«Люфтваффе в 45-м. Последние полёты и проекты». Вступление

«Люфтваффе в 45-м. Последние полёты и проекты». Вступление


Данный текст представляет собой сокращённый перевод книги «Luftwaffe’45. Letzte Fluge und Projekte», сделанный коллегой NF, являющимся автором переводов многих интересных тем, касающихся военно-воздушных сил Германии. Иллюстрации взяты из оригинала книги, литературная обработка перевода с немецкого выполнена автором этих строк.


После катастрофы под Сталинградом положение Германии в целом ухудшилось, одновременно стало хуже и положение Люфтваффe как таковых. В ходе сражений на Востоке и в Италии союзникам удавалось всё быстрее занимать оккупированные немцами территории, вынудив тем самым Вермахт перейти к обороне. При этом с лета 1943 г. 8-я воздушная армия ВВС США с ранее никогда не проявлявшейся силой стала наносить успешные удары по наземным целям в Европе, включая цели, не имевшие военного значения. Одновременно с этим четырёхмоторные бомбардировщики бомбардировочного командования британских военно-воздушных сил приступили к нанесению одного за другим ночных ударов по крупным немецким городам. По приказу Черчилля британские ВВС принимали всё большее участие в тотальной воздушной войне с целью не только подорвать моральный дух немцев, но и снизить эффективность работы промышленных предприятий, что, теоретически, должно было вызвать как можно большую усталость от войны.

Массированное использование истребителей сопровождения и всё более мощное оборонительное вооружение американских четырёхмоторных бомбардировщиков В-17 и В-24 в то время были решающим фактором войны в воздухе. Действия союзников вынудили Люфтваффе распылить истребительные эскадры на территории страны, поскольку удары наносились по значительным по площадям территориям. В 1943 г. сильные бомбовые удары по Гамбургу привели к тому, что в городе стали возникать огневые штормы, что продемонстрировало руководству Люфтваффе, какими возможностями обладает противник.

В 1944 г. всё больше городов и промышленных предприятий Германии превращались в руины и пепел, одновременно падал моральный дух населения, а все устремления промышленности, направленные на увеличение выпуска систем вооружений, сталкивались со значительными препятствиями. С начала 1944 г. большие соединения американских бомбардировщиков стали наносить бомбовые удары по авиастроительным предприятиям даже в светлое время суток. Затем последовали мощные удары по судостроительным верфям, электростанциям и, прежде всего, по предприятиям, производившим синтетическое топливо. Тем не менее, германской промышленности в ходе реализации программ «223» и «224» удалось заметно увеличить производство истребителей. Количество ежемесячно производившихся истребителей постепенно достигло тысячи, устремившись к показателю 3 000. Считалось, что такое увеличение наконец-то должно было оказать на союзников эффективное воздействие.


На предприятии Blohm&Voss в Гамбурге.

Массовое производство истребителей не могло быть организовано без решения некоторых проблем, в частности, производства достаточного количества алюминия и прочих, необходимых для авиастроения материалов. В первую очередь возможность увеличения производства синтетического топлива позволила бы в большей степени осуществлять оправдавшую себя подготовку пилотов самолетов, но с 1944 г. продолжительность подготовки экипажей самолётов стала неуклонно сокращаться, что в дальнейшем не могло не сказаться на эффективности Люфтваффе. Постоянные удары бомбардировщиков противника по объектам инфраструктуры Германии привели к снижению объёмов производимой продукции, и с середины 1944 г. уже не ожидалось изменений к лучшему. Операция «Штайнбок» привела к тому, что возобновление Германией воздушной войны над Великобританией вызвало распыление имевшихся у немцев сил. Одновременно с этим неуклонно усиливавшиеся силы союзников всё более превосходили немецкую сторону, так что отныне в любое время и в любом месте англо-американцы могли наносить почти безнаказанные высокоточные удары. Затягивание сроков доводки германских самолётов с реактивными силовыми установками и многочисленные технические проблемы, вне всякого сомнения, способствовали ведущему к победе успеху союзников, и разработка чудо- оружия, являвшаяся частью стратегии правительства Рейха, становилась фактором, позволявшим бы достичь поворота в ходе войны.

Из-за практически неограниченных возможностей союзников в деле производства боевой техники, и, соответственно, ограниченных таковых у их противников, германская промышленность в противостоянии массовому американскому производству делала ставку на немецкий качественный труд. Тактическое превосходство в воздухе должно было быть вновь достигнуто за счёт применения самолётов с более высокими тактико-техническими характеристиками. Вследствие отсутствия стратегических запасов необходимого сырья не было оснований надеяться на скачкообразное увеличение производства боевой техники, и авиационные эскадры вынуждены были постепенно переходить на боевую технику с более высокими тактико-техническими характеристиками, которая позволила бы успешно бороться не только с находящимися на вооружении союзников истребителей Р-47 и Р-51, но и против четырёхмоторных бомбардировщиков. Производство зенитных ракет, вопреки планам, тормозилось, и начало их применения планировалось уже на середину 1944 г. Это относилось также и к их потенциальным самолётам-носителям, которые должны были использовать эти ракеты, а также к другому вооружению, например, револьверным автоматическим авиационным пушкам MG-213.

В августе 1944 г. верховное командование Люфтваффе (OKL) установило качественный состав соединений Люфтваффе, актуальный на ближайшую, до декабря 1945 г., перспективу.


Высотный перехватчик Та-152 Н.

К концу лета 1944 г. девять боевых эскадр бомбардировщиков имели на вооружении морально устаревшие Ju-88 и Ju-188. По плану, в строю к концу года должно было остаться только восемь таких эскадр, и с большой долей вероятности в течение следующего, 1945 г., две из этих эскадр должны были быть расформированы с таким расчетом, чтобы к концу 1945 г. в Люфтваффе должны были остаться только шесть бомбардировочных, на вооружении которых должны были поступить самолёты типа Ju-388 К-1. Все эскадры, на вооружении которых находились бомбардировщики типа Do-217, согласно новому взгляду руководства германских военно-воздушных сил, надлежало расформировать как можно быстрее, ориентировочно к октябрю 1944 г. Бомбардировщики Ju-388 К-1 должны были заменить Ju-88 А-17, находившиеся на вооружении бомбардировочной эскадры KG 26. В период с декабря 1944 г. по май 1945 г три группы эскадры должны были получить на вооружение самолёты типов Ju-188 и Ju-388 К-1 в вариантах бомбардировщиков-торпедоносцев (LT). Эти три группы планировалось использовать над Северным морем и над Северным Ледовитым океаном. Четвёртая группа этой эскадры, как было намечено ещё в сентябре 1944 г., не должна была в полном составе принимать участие в боевых действиях. Расформированию подлежали не только подразделения, на вооружении которых находились самолёты Не-177, способные нести управляемые авиационные бомбы, но и части, оснащённые бомбардировщиками Do-217 К-3 с системой Kehl. Не было оставлено шансов и подразделениям, вооружённым самолётами типа FW-200 C. Поскольку нельзя было предугадать, сколько ещё можно будет использовать для нанесения бомбовых ударов самолёты типов Do-217 и Не-177, 37 единиц из их числа с системой Kehl, а также 135 бомбардировщиков намечалось направить в резерв OKL.

Планировалось и дальнейшее уменьшение в строевых частях количества самолётов типа Не-111, при этом замена последних не планировалась. Выпуск самолётов типа Не-111 Н был приостановлен, работы свелись лишь к производству необходимых для их ремонта запчастей.

Намеченная к боевому применению планирующая бомба VI должна была поступать на вооружение группы III/KG3 в количестве десяти штук ежемесячно. Не было известно, сколько ещё времени удастся использовать на Восточном фронте бомбардировочные группы с самолётами типа Не-111 Н-20, и OKL планировало использовать в двух таких бомбардировочных группах новейшие самолёты Ме-262 А-1а/Во или А-2. В декабре 1944 г. количество групп, вооруженных этими машинами, должно было быть увеличено до трёх. Количество соединений с Ме-262 в варианте скоростных бомбардировщиков самое позднее к марту 1945 г. должны было сократиться до двух, и первой такой эскадрой с реактивными бомбардировщиками должна была стать KG 76. С ноября 1944 г. группу III/KG 76 планировалось оснастить реактивными бомбардировщиками Ar-234 B-2. С февраля 1945 г. OKL планировало вооружить эскадру KG 76 сначала Ar-234 С-3. С июля до конца 1945 г. планировалось в целом вооружить Ar-234 С-3 или С-5 14 авиагрупп. Первую бомбардировочную группу с самолётами типа Do-335 в Люфтваффе ожидали к июлю 1945 г. На период до декабря 1945 г. OKL планировало использовать первую и, возможно, единственную эскадру, вооруженную самолётами этого типа. Ju-287 должен был стать первым тяжёлым реактивным бомбардировщиком Люфтваффе. Использование первой группы с такими машинами ожидалось с июля 1945 г., две последующие аналогичные группы планировалось начать использовать самое позднее с 31 декабря 1945 г.

Рейхсминистр вооружений и боеприпасов А. Шпеер

и его заместитель, дипломированный инженер Саур (Saur), с 1 августа 1944 г., используя свой богатый опыт, должны были заниматься поставками вооружения и прочих необходимых ресурсов для Вермахта, СС и Люфтваффе. Ответственным за оперативную реализацию принятых решений был назначен генерал-штабс-инженер Р. Лухт (Rаlf Lucht). Контроль за реализацией программы постройки самолетов было переложено на старшего инженера Ланге (Lange). Ответственным за все меры, необходимые для обеспечения надежной защиты от бомб авиастроительных и двигателестроительных предприятий, был назначен дипломированный инженер Каммлер (Kammler), группен-фюрер СС.

Принятые меры позволили упростить производство отдельных видов продукции и значительно улучшить координацию транспортировки и дальнейшей обработки как готовых изделий, так и полуфабрикатов. Создание Истребительного штаба, по мнению Шпеера, позволило избежать различных трений в ходе выполнения программ производства вооружения и боеприпасов. Руководство штабом рейхсминистр осуществлял с 1 марта по 1 августа 1944 г.

Первым распоряжением стало указание об организации производства самолетов типа Ju 287 и как можно более быстрое увеличение производства самолетов типа Ar 234, равно как и увеличение производства легких истребителей типа Не 162 до 1 000 единиц в месяц. Также, наряду с прочими программами, в распоряжении фигурировало требование как можно более быстрой организации производства самолетов типа Ме 262 А-1. Принятие этих мер могло позволить в последующие месяцы увеличить производство средств борьбы в воздухе до нужного количества, хотя в то же время недостаток топлива и бомбовые удары союзников по промышленным предприятиям и средствам транспорта оказали негативное влияние на реализацию вышеперечисленных мер. По плану, только с января 1945 г. можно было бы достичь поставленных целей, но к этому времени всё производство в Германии оказалось на грани полного срыва. Занятие противниками значительных территорий рейха оказалось фатальным для Германии, и в результате в Альпийской крепости не знали, что ожидать в будущем.

На авиастроительных предприятиях и далее качественные параметры производимой продукции превалировали над количественными. На обеспечение высокого качества выпускаемой продукции были направлены исследования, разработки и испытания. В течение первых двух месяцев 1945 г. в процессе испытаний новых образцов продукции вследствие действий противников регулярно возникали перебои, и в конце февраля 1945 г. пришли к пониманию, что всё то, что пыталась реализовать немецкая авиационная промышленность, из-за ударов с воздуха и недостатка топлива реализовать невозможно.

12 марта 1945 г. руководитель отдела Технического воздушного оснащения (Chef TLR) потребовал как при выпуске новых самолётов и ракет, так и при их последующей доводке перехода к чрезвычайным мерам, вследствие чего некоторое время удавалось обеспечивать топливом выпускаемые самолёты в необходимом для их испытаний количестве. В испытательном центре в Рехлине (Rechlin) лётчик-испытатель Мюриц (Müritz) занимался испытаниями получивших высший приоритет самолётов типа Me 262, предназначавшихся для защиты территории рейха самолётов типов I и II, а также выполненного по схеме «летающее крыло» самолёта типа 8-229. Помимо этого, следовало завершить испытания вертолётов типов 8-223 и 8-282. В обозримом будущем не представлялось возможным рассчитывать на доведение спаренного Do 335, получившего обозначение Do-635, и уже в середине марта 1945 г. эту программу свернули. В части двигателестроения поршневые двигатели типа DB 605 D и BMW 801 TS стали менее приоритетными, вместо них абсолютный приоритет получили реактивные двигатели.

Кроме этого, без изменений продолжили дальнейшие работы по навигационному оборудованию и системам управления типа TSA 2D и BZA, по прицелам 7H и 8 фирмы Lotte. В Торовице (Toroewitz) приступили к работам над автоматическими бомбосбрасывателями и специальными приборами SG 113 A, SG 117 и SG 500. Одновременно приступили к разработке гироскопических прицелов нового типа, противотанковых ракет типов 1 и 2, пусковой установки Werfergrаnate 42, а также ракет R 100 BS (Brond-Splitter). Перспективной была признана разработка лафетов для тяжёлых автоматических пушек типов MK 103 и MG 151/20. В Картсхагене (Kartshagen) приступили к испытаниям управляемых по проводам ракет 8-344 (Kramer X-4), завершение испытаний которых требовалось завершить как можно скорее. Кроме этих образцов, наивысший приоритет получили разработки управляемых ракет типов 8-347, 8-246 и 8-117. В рамках программы защиты воздушного пространства рейха требовалось скорейшее доведение реактивных силовых установок типа BMW 003 R, предназначавшихся для самолётов типа Me 262 C- 2b. Также были приняли меры к тому, чтобы в течение ближайших недель можно было приступить к использованию реактивных бомбардировщиков типа Ar 234 B-2 с управляемыми бомбами типа Hs 293.

В испытательном центре в Травенмюнде (Travemünde) тогда большое внимание уделяли вращающейся бомбе «Kurt», воздушной сцепке Mistel 5, которая на практике должны быть испытана в эскадре KG 200, а также планирующим воздушным торпедам L 10,11,30 и 40. Кроме того, испытание сверхтяжёлой бомбы-торпеды BT 1400 также должно было быть доведено до конца. В стадии завершения находились и испытания в Вернойхене (Werneuchen) всех созданных по чрезвычайной программе радиолокаторов, но вследствие малого количества подготовленных для испытаний опытных образцов, эти испытания не были завершены. Лишь в Рехлине испытания могли продолжаться до середины апреля 1945 г., но и здесь тяжёлые бомбовые удары и пушечно-пулемётные обстрелы с летящих на минимальной высоте самолётов противника привели к прекращению испытаний, вследствие чего многие образцы чудо-оружия не вышли из стадии чертежей.
Ракета дальнего действия, предназначавшаяся для ударов по Америке и её высокоэффективная боеголовка требовали ещё несколько месяцев для окончательной доводки.

От всех вышеперечисленных перспективных исследований и наработок в сфере авиации было мало проку, поскольку к этому времени для испытаний новых образцов техники уже не имелось горючего, так как летом 1944 г. авиация союзников приступила к бомбардировкам нефтеперегонных заводов, производящих синтетическое топливо. 25 марта 1944 г. руководитель Высшего командования Вермахта (OKW) фельдмаршал В. Кейтель (Wilhelm Keitel) обратил внимание А. Шпеера на то обстоятельство, что потребности в авиационном топливе обеспечивались лишь на 66 %, и продолжение войны осложняется недостатком горючего. Что касается авиационного топлива, использовавшегося Люфтваффе, то 92 % его было синтетическим. Но качество большей части авиационного бензина оставался на уровне 1936 г. и, как правило, октановое число авиационного бензина было равно 87. Авиация союзников с мая 1944 г. специально приступила к бомбардировкам предприятий, производящих авиационный бензин всех сортов, в результате чего производство жидкого топлива к 22 июня сократилось на 90 %, и основная часть запасов топлива в хранилищах была израсходована примерно к августу того же года.

30 июня 1944 г. Гитлер в своём меморандуме потребовал сделать всё возможное для восстановления прежнего уровня производства синтетического жидкого топлива. В это время соотношение сил в воздухе составляло 7:1 в пользу союзников и в этой и без того тяжелейшей ситуации наличие соответствующих запасов жидкого топлива для немецкой авиации было крайне важным для того, чтобы немецкая авиация могла защищать хотя бы территорию собственно Германии.

В период с июля по декабрь 1944 г. планировалось производить ежемесячно 207000-230000 тонн авиационного бензина, но реально немцы смогли производить только 17000-49000 тонн. В декабре 1944 г. из-за бомбардировок союзников количество произведенного авиационного бензина снизилось до 26000 тонн. Даже в условиях жесткой экономии авиационного бензина, германская авиация ежемесячно расходовала 40000-50000 тонн бензина. С января 1945 г. производство авиационного бензина практически прекратилось, уцелевшие производственные мощности могли производить только 11000 тонн бензина в месяц. В феврале 1945 г. было произведено только 1000 авиационного бензина, а в последующие два месяца расположенные на земной поверхности предприятия вообще не могли производить жидкое топливо.

В марте 1945 г. несколько находящихся под землёй заводов, например, в Верхней Австрии у Эбензее (Ebensee), хотя и могли производить жидкое топливо, но к этому времени для производства высокооктанового авиационного бензина отсутствовало необходимое сырье. Прочие заводы, производившие жидкое топливо и созданные в соответствии с программой Geilenberg-«Wüste» в земле Вюртемберг (Württemberg) или небольшие нефтеперегонные заводы (от «Ofen I» до «OfenXL») производили лишь незначительное его количество. Пятое по счёту письмо относительно состояния предприятий по производству жидкого топлива, датированное 19 января 1945 г.), содержало информацию, согласно которой в ближайшее время не представлялось возможным восстановить производственные мощности по производству жидкого топлива. Для Люфтваффе это означало, что в течение ближайших месяцев самолеты останутся без топлива, поэтому все надежды, возлагавшиеся на чудо-оружие, теряли смысл.

Ранним утром 16 декабря 1944 г. немецкие сухопутные войска 8-й армейской группы под командованием фельдмаршала В. Моделя (Walter Model) на участке фронта между Моншау (Monschau (Eifel)) и Эхтернахом (Echternach), используя фактор внезапности, предприняли наступательную операцию и, хотя и достигли некоторого успеха, однако конечная цель наступательной операции, предусматривавшая занятие Антверпена, не была достигнута. Окруженный малый город Бастонь (Bastogne) постепенно занимали американские войска, и немецкие соединения были оттеснены на исходные позиции. Постепенно стала улучшаться погода, в результате чего союзники смогли использовать весь потенциал своей авиации. Таким образом, наступление немецких войск в районе Страсбурга (Straßburg), начавшееся 31 декабря 1944 г. – начале 1945 г., привело к незначительному успеху. Противостояние в воздухе в конце 1944 г. сопровождалось тайной подготовкой немецкой авиации к массированному удару по аэродромам союзников. Эта операция получила название Боденплатте («Bodenplatte»). Высшее командование Люфтваффе надеялось в ходе этой операции снизить давление, оказываемое авиацией союзников на западе рейха.

Изначально нанесение массированных ударов по аэродромам союзников планировалось на раннее утро 1 января 1945 г., но из-за погодных условий начало операции было перенесено на более поздний срок. 3-я дивизия истребителей должны была поддержать эскадрильи, принимавшие непосредственное участие в операции. На среднем Рейне располагались истребительные эскадры JG 2, JG 4 и JG 11. Туда же планировалось перебросить и эскадру JG 53, базировавшуюся в зоне ответственности 5-й дивизии истребителей. В операции приняли участие эскадрильи авиационных эскадр JG 104, SG 4 и NSGr. 20, а также оснащённая самолётами типа Me 262 эскадра KG 51. Согласно немецких источников, в ходе операции на земле и в воздухе планировалось уничтожить около 500 самолётов противника, ещё около 100 самолетов должны были быть повреждены.

Из-за обстановки строжайшей секретности о проведении операции не были своевременно предупреждены наземные подразделения Люфтваффе, включая расчёты радиолокационных станций FuG 25-a и подразделения зенитной артиллерии. Вследствие чего при полёте над территорией противника и при возвращении на свои базы немецкие военно-воздушные силы потеряли 139 лётчиков. О судьбе 107 лётчиков ничего не было известно, 34 лётчика были ранены или покинули свои самолеты с парашютами. Союзники в течение двух-трёх недель, последовавших за ударом по их аэродромам, сумели компенсировать свои потери, а для Люфтваффе безвозвратные потери хорошо подготовленных летчиков оказались тяжёлыми и в последующие недели эти утраты давали о себе знать – масштабные операции в воздушных сражениях над Рейном были невозможны. К этому следует добавить, что Красная армия 28 января 1945 г., используя значительное превосходство в силах, приступила к проведению крупной наземной наступательной операции, и вскоре Германия лишилась расположенной в Верхней Силезии индустриальной области с центрами в Бойтфине (Beutfien), Гляйвице (Gleitwitz) и Катовице (Kattowiitz). Противник постоянно продвигался на запад в направлении Мариш-Острау (Mahrisch-Ostrau), и вскоре почти все линии коммуникаций оказались под контролем советских войск. Город Бреслау (Breslau) был объявлен крепостью, в районах Штайнау-Глагау-Швибус-Мезериц (Steinau-Glagau-Schwiebus-Meseritz) шла широкомасштабная борьба, Вартхегау (Warthegau) был окружен. Противник продвинулся далее железнодорожной ветки Берлин-Шнайдермюль-Диршау (Berlin- Schneidermuhl-Dirschau). Помимо этого, Красная армия окружила Эльбинг (Elbing) в Восточной Пруссии (Ostpreußen). В городе Маринебург (Marienburg) являвшимся центром производства истребителей типа Fw 190 D-9, повсюду был слышен шум боев. Вскоре Красная армия перерезала связь между Восточной и Западной Пруссией. В Восточной Пруссии немецкие войска были оттеснены на линию Вормдит-Зензбург-Растенбург-Кёнигсберг (Wormditt-Sensburg- Rastenburg-Königsberg). Столицы южной и северной частей региона были окружены. В Курляндии (Kurland) окруженные немецкие части, возглавляемые генерал-полковником Гилпертом (Hilpert), лишённые подвоза топлива и необходимых материалов, при помощи Люфтваффе в шести последовательных сражениях сумели отразить все атаки Красной армии.

Несмотря на значительное превосходство противника в силах, группировка сумела продержаться до мая 1945 г. В феврале 1945 г. на сухопутном театре военных действий германские части ещё держали оборону, но военно-воздушные силы рейха, получавшие все меньшее количества топлива, к концу 1944 г. могли всё реже и реже принять участие в боях. Для того чтобы помешать продвижению союзников вглубь территории Германии или, по крайней мере, замедлить этот процесс, абсолютный приоритет был отдан поддержке немецких войск с воздуха. Высшее командование Люфтваффе старалось лучше обеспечивать всем необходимым свои подразделения на Восточном фронте, зачастую это делалось даже за счёт снижения активности немецкой истребительной авиации над территорией Германии.
Автор:
Валентин Мальцев
Перевод:
с немецкого
Использованы фотографии:
из оригинала книги
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти