Военное обозрение

Ближний Восток сегодня: итоги конфликтов (часть первая)

8
«... И стоит им только зажечь огонь для войны, Аллах гасит его. Они усердствуют на земле, чтобы [творить] нечестие, но Аллах не любит нечестивцев!»
(Сура «Трапеза», 5:64)



Несколько лет тому назад мне вместе с Оксаной Всеволодовной Милаевой и Геннадием Иванович Глебовым довелось работать над учебником по политологии для студентов нашей специальности ПР и реклама. С тех пор мы постоянно работаем в творческом сотрудничестве, хотя лично меня больше привлекают замки и доспехи, а Оксану Всеволодовну - Египет и его пирамиды. Но, копаясь в древностях, волей или неволей приходится изучать и современность. Ведь и древность-то нас интересует прежде всего, чтобы понять кто мы, куда и зачем идем, а главное – почему? Так что данная работа - один из результатов этого творческого сотрудничества.
В. Шпаковский


Актуальность ближневосточной политики для России связана, прежде всего, с нефтяными интересами и не всегда простыми взаимоотношениями с ОПЕК с одной стороны. С другой стороны, с попыткой актуализировать влиятельную внешнеполитическую повестку на Ближнем Востоке, практически отсутствовавшую 20 лет.


Иерусалим: храм Гроба Господня (вдали). Прислал наш читатель «Вояка», за что ему большое спасибо.

В 2000-х годах в ближневосточном регионе вновь продолжилась дестабилизация после свержения Саддама Хусейна в 2003 году. В тот момент президент Джордж Буш-младший развернул борьбу со странами, составляющими, по его мнению, «ось зла», протянувшуюся от Тегерана, через Дамаск к ливанской Хезбалле и палестинскому ХАМАСу. Борьба не только не принесла ему ожидаемых результатов, но и парадоксальным образом привела к усилению позиций Ирана, который получил огромные рычаги влияния на охваченный мятежами постсаддамовский Ирак.

Ситуация усугубилась «арабской весной» 2011 года, которая ввергла Ближний Восток в хаос. Постепенной7 выходя различными путями из политического коллапса, в настоящий момент ключевые страны региона в целом демонстрируют в той или иной степени внутреннюю устойчивость, сохраняют потенциал реагирования на внешние вызовы. Системных изменений 2016-17 годы не принесли: мощных социальных взрывов, революций, смены режимов, других системных изменений на ближневосточном политическом ландшафте не отмечено. Особый фактор влияния неформальных международных акторов и множество линий раскола региона секторального характера между суннитским и шиитским полюсами силы не переросли в региональные войны.

В регион пришел новый игрок, которого долго не принимали всерьез из-за удаленности - пришел Китай. При этом Китай не только резко увеличил покупку нефти у стран Персидского залива, но озвучил свою политическую программу на Ближнем Востоке по одному из самых проблемных вопросов. Он собирается «целенаправленно отстаивать мирный процесс на Среднем Востоке и создание обладающего полным суверенитетом палестинского государства в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме». И если Лигу Арабских государств такая позиция Китая вполне устраивает, то вот Израиль получил сильного соперника. Впрочем, в этом отношении – неприятии нового участника игры – Израиль впервые оказался солидарен с давним врагом – Ираном. Поскольку КНР фактически выступала на стороне Саудовской Аравии по поводу гражданской войны в Йемене и поддерживала суннитов, что идет вразрез с интересами Тегерана.

Основная проблема региона так и не решена. В пространстве от средиземноморского побережья Северной Африки до границ Афганистана и Пакистана остается фундаментальный дефицит состоявшихся государств на политической карте Большого Ближнего Востока. Для международного сообщества и пограничных территорий это чревато дальнейшим нарастанием угрозы: слабая государственность порождает производную - трансграничную угрозу терроризма. Основная угроза региона в лице террористической организации ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ – террористическая организация, запрещенная в РФ) не процветала, но и не была разгромлена объединёнными усилиями стран. Напротив, под занавес 2016 года джихадистский «халифат» предпринял ряд успешных вылазок на иракском и сирийском контртеррористических фронтах. При этом благодаря современной и успешной пропаганде эта организация привлекает не только сторонников радикального ислама, но и получила поток экстремистов со всего мира. Так, к началу 2017 года в их рядах насчитывалось более 30 тыс. наемников. Что же касается отдельных стран региона, то к их отношениям обратимся ниже.

Ключевые центры - Иран и Саудовская Аравия: Proxy War

Отношения этих двух стран характеризовались в 2016 году двусторонней конфронтацией по принципу Proxy War, опосредованной войны. Ситуация подогревалась соперничеством Тегерана и Эр-Рияда в Сирии, Ираке, Йемене, Ливане.

Власти суннитской Саудовской Аравии, крупнейшей арабской монархии, после двухлетних колебаний казнили известного шиитского богослова Нимра ан-Нимра, после чего толпа в Тегеране и Мешхеде разгромила соответственно посольство и консульство Королевства в Исламской Республике. Ответом саудовской стороны стал отзыв своего посла из Ирана, и, исходя из норм правовой логики международных отношений, которые в отношении дипломатической неприкосновенности не приемлют категорий «гнев толпы», разрыв дипломатических отношений. В этой ситуации две страны пребывают до сих пор. Хотя к концу 2016 года между ними наметилась определённая оттепель, но в 2017 году Саудовская Аравия отвергла заявления Ирана о возможности улучшения отношений после завершения хаджа - ежегодного паломничества к расположенным в Саудовской Аравии святыням ислама. Осенью 2016 удалось выйти на политический консенсус в Ливане, где президентом был избран проиранский государственный деятель Мишель Аун, а премьер-министром — выдвиженец саудовцев Саад Харири. Затем Иран и Саудовская Аравия, при посредничестве России, смогли согласовать казавшиеся недостижимыми договорённости в рамках нефтяной сделки ОПЕК и не входящих в картель государств.

Прямая конфронтация центров силы на Ближнем востоке не привела к вооруженному столкновению, как не стало основой открытого конфликта противостояния суннитского и шиитского полюсов. Однако опасный фактор дестабилизации присутствует. И это проявилось во внутреннем конфликте в Йемене. В ходе гражданской войны в Йемене Иран поддерживал повстанцев-хуситов (шиитские повстанцы), а Саудовская Аравия, возглавлявшая коалицию стран Персидского залива, вела против них активные военные действия. В Сирии и Ираке у Тегерана и Эр-Рияда также множество причин продолжить фронтальное геополитическое противостояние, за которым закрепилось название «proxy war» («опосредованная война»).

Королевство на пороге перестройки

Фактически Саудовская Аравия в настоящий момент переживает сложный период, никак не способствующий установлению геополитического лидерства в регионе. Немало тому способствовал затянувшийся период дешёвой нефти, что основательно подорвало социально-экономическое благополучие королевства, заставив правящую семью идти на нетрадиционные меры, называемые саудовской перестройкой. В апреле 2016 годы была презентована программа «Vision-2030» («Видение-2030»), декларирующая фундаментальные социально-экономические изменения. При этом было объявлено о создании специального суверенного фонда, активы которого будут формироваться за счет приватизации крупнейшей в мире нефтяной компании «Арамко». Но успешная реализация этой программы на практике вызывает большие сомнения, как в стране, так и за рубежом.

Внутри и вне королевства намечается социальная дестабилизация, которую выровнять династия Аль-Сауд пока не может. Причем вызовы приходят с совершенно неожиданных направлений и от недавних, казалось бы, союзников. Ударом стало принятие Конгрессом США закона «Правосудие против спонсоров терроризма» (разрешалось подавать иски против Саудовской Аравии). Реакция Эр-Рияда была предсказуемо крайне негативной: Эр-Рияд пригрозил распродажей американских активов на сумму 750 миллиардов долларов. Тем более, когда Тегерану из Вашингтона стали поступать отчётливые сигналы к восстановлению отношений. В настоящий момент Саудовская Аравия остается в статусе стратегического партнера Америки, даже имеется оружейное соглашение на 110 миллиардов долларов.

Подъем Ирана

Санкционный режим длительное время тормозил развитие Ирана, но в январе 2016 года с него были сняты наиболее болезненные для экономики международные и односторонние санкции. Тегеран восстановился в Международной межбанковской системе передачи информации и совершения платежей, вышел из нефтяного западного эмбарго, стал подписывать значимые по стоимости и технологическому наполнению контракты с США и странами ЕС, с такими корпорациями, как Total, Airbus, Shell, Boeing и другими. Однако отношения с США как были напряженными, так и остались. Из-за не снятых подозрений в конце 2016 года Конгресс США продлил впервые введенные в 1996 году санкции на очередной 10-летний срок.

Избрание Дональда Трампы создало лишний повод для Ирана опасаться новых витков и резких поворотов в американской внешней политике. И если новый президент США в отношении Саудовской Аравии успел заявить, что от саудовцев, у которых «нет ничего, кроме денег», будет затребовано самое активное финансовое участие в политических проектах США в регионе, то от Ирана требуются не финансы. Трамп публично высказал несогласие с «позорной для Америки ядерной сделкой» (Совместный всеобъемлющий план действий, соглашение по ядерной программе Тегерана от14 июля 2015 года). Напомним, что в соответствии с американским законодательством, госдепартамент должен каждые 90 дней сообщать Конгрессу о том, как Тегеран соблюдает соглашение, заключенное в 2015 году. Но вот к очередному заседанию выяснилось, что полной информации нет. Но и информации о том, что Иран нарушает условия сделки, не было. Однако во время визита в Эр-Рияд президент США указал на Тегеран как на «величайшую угрозу миру», призвал создать антииранскую коалицию. Фактически – это попытка добиться региональной изоляции Ирана.

Однако на руку Ирану сыграла блокада Катара, обвиненного в пособничестве и многочисленных связях с террористическими организациями.

Но в ближневосточном регионе в целом политику Ирана можно назвать удачной, особенно в сравнении с Саудовской Аравией. Особым успехом стало укрепление позиций в Сирии, Ираке, Йемене, Афганистане. Иран проводит и успешную политику сближения с традиционными партнёрами. Например, в его сторону стал направляться вектор политики крупнейшей арабской республики – Египта, разочаровавшегося во взаимодействии с геополитическими противниками Ирана сторону.

Египет: торговля суверенитетом

Уже в 2014 году избранный египетский президент Фаттах ас-Сиси заявил, что Египет будет проводить независимую внешнюю политику, «так, как ее видит Египет». Сиси попытался принять более сбалансированную внешнюю политику, не разрывая отношения с США, наладить отношения с Россией, Францией и арабскими странами Персидского залива. В первую очередь с региональными партнерами.

Египет оптимистично ожидал еще более успешного развития отношений с арабскими монархиями Залива. И основания были: взаимные визиты на самом высоком уровне с Саудовской Аравией, миллиардные кредитные соглашения и нефтяные контракты. Но как показало развитие ситуации, от Египта требовалось больше односторонних уступок, причем не всегда для него выгодных как во внешнеполитическом, так и во внутриполитическом отношении. Каир шел на значительные уступки, в том числе и территориальные: Египет уступил суверенитет над двумя островами в Красном море. Однако гражданское общество ответило на этот шаг активизацией протестных движений, причем социальное недовольство было чревато новой революцией.

Египет заключил с аравийским Королевством 23-миллиардный контракт на поставку нефти и нефтепродуктов, но, как выяснилось, снова потребовалось поступиться своим суверенитетом. Саудовцы потребовали от республики подключения к «общеарабским инициативам» по Сирии. Ответ Египта был наглядно проиллюстрирован в ходе голосования в Совете Безопасности ООН в начале октября 2016 года за российский проект сирийской резолюции (вывод боевиков из Алеппо).

Дружбы на деньгах не получилось: последовала сначала приостановка, а затем и «замораживание» поставок нефти и продуктов её переработки из Саудовской Аравии в Египет. Результат королевство не порадовал: Каир в поисках новых поставщиков топлива на свой рынок обратил внимание на врага Саудитов – Иран.

Постепенно Египет возвращается к многовекторному внешнеполитическому курсу с опорой на проверенных партнёров. В том числе к ним относится и Россия. Так, в октябре 2016 года двумя странами проведены беспрецедентные военные учения «Защитники дружбы-2016». Кроме того, между Россией и Египтом было заключено крупнейшее за всю современную историю двусторонних экономических связей соглашение по постройке четырёх энергоблоков АЭС с суммарной мощностью 4800 МВт. Однако без проблем эти отношения не развиваются. Частично реализация подписанных соглашений откладывается до конца 2017 года. Финальный контракт по возведению «Росатомом» первой египетской АЭС в Эль-Дабаа до сих пор не подписан. Прерванное осенью 2015 года авиасообщение между двумя странами пока не возобновилось. И та, и другая стороны придерживаются весьма осторожного дипломатического подхода. Египет не торопится вступать в тесный формат военно-политических сношений с Россией. Египетское руководство решительно отмежевалось от возможности предоставления своей территории под контртеррористическое базирование Воздушно-космических сил (ВКС) РФ.

С соединенными Штатами на протяжении президентства Барака Обамы у Египта складывались непростые отношения. Улучшение отношений США с Египтом при Трампе началось с февраля 2017 года, когда поступило обещание возобновить многонациональные учения, раз в два года совместно проводимые Соединенными Штатами и Египтом. Лидеры стран договорились о проведении региональной конференции по израильско-палестинскому конфликту, стороны ведут регулярный диалог по вопросам обороны и разведки. В перспективе – увеличение экономической помощи Египту от США, в том числе, через МВФ.

Продолжение следует…
Автор:
8 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. NIKNN
    NIKNN 21 октября 2017 13:00
    +4
    Он собирается «целенаправленно отстаивать мирный процесс на Среднем Востоке и создание обладающего полным суверенитетом палестинского государства в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме»
    Тут поле для домыслов немеряное, однако хотелось бы надеятся, что с призодом в регион еще одного весомого участника приведет к стабилизации в регионе. Ибо раздергивание и разжигание региона силами США и Израиля будет демпфироваться ...
  2. Ashkelon777
    Ashkelon777 21 октября 2017 14:44
    +5
    В корне всех конфликтов на бв лежит межклановая и межконфессионная война арабов.
    Кроме Египта нет ни одного государства , все остальное это племенные отношения скрепленные бизнес интресами
    1. mirag2
      mirag2 22 октября 2017 06:06
      +1
      Нет.Не правда.По большому счету БВ до того,как создали Израиль-вообще был задворками мира,населенным неграмотными.А вот после Израиля там и пошли обострения одно за другим.До сего момента нечто похожее было только во времяяя крестовых походов.
    2. ПРАВОкатор
      ПРАВОкатор 22 октября 2017 13:08
      0
      Юморист)))
      Иран своих Царей начал хоронить еще 2700 до н.э.Практически они ровестники египетскому государству.Причём долгое время владели Египтом из которого кто-то ушёл долгим турпоходом.
      Это про государства....А когда у Ваших 12 кланов первый царь появился,не вспомните?
      1. Аркадий Гайдар
        Аркадий Гайдар 24 октября 2017 19:00
        0
        Правокатор! А при чём здесь, когда у евреев появился свой царь? Речь идёт о современном положении дел и только. Ашкелон прав, на БВ все династии стоящие у власти, связаны родственными узами и общим бизнесом.
        На счёт племенных отношений, думаю он перегибает. Хотя на Востоке всегда были сильны традиции родства и происхождения.
        А по статье, можно сказать, что каждый на этом "базаре", заявляет свои цены и свои товары. Все хотят выгод, но не у всех получается. Вот и весь итог данного обзора.
  3. Аспид 57
    Аспид 57 22 октября 2017 12:19
    +2
    Евреи просто вернулись домой! Арабам это не понравилось! Придётся потерпеть! )))) И никаких границ 67-но года в природе не существует! Есть линий перемирия 1948 года. Та линия с которой Иордания и Сирия начал агрессию против Израиля в 1967 году! После чего евреям удалось освободить большую часть своих исконных земель и самое главное - Иерусалим! Что касается израильской атаки на Египет в 67-Ом году, так нехрен Насера было перекрывать подходы к Эйлата , блокируя выходы к Индийскому и Тихому океанам! По всем международным законам это акт агрессии! И концентрировать войска на Синае обещая сбросить евреев в море! За что боролись, на то и напоролись!
    1. Писсаро
      Писсаро 25 октября 2017 19:16
      0
      Терпеть придется не арабам,а Израилю.Израиль может провести хоть 50 победоносных войн,он все равно останется во враждебном окружении.Арабам достаточно одной победоносной войны и Израиля не станет.Временные рамки неограничены.Кестоносцы там продержались 200 лет,посмотрим на сколько хватит Израиля
    2. давно в запасе.
      давно в запасе. 25 октября 2017 19:19
      0
      отлично.тогда как классифицировать участие Израиля в операции мушкетер о которой вы так скромно умолчали?