Войсковая разведка. Боевой опыт

Войсковая разведка. Боевой опытОпираясь на колоссальный боевой опыт, наработанный в ходе Великой Отечественной войны, на ее заключительном этапе, Разведывательное управление Красной Армии взялось за совершенствование службы войсковой разведки. Осенью 1944 года состоялся фронтовой слет разведчиков 2-го Прибалтийского фронта, посвященный обсуждению всех аспектов и проблем, стоящих перед службой войсковой разведки в котором принимали участие практически все старшие офицеры разведывательных отделов армий из состава этого фронта. На этом совещании выступили старшие офицеры Разведуправления фронта гвардии полковник К. Андреев, гвардии подполковник Ф. Ракитский, гвардии майор Б. Голиков, капитан И. Маслянский. Девизом этого совещания стал наказ Верховного главнокомандующего И. В. Сталина: «Изучать противника, улучшать разведку — глаза и уши армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка».

Боевой опыт советской службы войсковой разведки периода Великой Отечественной войны, представляет бесспорный интерес для специалистов, поскольку многие проблемы, характерные для войсковой разведки в то время, и сегодня остаются актуальными как для разведывательных частей и подразделений Российской армии, так и для частей и подразделений специального назначения спецслужб и правоохранительных органов.

По словам капитана Маслянского, офицера разведотдела 7-го стрелкового корпуса, каждый день боев на всех фронтах Великой Отечественной войны, даже отдельные боевые эпизоды постоянно привносят что-либо новое в тактические приемы войск, иногда в корне изменяющее сложившиеся представления об использовании того или иного способа и средства борьбы. Все эти новые методы и приемы ведения боя, добытые в практике наших частей, переходят в порядке обмена опытом от командира к командиру и снова находят свое применение в разнообразных столкновениях с врагом. В зависимости от вида боя и создавшейся обстановки выбирается тот или другой прием борьбы, причем обязательно учитываются данные о противнике, о количестве его живой силы, техники, его замыслах и ближайших планах. Чтобы иметь полные данные о замыслах и действиях врага, надо вести непрерывную разведку в разных ее видах, в частности, и разведку боем.


Разведка боем обычно связана с некоторыми потерями живой силы и техники и достигает желаемого результата лишь при ее умелом проведении. Вот один из примеров разведки боем, в результате которой успешно выполнена поставленная задача и нанесен значительный ущерб противнику.
Зимой 1944 года перед фронтом обороны 146-й стрелковой дивизии в районе одного из населенных пунктов в течение нескольких дней наблюдалось усиленное движение пехоты и автотранспорта противника, что, естественно, вызвало у нашего командования интерес к группировке врага на этом участке.
Командиру 951-го стрелкового полка майору Д. Степанову была поставлена задача: произвести разведку боем в районе одного населенного пункта. Противник в этом районе имел прочную оборону с широко развитой сетью траншей, блиндажей и ДЗОТов. Подступы к переднему краю были заминированы, установлены проволочные заграждения.

Получив задачу на разведку боем, Степанов немедленно установил круглосуточное наблюдение из числа офицерского состава, а сам с командиром разведывательной группы К. Исламовым и артиллеристом В. Макаревичем произвел тщательную рекогносцировку предстоящего района действий. После этого был определен план работы разведки, в котором точно указывались ее состав и задачи. Из стрелковых подразделений были выделены в разведку три небольшие группы. Каждая группа получила определенный объект для действий.

В период подготовки в течение четырех дней весь офицерский состав тщательно изучал противника, подступы к нему и выявлял цели для артиллерии. Артиллеристы и пулеметчики в часы ограниченной видимости создали огневые позиции впереди боевых порядков пехотных подразделений и тщательно их замаскировали. Накануне действий разведки, ночью, часть артиллерии была сосредоточена в районе огневых позиций, а другая часть укрыта в траншеях переднего края обороны. Саперы в обнаруженных ими минных полях врага проделали проходы, а в проволочных заграждениях перерезали в нескольких местах проволоку, не снимая, однако, ее, чтобы противник с рассветом ничего не мог заметить.

Была организована связь, разработана сигнальная таблица для управления, которую знали все офицеры. Артиллеристам и минометчикам указаны цели. Разведывательные группы в это же время всесторонне подготавливались и тренировались. За сутки до начала действий они выдвинулись на передний край, где изучили все подступы к объекту своих действий, и каждая группа в отдельности четко представляла свою задачу.

За час до начала активных действий разведывательные группы оделись в маскировочные халаты и по два — три человека перебежками и ползком выдвинулись на заранее подготовленный исходный рубеж. Затем, прикрываясь густым кустарником, в таком же порядке они незаметно для противника сблизилась с ним на расстояние 300 метров и залегли в снегу. К этому времени были сосредоточены и подразделения для поддержки на случай вражеской контратаки.

Когда стрелки вышли в исходное положение, пулеметчики открыли сосредоточенный огонь по переднему краю противника и вели его беспрерывно в течение трех минут. В этот момент артиллеристы, выкатив орудия из укрытий, прямой наводкой произвели массированный артиллерийский налет по ранее распределенным целям. Всей мощью своего огня обрушились минометы на передний край противника, а поддерживающие артиллерийские и минометные батареи повели обстрел немецких соседних районов, чтобы помешать фланкирующим пулеметам врага открыть огонь.

В результате внезапного и согласованного артиллерийского и минометного огня по подготовленным целям были уничтожены все огневые точки немцев и значительное количество живой силы. Противник пришел в полное замешательство. Не имея связи, он в течение 13 минут не мог вызвать огня своей артиллерии и минометов.

Разведчики, действуя тремя группами, одной с фронта и двумя обтекая с флангов, в строгом взаимодействии между собою, под общим руководством командира полка Д. Степанова, в период артиллерийского налета подошли вплотную к траншеям противника. А когда наши артиллеристы и минометчики перенесли огонь в тыл врага и ударили по его флангам, чтобы немцы не могли отойти или контратаковать, разведчики, забросав траншеи и блиндажи гранатами, ворвались в самые траншеи.

В течение нескольких минут они уничтожили засевших в траншеях, в неразбитых ДЗОТах и блиндажах немецких солдат и полностью овладели опорным пунктом противника. При этом они захватили один ротный миномет с минами, два ящика гранат и другое оружие.

Враг открыл артиллерийский и минометный огонь и через некоторое время дважды бросал в контратаки по 30–40 человек, пытаясь выбить разведчиков и вернуть утраченный рубеж, но напрасно. Наши бойцы, заняв круговую оборону и вооружившись трофейными гранатами и минометом, при поддержке своей артиллерии, дважды отразили контратаки противника с большими для него потерями и продолжали удерживать рубеж до поступления приказа на отход. Вечером, эвакуировав раненых и захваченное у противника оружие, разведчики без потерь вернулись в свою часть.

В успешно проведенной разведке боем немалую роль сыграли наши артиллеристы. Они, как и всегда, показали высокую выучку, выносливость и умение вести бой в любой обстановке, отлично сочетали свой огонь с действиями разведывательной партии, чем обеспечили ее успех.

Проведенная разведка боем, тщательно заранее подготовленная и совершенная внезапно, при отличной работе артиллерии достигла своей цели. Она дала командиру 146-й стрелковой дивизии те сведения о противнике, которые требовались по условиям обстановки.

Гвардии полковник К. Андреев и гвардии подполковник Ф. Ракитский привели несколько показательных примеров боевых действий разведывательных групп из состава 52-й гвардейской дивизии при расположении противника в укрепленном районе с широко развитой сетью траншей, блиндажей и ДЗОТов в ходе Невельской наступательной операции в октябре — ноябре 1943 года.

Боевые сооружения первой линии обороны врага были расположены на расстоянии 40–50 метров друг от друга. При помощи коротких ходов сообщения эти сооружения соединялись с непрерывной траншеей, идущей параллельно начертанию переднего края. Сплошные проволочные заграждения, приспособленные к местности и скрытые от нашего наблюдения, опоясывали окопы и отстояли от них всего на 30–50 метров. Первая линия окопов была насыщена рассредоточенными огневыми средствами. Одним словом, перед фронтом нашего соединения вырисовывалась типичная картина новой линейной обороны немцев.

Войсковая разведка. Боевой опытНадо отметить, что разведчикам соединения до этого времени еще не приходилось действовать в подобных условиях. В прежних боях они всегда имели возможность выбрать для поиска совершенно изолированный объект (огневую точку) или, по крайней мере, объект, удаленный от других огневых точек на 150–300 метров.

Поисковая партия обычно состояла из захватывающей группы и одной или двух обеспечивающих групп. Минные поля и проволочные заграждения на путях движения, располагавшиеся ранее на 100–150 метров впереди огневых позиций противника, легко и незаметно разграждались специальными группами разграждения. Соседние с намеченным объектом огневые точки успешно подавлялись артиллерийским огнем, разрывы которого не мешали действиям разведывательной партии. В такой обстановке захватывающая группа обходила намеченное боевое сооружение с тыла или с фланга и внезапным броском нападала на него. Успех был всегда гарантирован.

Происшедшие изменения в обороне немцев поставили наших разведчиков в затруднительное положение. Старые методы разведывательных поисков могли привести к ненужным потерям, к напрасной трате материальных средств, к потере времени и, главное, ставила под сомнение успех разведки. Новых же способов обеспечения разведывательного поиска у нас не существовало, и их пришлось добывать боем.

В расположении противника была замечена какая-то загадочная перегруппировка. Разведчики получили задание захватить пленного. Незначительное расстояние между огневыми точками в первой линии немецких окопов не позволило поисковой партии проникнуть в тыл или во фланг намеченного объекта. Пришлось действовать в лоб. При этом наша группа захвата была обнаружена сразу несколькими вражескими наблюдателями. Противник с близкого расстояния открыл пулеметный огонь по этой группе, причем ввел в действие до шести огневых точек, расположенных справа и слева от объекта захвата. Огневые средства разведывательной партии позволили оказать воздействие только на часть обнаруживших себя огневых точек немцев. Наши артиллеристы и минометчики не смогли оказать помощи в подавлении огня противника, так как огневые точки находились в непосредственной близости друг от друга и от избранного для захвата объекта, разрывы мешали действиям поисковой партии. Разведчики добрались до первой линии траншей, но под давлением противника, пустившего в ход гранаты из соседних окопов, вынуждены были отойти, не захватив пленного.

Но уроки этого первого неудачного поиска не пропали даром. Офицеры-разведчики учли полученный боевой опыт и наметили новые методы обеспечения разведывательного поиска на переднем крае непрерывной обороны немцев. Подготовка к следующим разведывательным действиям заняла 5 дней. Была выделена группа захвата из шести опытных разведчиков и пять групп обеспечения, четыре из которых — в составе трех человек и одна — из пяти человек. На местности, подобной той, на которой предстояло вести разведку, была проведена тренировка на слаженность действий всех групп поисковой партии. Тщательному изучению подверглись пути движения каждой группы, разведаны были минированные участки. Каждая из пяти обеспечивающих групп была нацелена на определенную огневую точку, которую она должна будет подавить. По целям, которые не могли быть полностью уничтожены во время поиска, но которые могли с началом отхода разведывательной партии ожить и преследовать ее огнем, был подготовлен огонь двух артиллерийских батарей.

Вечером разведывательная партия приступила к выполнению задачи. Выдвинувшись несколько вперед от исходного положения, группы обеспечения расчленились в обе стороны от группы захвата и начали сближение, каждая со своим определенным объектом (схема 1). Через 25–30 минут обеспечивающие группы приблизились к огневым точкам противника на 20 метров, а захватывающая группа продолжала движение к намеченному объекту и через несколько минут без открытия огня ворвалась в окоп врага, убила двух вражеских пулеметчиков, а третьего пленила.

Однако захваченный в плен вражеский солдат успел крикнуть. Соседняя огневая точка немцев немедленно открыла огонь по захватывающей группе, но тут же была подавлена обеспечивающей группой. Вслед за нею по захватывающей группе разведчиков немцы открыли огонь, но также были скованы огнем соответствующих групп. Но вот в действие вступила новая огневая точка врага, расположенная вблизи от группы захвата, с правой от нее стороны. Подавлять эту точку пришлось самой захватывающей группе, так как соответствующая группа обеспечения в период сближения отклонилась несколько вправо от намеченной для нее цели.

Захватив пленного и нейтрализовав соседнюю огневую точку врага, группа захвата начала отходить, в то время как обеспечивающие группы своим огнем прикрывали ее отход. Затем начали отход и обеспечивающие группы. В это время по переднему краю противника был открыт артиллерийский и минометный огонь, чтобы дать возможность всей разведывательной партии полностью выйти из сферы вражеского огня. Несколько подобных поисков было проведено и на других участках фронта, которые дали также успешные результаты.

Старший офицер разведотдела 3-й ударной армии гвардии майор П. Голиков выступил с докладом «Отдельные примеры разведки с преодолением водного рубежа».

Разведка войск противника с преодолением водного рубежа усложняет деятельность разведчиков и требует от них, кроме обычных боевых качеств (бесшумных действий, хорошей маскировки, скрытного переползания и т. д.), еще и умения хорошо плавать, а также преодолевать водные рубежи с помощью табельных и подручных переправочных средств. Как бы ни был хорош разведчик на суше, на болоте или в лесу, он может оказаться (без соответствующей подготовки) беспомощным на воде. Следовательно, чтобы иметь опытных ловких разведчиков, их надо отбирать, учить и тренировать.
Опыт боевых действий в Великой Отечественной войне показал, что те части и соединения, в которых не учат преодолевать водные препятствия, имеют односторонне подготовленных разведчиков. Такие разведчики умело действуют в степях, лесах и болотах, но с выходом на водный рубеж, когда разведку приходится вести через водную преграду, становятся в тупик. И, наоборот, всесторонне подготовленные разведчики действуют успешно, независимо от обстановки, рельефа местности, условий погоды и т. д. Приведем пример действий разведывательной партии 127-й стрелковой дивизии из состава 63-й общевойсковой армии осенью 1942 года.

Наши части отошли за Дон и готовились к нанесению удара во фланг немецкой группировке, прорвавшейся к Сталинграду. Известно было, что левый фланг этой группировки обеспечивают румынские и итальянские части, занявшие оборону на правом берегу Дона от станицы Вешенская до станицы Сиротинская.
Город Серафимович на правом берегу наши части удерживали в качестве плацдарма. Противник всеми силами стремился выбить наши части из города и лишить нас, таким образом, плацдарма на правом берегу Дона. В бой за город Серафимович противник бросил 3-ю итальянскую пехотную дивизию, которая была нами почти полностью разгромлена. Этому успеху способствовала разведка. Разведчики точно и своевременно доложили о скоплении неприятельской пехоты за высотами и о начале выдвижения ее к переднему краю обороны. Это позволило нашему командованию подготовить свои подразделения для контратаки и своевременно ввести их в бой с того направления, на котором противник не рассчитывал встретить сопротивления.

Наблюдением было установлено, что противник сосредоточивает войска в районе станицы Верхне-Фомихинской (12 км северо-западнее города Серафимович). Требовалось установить, какие именно части сосредоточиваются в указанном районе; их численность; состав; вооружение; национальную принадлежность и намерения.

Командир дивизии полковник С. Меркулов приказал начальнику разведки дивизии капитану Батыреву переправить группу разведчиков через Дон в районе станицы Верхне-Чирской; разведчики должны были, скрытно пройдя линию обороны противника и углубившись на 12 км в его тыл, захватить в районе станицы Верхне-Фомихинской пленного.

В разведывательную партию были отобраны младший лейтенант Яковлев, старший сержант Зиновьев, сержант Гладков и красноармеец Кострубов. Эти разведчики являлись специалистами своего дела.

Вызвав к себе младшего лейтенанта Яковлева, Батырев поставил ему задачу на разведку. Была темная, сырая осенняя ночь, когда разведчики под покровом темноты, используя кустарник донского лозняка, тянувшийся до района станицы Усть-Хоперской, бесшумно вышли на левый берег Дона, где находились заранее подготовленные лодки.

Перед тем как начать переправу, Яковлев решил проверить бдительность противника. С этой целью он отвел пару лодок от места, намеченного для переправы, и организовал ложную переправу. Как только лодки отчалили от берега, два станковых пулемета противника открыли огонь из района Усть-Хоперской. Ясно было, что немцы не спят. В то время как бойцы отвлекали внимание немцев ложной переправой, разведчики, не замеченные противником, переплыли р. Дон.

Разведчики бесшумно проползли у самых огневых точек и к рассвету были уже в глубине вражеского тыла, в районе перекрестка дорог северо-восточнее Верхне-Фомихинской.

Разведчики укрылись неподалеку от немецкой траншеи. Здесь им пришлось пролежать целый день до наступления темноты.
Мог ли кто подумать, что разведчики рискнут укрыться вблизи немецкого блиндажа? Это казалось невероятным, но именно на нелепости такого предположения и строил свои расчеты младший лейтенант Яковлев. С наступлением темноты разведчики стали скрытно пробираться к реке, где их ожидала заранее подготовленная лодка.

К 24 часам они добрались к месту переправы, бесшумно сели в лодку и благополучно доставили пленного командованию.
Утром в землянке начальника разведки дивизии допрашивали пленного. Немец показал, что он уроженец Верхней Силезии и был во Франции, где формировался их батальон. Позже его зачислили в артиллерийский полк, с которым он попал на советско-германский фронт. Полку было приказано выйти в район города Серафимович на помощь третьей итальянской дивизии. Документами убитых солдат и офицеров показания пленного подтвердились.
Через несколько дней четверо отважных разведчиков получили боевые ордена.

Приведем несколько примеров действий войсковых разведчиков, относящихся к более позднему периоду — октябрю — ноябрю 1943 года, когда 364-я стрелковая дивизия из состава 7-го стрелкового корпуса принимала участие в Невельской наступательной операции.

Группе разведчиков под командованием старшины Рудого было приказано организовать ночной поиск с переправой через озеро Большой Иван в Невельском районе (южная часть Псковской области) для захвата контрольного пленного. На подготовку отводилось два дня.

Получив задачу, старшина Рудой сразу организовал наблюдение за противником, а сам приступил к изучению местности. Ширина озера в намеченном районе переправы достигала 2,5 км. Противник не мог ждать нападения в этом месте.

Войсковая разведка. Боевой опытОценив обстановку, Рудой начал готовиться к выполнению поставленной задачи. Переправочных средств в указанном районе не оказалось. Тогда разведчики сколотили из сухого леса плоты и замаскировали их на берегу озера. В процессе подготовки возник вопрос: как поступить, чтобы при переправе не отклониться в темноте ночи от намеченного пункта высадки? По компасу можно отклониться — ночи беззвездные, ориентиров практически не видно. Ночью преодолеть водную гладь в два с половиной километра и прибыть в намеченный пункт можно только при точной ориентировке.

Старшина Рудой быстро вышел из создавшегося затруднения. Он наметил место высадки на противоположном берегу озера, а затем укрепил винтовку, приспособив ее для стрельбы ночью, в направлении намеченного места. С началом действий один боец, находясь у винтовки, должен был стрелять из нее трассирующими пулями, разведчикам же следовало, ориентируясь по выстрелам, переправляться несколько левее. Для того чтобы вызвать у противника подозрения стрельбой трассирующими пулями в одну точку, Рудой поставил на флангах два пулемета, предназначив их также для стрельбы трассирующими пулями только в разных направлениях. Таким образом, одиночные винтовочные выстрелы должны были стушевываться общей стрельбой пулеметов.
В ночь, намеченную для действий, разведчики, ориентируясь по выстрелам винтовки, переправились на противоположный берег озера и скрылись в кустарнике. В траншеях, расположенных на берегу озера, немцев не оказалось, и разведчики углубились на пятьсот метров в лес. На только что выпавшем снегу они обнаружили свежие следы. Вскоре на тропе показались две фигуры. Немцы шли, ни о чем не подозревая, и оживленно беседовали.
Как только немцы поравнялись с засадой, разведчики быстро и бесшумно захватили в плен.

Пленные — унтер-офицер и солдат — были доставлены в штаб и дали ценные сведения о производившейся противником перегруппировке войск.
Бывали случаи, когда разведчики преодолевали водный рубеж под водой, пользуясь для дыхания стеблем камыша. Этот способ применялся летом в тех местах, где озера были не слишком глубоки. Особенно он оправдал себя в тех случаях, когда группу разведчиков необходимо было пропустить в тыл противника, а озеро выводило за его боевые порядки.

В качестве переправочных средств разведчики широко использовали плащ-палатки. Приспосабливались они следующим образом: четыре плащ-палатки сшивались и набивались соломой (за неимением соломы можно было использовать сухой мох и т. п.). Для прочности плащ-палатки, набитые соломой, обводились деревянной рамой. Такой плот вполне выдерживал на воде трех человек в полном вооружении. Его можно было сделать в любом месте за один час. Кроме того, он имел то преимущество, что при обстреле попадание пули или осколка не влияло на его грузоподъемность. В качестве подручных переправочных средств широко использовались резиновые камеры от автомашин, пустые бочки, бидоны и т. п.

Приведенные здесь примеры отнюдь не исчерпывают всех способов и средств, применяемых при ведении разведки войск противника с преодолением водных преград. Шаблона в разведке не должно быть. В каждом отдельном случае разведчикам необходимо прибегать к тому способу, который наиболее соответствует данной обстановке, проявляя при этом хитрость, находчивость и изобретательность.
Автор: Сергей Монетчиков
Первоисточник: http://www.bratishka.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. вард 26 марта 2012 09:15
    Выражаясь современным языком.... эффективность войсковой разведки всегда была высокой... но и плата за это тоже не маленькая.... Пример... был у нас в технаре военрук... рассказывал... захватили языка... допросили.. всё путём... но что то не то.... раздели, а у него татушка СС... после повторного допроса выяснилось... захвачен представитель войсковой разведки прибывшей дивизии СС... а это совсем другое дело... после этого в войсковое наставление был добавлен пункт об обязательном полном осмотре языка... вплоть до принюхивания каким одеколоном пахнет... если дорогим, то почему рядовой... и т.д.
  2. патриот2 26 марта 2012 09:35
    Очень интересно и познавательно. Большой плюс статье. Полезна и молодежи и ветеранам. Хорошо, что есть люди готовые к обучению молодежи на опыте военных лет, особенно в разведке. smile
    патриот2
  3. AK-74-1 26 марта 2012 12:36
    Хорошая статья. Очень познавательная. Приведены достойные примеры.
  4. ikrut 26 марта 2012 13:46
    Мне статья понравилась. Это сейчас. сидя в кресле можно читать и фантазировать на сей счет. А каково было тогда ребятам? Разведка - это почти всегда потери. Почти всегда кто-то идет на смерть. А разведка боем - это вообще отдельная тема. Как в песне поется: "Передний край нащупала разведка, СОБОЮ обозначив этот край". Вечная память героям!
  5. dmitriy2012 6 апреля 2012 01:36
    Молодцы ребята!до сих пор есть чему у них поучиться.
    dmitriy2012
  6. Denzel13 8 июня 2012 14:55
    Статье плюс, сам 8 лет прослужил в разведке, однако
    "...Минные поля и проволочные заграждения ... легко и незаметно разграждались специальными группами разграждения... и ...Успех был всегда гарантирован" к сожалению далеко не всегда так. Легко в разведке не бывает однозначно, да и успех не всегда зависит от уровня подготовки л/с и операции.
    Denzel13

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня