Стратегия обширных театров

Польский «выступ», «балкон», «мешок» – все это наименования части территории Царства Польского, входившего в состав Российской империи и повлиявшего как на специфику стратегического развертывания, так и на операции кампаний 1914-1915 гг.

Летом 1915 г., после завершения Горлицкой операции, австро-германские войска приступили к реализации «Летних стратегических Канн» - и русские войска были вынуждены начать Великий отход. Отступление производилось по единому стратегическому плану, а русские войска наносили эффективные контрудары. Главной причиной стратегического отступления была необходимость выровнять фронт и грамотно эвакуировать Передовой театр – не позволить замкнуть в стратегический «котел» армии, находившиеся в центральной Польше. О стратегическом откате как разновидности маневра мы писали в статье на ВО https://topwar.ru/125527-manevr-manevr-podavay.html


Ил. 1. Польский балкон к 15. 07. 1915 г.



Ил. 2. Отступление из Польши

Оставление «Польского балкона» и отход на новые рубежи летом-осенью 1915 года - что же это: стратегический провал или выравнивание фронта?

Нам довелось ознакомиться с крайне интересной статьей генерал-лейтенанта русской армии Вячеслава Евстафьевича Борисова под наименованием «Стратегия обширных театров». Статья, в которой военный специалист предлагает свое видение стратегии на Русском фронте Первой мировой, опубликована в журнале «Война и мир», выходившем в Берлине (1924 г. № 16. С. 11 – 19).


Ил. 3. Обложка журнала, в котором опубликована статья В. Е. Борисова.

Анализируя довоенное стратегическое планирование Российской империи, В. Е. Борисов отмечает, что в 1914 году русский и французский генеральные штабы положились на выводы германской военной доктрины, и в 1914 г. «мы не руководствовались стратегией для своего, русского, театра: мы развернули армии так, как будто намеревались быстро пройти через Бельгию, хотя германский марш, по пространству, был не длиннее Самсоновского от Ломжи к Танненбергу. Германцы шли к решительному пункту своего театра, а мы, сделав такой же прыжок, как германцы, очутились на дне своей широкой канавы» [С. 11].

Генерал восклицает: «Каких трудов, каких потерь стоило нам выбраться из польского мешка на наш естественный фронт 1915 года» (выделено нами – А.О.) [С. 11].

Он отмечает, сравнивая наполеоновское вторжение 1812 г. с маневренной войной на Русском фронте в 1914 – 1915 гг., что «…железные дороги не изменили, в конечном результате, значения обширности русского театра, и русский полководец эту данную может считать одним из важнейших ресурсов своей стратегии... 1. обширность русской территории исключает полезное действие стратегических крепостей; и 2. равнинность русской территории обуславливает необходимость в тактических крепостях - как опорных пунктах при маневрировании на равнине…» [С. 13].

Характеризуя русскую стратегию в начальный период войны, генерал пишет: «Нашу стратегию, по крайней мере, для главной массы наших сил (18 корпусов из 25), т. е. для юго-западного фронта ген. Алексеева, следует разделить на два периода: до 21/8 сентября 1914 г. и после него. В этот день мы окончательно и категорически узнали о недостатке у нас артиллерийских снарядов... В первый период, до 21/8 сентября 1914 г… мы, веря в силу огнестрельного оружия, в возможность его полного использования (патроны в изобилии), обладая богатым опытом японо-русской войны, и пользуясь особенностями своего обширного театра, могли бы сделать очень многое…
…первый период войны мы начали по иностранным образцам. На всех фронтах мы стремились к безудержному наступлению, забывая о силе и выгодах обороны. Отчего было бы не предоставить разбиться о нее австрийцам? Мы забыли об обширности нашего театра, позволяющего нам не особенно смущаться расстоянием в 500 километров.
…в конечном результате 11 сильных корпусов шли на узкий фронт в 60 км (Жолкиев - Миколаев). Уже 30/17 августа 1914 г., с включением в состав Юго-Западного фронта Гвардии и XVIII корпуса, ген. Алексеев счел наш главный удар в направления Люблин - устье реки Сана обеспеченным в успехе, и перевел штаб фронта в Луков. Тогда же (но реализовалось позже 6 сент / 24 авг.) решено было перевести часть сил на левый берег Вислы, чтобы двинуть их к стороне Краков-Бреславль. Это был как бы проблеск истинной стратегии на обширном театре. Но 21/8 сентября, с подсчетом снарядов с донесением главного штаба о невозможности нам дать на пополнение потерь 400 маршевых рот… эти проблески стратеги были подавлены...» [С. 13-15].

Во второй период стратегии, отмечает генерал, приходилось переучиваться под ударами противника. Он пишет: «Конечно, если мы, на своей территории совершали ошибки против природы своего театра, то противник совершал эти ошибки еще чаще. На нашем фронте он действовал так, как на своем, узком и не глубоком. В Лодзинском сражении, в ноябре 1914 г., Людендорф вначале верно наметил удар массой на наш непомерно длинный и негибкий фронт. Но стратегия глубокого театра требовала и большей глубины проникновения, до Варшавы и в нее. Тогда последствия германской победы были бы велики. Так же они обратились скорее в нашу победу: мы восстановили свой фронт, и только недостаток снарядов заставил нас остановиться, а потом закопаться. Такая же ошибка была совершена германцами в сражении в Августовском лесу (февраль 1915 г.)…» [С. 15-16].

Что было бы в случае успеха Нарочской операции в марте 1916 г.? – вопрошает В. Е. Борисов. Необходимость наступления «по истощенной местности, с окончательно разрушенными путями сообщения, которые невосстановимы по недостатку материальных средств; затем стать на новом фронте, имея перед собой отлично оборудованную железными дорогами В. Пруссию, откуда германцы, подвезя войска из Бельгии, всегда могли внезапно по нас ударить; в тылу же у себя мы имели бы полное разорение. Кроме того, перенос укрепленной линии на новое место вызывал бы для нас громадные материальные расходы. А что мы выиграли бы в стратегическом смысле? Ничего, кроме полосы местности в 300 км глубиною. При операции во Франции это значило бы очищение германцами не только французской, но и бельгийской территории, а для нас – ничто» [С. 17-18].

Автор совершенно справедливо делает вывод о главной цели нарочского удара: «Какова же была тогда действительная цель Поставского удара? … прикрепить германцев к нашему фронту и отвлечь их от французского» [С. 18].

В. Е. Борисов формулирует крайне интересные выводы, касающиеся Стратегии обширных театров – то есть стратегии, предпочтительной для применения на Русском фронте:
«I. Обширность театра позволяет производить стратегическое развертывание в глубину страны (наш план 1908 г.) и начинать операции, когда вполне выяснится намерение неприятеля.
II. Если… французский театр допускал большую гибкость плана перевозки по сосредоточению, то наш театр позволяет ее еще в большей степени.
III. Обширный театр, при условии точного изучения своей сети железных дорог и сети, находящейся в данный момент в распоряжении противника, позволяет производить посредством железных дорог такие перегруппировки сил, которые очень рискованы для малого театра.
IV. Он позволяет, при обороне, удерживать только магистральные операционные направления (план 1812 г. и Алексеева на 1917 г.).
V. Позволяет впускать неприятеля вглубь страны до истощения им своей наступательной силы (Наполеон в 1812 г., германцы в 1915 г.).
VI. Обращение страны перед своим фронтом в пустыню (Людендорф в 1914 г. при отступлении от Вислы в Силезию; план «Альберих» Людендорфа в 1917 г.) вполне применимо.
VII. Трудность для противника, даже при победах, добиться решения: глубина театра не создает для побежденного кризиса (об этом Людендорф говорит чутъ ли не после каждой своей победы на русском фронте).
VIII. Прорывы (Свенцяны - Глубокое в сентябре 1915 г.), обходы, охваты получают лишь местное значение.
IX. Воздушные силы, как необычайно облегчающие разведку, уничтожение редких, а потому очень жизненных центров, получают огромное значение.
X. Огромные расстояния создают исключительную ценность применения автомобильных средств» [С. 19].

Генерал В. Е. Борисов был убежден, что основная стратегия, которой следовало руководствоваться России во всех войнах – это естественная для нее «Стратегия обширных театров». Так может он прав?
Автор: Олейников Алексей


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 27

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. XII легион (Цезарь) 7 ноября 2017 06:46
    Дискуссионная статья. Можно поразмыслить.
    С одной стороны Передовой театр («польский балкон») – трамплин для броска, но если подрубят фланги – для того что останется в нем - пиши пропало. Поэтому ранее (1908 год) развертывание в глубину и планировалось. Как и оставление Передового театра.
    Борисов спрашивает: почему нельзя обороняться? Гарантия флангов Передового театра (который исходя из развертывания на 1914 год - не оставлялся) требовала активности – как раз в Восточной Пруссии и Галиции
    1. Cartalon (Михаил) 7 ноября 2017 07:56
      Что бы обороняться, надо что бы кто-то наступал, германцы до разгрома Франции не собирались, австрийцы в одиночку наступали бы до первой неудачи. Займи русские оборону,бог его знает, что было бы на Марне, а 2 австрийская армия пошла бы на Дунай - прощай Сербия. Ну а развёртывание 1908 года, думаю даже немцы более удобного для себя не придумали бы.
      1. XII легион (Цезарь) 7 ноября 2017 08:36
        А сохранение Передового театра требовало повышенной активности на его флангах - в Галиции и Восточной Пруссии (это помимо коалиционных обязательств и др. стратегических задач).
        Так что все логично
        1. Cartalon (Михаил) 7 ноября 2017 09:01
          Обручёвым планировалось наносить с передового театра решительные удары в тыл Восточной Пруссии и через Краков на коммуникации Австрийев, но к 14 году развёртывание сдвинулось на восток и именно армии заходящие за фланги противника ослаблены, отсюда и превращение Польского балкона из возможности в проблему.
  2. parusnik (Алексей Богомазов) 7 ноября 2017 07:44
    В. Е. Борисов-С лета 1917 года состоял в резерве чинов при штабе Петроградского военного округа. В феврале 1918 года Борисов участвовал в совещаниях, собранных в связи с разрывом перемирия и наступлением германской армии, а также в составлении тезисов "Общая военная программа на период от заключения мира России с Германией до заключения всеобщего мира".17 ноября 1918 года Борисов был зачислен в академию Генерального штаба Рабоче-крестьянской Красной армии. Летом 1919 года уехал в отпуск в Киев, из которого назад не вернулся.В конце 1919 - начале 1920 - в армии генерала Деникина. В феврале 1920 года эвакуировался из Новороссийска за рубеж.Будучи в эмиграции, заведовал библиотекой Сербской военной академии; жил в пригороде Белграда. Активно сотрудничал с берлинским журналом "Война и мир".В. Е. Борисов умер 20 мая 1941 года в городе Белграде и был похоронен на Новом кладбище.
    1. антивирус 7 ноября 2017 17:43
      Оставление «Польского балкона» и отход на новые рубежи летом-осенью 1915 года - что же это: стратегический провал или выравнивание фронта?

      заранее не знали сил противника? и свои? и своей пром-ти?
      была возможность победить и упустили ее-- далее " на соплях" дотянуть до Победы.
      история всё и всех расставила по местам(и своим мечтам)
  3. hohol95 (Алексей) 7 ноября 2017 08:20
    X. Огромные расстояния создают исключительную ценность применения автомобильных средств» [С. 19].

    А вот с автомобилизацией были большие проблемы.
    1. XII легион (Цезарь) 7 ноября 2017 08:33
      Это как постулат стратегии. На вырост так сказать.
      Ну и как я понимаю - в деле автомобилизации прогресс шел.
      А парк бронеавтомобилей в ходе войны был достаточно внушительный
      1. hohol95 (Алексей) 7 ноября 2017 08:50
        По сравнению с другими армиями Первой мировой - внушительнее некуда! А вот в плане собственного производства автомобилей - наверно были равны Турции - сплошные закупки! Один Руссо-Балт на всю страну! И всего 8 бронеавтомобилей из всей армады на отечественном шасси! В 1916 - 1917 годах завод «Московский автомобильный завод товарищества на паях «Кузнецов, Рябушинские и Кº» (АМО) не производил автомобили, а собирал их из импортированных машинокомплектов, так как готовность завода к выпуску автомобилей всё ещё оставляла желать лучшего!
        До осени 1917 года из итальянских комплектующих было собрано 432 автомобиля.
  4. BRONEVIK (Сергей) 7 ноября 2017 10:24
    Спасибо автору за то что познакомил с интересным видом стратегии
    Зерно истины в генеральской статье конечно есть
    Тем более что де факто на нашем фронте в войну1812 года, в ПМВ (вторая половина) и ВОВ и применялась Стратегия обширных театров или ее элементы
  5. Ольгович (Андрей) 7 ноября 2017 11:06
    Борисов-то прав, но война шла не на абстрактных картах, а на территориях, заселнных миллионами подданных, там были сосредоточены огромные мат ресурсы. Просто так их оставлять было очень тяжело.
    То же самое было под Киевом и Вязьмой 1941 г.
    1. BRONEVIK (Сергей) 7 ноября 2017 11:59
      Согласитесь уважаемый Ольгович, что вдвойне тяжело оставить не только население какой-либо части территории, но и впридачу к нему значительную группировку войск и вооружения - как в сентябре 1941 во время Киевской оборонительной операции.
      Слава Богу, что русское командование летом 1915 г. предпочло оставить территорию и спасти войска и материальные ценности. Грамотно и своевременно успев эвакуировать польский балкон.
      1. Ольгович (Андрей) 7 ноября 2017 13:22
        Цитата: BRONEVIK
        Согласитесь уважаемый Ольгович, что вдвойне тяжело оставить не только население какой-либо части территории, но и впридачу к нему значительную группировку войск и вооружения - как в сентябре 1941 во время Киевской оборонительной операции.
        Слава Богу, что русское командование летом 1915 г. предпочло оставить территорию и спасти войска и материальные ценности. Грамотно и своевременно успев эвакуировать польский балкон.

        Согласен полностью.
        Но мотивы колебаний и действтий руководства -тоже понятны. hi
      2. антивирус 7 ноября 2017 17:50
        и своевременно успев эвакуировать польский балкон.


        -1...от 4 .11.1612 г -сейчас день единства, 2...через 150 лет к разделам Польши--3...еще через150 лет уход , который привел к потере Царства Польского.
        Ситуация с Польшей могла быть в Версале оговорена в виде "нейтральной" Польши.
        ДЛЯ ДИНАСТИИ РОМАНОВЫХ --ОПЯТЬ ПОРАЖЕНИЕ ЧЕРЕЗ 300 ЛЕТ.
        замена династии?--для Романовых это хуже поражения РИ в ПМВ
  6. ПоручикТетеринъ 7 ноября 2017 12:44
    Интересная и познавательная статья. Генерал Борисов во многом прав--Россия могла себе позволить разменивать территорию на сохранение армии, но последствия такого размена были крайне и крайне тяжелыми--множество беженцев и разорение Варшавского промышленного региона. Так что стратегия действительно спорная.
    Автору--моя благодарность за проделанный труд! hi
  7. voyaka uh (Alexey) 7 ноября 2017 16:12
    Если сравнивать все это с довоенными планами:
    в течение года победно завершить войну в Берлине, то...
    как именно правильнее было отступать не имеет, по-моему,
    такого уж решающего значения. Германия оказалась - даже всем союзникам
    вместе взятым - явно не по зубам. Но и германцы преувеличили свои военные
    возможности.
    1. hohol95 (Алексей) 7 ноября 2017 16:27
      Противоборствующие стороны смогли разрушить планы своих противников, но не смогли реализовать собственные планы!
      1. Какой-то Компот (Невесть кто) 7 ноября 2017 16:37
        Противоборствующие стороны смогли разрушить планы своих противников, но не смогли реализовать собственные планы

        Меткое замечание, если говорить об оперативном планировании.
        А в сфере стратегии...
        Антанта самое главное - сокрушить Четверной союз - все же реализовала
        Свежий взгляд на вопрос
        Отлично good
        1. voyaka uh (Alexey) 7 ноября 2017 19:16
          "Антанта самое главное - сокрушить Четверной союз - все же реализовала"///

          Но какой ценой... Франция была обескровлена полностью. Российская империя рухнула.
          Англия потеряла экономическое влияние.
          1. Какой-то Компот (Невесть кто) 7 ноября 2017 19:41
            Ну мы говорили о выполнении планов. То есть с формальной точки зрения - победа.
            А насчет цены...
            Читал где-то (не помню точно где) - определение реальной победы в войне. Звучало примерно так: когда послевоенный мир для конкретного государства ЛУЧШЕ довоенного (по набору основных экономико-политических показателей).
            Если исходить из этого - то фактических победителей в ПМВ два: обновленная ататюрковская Турция и новый кредитор Европы - САСШ.
            1. voyaka uh (Alexey) 8 ноября 2017 11:35
              "когда послевоенный мир для конкретного государства ЛУЧШЕ довоенного
              (по набору основных экономико-политических показателей)."////

              Это верно по сути. Но не впечатляет историков и читателей-потомков.
              Если нет цифр о разгромных потерях врага, пленных и т.д, то
              на рост собственного ВВП после войны никто не обратит внимание.
  8. солдатъ (Федор Иванович) 7 ноября 2017 20:59
    Таким образом, утрата "Польского балкона" не несла с собой никакой катастрофы. А начертание фронта, установившееся осенью 1915 г. несмотря на все минусы (например, утрата ж/д рокад), было неплохим
    1. DimerVladimer (Дмитрий Владимирович) 8 ноября 2017 13:11
      Цитата: солдатъ
      Таким образом, утрата "Польского балкона" не несла с собой никакой катастрофы. А начертание фронта, установившееся осенью 1915 г. несмотря на все минусы (например, утрата ж/д рокад), было неплохим


      Неплохим? Как легко вам такое писать сейчас.

      1. Беженцы - Царство Польское в результате великого отступления 1915 года покинуло больше 600 тысяч человек. Самый масштабный исход населения затронул восточную часть Белостокской области Гродненской губернии - оттуда бежало 800 тысяч человек.Сколько людей умерло в дороге, никто не считал. (По оценкам современных историков, до трети беженцев умерло от болезней, голода, холода).
      В отдалении от фронта дворы выставляли дозорных с вилами и собаками. Газеты писали о моральном разложении беженцев (кражи и грабежи) и ярости местных жителей. Атмосфера, как сообщалось, накалилась до такой степени, что в любой момент могут вспыхнуть бунты. Власти некоторых городов (например, Могилева), просили армию прислать для охраны имущества казаков, говоря, что иначе прольется кровь.

      Плачевно выглядела обстановка вокруг железнодорожных станций, где появлялись импровизированные лагеря.
      Оттуда беженцев, которые жили в телегах и наскоро сооруженных шалашах, планировалось развезти по всей России. Гуманитарные организации открыли пункты питания, бани, больницы, приюты для детей, но люди продолжали страдать от голода, холода, болезней и отсутствия воды. После жаркого лета наступила холодная осень.

      Размеры лагерей поражали воображение: у Рославля с населением в 28 тысяч человек кочевало 80 тысяч беженцев, у аналогичного по размерам Бобруйска — 100 тысяч. В окрестностях города Кобрин (10 тысяч жителей) — 200 тысяч! Через чуть более крупный Рогачев за один месяц прошло 700 тысяч человек!
      Поездов, которые бы увезли людей, все еще не было. Когда эпидемии в лагерях беженцев стали уже угрожать армии, в Генеральном штабе решили разобраться с этой проблемой как можно быстрее. С 5 до 15 октября железная дорога должна была найти вагоны и забрать беженцев. Крестьянам предписывалось сдать телеги, лошадей и скот, но пунктов, которые их скупали, было мало, так что многим пришлось оставить свое имущество на станции.

      Согласно официальным данным, в период с апреля 1921 года до закрытия границы в 1924 в Польшу вернулись 1 100 000 человек. 65% из них составляли православные: украинские и белорусские крестьяне.
      Анета Прымака-Онишк — автор книги «Изгнанничество 1915 года. Забытые беженцы» (2016) и сайта biezenstwo.pl.
      http://inosmi.ru/history/20170316/238888174.html
      1. солдатъ (Федор Иванович) 8 ноября 2017 14:11
        Неплохой было начертание линии фронта в оперативно-стратегическом контексте. Вот что я имел в виду.
        А беженцы - это трагедия, несомненно.
        Но если бы к ним прибавились пленные из состава сразу 2 армий, сосредоточенных в польском выступе (если н успели бы вывести) - трагедия могла быть ещё большей
  9. DimerVladimer (Дмитрий Владимирович) 8 ноября 2017 10:55
    Генерал В. Е. Борисов был убежден, что основная стратегия, которой следовало руководствоваться России во всех войнах – это естественная для нее «Стратегия обширных театров». Так может он прав?


    «Оборонительная форма войны сама по себе сильнее, чем наступательная. Но оборона — это негативное занятие, поскольку она заставляет сопротивляться намерениям врага вместо того, чтобы развивать свои собственные.»
    ― Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц


    Перефразируя Черчиля - отступлениями, войны не выигрываются.
    Цель любой операции - это не захват территории, а уничтожение вражеских войск.
    1. Какой-то Компот (Невесть кто) 8 ноября 2017 11:42
      Перефразируя Черчиля - отступлениями, войны не выигрываются.

      Полностью согласен
      Речь просто идет о варианте отнесения стратегического развертывания восточнее.
      А наступление - это конечно основная форма боя. Кстати Брусиловский прорыв начался с рубежей, сложившихся осенью 1915 г.
      Цель любой операции - это не захват территории, а уничтожение вражеских войск.

      Только так
      Вы абсолютно правы
      1. XII легион (Цезарь) 8 ноября 2017 15:59
        Именно об этом мы и говорили
        Сохранение живой силы армии - важнее территории
Картина дня