«Они поклонялись быку!» Самая развитая цивилизация Средиземноморья эпохи бронзы (часть пятая)

Мы уже достаточно долго рассматриваем древнюю критскую цивилизацию, и нам осталось лишь бегло (а подробно и не получится, это надо монографию Артура Эванса переводить!) рассмотреть ее с точки зрения обыденной жизни. То есть, что ели, как спали, что носили, какое социальное положение кто занимал. И вот с этого-то мы и начнем…

«Они поклонялись быку!» Самая развитая цивилизация Средиземноморья эпохи бронзы (часть пятая)

Как известно, критяне предпочитали воевать не на суше, а на море. Тем не менее до нас дошли фрески, очень точно изображающие критских воинов. И по их вооружению видно, что сражались они строем фаланги. Иначе зачем им нужны были длинные копья и вот такие прямоугольные щиты? Но они знали и восьмеркообразные щиты, рисунки которых обнаружены даже в Кносском дворце. Характерным оружием минойцев были также двухсторонние топоры-лабрисы. Рисунок Дж. Рава.



Надгробия критских воинов периода ахейского завоевания.

Например, общий объем археологических свидетельств позволяет считать, что женщины на древнем Крите занимали очень важное, если не доминирующее положение, причем в первую очередь в практической религии минойцев. Главной богиней у них была Потния («леди» или «любовница»). Возможно, что она была лишь женской формой мужского бога Потидаса или Потидана, по имени которого впоследствии был назван бог Посейдон (греческий бог, тесно связанный с Критом в более поздние времена). Женская форма Посейдона также встречается в имени Посидайя. Другая богиня была, по-видимому, названа Диктинна («Сладкая Дева»).


Находят на Крите и такие вот шлемы и кирасы с набрюшником. Слева фигурки всадников. Но это снаряжение характерно уже для сравнительно поздней истории Крита. (Археологический музей Ираклиона)


Красивый шлем, не так ли?

Во многом на основании того, что может считаться культовыми святынями и святилищами, было установлено, что существовали и другие богини – богини пещер, богини деревьев, богини голубей, богини змей, но остается неясным, действительно ли минойцы поклонялись им как индивидуальным, специализированным божествам или это были ипостаси одной Великой Богини.


Как только колющие «рапиры» заменили рубящие мечи, так древняя минойская культура и угасла. Дружины профессионалов сменили армии крестьян, которым было проще рубить, нежели колоть. (Археологический музей Ираклиона)


Умбон щита. (Археологический музей Ираклиона)

Преобладание богинь (или Великой Богини) подтверждается доминирующей ролью жриц в религиозных церемониях и присутствием женщин в ритуальных контекстах. Женщины намного превосходят своим количеством мужчин-священников и мужчин-слуг, например, в картинах на четырех сторонах саркофага Агия-Триадха.


Поскольку женщины играли в минойском обществе очень важную роль, на острове находят очень много женских украшений. Булавка. (Археологический музей Ираклиона)

Более того, мужчины редко встречаются изображенными на командных должностях, несмотря на попытки идентифицировать их на таких фресках. Даже мужская фигура в Кноссе, которую Эванс назвал «королем-жрецом», теперь считается состоящей из фрагментов нескольких разных фигур, то есть это реконструкция. Единственное, что кажется относительно доказанным, это то, что одна или несколько фигур, из которых он ее «слепил», были мужчинами.

Изображения женщин встречаются чаще, чем изображения мужчин в минойских археологических памятниках, как на Крите, так и в более поздних раскопках на острове Тера (Санторини). Везде женщины на фресках изображены либо отдельными фигурами, либо показаны группами.


Золотые бляшки. (Археологический музей Ираклиона)

Одним из наиболее ярких изображений статуса женщин в минойском обществе является знаменитая «Фреска Тореадора», в которой молодые женщины, показанные с белой кожей и темнокожими мужчинами, занимаются опасным видом спорта, попросту говоря кувырканием на спине быка.


Золотые головки быков. (Археологический музей Ираклиона)

Хотя трудно точно понять, что делают эти фигуры: контекст и их близость к быку четко обозначают игру или ритуал, который демонстрирует храбрость, ловкость и умение - качества, которые в любой другой современной восточной средиземноморской культуре считались бы как находящиеся исключительно в сфере прерогатив мужчины. То, что на фресках они демонстрируются и молодыми женщинами, свидетельствует о том, что на древнем острове Крит женщины занимали значительное место в обществе.


Свернувшиеся кошки. (Археологический музей Ираклиона)

Что касается занятий сельским хозяйством, то минойцы разводили овец (чем критяне и сейчас, кстати, занимаются!), свиней, коз, сеяли пшеницу, ячмень, горох и нут. Они культивировали такие культуры, как виноград, инжир, маслины и мак (ради семян для выпечки, наверное, но, возможно, что и ради производства опиума, кто знает?). Минойцы сумели одомашнить пчел, а сегодняшние критяне с успехом продолжают древнюю традицию медосбора и сахар в мед не добавляют! Но салат, сельдерей, спаржа и морковь все еще оставались культурами дикорастущими. Грушевые, айвовые и оливковые деревья на острове также произрастали, а их плоды пользовались большой популярностью. Минойцы завезли из Египта финиковую пальму и… котов (скорее всего для охоты). Именно поэтому сегодня на Крите распространены кошки абиссинской породы. Они высокие, на длинных лапах, узкомордые и с большими ушами. Очень необычный окрас – продольными, а не поперечными, как у нас полосами, напоминающими узор на муаровой ленте. Они также переняли гранаты с Ближнего Востока, а не лимоны и апельсины, как это часто считают.


Перстни. Некоторые гладкие. Другие богато украшены в технике зерни и скани. То есть минойцы этой техникой уже владели. (Археологический музей Ираклиона)

Минойцы очень умело использовали практику одновременного выращивания сразу нескольких сельскохозяйственных культур. Теоретически такой метод агрономии позволял и плодородие почвы сохранять, и защитить от низкой урожайности любую из культур. Расшифрованные таблички линейного письма B прямо говорят о важности для минойцев фруктовых садов (т.е. выращивания инжира, оливок и винограда), продукция которых шла на переработку.

Крестьяне использовали для пахоты деревянные плуги, связанные кожаными ремнями с деревянными рукоятками, в которые запрягали парами ослов или волов.


Кувшин с осьминогом. Это не Крит, а Кипр. Но культура одна. Слева якорные камни. (Археологический музей Ларнаки)

Морские ресурсы для критян также имели определенное значение. Так, среди даров моря употреблялись в пищу съедобные моллюски и, конечно, рыба. Но ученые полагают, что эти природные ресурсы по сравнению с зерном, оливками и продуктами животноводства были все-таки не столь популярны. Они разнообразили стол критян, но и не более. Впрочем, как и сейчас. То есть море было рядом, но питаться критяне предпочитали все-таки дарами земли, а не воды. На это указывает строительство сельскохозяйственных террас и дамб на острове Псира в позднеминойскую эпоху. Труда они требовали много, но их сооружали. Значит – видели в них пользу для общества.

Критский стол включал в себя также дичь. Критяне охотились на дикого оленя и кабана и употребляли их мясо в пищу наряду с мясом домашней скотины. Из клыков кабана также делали шлемы. Но сегодня на Крите такой дичи больше нет.


Головка какого-то зверя. (Археологический музей Ираклиона)

Минойцы торговали также шафраном, о чем говорят нам незначительные остатки хорошо известной фрески с изображением сборщиков шафрана на острове Санторини. Увы, но археологам везет с находками куда более прочных предметов древности: это характерная керамика, медь, олово и впечатляющие своей роскошью находки украшений из золота и серебра. А вот от запасов древнего шафрана, сколь велики бы они ни были, совершенно ничего не осталось.


Садок для рыбы. (Археологический музей Ираклиона)

Изделия минойского производства расходились через налаженные торговые отношения с материковой Грецией, а также с Кипром, Сирией, Анатолией, Египтом, Месопотамией и землями на запад вплоть до побережья Испании.

Поскольку на Крите тепло круглый год, одеждой минойских мужчин (даже воинов!) были набедренные повязки и короткие юбки. Женщин – платья, с короткими рукавами и многослойные юбки с оборками. Платья такого покроя, как у критянок, больше нигде не встречались. Они были открытыми до пупка, и оставляли грудь обнаженной. Женщины носили также лиф без бретелек. В узорах на одежде упор делался на симметричные геометрические орнаменты. Учитывая хрупкость такого органического материала, как ткань, можно предположить, что существовали и другие формы женских платьев, но этому пока еще нет никаких археологических свидетельств.


Алтарный камень для дома. (Археологический музей Ираклиона)

Первые дворцы на Крите появились в конце раннеминойского периода в третьем тысячелетии до нашей эры (Малия). Хотя ранее считалось, что сооружение первых дворцов происходило одновременно и их все датировали среднеминойским периодом – т.е. около 2000 г. до н.э. (дата постройки первого такого дворца в Кноссе), сегодня общепринятой является точка зрения, что они строились в течение значительно более длительного периода, и в разных местах в разное время. Главные дворцы находятся в Кноссе, Малии и Фесте. Некоторые элементы их архитектуры, характерные для среднеминойского периода (Кносса, Феста и Маллии, например) имели место также и в сооружениях раннеминойского времени. К ним относятся разноуровневый западный двор и специальная отделка именно западных фасадов. Пример мы видим и в «Доме на холме» в Василиках.

Дворцы одновременно выполняли сразу несколько функций: служили административными центрами, выполняли функцию храмов, мастерских и даже складов, в которых хранились запасы оливкового масла и зерна.


Керамические сундуки. Оригинально, не так ли? (Археологический музей Ираклиона)

Дворцовую архитектуру характеризовали такие архитектурные особенности как: кладка белым камнем, колонны, расширяющиеся кверху, открытые дворы, «световые колодцы» вместо окон, лестницы и наличие разнообразных водоемов. Минойцы имели во дворцах водопроводы и канализацию, а также пользовались ванными и бассейнами, то есть телесная чистота и утилизация отходов у них находились на высоте.

Поздние дворцы представляли собой многоэтажные здания. Западные фасады строили почему-то из белого песчаника и Кносский дворец представляет тому яркий пример. Дворцовая архитектура первого дворцового периода определяется стилем «квадрат в квадрате», в то время как для сооружений второго дворцового периода характерно значительно большее количество различных внутренних помещений и множество коридоров.


Потрясающих размеров кувшин, не так ли? И представьте, что он весь налит оливковым маслом! Рост девушки, стоящей рядом для масштаба – 176 см. (Археологический музей Ларнаки, Кипр)

Специалисты отмечают, что общий архитектурный облик дворцов среднеминойского периода очень сильно зависел от окружавшей их местности. По сути, минойцы вписывали свои строения в рельеф. Так, строения Феста этого времени были построены в соответствии с рельефом горы Ида, а Кносса – горы Юкта.


Критская цивилизация подарила нам еще и бокс. Юные «боксеры», Акролити, 1600 – 1500 гг. до н. э. (Национальный Археологический музей, Афины)

Среди наиболее значимых вкладов минойцев в строительное искусство были уникального вида колонны, которые в верхней части были более широкими, чем в нижней. Их принято называть «перевернутыми», поскольку большинство греческих колон как раз шире внизу, что было сделано для создания иллюзии их большей высоты. Колоны были деревянными, и, как правило, окрашивались в красный цвет. Но были и колонны черного цвета. Их ставили на круглое каменное основание и увенчивали также круглой, деталью «подушкообразной» формы в качестве капителя.

На Крите нашли также немало построек, названных «виллами». По сути, это были во много раз уменьшенные копии больших дворцов. Виллы эти часто бывали богато украшены (о чем свидетельствуют фрески виллы в Агия Триада).


Интерес к критским кораблям появился у меня очень давно. Вот страница из книги «Для тех, кто любит мастерить», издательства «Просвещение» 1990 г., на которой даны проекции корабля минойской эпохи, реконструированного по найденным на острове фрескам.

Существует несколько версий гибели минойской цивилизации. Так, между 1935 и 1939 годами греческий археолог Спиридон Маринатос выдвинул гипотезу минойского извержения. Это извержение, случившееся на острове Тира (или Санторини), было одним из крупнейших среди подобных ему катаклизмов в истории земных цивилизаций. Произошел выброс около 60 км³ продуктов вулканической деятельности. Под слоем пемзы оказались целые острова. Поэтому извержение, как считают, очень серьезно отразилось на минойской культуре Крита, хотя о размерах этого бедствия спорят до сих пор. Тщательный осмотр территории дал основание считать, что на всей территории Крита выпало не более 5 мм (0,20 дюйма) пепла. То есть вроде бы немного. Но вот цунами, вызванное извержением Тира, разрушило большое количество минойских поселений на северном побережье острова. Тем не менее цивилизация минойцев, хотя и испытала сильный удар, но не погибла. В позднеминойский период богатство погребений не уменьшилось, хотя влияние Кносса на острове сократилась.

А вот дальше произошло микенское завоевание. Микенцы были военной цивилизацией. В погребениях, найденных на Крите, обнаружены микенские доспехи и оружие, что показывает влияние микенской военной культуры после извержения.

Некоторые авторы придерживаются той точки зрения, что минойская цивилизация превысила порог ассимиляционного потенциала окружающей среды. Вырубка лесов на дрова для керамических и металлургических печей привела к нехватке воды, а тут еще и вулканический пепел. Следствием стал голод, массовая гибель населения и вторжение воинственных пришельцев с материка.
Автор:
В.О.Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

65 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти