Пуля – все же дура, а яд – все-таки молодец

Пуля – все же дура, а яд – все-таки молодецИ в самом деле, если Владимир Маяковский в одном из своих стихотворений требовал приравнять к штыку перо, то яд тем более вписывается в его максиму. Понятно, что в данном случае поэтом подразумевалось перо, как тогда говорили, «труженика творческого труда». Хотя у бандитов совсем другие «перья». Что же касается яда, то он бывает не только змеиным, паучьим или растительным. В некоторых рыбах содержится такая отрава, что откушавших этот дар природы спасти бывает очень трудно. И тем не менее профессиональные отравители на природу давно уже не надеются. В секретных лабораториях могут предложить ядовитые вещества на любой «вкус».

CМЕРТЕЛЬНЫЕ СНАДОБЬЯ

Задолго до изобретения французами гильотины, а американцами электрического стула в качестве орудия казни, древние греки заставляли приговоренных к смерти преступников выпивать чашу с настоем цикуты (лат. Cicuta virosa L.) или другого растения, именуемого болиголовом пятнистым (лат.Conium maculatum).


Собственно ядовитым началом в первом растении является цикутоксин, вызывающий смерть через расстройство центральной нервной системы, а во втором – вещество кониин, парализующее двигательные нервы. Человек, отравленный этими растениями, умирает в страшных мучениях.

Интересно, что цикута и болиголов пятнистый считались в Древней Греции «государственными ядами». Использование других видов смертельных отрав запрещалось. Даже добропорядочных граждан, решивших по тем или иным причинам покинуть подлунный мир, обязывали использовать цикуту. Великий древнегреческий философ Сократ и знаменитый афинский военачальник и политический деятель Фокион были отравлены болиголовом пятнистым. (Долгое время считалось, что по крайней мере Сократ был отравлен цикутой).

А вот для китайских императоров придворные алхимики готовили особые смертельные снадобья на основе ядов змей и насекомых. Считалось, что принявшие смерть от таких напитков приобретут загробное благоденствие.

Многие европейские правители и восточные владыки держали при себе медиков и знахарей не только для лечения, но и для того, чтобы при случае те могли приготовить отраву для врагов и противоядие для них, если враги невзначай их опередят.

Средневековый еврейский врач и философ рабби Моше Бен-Маймон написал по заказу египетского правителя Аль-Малика аль-Абдаллы научную работу «О ядах и противоядиях».

ТРАВИТЬ, ДУШИТЬ, ЗАРАЖАТЬ...

В XX веке началось промышленное производство химического и бактериологического оружия. Поначалу особых успехов смогла достигнуть Германия, первой применившая в Первую мировую войну боевые отравляющие газы. Позже отравляющие газы использовали японские войска в Китае и французские в Индокитае. И это несмотря на тот факт, что 17 июня 1925 года в Женеве 48 государств подписали «Протокол о запрещении применения на войне удушающих, ядовитых, других подобных газов и бактериологических средств».

Неудивительно, что в 1972 году международные организации разработали новый документ – «Декларацию о запрете производства и применения химического и бактериологического оружия». В предисловии к «Декларации» сказано: «Ради интересов всего человечества мы заявляем о запрете разработки и применения всех видов химического оружия». Однако как химическое, так и биологическое оружие не требует накопления в значительных количествах. Даже его небольшие дозы могут вызвать заражение огромных территорий. Это особенно верно относительно газовых и биологических атак, которые могут быть мгновенными. Например, японская секта «Аум-Сёнрике» дважды использовала нервно-паралитический газ – вначале в городе Мацумото (префектура Нагано) в сентябре 1994 года, а в марте следующего года в токийском метро.

В этой связи совершенно понятно, почему большинство стран мира оставило за собой право на разработку антибактериальных вакцин и антихимических противоядий. Ведь синтез подобных веществ, призванных спасать человеческие жизни, невозможен без непосредственного исследования возбудителей опасных болезней и отравляющих веществ. Таким образом, возникает замкнутый круг, ибо опасные бактерии и яды всегда имеются в наличии в тех или иных лабораториях. А от использования этих веществ, так сказать, по прямому назначению труднее всего удержаться спецслужбам.

Английский историк Кристофер Эндрю в книге «Секретно. Только для президента», изданной в 1994 году, рассказывает о попытках отравления агентами ЦРУ первого премьер-министра Республики Конго (ныне Заир) Патриса Лумумбы. Однако местные политические враги добрались до Лумубы раньше и, арестовав его, просто казнили в 1961 году. С помощью ручек, стреляющих отравленными пулями, американская разведка пыталась разделаться с кубинским лидером Фиделем Кастро.

ДО ТОГО «БЕРЕГА» ПЛЫТЬ НЕ НАДО

В Южно-Африканской Республике (ЮАР) доктор Вутер Бассон, имевший, кстати, чин бригадного генерала, в начале 80-х годов прошлого века возглавил суперсекретный проект «Берег» по разработке и использованию химического и бактериологического оружия против сторонников Африканского национального конгресса (АНК). В рамках проекта «Берег», действовавшего с 1982 по 1992 год, в ЮАР были произведены тонны наркотиков, психотропных веществ и миорелаксантов – средств, вызывающих расслабление мышц. Нельзя не сказать, что миорелаксанты – почти идеальное орудие убийства, замаскированное под «внезапную остановку сердца» или «паралич легких». По проекту «Берег» в Западной Европе и в США было устранено немало противников апартеида. Накануне падения власти белого меньшинства в ЮАР исследователи, задействованные в проекте «Берег», сообщили о синтезе вещества, обладающего удивительными свойствами. Если верить этому сообщению, то юаровцы создали пилюлю, способную превращать белого человека в чернокожего. С помощью этих пилюль спецслужбы тогдашнего ЮАР надеялись засылать своих агентов (естественно, белых) в ряды антиправительственных партий и движений, созданных чернокожими.

В лабораториях «Берега» были созданы отравленные майки. Пропитанные ядом волокна ткани при соприкосновении с кожей вызывали тромбоз кровяных сосудов. Подобная смерть со стороны казалась совершенно естественной. Отравленная майка была вручена в качестве подарка одному из видных деятелей АНК. Ничего не подозревая, тот отдал подарок другу, который вскоре умер. После прихода АНК к власти в ЮАР Вутер Бассон и ряд «исследователей» «Берега» попали на скамью подсудимых.

По сообщению израильской газеты «Ха-Арец», в Израиле работает один из крупнейших специалистов в области токсикологии профессор Кен Алибеков. Он родился в Казахстане в 1950 году, окончил факультет военной медицины. Более тридцати лет доктор Алибеков занимается исследованиями в области микробиологии. Еще в СССР он защитил диссертации на степень кандидата, а затем и доктора наук, предложив вакцины, с помощью которых возможна защита от черной оспы и туляремии в случае использования бацилл этих болезней в качестве биологического оружия.

В книге «Биологическая угроза», написанной профессором Алибековым совместно с журналистом Стефаном Гендельманом, указывается, что в США созданием химического и биологического оружия активно занимается отдел ЦРУ, которым руководит Уильям Патрик. И действительно, в интервью газете «Ха-Арец» Патрик не скрывал, что на базе форта Детрикс (штат Мэриленд) он лично участвовал в испытании бомб, начиненных смертоносными бактериями, на обезьянах и других животных.

В Израиле все сведения о работах в области химического и бактериологического оружия засекречены. Однако в начале 50-х годов советскому агенту Маркусу Клинбергу удалось проникнуть в сверхсекретный Центр химических и биологических исследований (ЦХБИ) в городе Нес-Циона, расположенном недалеко от Тель-Авива. Показательно, что этот Центр иногда называли Институтом военной медицины. Клинберг, уроженец Варшавы, воодушевленный социалистическими идеями, еще в 1939 году перебрался в Белоруссию, где три года проучился на медицинском факультете Минского университета. В первые же дни Великой Отечественной войны Клинберг добровольцем ушел на фронт. После тяжелого ранения на передовой начал службу в медсанчастях. Дослужился до капитана. По всей видимости, в конце войны был завербован советской разведкой и по ее заданию репатриировался в Израиль. На Земле Обетованной карьера Клинберга удалась настолько, что он в течение 30 лет (!) был заместителем директора ЦХБИ. Несомненно, советский агент был талантливым ученым, ибо десятки его книг и сотни статей получили мировую известность. В 1983 году ШАБАК (Израильская служба общей безопасности; фактически контрразведка) после долгих лет слежки разоблачила Клинберга. Он был приговорен к пожизненному заключению, которое вскоре заменили на 20-летнее. В 1998 году Верховный суд Израиля досрочно освободил Клинберга в связи с состоянием его здоровья.

Что сообщил Клинберг советской разведке? Достоверных данных нет, но знал советский шпион много. Например, он мог поведать о ядах...

ПРОВАЛ ОПЕРАТИВНИКОВ «МОССАДА»

25 сентября 1997 года у входа в представительство террористической палестинской организации ХАМАС в Аммане двое неизвестных поджидали политического лидера этой организации Халеда Машаля. При его появлении один из неизвестных приблизился к палестинцу и прижал к его затылку какой-то прибор. Машаль закричал и потерял сознание. На крик выбежали иорданские охранники. Они схватили неизвестных, которые при проверке оказались агентами «Моссада» (Израильской внешней разведки), действовавшими под прикрытием фальшивых канадских паспортов. Эта история не могла не вызвать кризис в отношениях между Израилем и Иорданией. Тогдашний премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху вынужден был выполнить требование занимавшего в то время иорданский трон короля Хусейна и выпустить содержащегося в тот момент в израильской тюрьме духовного лидера ХАМАС шейха Ахмеда Ясина, позже ликвидированного израильтянами. Более того, по требованию иорданцев «Моссад» отправил в Амман группу израильских врачей с противоядием. Жизнь Машаля была спасена. Депутат Кнессета (парламента Израиля) от партии «Авода» («Труд») Дани Ятом, бывший в те не очень далекие времена главой «Моссада», вспоминает: «Мы посчитали, что яд – дело надежное, тихое, незаметное... Если бы нам пришлось оставить труп со следами пуль, это неминуемо вызвало бы расследование и ненужные вопросы». На фоне действительно кошмарной истории использования ядов против политических деятелей и государственных мужей, лидеров опасных группировок, самозванцев по миру бродит немало слухов и легенд об отравлениях. Русские монархисты почему-то не смогли отравить в 1916 году Григория Распутина. Его пришлось пристрелить. Распутина едва не объявили «персоной особо стойкой к ядам». Классическим продуктом, издавна используемым для отравления, можно считать грибы. Конечно, грибными блюдами можно отравиться и случайно, по неведению. Это с одной стороны. Но с другой, содержащиеся в некоторых грибах такие яды, как мускарин, миоцин и ореланин, не только убивают наповал. Многие грибные токсины действуют как галюцинаты, и вполне здоровые люди, отведавшие несъедобных грибков или отвара, приготовленного на их основе, ведут себя как умирающие от высокой температуры или острой сердечной недостаточности.

«ГРИБОЧКОВ» НЕ ЖЕЛАЕТЕ?

Примечательно, что знаменитая древнеримская отравительница Локуста готовила свои смертельные снадобья именно из грибов. Одним из ее снадобий был отравлен и император Клавдий. К слову, в Древнем Риме яд был основным оружием, которое использовалось в придворных интригах. У предшественника Клавдия, императора Калигулы, после смерти нашли шкатулку, под завязку полную различными ядами. Когда по приказу Клавдия этот ларь бросили в море, волны долго прибивали к берегам отравленную рыбу.

Понятно, что в распоряжении спецслужб имеются не только «грибочки». Самый убойный, так называемый диверсионный яд – это пентакарбонил железа, который считается штатным ядом в отличие от диоксина, уродующего внешность, но редко приводящего к смерти. Отравление пентакарбонилом железа похоже на отравление угарным газом, а при воздействии на человеческий организм диоксина, относящегося к техногенным ядам, происходит ороговение кожи, резкая ее пигментация и образование угрей. Пентакарбонил железа может проникнуть в организм через кожу. Предполагалось, что этим ядом в феврале 2005 года отравили премьер-министра Грузии Зураба Жванию, но следствие доказало, что из-за неисправной печи он и находившийся с ним в одном помещении друг задохнулись угарным газом.

Радиоактивный полоний-210 использоваться в качестве «серийного» яда спецслужб не может. Безопасная доза для человека составляет всего семь пикограмм (одна пикограмма равна одной триллионной грамма). Даже пылинка, попавшая в легкие, смертельна для человека. В марте 2002 года в горах Чечни умер от отравления международный террорист Амир аль Хаттаб. Оперативники российских спецслужб, по всей видимости, отравили и ряд других лидеров чеченских боевиков. В принципе «классическим» ядом спецслужб большинства стран остается рицин, смертельная доза которого в 80 раз меньше дозы цианистого калия.

ЯДЫ ВНЕ ПОЛЯ ЗРЕНИЯ

Однако общество в целом не обладает информацией о боевых ядах, которые разрабатываются в секретных лабораториях во многих странах мира. На сегодняшний день ни один из ядов не объявлен неконвенциональным оружием. Общественность смотрит на отраву примерно так же, как и сто лет тому назад.
Автор: Захар Гельман, профессор
Первоисточник: http://nvo.ng.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://nvo.ng.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня