Орбитальная станция «Салют-7»

Орбитальная станция «Салют-7»


К 60-летию запуска первого советского спутника российские кинематографисты приурочили показ фильма «Салют-7». Вчера его посмотрел президент России Владимир Путин. Сегодня картину продемонстрировали в пресс-центре «Россия Сегодня».


О художественных достоинствах и недостатках картины, роли в которой сыграли замечательные русские актеры Владимир Вдовиченков, Мария Миронова, Павел Деревянко, Александр Самойленко и Оксана Фандера, вы сможете узнать завтра.

А сегодня, мы расскажем о реальной истории орбитальной станции «Салют-7». Как это было? И в чем заключался драматизм ситуации, которая стала основой для фильма?

Орбитальная станция «Салют-7» представляла собой филигранно доработанный отечественными конструкторами «Салют-6». Была установлена система атомной навигации, которая, пройдя предварительную проверку, радовала беспрецедентной точностью.

«Апгрейд» принес отличную систему обнаружения пожара «Сигнал-В». На борту находился ультрасовременный рентгеновский телескоп, который значительно облегчал задачу наблюдения за космическими объектами. Была здесь и уникальная фотоаппаратура французского производства, дававшая возможность детального исследования космических и земных просторов.

Новое оборудование значительно увеличило надежность станции и обеспечило автоматизацию многих процессов. Доработки позволили максимально расширить программу проводившихся на протяжении нескольких лет научных экспериментов.

Но 11 февраля 1985 года в 9 часов 23 минуты, контроль над пустовавшей несколько месяцев станцией был утрачен!

Что это было за время? 1985-86 чем-то напоминает 2017-й. Холодная война в самом разгаре. СССР и США обмениваются «любезностями», «симметрично» высылая работников посольств восвояси. Дипломатические скандалы следуют один за другим. А февраль 1985-го и вовсе вошел в историю, как время, когда была провозглашена легендарная «Доктрина Рональда Рейгана».

В чем ее суть? Всё просто. Штаты в открытую начали поддерживать любые антисоветские и антикоммунистические проявления на всей Земле. Никарагуа и Мозамбик, Камбоджа и Лаос, афганские моджахеды и ангольская УНИТА получали практически ничем не ограниченную поддержку со стороны «самой демократической страны мира» в своей борьбе с Советским Союзом.

Горбачев придет к власти только в марте 1985 года. Курс на заискивание с Западом еще не взят. Маховик ослабления страны изнутри, которым останется доволен Запад, не включен.

Пустовавшая вот уже полгода станция, на которой был проведен ряд бесценных научных и медицинских экспериментов, перестала отвечать на сигналы, посылаемые из Центра управления полетов, и начала свое медленное движение к Земле.

Где упадет многотонная махина? Какой город и в какой стране «накроет» собой она? Под угрозой были не только жизни людей, но и репутация СССР в мире! Но уничтожить станцию ракетным ударом – значило отбросить Советский Космос, как минимум, на 10 лет назад.

Тех людей, в чьих руках было будущее советской космонавтики, обстановка, скажем прямо, «бодрила». В ЦК нервничали и неспроста. Потенциальный конфликт – кто знает! — вполне мог плавно перерасти в Третью мировую войну и поставить жирную точку в истории человечества.


Ситуация требовала немедленного урегулирования и была доверена экипажу самых опытных космонавтов Советского Союза. К предполетным тренировкам приступили Владимир Джанибеков и Виктор Савиных.

На кандидатурах именно этих пилотов настаивал не кто-нибудь, а сам Алексей Архипович Леонов – первый человек в открытом космосе.



На «персональном балансе» Владимира Джанибекова, которому в 1985 исполнялось 43 года, были 4 полета в космос, в ходе которых он безукоризненно выполнил работу командира корабля, за что и был удостоен звания Героя Советского Союза дважды.

Именно этот летчик-космонавт имел бесценный в данных предлагаемых обстоятельствах опыт ручной стыковки, искусство которой ему предстояло продемонстрировать при вхождении в контакт с «мертвой станцией». Его коллега Виктор Савиных, был бортинженером от Бога, знавшим «Салют-7» «от и до».

Как вспоминал Валерий Рюмин: «Перед экипажем стояла уникальная задача: состыковаться с 20-тонным «кирпичом», которым и стал, по сути, «Салют-7» после поломки».

Адреналина в кровь устроителей полета и космонавтов, летевших прямиком в неизвестность, добавлял тот факт, что никто, в сущности, и представить не мог, что в действительности случилось на орбитальной станции?

Подлежит ли она восстановлению?

Удастся ли зайти на нее?

Можно ли будет предпринять хоть что-то для того, чтобы сдвинуть многотонную конструкцию с орбиты?



Так или иначе, действовать было надо. Право, не ждать же, когда советское «чудо техники» накроет Токио, Берлин или Вашингтон? Ведь всего 6 лет назад в Австралии рухнула американская орбитальная станция. Но кто вспомнит о просчете американцев, если подобный прецедент случится с СССР? Поблажек не будет.

На подготовку отвели всего 3 месяца. По космическим меркам – экстремально короткое время! Тренировки велись в усиленном режиме. Казалось, что устроители грядущего полета предприняли все возможное для того, чтобы исключить любые неожиданности для и без того опытных пилотов.

Отрабатывались всевозможные нештатные ситуации, создавались искусственные трудности, которые могли произойти в ходе полета, подвергались выводу из строя приборы и системы тренажера, на котором моделировались условия «спасательной операции».

— Мы допускали просчеты, но впоследствии их становилось все меньше и меньше, - вспоминал космонавт Виктор Савиных в своем бестселлере «Записки с мертвой станции».

Космический корабль «Союз-Т», на котором предстояло совершить полет, был избавлен от «балласта». Ненужное для выполнения конкретной задачи оборудование было убрано. Добавили емкости, в которых хранились запасы питания и воды.

Установили дополнительные приборы ночного видения. Задействовали лазерные целеуказатели, которые могли бы поспособствовать удачной стыковке, ведь… второй попытки могло и не быть.

И вот! В первые летние деньки 1985 года бодрым голосом Игоря Кириллова в программе «Время» сообщили об успешном старте «Т-13», в задачи которого входило «предусмотренное программой» проведение работ. И далее дежурное «Системы космического корабля работают нормально, космонавты чувствуют себя хорошо!».



А проблем на борту было много. Допущенные в спешке погрешности, которые могли стать роковыми, произошли еще на земле! Один из блоков космического корабля «Т-13», предназначенный для чистки атмосферы корабля, был перепутан с блоком, вырабатывающим кислород.

Это чуть не привело к трагедии, когда давление начало стремительно расти, и возникла угроза возгорания. Беду удалось предотвратить только благодаря опыту и внимательности советских космонавтов.

Перелистывая страницы книги «Записки с мертвой станции», ты погружаешься в бесценные технические детали, из которых соткано одно из уникальных событий в истории пилотируемой космонавтики. Называется этот эпизод «ручная стыковка «Т-13» и «мертвой» орбитальной станции «Салют-7».

В 11 часов утра, 8 июня космонавты увидели «объект». Орбитальная станция была ярче Юпитера!

Перейдя в ручной режим, космонавты приступили к выполнению задачи, за которую не взялся никто кроме них: догнать станцию и состыковаться, не врезавшись при этом в нее. В случае неуспеха надежды на спасение «Салюта-7» были бы безвозвратно утрачены, как и контроль над ситуацией, за развитием которой сейчас внимательно следили на Земле.

«В момент сближения я не выдержал! — признавался Виктор Петрович Савиных. — «Гаси скорость!» — закричал я Володьке. И услышал рядом спокойный голос Джанибекова, который передал на землю: «Заря, гашу скорость».

Можем ли мы, сегодняшние, прочувствовать отчаяние момента, когда оба космонавта поняли, что подошли к станции… не с той стороны и «заходят» на «нерабочий» стыковочный узел?

Наша песня хороша – начинай сначала! Требовалось облететь «Салют-7» с другой стороны и повторить филигранную работу, которая, казалось, была практически завершена…

Когда долгожданное касание и стыковка произошли, никто не радовался лишь по одной причине. На это просто не было сил, которые были потрачены на работу, ставшую притчей во языцех и одним из самых напряженных моментов в сюжете фильма.

Космонавты молча сидели в своих креслах, не глядя друг на друга.

«Сложно ли было? А что там сложного? Это моя работа, мое ремесло! – вспоминал Владимир Александрович Джанибеков годы спустя. — Подлинные герои работают на шахтах в Луганской области, где мне довелось побывать. Вот там, действительно, страшно… А то, что со мной произошло… Я к этому шел! И мечтал об этом всю жизнь».

На следующем этапе было необходимо определить, герметична ли станция? Если нет, это самое страшное, что могло произойти (после, разумеется, гибели экипажа, которая была возможна в момент столкновения со станцией, на подлете к ней). В этом случае ситуация с «Салютом-7» была бы не поправима. На «Т-13» банально не хватило бы кислорода для выполнения широчайшего спектра работ!

…Станция была герметична. Леденящий сухой холод и тишина, а в тишине удары твоего сердца под скафандром, едва слышные, но учащенные. Вышла из строя система ориентации солнечных батарей! Ремонтировать или плюнуть и улететь?

И Владимир Джанибеков плюнул. Правда, сделал он это по просьбе Валерия Викторовича Рюмина, находившегося в ЦУПе. Слюна мгновенно замерзла. Предстояла работа, чудовищно напряженная работа в климатических условиях, которые были далеки от идеала настолько, насколько советские космонавты были далеко от земли.

А где-то там, внизу бодро рапортовал ТАСС об успешной и беспроблемной стыковке, позитивном настроении и хорошем самочувствии советских космонавтов. Спустя 2 дня, в самый разгар работы, космонавтам было необходимо предстать перед населением Советского Союза, «помахав рукой в телеэфире».



Благо! Пар изо рта уже не шел (что было заблаговременно проверено). И для советского зрителя была создана иллюзия плановой и безопасной работы в космосе.

Измотанные до предела работой без сна и отдыха «Памир-1» и «Памир-2» выглядели, действительно, бодро после двухдневного безостановочного скручивания электрических проводов голыми руками с их последующей обмоткой изолентой…

Невозможное было совершено! Силами космонавтов — всего 2-х человек! — аккумуляторы станции были соединены с солнечными батареями напрямую и… «Салют-7» начал оживать.

Лед таял! «Весна» приходила на орбитальную станцию. Но если там, внизу, тающие лед и снега поглощаются землей, то где взять землю здесь? Воды было много. На борьбу с «космическим паводком» были брошены все силы и все имеющееся в распоряжении Джанибекова и Саввиных тряпки на корабле (включая одежду и белье, которые также были пущены в ход).

Ура! 23 июня с земли пришла «гуманитарная помощь». Грузовой «Прогресс-24» привез «подарок из ЦУПа» — «контейнер» с неимоверным количеством полотенец. «Почта с Земли» включала в себя необходимое для ремонта оборудование, запасы топлива и воды. Чтобы космонавты не скучали, им прислали… парочку номеров газеты «Правда».

Впереди были еще 100 дней невероятно напряженной и опасной работы, о которой режиссером Климом Шипенко снят фильм «Салют-7». О том, как это было в кино, вы узнаете завтра.

Автор:
Андрей Карелин
Первоисточник:
http://rusplt.ru/sub/history/orbitalnaya-stantsiya-salyut7-30999.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

68 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти