Таганрог. Антифашистское сопротивление южного города

В мрачный осенний день 17 октября 1941 года фашистские войска захватили прекрасный южный город – Таганрог. Этот старинный город, расположенный на берегу Азовского моря, был основан Петром Первым в далеком 1698 году. Он стал первой военно-морской базой России. Кроме того, история города тесно связана с именем его верного сына, выдающегося классика русской литературы А.П.Чехова. Великий писатель перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что в здании гимназии, где он учился, иноземные захватчики устроят гестапо…



Фашисты вошли неожиданно быстро. Немецкое командование бросило против города отборные части 13-й, 14-й, 16-й танковых дивизий, 60-ю мотодивизию и две мотодивизии СС – «Викинг» и «Адольф Гитлер». Советским войскам в неравных боях не удалось остановить противника. Не успели также провести должным образом эвакуацию предприятий и учреждений – все произошло слишком быстро, и дорога на Ростов-на-Дону оказалась отрезанной. Лишь относительно немного оборудования успели вывезти с заводов, еще часть пришлось спешно взорвать. Но слишком многое досталось захватчикам – вместе с городом, который внезапно оказался под железной пятой.


И с первых же дней началось сопротивление жителей Таганрога ненавистному врагу. Секретарь горкома комсомола Николай Морозов, бывший ранее пионервожатым и учителем, имел огромный авторитет у местных ребятишек. С первого же дня оккупации он принял решение создать подпольную организацию. На самом деле, звали Морозова Семеном, но у ребят он вызывал ассоциацию с Николаем Островским, поэтому называли его Николаем. Он и взял себе это имя в качестве подпольной клички.

Тогда еще ни сам Морозов, ни ребята, которые за ним пошли, - никто из них не знал, что знаменитые слова Островского: «Жизнь нужно прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире - борьбе за освобождение человечества» будут относиться к ним в полной мере.

Старшие товарищи – Ягупьев, Решетняк, Богданов, – отговаривали Морозова от его затеи. С одной стороны, нужно думать об организации борьбы, с другой – он был слишком уж известным человеком в городе. Но Николай был непреклонен – он считал, что благодаря своему авторитету ему удастся создать организацию, которая сможет дать должный отпор гитлеровцам.

Первыми, к кому Николай обратился, стала семья Турубаровых. Уже немолодой отец, рыбак, у которого был сын Петр и две дочери – Раиса и Валентина. Они с энтузиазмом откликнулись на идею организовать сопротивление. Вскоре к организации примкнули Лева Костиков, Женя Шаров, затем начали подтягиваться и другие. Многим из них не было и восемнадцати лет, а кому-то не исполнилось и шестнадцати… Основная трудность заключалась в том, что не всем можно было доверять. Ошибка в таком деле может очень дорого стоить…

Были, впрочем, в городе и подонки, которые с радостью встречали захватчиков. Прежде всего, это те, кто считал себя побежденным в Гражданской войне, кто ненавидел Советское государство и считал себя обиженным им. Именно такие «люди» первыми пошли в услужение фашистам. В Таганроге это оказались братья Кирсановы, Александр Петров, Борис Стоянов. Юрий Кирсанов стал начальником полиции, его брат Алексей – редактором фашистской газетенки, Петров и Стоянов также получили должности, которые отрабатывали с особым старанием.

«Подвиги» врагов начались сперва с «декоммунизации» - тотального переименования улиц (хорошие учителя у нынешних декоммунизаторов!), а следующим шагом стал массовый расстрел евреев.

Первым делом тех, кто принял решение сопротивляться врагам, была неудачная попытка спасти евреев от печальной участи. Ребята пытались предупредить их, чтобы они не подчинялись немецкому приказу «явиться на Владимирскую площадь, взять с собой документы и материальные ценности». Фашисты объяснили подобный приказ стремлением «защитить» евреев и переселить их в специально выделенный район, но комсомольцам-то было понятно – ни о какой защите речи не идет, а явившиеся будут ограблены и убиты, как это уже бывало в других городах.

Кого-то удалось уговорить бежать, но многие евреи не послушали – посчитали, что безопаснее будет выполнить приказ оккупантов и явиться, куда сказано. 29 октября 1941 г. на западной окраине Таганрога, на Петрушиной косе, тысячи тех, кто решил подчиниться фашистам, были расстреляны. Даже говорить об этом расстреле строго запрещалось. Правду о том, что случилось на Петрушиной косе, распространяли подпольщики в своих листовках.

Гитлеровцы приказали населению сдать все имеющееся оружие, радиоприемники и даже голубей, чтобы не было организовано голубиной почты. В дни, когда решалась судьба Москвы, находившимся под оккупацией советским людям неоткуда было черпать информацию, что же происходило там, в битве за столицу, на самом деле. Враги, конечно же, распространяли слухи о своей победе под Москвой.

…Гестаповец Вилли Брандт квартировался в доме, среди жителей которого была 18-летняя девушка Нонна Трофимова. Она хорошо владела немецким языком, увлекалась литературой и классической музыкой. Брандту она понравилась, и он пытался найти с ней общий язык. Нонна не знала, что ей делать. Отравить оккупанта? Тогда расстреляют ее маму и бабушку. Да еще и Вилли показался ей поначалу не самым плохим немцем (до тех пор, пока она не увидела на его пальце перстень, который принадлежал одному из ее учителей). Он даже давал девушке слушать радиоприемник.

Школьные друзья Нонны – Николай Кузнецов и Анатолий Мещерин – к тому времени были участниками сопротивления. Именно они подсказали ей, что можно сделать для борьбы с врагом. Нужно воспользоваться привилегией слушать радио и записывать сводки Совинформбюро. Эти сводки распространялись подпольщиками в качестве листовок, поднимая моральный дух жителей оккупированного города.

Кроме того, Нонна ходила в лазарет, где находились раненые советские военнопленные. Там работала ее мама, врач. Девушка делала все возможное, чтобы облегчить участь пленных. Впоследствии она добывала документы, необходимые для их побега. С помощью Брандта ей удалось устроиться переводчиком к фашистам. Пришлось терпеть осуждающие взгляды жителей - они же не знали, что девушка каждый день рискует жизнью, добывая важную информацию и выполняя задания подполья...

Далеко не только листовками занимались ребята. Они осуществляли смелые боевые операции. Уже через месяц после оккупации, 19 ноября 1941 года, герои достойно отметили 24-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции – взрывом немецкой комендатуры. Тогда погибли 147 оккупантов. Комендант уцелел чудом. В мае 1942 года ребята подорвали немецкий склад. Враг потерял огромное количество боеприпасов. Устраивались также различные диверсии на предприятиях. Уничтожались автомобили фашистов, велась рельсовая война...

Большая проблема заключалась в том, что фашисты после каждой диверсии расстреливали заложников из числа пленных. Потому приходилось избегать лишних, недостаточно эффективных силовых акций.

К тому времени в Таганроге уже сложилась достаточно крепкая и многочисленная подпольная организация. Ее руководителем стал Василий Афонов, а комиссаром – Николай Морозов.

Юные герои готовились к вооруженному восстанию. Считали, что его нужно поднять тогда, когда Советские войска будут совсем близко. Для этого они накапливали оружие, доставая его везде, где только возможно, зачастую похищая у немцев.

Несколько раз им казалось, что Красная Армия вот-вот освободит город. Линия фронта проходила недалеко – у Самбека. В Таганроге часто был слышен гул тех боев. За время его оккупации дважды был захвачен и дважды освобожден Ростов-на-Дону. Первый раз оккупация Ростова длилась всего неделю - 20 ноября 1941 года он был захвачен, а уже 28 ноября – освобожден. В июле 1942, к сожалению, Ростов снова захватили фашисты. В феврале 1943 года Ростов был вновь освобожден советскими войсками.

Конечно, в такие моменты, когда освобождали Ростов-на-Дону, жители Таганрога надеялись, что и их город будет вскоре избавлен от врага. Однако оккупация приморского города продолжалась долго – 680 дней. Ни одному другому городу Ростовской области не довелось выдержать столь длительных страданий…

Увы, ни одна подпольная организация не обходится без предателей, без провалов, без ошибок. А в случае ареста – не все выдерживают пытки. Кого-то не удается «расколоть» на жестоких допросах – но информацию удается добыть всякими хитрыми, подлыми приемами… Потому история таганрогского подполья глубоко трагична...

Первый страшный удар обрушился на организацию 18 февраля 1943 года. Николай Морозов находился в доме семьи Турубаровых, где проходило совещание, когда туда нагрянули полицаи. Сразу же большая группа подпольщиков была арестована. Среди них – Морозов, а также сестры Турубаровы. Что касается Петра Турубарова – информация противоречивая. В книге Генриха Гофмана «Герои Таганрога» сказано, что ему удалось бежать и он впоследствии продолжил борьбу, но по другим сведениям, он застрелился во время ареста.

Арестованных ребят подвергли жутким пыткам. После допросов Николай Морозов, Валентина и Раиса Турубаровы, Лев Костиков и другие были расстреляны в Петрушиной балке 23 февраля 1943 года. (Уже потом, в 1965 году, Морозов будет награжден посмертно Звездой Героя).

Однако организация продолжала действовать, несмотря на эти тяжелейшие потери. Фашисты сбились с ног, разыскивая тех, кто остался. Но из-за внедренных в нее предателей в мае 1943 года было арестовано более 100 подпольщиков.

Все они прошли через чудовищные пытки. К сожалению, оказались те, кто не выдержал. В частности, Анатолий Мещерин сдал Нонну Трофимову, которой пришлось вынести страшные истязания, но она осталась верна долгу. Особенно тяжелым ударом для девушки было то, что ее предал человек, которого она к тому моменту полюбила.

Руководитель организации Василий Афонов, его брат Константин, Сергей Вайс, Юрий Пазон, Владимир Шаролапов – это лишь некоторые имена тех, кто был расстрелян 6 июля 1943 года после мучительных пыток в той же самой Петрушиной балке, которую впоследствии назвали Балкой смерти.

Подполье было разгромлено. Но врагам не пришлось торжествовать долго. 30 августа Таганрог был освобожден советскими войсками.

Сегодня этот город носит торжественное звание Города воинской славы. А рядом с гимназией, где учился когда-то А.П.Чехов и где в годы оккупации располагалось гестапо, - воздвигнут памятник подпольщикам «Клятва юности». Юноша и девушка навеки стоят под южным солнцем, занеся руки над текстом священной клятвы...

Таганрог. Антифашистское сопротивление южного города
Автор: Елена Громова


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 10

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik (Алексей Богомазов) 20 октября 2017 07:41
    Светлая память..отдавшим жизнь в борьбе с нацизмом....
  2. XII легион (Цезарь) 20 октября 2017 08:23
    Одно слово - Молодая гвардия
    В самом широком смысле
    Вечная память
  3. Монархист (Лабинский Слава) 20 октября 2017 13:41
    Елена, спасибо Вам за рассказ о Таганрогском подполье, когда-то юности я читал об этом,но там называли другие цифры.
    У меня два вопроса:а) сколько осталось в живых подпольщиков?б) всех ли предателей выбивали и"наградили"?
    1. NIKNN (Николай) 20 октября 2017 15:24
      Цитата: Монархист
      У меня два вопроса:а) сколько осталось в живых подпольщиков?б) всех ли предателей выбивали и"наградили"?

      Что касается лиц, непосредственно участвовавших в раскрытии и уничтожении таганрогского подполья с вражеской стороны, то их судьбы также известны. Вспомогательной полицией Таганрога во время оккупации руководил предатель Борис Стоянов. После отступления немцев он продолжал службу в РОА генерала Власова, дослужился до есаула. В горах Италии он участвовал в операциях против итальянских партизан, был схвачен англичанами и передан в руки советской контрразведки. Бориса Стоянова приговорили к смертной казни и привели приговор в исполнение. Провокатор Николай Кондаков был арестован уже после войны и также приговорен к расстрелу. Удалось спастись от советского правосудия другим полицаям, игравшим важную роль в разоблачении подполья. Начальник политического отдела вспомогательной полиции Александр Петров, в годы Гражданской служивший у «белых», а в войну снюхавшийся с гитлеровцами, доживал свои дни в ФРГ. Следователь Александр Ковалев также жил в ФРГ, затем уехал в Канаду. Еще один следователь Алексей Ряузов после войны осел в США, в Майами.
      1. Авиатор_ (Сергей) 20 октября 2017 22:49
        Надеюсь, предателей не реабилитировали в 1956 году, как "необоснованно репрессированных".
        1. polpot (Andru) 20 октября 2017 23:38
          Хрущев и не таких реабелитировал поглядите на нынешнюю Украину
      2. polpot (Andru) 20 октября 2017 23:37
        Замечательные все таки были наши союзнички всю сволочь себе взяли и не побрезговали просто противно
  4. Fitter65 (Александр.) 20 октября 2017 13:41
    Многим из них не было и восемнадцати лет, а кому-то не исполнилось и шестнадцати…

    А ведь их молодых и красивых,которые даже и поцеловатся наверное не разу в жизни своей не успели,но отдавших свою жизнь на взлёте за свою отчизну,ни РПЦ к лику святых или страстотерпцев не причислит,ни народный депутат не возьмёт их портрет и не пронесёт на акции БЕССМЕРТНОГО ПОЛКА.А вот для меня ОНИ СВЯТЫЕ,ОНИ ВЕЛИКОМУЧЕНИКИ,положившие жизни для того чтобы жила страна родная свободной.СПАСИБО ВАМ ВЕЧНО МОЛОДЫЕ,за то что я скоро в четвёртый раз стану дедом...
  5. konus (Валерий) 20 октября 2017 17:38
    Спасибо за память, за историю страны. Бабушка Наташа.
  6. Captain Nemo (Nemo) 5 ноября 2017 23:31
    Слава и вечная память
Картина дня