллистических ракет прошло, события в мире говорили о другом. Хотя в 1989 году Советский Союз и вывел войска из Афганистана, помощь Кабулу продолжалась. Но «за речку» шли не только оружие и боеприпасы. На границе были размещены несколько батарей оперативно-тактических ракет, которые проводили пуски в поддержку афганской армии. Эффективность работы ракетчиков оказалась очень высокой – именно их залпы несколько раз останавливали наступление моджахедов.

В ходе первой и второй чеченских войн Российская армия также применяла оперативно-тактические и тактические ракетные комплексы, которые опять доказали свою эффективность. Позже в боях в Донбассе тактические ракеты оказались востребованы украинскими силовиками. И если вынести за скобки технические неисправности систем, неподготовленность расчетов, ошибки командования, можно найти несколько достаточно показательных примеров эффективности этого оружия.

СССР активно поставлял ракетные комплексы многим странам, причем не только тактические «Точки», но и дальнобойные «Ока». Однако сейчас Россия связана договором РСМД. Но ее место успешно заняла Северная Корея, которая и начала нынешнюю ракетную революцию.
В конце 80-х годов Северная Корея, Ирак и ЮАР имели наиболее амбициозные ракетные программы. В 90-х иракцы потерпели поражение и попали под санкции. Южноафриканцы свои работы свернули по доброй воле. Северная Корея осталась одна. И уже в начале 2010-х Пхеньян добился отличных результатов.

Сейчас специалисты, обсуждая ядерную программу КНДР, изучают, насколько эффективно «длинная рука» Ким Чен Ына может забросить ядерный заряд. При этом абсолютно игнорируется, что северокорейским ученым удалось радикально повысить точность своих изделий, а также построить, принять на вооружение и освоить несколько типов ракет с разной дальностью. Однако эксперты с мировыми именами упорно продолжают рассказывать, что северокорейская программа – фикция. Мол, на все ракеты у Пхеньяна не хватит ядерных зарядов.
Между тем недавно Пентагон и военное руководство в Сеуле признались, что северокорейские ракеты с обычными боевыми частями полностью накрывают территорию Южной Кореи: под удары попадают все важные объекты военной, военно-промышленной и гражданской инфраструктуры. В случае такой атаки разрушения окажутся очень серьезными. Получается, надо менять всю стратегию на Корейском полуострове – переходить от сдерживания «несметных орд северокорейских пехотинцев», к чему готовились все предыдущие годы, к отражению массированных ракетных ударов.

Точно неизвестно, когда именно, но Северная Корея стала экспортером ракетных технологий. В частности, по имеющимся сведениям, Тегеран успехами в национальной ракетной программе обязан именно Пхеньяну. Своеобразным испытанием иранско-корейских ракет стали атаки хоуситов на аэродромы и базы коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией. Примечательно, что и Исламская Республика, Корейская Народно-Демократическая создают целую линейку ракет различной дальности. И ставка делается на применение обычных – «конвенционных» боевых частей, а не оснащенных ОМП.

Теперь собственными ракетными программами озаботились и другие, в частности Турция. Серьезные ракетные силы создает Пакистан. Не исключено, что в скором времени баллистическими ракетами активно займутся в Латинской Америке.

По заветам Никиты Сергеевича

США и их союзники продолжают навязывать представление о ракетном оружии как инструменте терроризма, но его популярность в мире стремительно растет. Почему? Ответ в свое время дал Хрущев: это дешевое оружие с большим потенциалом. Современные технологии позволили радикально повысить точность, а также наладить массовое производство. Как показывает опыт, ракеты по-прежнему остаются трудными целями и в полете, и на земле.

Уже сейчас КНДР и Иран, как СССР при Хрущеве, рассматривают ракетные войска как своего рода замену авиационным и артиллерийским частям и подразделениям. Понятно, что ВВС этих государств не смогут ничего противопоставить военно-воздушным силам развитых стран, и в этом случае ракеты становятся отличным инструментом для решения ударных задач.

Признаем: в мире началась ракетная революция. Она приведет к пересмотру многих военных теорий. И можно сколько угодно называть ракетное оружие террористическим – небогатые страны, которым угрожают, вряд ли откажутся от его закупок и самостоятельного производства.
Автор:
Павел Иванов
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/39219
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти