Черноморский судостроительный завод: подводные лодки, крейсеры, линкоры и ледоколы

Кроме строительства «Декабристов», «Ленинцев» и «Малюток» завод имени Андре Марти перед войной занимался строительством крейсерских подводных лодок типа «С». Определенный успешный опыт постройки советских субмарин первых серий типа «Д» и «Л» позволял перейти к освоению более крупных и сложных кораблей. Однако в тот период имелось техническое отставание от ведущих кораблестроительных держав Запада – требовалось преодолеть это вызванное разрухой и Гражданской войной отставание.

Черноморский судостроительный завод: подводные лодки, крейсеры, линкоры и ледоколы

Крейсер «Молотов» входит на рейд освобожденного Севастополя


Предвоенное строительство подводных лодок


Все «традиционные союзники» России еще по Антанте, такие как Англия и Франция, не считали возможным сотрудничество с Советской Россией. Приходилось искать иные пути получения знаний и технологий. Наиболее подходящей в этом отношении страной являлась в конце 20-х – начале 30-х гг. Веймарская Германия. В западном мире она была фактически государством-изгоем, которое сделали единственно виновным в развязывании Первой мировой войны. Экономическое развитие Германии было во много подорвано Версальским мирным договором, накладывающим запреты и ограничения на целые отрасли промышленности и науки и предусматривавшим выплаты огромных репараций.

Дипломатические отношения между СССР и Германией были установлены в 1922 г., их итогом стало заключение Рапалльского договора. В начале 1930 года в Германию была направлена группа советских технических специалистов с целью налаживания сотрудничества с германскими фирмами в деле проектирования и строительства подводных лодок. Однако немцы, все еще скованные жесткими ограничениями Версальской системы, были вынуждены отказать советской делегации – ни проектировать, ни тем более строить собственные субмарины Германия не имела права. Не выказала интереса германская сторона и к созданию центра проектирования подводных лодок в СССР.

Ситуацию спасло налаживание контакта с конструкторским бюро «IvS», работавшим в Нидерландах и входящим в немецкий концерн «Дешимаг» (DeSchiMAG). Несмотря на голландскую «прописку», персонал бюро состоял преимущественно из немцев, имевших большой опыт проектирования подводных лодок для кайзеровского флота еще в годы Первой мировой войны. В ноябре 1930 г. «IvS» получил от советской стороны техническое задание на проект подводной лодки водоизмещением 700 тонн. В 1932 г. вся документация была готова и передана заказчику.

Кроме того, представители фирмы предложили осмотреть строящуюся для испанского флота субмарину «Е-1», которая так понравилась специалистам из СССР, что решено было за основу проекта взять именно ее. В апреле 1933 г. между советской стороной и концерном «Дешимаг» был подписан договор на создание проекта подводной лодки проекта «Е-2». В советских документах эти субмарины именовались как «Н» – немецкая, а потом уже как «С» – средняя. Первые лодки серии IX были заложены в Ленинграде в конце 1934 г.


Подводная лодка С-33 в 1944 г.


Следующая серия, в которую были внесены многочисленные технические улучшения, именовалась IX-бис. Лодки строились для всех флотов, в том числе и для Черноморского. Субмарины С-31, С-32, С-33 и С-34 были заложены на заводе имени Андре Марти в октябре-ноябре 1937 года. Они вошли в состав Черноморского флота в конце 1940 – начале 1941 гг.

Постройка следующих «эсок» С-35 и С-36 началась 23 февраля 1940 г. В ноябре 1940-го заложили С-37, а в феврале 1941-го – С-38. Из этих четырех субмарин только С-35 вступила в строй – уже после войны.


Недостроенные подводные лодки типа «С» на заводе имени Андре Марти в период оккупации


Весной 1941 г. на заводе имени Андре Марти заложили подводные лодки следующей – XVI – серии, которые являлись уже цельносварными. Это были С-58, С-59, С-60. Перед оставлением города в августе 1941 года корпуса недостроенных «эсок» были подожжены. В конце концов они были разобраны на металл уже немцами в годы оккупации. Из николаевских лодок типа «С» С-34 потоплена авиацией в 1941 г., С-32 в 1942 году подорвалась на мине. С-33 стала гвардейской, а С-31 – Краснознаменной.

Черноморские «семерки»

Параллельно со строительством подводных лодок серий «Л», «М» и «С» на заводе имени Андре Марти (в документации значился как завод №198) вводили в строй и надводные корабли. Кроме лидеров типа «Ленинград» велись работы по постройке эсминцев проекта 7. К началу 1930-х гг. в составе советского флота находились 17 эскадренных миноносцев типа «Новик» (из них 5 – на Черном море) и его улучшенных вариантов, что признавалось откровенно недостаточным.

В 1931 г. было принято решение о проектировании и строительстве современных кораблей этого класса. В 1932 г. в Италию с целью изучения опыта была направлена делегация советских специалистов, которой удалось наладить контакт с концерном «Ансальдо», занимавшимся, кроме всего прочего, постройкой легких крейсеров и эсминцев. Ознакомившись с чертежами находившихся тогда в постройке итальянских эсминцев типа «Мистрале», советская делегация выбрала его как основной прототип перспективных кораблей для ВМФ СССР – они и получили обозначение «проект 7». В декабре 1934 г. он был утвержден.


Эсминец «Беспощадный» в боевом походе


Эсминцы должны были иметь водоизмещение около 1500 тонн, скорость 38 узлов. Вооружение состояло из четырех 130-мм орудий, 533-мм торпедных аппаратов, зенитной артиллерии. Предусматривалось наличие глубинных бомб. В декабре 1935 г. на заводе имени Андре Марти начато строительство «Бодрого», а в 1936 году – «Беспощадного», «Быстрого» и «Бойкого». Кроме того, 10 эскадренных миноносцев проекта 7 в 1935–1936 гг. были заложены, а потом по частям отправлены на Дальний Восток («Разящий», «Расторопный» и другие). Уже в 50-е годы четыре из них («Ретивый», «Рекордный», «Решительный», «Резкий») в рамках военной помощи были переданы КНР. «Быстрый» погиб в 1941-м, «Беспощадный» – в 1943 году.

Большие корабли для большого флота

В 1930-х гг. в состав советского флота начали входить легкие крейсеры проектов 26 и 26-бис. В 1932 г. было подписано техническое задание на разработку проекта нового легкого крейсера – имевшихся в наличии трех дореволюционных «Светлан» и еще более седовласого «Коминтерна» («Память Меркурия») было совершенно недостаточно. В 1934 г. вся документация по новым кораблям, именовавшимся проектом 26, была утверждена.

Как и в случае с эсминцами проекта 7, не обошлось без сильного итальянского влияния, в частности крейсеров типа «Дюка д’Аоста». В отличие от «итальянцев» советские корабли несли более мощное вооружение из девяти 180-мм орудий в трех трехорудийных башнях. Стандартное водоизмещение крейсеров проекта 26 составляло 7700 тонн.

В октябре 1935 г. в Ленинграде был заложен «Киров», а на заводе имени Андре Марти – «Ворошилов». В 1940 г. последний вступил в состав Черноморского флота. Учитывая опыт проектирования кораблей проекта 26, в него внесли ряд изменений и усовершенствований – так на свет появился проект 26-бис. В 1937 г. в Николаеве на том же заводе по этому проекту был заложен легкий крейсер «Молотов», который был сдан флоту в июне 1941 г. Оба черноморских крейсера приняли активное участие в Великой Отечественной войне. В августе 1942 года «Молотов» был поврежден (торпедой у него оторвало часть кормы), и для его ремонта в качестве донора выступил недостроенный крейсер проекта 68 – «Фрунзе».


Крейсер «Молотов» в плавучем доке во время восстановления кормы, 1942 г.


Кроме боевых кораблей перед войной предприятие выполняло задачи для гражданского кораблестроения. В 1935 г. по проекту 51 начато строительство двух ледоколов типа «Иосиф Сталин» – «Лазарь Каганович» и «Анастас Микоян». Строительство первого было успешно завершено к 1938 г., и «Каганович» ушел на Дальний Восток. «Микоян» находился в постройке дольше и ушел из Николаева летом 1941 года без приемно-сдаточных испытаний.


Ледокол «Анастас Микоян»


В ноябре того же года специальным постановлением ледокол был отправлен в долгий поход на Север для оказания помощи в проводке караванов. «Анастас Микоян», не имея на борту никакого вооружения, самостоятельно прошел через пролив Босфор. В Эгейском море одинокий ледокол был атакован итальянскими торпедными катерами, а позже самолетами-торпедоносцами, но отделался мелкими повреждениями. Помощь от доблестных союзников выразилась в мелкокалиберном орудии времен Цусимского сражения, щедро выделенном во время стоянки в Суэце. Несмотря на все препятствия, ледокол «Анастас Микоян» благополучно совершил переход в Анадырский залив к августу 1942 года.


Модель ледокола «Анастас Микоян» в экспозиции Николаевского Музея судостроения и флота


К 1938 году завод имени Андре Марти параллельно со строительством боевых и гражданских кораблей усиленно модернизировался и реконструировался. Были созданы новые комплексы цехов, закончено возведение надводной части стапеля №0. Весь этот комплекс работ выполнялся перед началом постройки небывалых для завода по размеру водоизмещения кораблей – речь идет о линейном корабле проекта 23, получившем название «Советская Украина».

При полном водоизмещении в 65 тыс. тонн и длине корпуса 269,4 метра линкоры должны были быть вооружены девятью 406-мм орудиями и многочисленной вспомогательной и зенитной артиллерией. Постройка новых линейных кораблей, которые должны были стать одними из сильнейших в мире, входила в план строительства Большого флота, после реализации которого СССР вошел бы в ряд ведущих морских держав.


Корпус линкора «Советская Украина» на стапеле завода, осень 1941 г.


Головной линкор «Советский Союз» был заложен в Ленинграде летом 1938-го. В октябре 1938 г. на заводе имени Андре Марти заложили второй корабль серии – «Советскую Украину». Постройка еще двух линкоров развернулась в Молотовске. Строительство столь большого и сложного корабля велось медленно – сказывался недостаток опыта, задержка с поставками материалов и оборудования. Начало войны застало «Советскую Украину» в 7% готовности. Во время оккупации немцы плотно похозяйничали на заводе, увезя в Германию более 4 тыс. тонн корпусной стали. Перед оставлением немцами Николаева корпус линкора был подорван и после войны разобран. К слову сказать, построенный для натурных испытаний отсек линкора типа «Советский Союз», в Севастополе в годы войны был переоборудован в плавучую зенитную батарею под неофициальным названием «Не тронь меня».

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

6 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. амурец Онлайн
    амурец 15 ноября 2017 15:48
    +1
    Прорыв ледокола Анастас Микоян, это это героическая эпопея описать которую нужна отдельная статья.
    Сейчас смотрел книгу Корабли и судьбы. АСЗ- 70 лет.http://fiatone.ru/kniga641648/
    История завода №199 и сколько в ней упоминаний про ту помощь которую постоянно оказывали николаевские судостроители далёкому заводу в Комсомольске-на -Амуре.
  2. УВБ Офлайн
    УВБ 15 ноября 2017 16:11
    +3
    Несамоходная плавучая батарея №3 "Не тронь меня"
  3. Монархист Офлайн
    Монархист 15 ноября 2017 18:26
    +1
    Денис, рад Вас видеть на наших страницах.
    Позвольте Вас чуть-чуть дополнить:"эСки" 1Х бис были лучшими нашими ПЛ,так мне когда-то говорили ветераны,но они их расшифровывать:" сталинки"( так им говорили замполита)
    "Советский Союз"-"Лютцев": перед войной закупили и немцев проект и "Реинметал" должен был поставить орудия,но всячески затягивали.
    О"Микояна" где-то в юности в газете читал: немецкие летчики не атаковали так как с высоты советский флаг принимали за турецкий. Матросы,чтоб как-то обезопасить себя,из бревен делали муляжи традициях башен. Итальянцы издали принимали его за крейсер и не связывались
  4. Alexey RA Офлайн
    Alexey RA 15 ноября 2017 18:55
    +2
    Большие корабли для большого флота

    В 1930-х гг. в состав советского флота начали входить легкие крейсеры проектов 26 и 26-бис.

    Эммм... Проекты 26 и 26-бис - это как бы не совсем "Большой Флот". Эти КРЛ являлись лебединой песней предыдущей концепции - "Малого флота".
    Крейсера "Большого флота" - это пр. 68.
    Легкие крейсера проектов 26 и 26-бис «Киров» и «Максим Горький» представляли собой почти идеальный сплав тактико-технических характеристик для выполнения задач, которые ставились перед ними руководством морских сил РККА в рамках господствующей на тот момент теории малой морской войны. Но данная теория представляла собой не более чем паллиатив реальной военно-морской мощи, основанной на тяжелых боевых кораблях. Поэтому, как только руководство станы сочло, что промышленность СССР достигла уровня, позволявшего приступить к строительству полноценного военно-морского флота, «Большого флота», с теорией малой морской войны было покончено. Отныне задачи советских легких крейсеров становились другими, и 180-мм пушкам, сколь бы хороши они ни были, больше не нашлось места на кораблях этого класса.
    © Андрей из Челябинска
  5. ленивый Офлайн
    ленивый 16 ноября 2017 14:39
    +1
    а кто подскажет почему отказались от камуфлированной раскраски кораблей?
    1. пищак Онлайн
      пищак 20 ноября 2017 01:12
      +1
      Наверное, потому, что мирное время? wink
      Да и визуальный способ обнаружения надводных целей перестал быть основным...?
      hi