«Эгида» как основной элемент противоракетной обороны

Барак Обама приказал экономить. Военные ответили «есть!» и принялись составлять смету на 2013 год с учетом пожеланий президента. Уже сэкономили порядка пяти миллиардов долларов (относительно 2012-го) и еще примерно столько же удастся освободить в дальнейшем. Что интересно, в наборе этих пяти миллиардов различные части американской военной машины участвуют далеко не на равных условиях. Одним программам финансирование урезают, другие проекты вообще закрывают, а третьим отчисления только увеличивают. В число таких счастливчиков попала и система Aegis Combat System.

Многофункциональная боевая информационно-управляющая система (БИУС) Aegis (читается «Иджис», в переводе «Эгида») изначально была предназначена для оснащения крейсеров эсминцев с управляемым ракетным оружием. Главной целью этой системы сначала было обеспечение возможностей по защите самого крейсера/эсминца и прикрываемых им кораблей от нападения с воды, с воздуха и из-под воды. Однако со временем в список целей кораблей с Aegis попали и баллистические ракеты – в состав совместимого с этой БИУС вооружения вошли противоракеты. На данный момент корабли, оснащенные «Эгидой», являются основой морской части американской системы противоракетной обороны. Aegis устанавливается на корабли проектов «Тикондерога» и «Арли Бёрк». С 1983 года, когда в строй вошел первый корабль с «Иджис» (это был USS Ticonderoga CG-47), было построено более сотни крейсеров и эсминцев, также оснащенных этой системой. Однако время идет и комплекс Aegis постоянно нуждается в доработках и модернизациях.


Скорее всего, высокий приоритет обновления кораблей с БИУС «Иджис» обусловлен ее противоракетными возможностями. Понятно, что системы ПРО морского базирования гораздо удобнее, чем сухопутные. Все помнят продолжающиеся уже несколько лет трения по поводу размещаемых в Европе систем евроатлантической ПРО. Кроме крупных геополитических проблем у наземных комплексов есть и другие. К примеру, не всегда есть возможность разместить радары или пусковые установки противоракет там, где они будут наиболее удобны и эффективны – хозяева этой территории могут воспротивиться. С кораблями ПРО такой проблемы нет. Они могут свободно перемещаться по всему мировому океану и совершать все необходимые действия. Также корабли с противоракетами являются мобильным средством и способны в кратчайшие сроки переместиться в нужный район, откуда будет удобнее совершать перехват баллистических ракет противника.

Противоракетное вооружение крейсеров класса «Тикондерога» и эсминцев «Арли Бёрк» состоит из ракет SM-2 и SM-3. Несмотря на напрашивающиеся выводы, вызванные цифрами в названиях, эти ракеты дополняют друг друга. SM-3 должна перехватывать ракеты в заатмосферном пространстве и поражать их кинетической боевой частью. SM-2, в свою очередь, предназначена для уничтожения боеголовок на конечном участке полета и делает это при помощи осколочной боевой части. Также есть серьезные различия в габаритах, летных данных и т.д. На одном корабле в теории может размещаться до 122 или до 96 ракет обоих типов. Разница обусловлена пусковыми установками – на крейсерах они имеют большее количество ячеек. Тем не менее, это максимальное количество ракет. Помимо противоракетных средств поражения каждый корабль должен нести зенитные и противокорабельные ракеты, которые тоже размещаются в ячейках пусковой установки. Поэтому на одном корабле обычно имеется только 15-20 ракет-перехватчиков обоих типов.

Следует оговориться, что далеко не все корабли с БИУС Aegis по штату вооружены противоракетами. По этой причине в прошлом году количество ракет SM-3, загруженных на корабли, не превышало 110-115. Однако Пентагон планирует увеличить количество противоракетных кораблей. В результате этого к 15-му году американцы собираются одновременно держать на дежурстве уже 400 ракет SM-2 и SM-3, а еще через пять лет перевалить за пять с половиной сотен. По более долгосрочным планам, к 2030 году в строю должно будет находиться в двадцать с лишним раз больше ракет, чем сейчас. Можно примерно представить, какое количество кораблей понадобится для этого и какую площадь они смогут перекрыть.

В Пентагоне, похоже, тоже понимают, насколько велика будет общая зона ответственности кораблей и по такому поводу собираются сделать свой противоракетный щит более равномерным. В настоящее время три четверти кораблей с противоракетами базируется или дежурит на Тихом океане. На долю Атлантики приходится всего 20-25% таких кораблей. В свою очередь, Индийский океан в противоракетном отношении и вовсе пуст, хотя этот регион не является приоритетным для американской ПРО. В прошлом году было объявлено, что в состав американского флота по-прежнему будут входить новые эсминцы проекта «Арли Бёрк», имеющие БИУС «Иджис» и пусковую установку на 96 ячеек. Общее количество этих кораблей планируется довести до ста и не факт, что впоследствии оно не увеличится еще. Все эти противоракетные эсминцы будут распределены с учетом текущей обстановки и опасных в ракетном плане направлений. Так, в самое ближайшее время будет организовано полноценное постоянное дежурство в акватории Северного Ледовитого океана, а присутствие в Атлантическом станет более массовым, вплоть до обеспечения паритета с тихоокеанской группировкой.

Кроме океанов в сферу интересов американских военных моряков попали и моря. В частности, в самое ближайшее время походы кораблей ПРО в Средиземное, Эгейское, Адриатическое и, возможно, Черное море перестанут быть единичными событиями. В прошлом году крейсер «Монтерей» даже посетил с визитом Севастополь. Вероятно, теперь такие «гости» станут появляться на регулярной основе. Для обеспечения постоянных патрулей на Средиземноморье американцы договорились с Испанией о предоставлении базы. Осенью следующего года на военно-морской базе Рота появятся первые два американских эсминца (оба с «Эгидой» и противоракетами), а потом к ним присоединятся еще два подобных корабля. Одновременно с этим Пентагон интересуется и северным побережьем Европы. Сейчас идут переговоры с рядом стран на предмет создания еще одной базы. В зону ответственности ее кораблей войдут северные моря.

Если посмотреть на карту, то зоны ответственности противоракетных кораблей рядом с Европой прямо говорит о том, что они будут содействовать с наземными системами ПРО, размещаемыми на территории Польши, Чехии, Румынии и т.д. А это уже можно признать покушением на ядерные силы сдерживания России. Официальный Вашингтон по-прежнему уверяет, что эти противоракетные средства должны закрыть Европу от иранских ударов. Поверить им или нет? Вряд ли стоит делать это. Особенно в свете других заявлений. В конце февраля выяснилось, что у некоторых союзных Штатам стран есть военно-морской потенциал, который после соответствующих доработок – скорее всего, они касаются установки системы Aegis – вполне можно подключить к общему противоракетному делу. Пока что это были только слова, а договариваться на предмет подобного сотрудничества начнут только в мае, на саммите НАТО. Из-за того, что большинство союзников США находится в Европе, можно сделать предположение, касающееся направленности союзной ПРО. Вряд ли Великобритания или та же самая Испания станет посылать свои корабли в Тихий океан, дабы те занимались уничтожением китайских ракет, летящих в Америку. Средиземноморские дежурства, якобы предназначенные для предотвращения иранских атак, выглядят более реальным развитием событий, но по понятным причинам настоящая цель, скорее всего, далеко не Иран. На Тихом океане у Соединенных Штатов тоже есть союзники. Япония уже начала переговоры о модернизации имеющихся эсминцев типа «Конго» и оснащения их обновленной БИУС Aegis. Австралия может влиться в глобальную американскую систему ПРО со строящими сейчас эсминцами проекта «Хобарт», а Южная Корея не против использовать на своих эсминцах KDX-III с «Иджисом» ракеты SM-2 и SM-3.

Но вернемся к Европе. В ближайшие годы в Восточной Европе будет построено несколько радиолокационных станций и комплексов перехвата. Основным средством поражения европейских систем ПРО будут комплексы THAAD. Успех морской БИУС «Иджис» привел к появлению конкурирующей системы. На ее основе сейчас создается БИУС Aegis Ashore. По своей сути это все та же «Эгида» морского базирования в связке с ракетами SM-2 и SM-3. Разница только в особенностях размещения – наземный вариант монтируется в передвижных модулях или в бункерах. По имеющейся информации, первый комплекс Aegis Ashore войдет в строй в 2015 году в Румынии. В его составе будет новая изначально «сухопутная» РЛС SPY-1 и две дюжины ракет. Примечательно, что наземные системы ПРО будут вооружаться только ракетами SM-3. Это может означать, что восточноевропейский сектор американской противоракетной обороны слабо приспособлен к поражению баллистических целей, вошедших в атмосферу. Интересный факт. Не мешало бы с ним ознакомиться руководству тех стран, которые собираются разрешить американцам строить свою ПРО на своей территории. В 2018 году подобный комплекс появится в Польше. Его зона ответственности – северная часть Европы. Так и подмывает спросить: американцы снова скажут про иранскую угрозу, да?

Это все были вопросы размещения. Помимо дислокационных моментов американские конструкторы и военные активно занимаются расширением выполняемых функций ракеты SM-3. Ее модификация Block I несколько лет назад успешно справилась с поставленной задачей и сбила вышедший из строя спутник. Во время атаки космический аппарат находился на высоте порядка 250 километров от поверхности планеты, а скорость его движения приближалась к 7,5-8 км/с. SM-3 Block I уничтожила проблемный спутник только при помощи собственной кинетической энергии. В свое время эта операция вызвала много шума, а разработавшая ракету компания Raytheon сумела выбить финансирование на дальнейшее ее развитие. «Рейтеон» обещает, что SM-3 Block II и Block IIA будет еще более эффективна в отношении атак космических аппаратов. Что касается системы управления «Иджис», то ее возможности пока превосходят потенциал имеющихся на вооружении ракет.

Все американские шаги – и те, которые уже предприняты, и те, которые только планируются – в перспективе представляют определенную опасность для российских ядерных сил сдерживания. За модернизацией БИУС Aegis, созданием восточноевропейского сектора американской ПРО и оснащением флота тихоокеанских стран ракетами-перехватчиками должны следовать ответные действия. Вовсе не обязательно предпринимать симметричные меры. К примеру, можно заключить договор о разграничении морских акваторий на зоны, в которых могут находиться корабли ПРО, и на свободные от них. Только США, как инициатор создания глобальной противоракетной обороны, вряд ли согласится на такие договоры. Уж очень «Эгида» полезна и перспективна, чтобы от нее отказываться.
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти