Военное обозрение

Как «генерал Мороз» разгромил гитлеровскую авиацию под Ленинградом

21
6 сентября 1941 года Адольф Гитлер отдал приказ о начале операции по наступлению на Москву. В рамках обеспечения этой задачи соединениям группы армий «Север» и войскам союзной Финляндии предстояло блокировать Ленинград — «вторую столицу» Советского Союза. Кроме германских и финских войск, составлявших основную силу блокады, в боевых действиях под Ленинградом участвовала даже испанская «Голубая дивизия», направленная каудильо Франсиско Франко на помощь гитлеровской Германии.


8 сентября 1941 года части вермахта заняли Шлиссельбург, тем самым блокировав сухопутные подступы к Ленинграду. С северного направления Ленинград был блокирован финской армией. Внутри созданного германскими и финскими войсками кольца оказались город Ленинград с населением в 2,5 млн человек, его пригороды с населением в 340 тыс. человек, почти все силы Балтийского флота, основная часть войск Ленинградского фронта — т.е., более 500 тыс. военнослужащих армии и флота. Так началась длившаяся 872 дня блокада северной столицы — одна из самых трагических страниц в истории Великой Отечественной войны.

Как «генерал Мороз» разгромил гитлеровскую авиацию под Ленинградом


Оказавшись в окружении, Ленинград практически лишился коммуникации с остальным миром. Попасть в город можно было только по Ладожскому озеру, с побережьем которого Ленинград связывала ветка железной дороги. Блокада сразу же ударила по жителям Ленинграда. Хотя город так и не оказался в руках гитлеровцев, в нем начался голод, стали распространяться болезни. В свою очередь, самолеты люфтваффе ежедневно и еженочно совершали налеты на Ленинград, подвергая бомбардировкам не только правительственные здания, расположения военных частей, объекты промышленной, транспортной и социальной инфраструктуры, но и жилые дома.

Местные жители сопротивлялись героически. Ленинградцы, от мала до велика, несмотря на голод, болезни и соответствующее самочувствие, встали на защиту родного города. Они дежурили на крышах домов в расчетах МПВО, патрулировали улицы, пытались разбирать завалы зданий, разрушенных бомбежками и при этом продолжали заниматься своей повседневной деятельностью — работать, учиться, воспитывать детей и помогать родителям. Поскольку большая часть молодых мужчин находилась в действующей армии, нагрузка легла на плечи женщин и стариков, подростков и инвалидов, а также тех ленинградцев, кто имел «бронь» и поэтому не попал на фронт.

С блокадой Ленинграда связано очень много историй, давно превратившихся в народные легенды, например — о завезенных вагонах котов, которые уничтожали расплодившихся в блокадном городе крыс. Не менее знаменита другая чудесная история — о тайной операции советских летчиков, которая доставила немало проблем командованию гитлеровской авиации.

В октябре 1941 года зенитчикам удалось подбить немецкий истребитель Ме-109. Его пилот не смог увести машину в расположение германских войск из сел на окраине Ленинграда. Подбитый истребитель тут же окружили советские солдаты и любопытные ленинградцы. Совершенно случайно в этот момент мимо проходил Александр Дмитриевич Петров — советский химик, профессор Ленинградского Краснознамённого химико-технологического института. Увидев, что из пробитого бака немецкого истребителя вытекает топливо, Александр Дмитриевич решил узнать, чем люфтваффе заправляет свои самолеты. Он набрал бутылку топлива и отнес ее на работу — в химическую лабораторию.



Здесь надо немного сказать о самом Александре Дмитриевиче Петрове. Ко времени начала Великой Отечественной войны ему уже было 46 лет, а за плечами известного химика была интересная и разнообразная жизнь. Окончив реальное училище в 1913 году, Александр Петров поступил в Павловское юнкерское училище, а после его окончания в 1916 году был направлен в армию. Служил Петров прапорщиком в Оренбурге в запасном пехотном полку, затем с февраля по октябрь 1917 года учился в Петроградской высшей военно-химической школе. После революции Петров служил начальником противогазового отряда. В 1922 году Александр Петров окончил Петроградский университет, а спустя три года поступил на работу в Химическую ассоциацию АН СССР. Учился Александр Дмитриевич у легендарного советского химика Алексея Евграфовича Фаворского. Алексей Фаворский в 1910 году получил чин действительного статского советника, соответствовавший званию армейского генерал-майора, а в Советском Союзе также неоднократно награждался за свои выдающиеся научные достижения. Так что у Александра Дмитриевича Петрова был достойнейший учитель. В то время советская власть очень ценила молодых и перспективных ученых. В 1931-1932 гг. Петров руководил Ленинградским сланцевым институтом, в 1935 году получил степень доктора химических наук без защиты диссертации, а затем получил и научное звание профессора.

Набрав в бутылку топливо немецкого самолета, Александр Дмитриевич Петров принес его в лабораторию и провел все необходимые анализы. Ему удалось выяснить, что топливо существенно уступает советскому — например, гораздо быстрее замерзает при низких температурах. Этого оказалось достаточным для того, чтобы Петров — не только химик, но и бывший военный, понял, что надо делать. Он пошел на прием к заместителю командующего Военно-воздушными силами Ленинградского фронта. Встреча оказалась плодотворной — генерал вник во все доводы ученого и приказал доставить еще несколько образцов немецкого авиационного топлива. Их анализ подтвердил результаты предыдущего. Стало ясно — с наступлением холодов немецкая авиация не сможет действовать в прежних масштабах.

Тем временем, погода становилась все более холодной. Время для налета на базы немецкой авиации в районе Гатчины и Сиверский аэродром было самым подходящим. Разведчики доставили в штаб снимки расположения немецких баз. Вскоре советские самолеты ударили по аэродромам, где размещались воздушные силы противника.

Конечно, история с топливом выглядит фантастической. Многие оценивают ее однозначно как «байку», пусть и красивую, и даже правдоподобную (за счет использования имени химика Петрова). Но история с разгромом немецкой авиации на аэродромах в окрестностях Ленинграда — абсолютная правда. И эту блестящую операцию можно назвать одной из знаменательных побед советской авиации в первый год войны.



Налет на немецкие аэродромы, назначенный на 6 ноября 1941 года, был поручен 125-му скоростному бомбардировочному авиационному полку, которым командовал майор Владимир Александрович Сандалов. Советские бомбардировщики из 125-го полка действовали под прикрытием истребителей. Их сопровождали машины 15-го истребительного авиационного полка имени Ф.Э. Дзержинского, которым командовал майор Владимир Лукич Бобрик. Почему выбрали именно день 6 ноября? Скорее всего, здесь играли роль все же не морозы, а стремление командования ВВС Ленинградского фронта не допустить бомбардировки города на следующий день — 7 ноября, в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции.

Сформированный в августе 1940 года в Могилеве, 125-й авиационный полк встретил начало войны в Белоруссии и успел поучаствовать в ожесточенных авиационных боях. Из 60 самолетов, которыми полк располагал к началу войны, в строю после боев в белорусском небе остались всего 7 самолетов. Полк перевели в Казань, а затем, 7 сентября 1941 года, перебросили под Ленинград. К этому времени полк включал 2 эскадрильи и 20 самолетов Пе-2.

Владимиру Сандалову, командиру полка и опытному летчику, было 35 лет. Уроженец Петербурга, Сандалов рано остался без отца и воспитывался в Гатчине в сиротском институте, а затем — в трудовой школе 2-й ступени, которую окончил в 1924 году и устроился деревообделочником на завод в Сиверский. Активного молодого парня приметили в комсомоле и вскоре доверили руководить отделом в Детскосельском городском комитете ВЛКСМ, однако вскоре пришло время идти на военную службу.

В 1926 году Сандалов поступил в Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков, которую окончил в 1927 году. В 1929 г. он окончил Оренбургскую школу воздушного боя, после чего начал службу в 55-й тяжелой бомбардировочной авиационной эскадрилье. В 1939 г. летчик окончил Высшие курсы усовершенствования командного состава, затем участвовал в советско-финской войне 1939-1940 гг. В июне 1940 г. Сандалов получил назначение командиром 9-го бомбардировочного авиационного полка и начальником Рижского авиагарнизона, в июне 1941 г. переведен командиром в 128-й бомбардировочный авиационный полк под Витебском, где и встретил начало Великой Отечественной войны. Затем майор Сандалов возглавил 125-й авиационный полк. К этому времени он был опытнейшим летчиком советской бомбардировочной авиации — пятнадцать лет стажа в ВВС, причем все это время именно в бомбардировочных эскадрильях и полках.

В течение первого месяца боев под Ленинградом летчики 125-го полка уничтожили 89 самолетов противника. Налет 6 ноября стал катастрофой для участвовавших в бомбардировках Ленинграда немецких авиационных частей. Массированной бомбежке подверглись самолеты, размещенные на аэродромах Сиверский и Красногвардейск. Летчики Сандалова сожгли семьдесят вражеских самолетов. После такой мощной атаки гитлеровцы не смогли организовать массированную бомбежку Ленинграда в праздничный день 7 ноября 1941 года. Сам Сандалов, повышенный в звании до подполковника, совершил к ноябрю 1941 года 47 боевых вылетов. Главный маршал авиации Александр Александрович Новиков в своих воспоминаниях «В небе Ленинграда» описывает те дни. Сам Новиков в то время в звании генерал-лейтенанта авиации командовал ВВС Ленинградского фронта и был, разумеется, непосредственным участником событий. Майора Сандалова Новиков вспоминал как человека волевого, с недюжинным характером, который пользовался большим авторитетом у подчиненных, был строг, но справедлив и готов помочь в самых критических ситуациях. Не было ничего удивительного в том, что именно ему Новиков поручил командование налетом на немецкие позиции.

С высоты две с половиной тысячи метров бомбардировщики полка нанесли удар по находившимся на аэродроме немецким самолетам. Одновременно штурмовые самолеты били по зенитным батареям немецкой ПВО, истребители из пулеметов обстреливали аэродромы и находившиеся на них Ю-88 и Ме-109. В результате налетов советской авиации 1-й воздушный флот люфтваффе, которым командовал генерал-полковник авиации Альфред Келлер, был практически лишен возможности вести полноценные боевые действия. Лишь спустя время люфтваффе наладило поставку более качественного топлива, адаптированного к суровым зимам Русского Северо-Запада. Лишь к апрелю 1942 года гитлеровская авиация возобновила регулярные массированные бомбардировки Ленинграда и окрестностей.

Летчики подполковника Сандалова героически обороняли Ленинград. 6 июня 1942 года командир 125-го авиационного полка получил высшую награду — звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 582). Затем Сандалов командовал 285-й бомбардировочной авиационной дивизией, преобразованной затем в 5-ю бомбардировочную авиационную дивизию. После боев за Сталинград дивизия стала гвардейской, а ко времени окончания войны генерал-майор Сандалов только на личном счету имел 133 боевых вылета. Он участвовал в параде Победы на Красной площади. До 1959 года генерал-майор Владимир Сандалов продолжал службу в советской военной авиации, а после выхода в отставку проживал в Ленинграде до своей смерти в 1980 году.

Александр Новиков, командовавший во время описываемых событий ВВС Ленинградского фронта, в 1942 году стал заместителем народного комиссара СССР по авиации, а в 1943-1946 гг. командовал советскими Военно-воздушными силами. В 1943 году Новиков первым в СССР получил звание маршала авиации, а в 1944 году — главного маршала авиации. Как известно, в его судьбе после войны был трагический момент. Прославленного маршала в 1946 году арестовали и осудили по т.н. «авиационному делу». В заключении Новиков пробыл до 1952 года, просидев даже год свыше данного ему срока в пять лет лишения свободы. После реабилитации, в 1953 году, Новиков был восстановлен в воинском звании и назначен командующим авиацией дальнего действия — заместителем главкома ВВС СССР. В 1956 году 55-летний главный маршал авиации вышел в запас и с августа 1956 года руководил Высшим авиационным училищем Гражданского флота.

Что касается Александра Дмитриевича Петрова — блестящего ученого — химика, которому народная молва приписывает столь значительную роль в разгроме немецкой авиации под Ленинградом, то он с 1946 года и до конца жизни заведовал кафедрой нефтехимического синтеза Московского химико-технологического института им. Д. И. Менделеева, а с 1947 года также и лабораторией института органической химии Академии наук СССР. Скончался Александр Дмитриевич Петров в 1964 году в возрасте 68 лет.
Автор:
21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. svp67
    svp67 25 октября 2017 06:49 Новый
    +10
    Спасибо за статью... Вот только когда читаешь, что главный победитель немцев "генерал Мороз", то всякий раз задаешься вопросом, а почему же он не смог победить и наших дедов и прадедов? Или кто то считает, что они то воевали в абсолютно комфортных условиях? Нет "генерал Мороз" воевал против всех и ссылаться на него, как на главного победителя - верх невежества и глупости. Если Вы господа не умеете учитывать погодные условия при ведении боевых действий, то какие же Вы профессионалы?
    1. verner1967
      verner1967 25 октября 2017 07:15 Новый
      +6
      Цитата: svp67
      Если Вы господа не умеете учитывать погодные условия

      а кто собирался вести войну зимой? Они рассчитывали разделаться с РККА в приграничных сражениях, блицкриг, однако. Как не прикидывай, а погода, всё таки, нам очень помогла, сначала осенняя распутица, а потом и мороз.
      1. svp67
        svp67 25 октября 2017 07:45 Новый
        +10
        Цитата: verner1967
        Как не прикидывай, а погода, всё таки, нам очень помогла, сначала осенняя распутица, а потом и мороз.

        Можно подумать, что на нашей стороны фронта была отличная теплая погода... И распутица и мороз так же били по нам как и по немцам. При распутице немецкая авиация дольше могла поддерживать свои войска, так как их аэродромные команды для укрепления ВПП использовали металлические щиты,

        а наша сидела на земле, так как не могла взлететь с раскисших полос. У немцев было предостаточно машин повышенной проходимости в отличии от нас. Другое дело, что немецкий ГенШтаб ошибся в оценках боеспособности нашей армии и не позаботился своевременно отдать заказ своей промышленности на изготовление нужного количества зимней одежды,

        оружейной смазки и топлива для зимних условий, но уже зимой 1942 года все это стало поступать в вермахт.
        1. mat-vey
          mat-vey 25 октября 2017 08:28 Новый
          +11
          Действительно погода очень нашим помогла(сарказм) - дед рассказывал что к своему БТ под Москвой примерзал на мертво.Пока не прогреешь холоднее чем на улице,а в тулупе не залезешь - он был мех-вод.Про половые танцы с движком даже не рассказывал(я соплив был),а просто рукой махал от уха ...
          1. Bad_Santa
            Bad_Santa 19 марта 2018 00:37 Новый
            0
            У меня дед по отцу горел в БТ... Живешь пока движешься и маневрируешь. И все это на максимальной скорости надо. О прицельной стрельбе и говорить не приходится
        2. verner1967
          verner1967 25 октября 2017 13:39 Новый
          +4
          Цитата: svp67
          а наша сидела на земле, так как не могла взлететь с раскисших полос.

          Наша авиация в любом случае погоду не делала в 41-42 гг, так что затруднения у немчуры были более нам на руку, чем у нас для них, и потом, речь идёт о зиме, когда у немчуры ГСМ в кисель и мармелад превратилось, тут то наши ВВС и отличились, в статье пример. Что касается грязи, то наступать на ничем не прикрытую Москву после октябрьских ливней немцы просто не смогли, тогда как наши войска подтягивались по жел. дорогам, при наличии подвижного состава и складов под боком. Это факт и от этого никуда не уйдёшь
    2. амурец
      амурец 25 октября 2017 08:41 Новый
      +3
      Цитата: svp67
      Нет "генерал Мороз" воевал против всех и ссылаться на него, как на главного победителя - верх невежества и глупости. Если Вы господа не умеете учитывать погодные условия при ведении боевых действий, то какие же Вы профессионалы?

      Вот здесь я с вами согласен полностью. Отличие в том, что наши имели опыт эксплуатации ВВТ при низких температурах, немцы такого опыта не имели.
      1. mat-vey
        mat-vey 25 октября 2017 08:48 Новый
        +3
        Ну финская показала что не очень то и имели ...но основы заложила и первый блин всё таки уже был ...
    3. Венд
      Венд 25 октября 2017 10:10 Новый
      +3
      Цитата: svp67
      Спасибо за статью... Вот только когда читаешь, что главный победитель немцев "генерал Мороз", то всякий раз задаешься вопросом, а почему же он не смог победить и наших дедов и прадедов? Или кто то считает, что они то воевали в абсолютно комфортных условиях? Нет "генерал Мороз" воевал против всех и ссылаться на него, как на главного победителя - верх невежества и глупости. Если Вы господа не умеете учитывать погодные условия при ведении боевых действий, то какие же Вы профессионалы?

      Вот именно. Погодные условия помогли, но без мужества и отваги солдат, ополченцев и гражданских Победа была бы невозможна.
  2. амурец
    амурец 25 октября 2017 07:58 Новый
    +4
    Цитата: svp67
    Спасибо за статью... Вот только когда читаешь, что главный победитель немцев "генерал Мороз", то всякий раз задаешься вопросом, а почему же он не смог победить и наших дедов и прадедов?

    Вам, как танкисту, преподавали что ГСМ бывает летний, зимний и арктический. и verner1967 прав когда пишет, что немцы отводили на операцию против СССР, не более 3-х месяцев. И генерал Голиков взял критерием, что перед нападением на СССР немцы начнут массово забивать овец , для шитья полушубков и цены на баранину понизятся. И переведут всю технику на ГСМ, более соответствующий условиям эксплуатации ВВТ в условиях нашего климата. Вот поэтому следили за ценами на баранину и несли через границу образцы смазки. Но если расчитывать на три месяца войны, то эти мероприятия не нужны. Тем более, что А.С.Яковлев писал, что к сентябрю немцы планировали вернуть бомбардировочную авиацию на запад, для продолжения налётов на Британию.
    1. svp67
      svp67 25 октября 2017 08:06 Новый
      +7
      Цитата: амурец
      Вам, как танкисту, преподавали что ГСМ бывает летний, зимний и арктический

      Ага, только это касается у нас ДИЗЕЛЬНОГО ТОПЛИВА и связанно с тем, что для его изготовления используют тяжелые фракции , послы добычи бензинов и керосина. И "погодность" соляры связанна со степенью её очистки от всяких там парафинов, чем их больше тем более летняя соляра. Бензин, который использовался в моторах немецких танков как то более устойчив к замерзанию и у него с "погодностью" уже все значительно проще.
      1. амурец
        амурец 25 октября 2017 08:30 Новый
        +6
        Цитата: svp67
        Бензин, который использовался в моторах немецких танков как то более устойчив к замерзанию и у него с "погодностью" уже все значительно проще.

        Да не всё так просто. Стандартом предусмотрен выпуск всех бензинов, кроме бензина АИ-98, двух сортов - летнего и зимнего. Зимний бензин имеет повышенное содержание легких фракций.
        Летний и зимний бензины рассчитаны на использование в средней полосе страны. Зимний бензин должен обеспечивать пуск холодного двигателя при температуре воздуха до - 25 С и отсутствие паровых пробок при температуре воздуха 35 С, летний бензин - соответственно пуск до - 15 С и отсутствие паровых пробок - до 50 С.
        http://www.magistral116.ru/news/zimniy-benzin-kak
        oy-on-i-chem-otlichaetsya-ot-letnego/
        В СССР это было всегда и это нам преподавали ещё в 1969 году.
      2. mat-vey
        mat-vey 25 октября 2017 08:35 Новый
        +5
        Вы как танкист можете ещё желающим рассказать про радость ТО у ближайшей заснеженной сосны или берёзы....Пусть проникнуться как приятно и забавно гайки в минус 30 голыми руками на тщательно промёржшей технике крутить...хотя да,в РККА выдавались специальные руки и спины(это уже не вам сарказм) ...
      3. igordok
        igordok 25 октября 2017 10:41 Новый
        +2
        Поправьте если не прав. У бензинов, чем ниже октановое число, тем легче его запустить в морозы. У авиационных марок бензинов предполагаю октановое число большое.
        1. амурец
          амурец 25 октября 2017 11:19 Новый
          +1
          Цитата: igordok
          Поправьте если не прав. У бензинов, чем ниже октановое число, тем легче его запустить в морозы. У авиационных марок бензинов предполагаю октановое число большое.

          Пусковые качества выше, чем выше давление насыщенных паров.
          У авиационных моторов, октановое число выше, здесь вы правы. О пусковых свойствах смотрите по ссылке.
          http://ustroistvo-avtomobilya.ru/e-kspluatatsionn
          y-e-materialy/svojstva-benzina-vliyayushhie-na-pu
          sk-dvigatelya/
        2. jjj
          jjj 25 октября 2017 11:38 Новый
          +6
          Авиационные бензины обеспечивают пуск двигателя при любой температуре. Минус сорок не является чем-то экстремальным. На высоте температура в баках зимой такой и бывает. Зимой надо учитывать другую особенность. Баки на ночь должны быть полными. Иначе на стенках баков появится иней. А при заправке он попадает в топливо и может привести к отказу. Вот почему иной раз контрольные сливы из отстойного клапана приходилось делать до "посинения". Иной раз ведра три-четыре набегало, пока топливо не будет чистым, без "кружев".
          Знакомые авиатехники, которые прошли войну, рассказывали, что немецкая авиация зимой работала лучше нашей. По утрам в морозы наши самолеты еще грелись, а немцы уже летали. Выяснили, что немцы применяли системы разжижения масла. Суть в том, что на послеполетном обслуживании мотор гонялся на стоянке, а в это время в маслобак через специальную систему поступал бензин в определенной пропорции. Утром на прогрев двигателя требовалось гораздо меньше времени.
          Такая же система стояла на двигателях АШ-62ИР ("Ан-2", "Ли-2", Ми-1") В сильные морозы мы ее применяли. Реально утром меньше времени требовалось, чтобы подготовить машины. Но бензин способствовал быстрому загрязнению масла. Требовалась очень частая смена. Поэтому от данной операции при появлении мощных подогревателей на шасси "ЗиЛ-130" отказались. Вместо этого на ночь масляные баки не доливали. А заправку горячим маслом производили уже утром.
          Теперь по чувствительности топлива к низким температурам. Этим страдают керосины, например ТС-1. Вот в них добавлялась специальная присадка "Жидкость И".
          1. амурец
            амурец 25 октября 2017 13:02 Новый
            +3
            Цитата: jjj
            По утрам в морозы наши самолеты еще грелись, а немцы уже летали. Выяснили, что немцы применяли системы разжижения масла. Суть в том, что на послеполетном обслуживании мотор гонялся на стоянке, а в это время в маслобак через специальную систему поступал бензин в определенной пропорции. Утром на прогрев двигателя требовалось гораздо меньше времени.

            Вот что пишет П.Я. Козлов, в годы войны сотрудник ОЭР Воронежского авиазавода, в книге "Илы летят на фронт".
            Необходимо было продолжать поиски более экономичного решения "масляного" вопроса. И снова оно было очень быстро найдено, причем оказалось на удивление простым.
            Если в авиационное моторное масло добавить 10 - 15 процентов авиационного бензина и хорошенько перемешать, то такое масло мало загустевает даже при сильных морозах, а это как раз то, что нам нужно!
            Правда, такое масло ухудшит свои смазочные свойства. Но уже через несколько первых минут работы мотора, в систему которого накануне был долит бензин, следы горючего практически исчезают. По мере разогрева мотора бензин как более летучий компонент из смеси испаряется и в моторе остается чистое масло."
            Но была не только маслянная проблема, были и другие, замерзали амортизаторы, были проблемы с лыжами. Всё это "прелести" зимней эксплуатации штурмовиков.
  3. XII легион
    XII легион 25 октября 2017 08:44 Новый
    +17
    О замерзших сервоприводах чешских танков вермахта читал
    Об эпизоде с авиатопливом не знал - за что спасибо автору
    Как оно водится - главное это люди, их знания, умение и профессионализм
    Достижения в науке и технике
    1. Мак
      Мак 25 октября 2017 20:53 Новый
      +3
      Ладно сервоприводы, эти чешские танки вообще примерзали к земле частенько.
  4. Монархист
    Монархист 25 октября 2017 12:03 Новый
    +5
    Цитата: verner1967
    Цитата: svp67
    Если Вы господа не умеете учитывать погодные условия

    а кто собирался вести войну зимой? Они рассчитывали разделаться с РККА в приграничных сражениях, блицкриг, однако. Как не прикидывай, а погода, всё таки, нам очень помогла, сначала осенняя распутица, а потом и мороз.

    В 1941г да морозы помогли,но потом были :1942 и 1943 и техника б.м.адаптировалась к погодным условиям: автор пишет:"к апрелю 1942 гитлеровска авиация возобновила регулярные массированные бомбардировки". Где-то ,читал : немцы на гусеницы своих танков наваривали специальные"лапти" для грязи. На канале:"Дискавери"смотрел д/ф о танках Вермахта и там мелькали специально адаптивные к русской зиме машины.
  5. нивасандер
    нивасандер 25 октября 2017 13:21 Новый
    +9
    это не единичный случай в 1941 года когда ВВС РККА в ходе удачного налета удавалось нейтрализовать целое соединение.6 августа 1941 года 47-я авиадивизия полковника Олега Толстикова, под Духовщиной ,практически прикончила 7 -ю танковую дивизию.А 19 августа растрепала еще и 14-ю моторизованную , при этом в немецком построении возник разрыв куда проскочил корпус Доватора и только удача , опытность и хладнокровие немецких офицеров помешала Доватору захватить Бобруйск.И только молодость полк. Толстикова помешала ему стать ГСС