Эр-Рукбан: территория смерти. Исповедь одного беженца

На сирийско-иорданской границе расположился печально известный лагерь беженцев Эр-Рукбан. Неподалеку от него США разместили свою военную базу, на которой проводят подготовку боевиков так называемой «умеренной оппозиции» для борьбы с ИГИЛ (запрещено в РФ). Комиссией ООН и рядом других организаций неоднократно делались заявления о крайне бедственном положении беженцев в Рукбане. Элементарное отсутствие предметов первой необходимости и продуктов питания грозит 60 тысячам невольных жителей лагеря гуманитарной катастрофой. США, в свою очередь, не пускают на контролируемую территорию никакие гуманитарные конвои. Нам удалось пообщаться с беженкой, которая практически чудом выбралась из смертельных оков Рукбана.

Хамида Аль-Мусса родом из города Эль-Каръятейн провинции Хомс. Во время штурма и захвата города боевиками ИГИЛ бежала с детьми и другими жителями Эль-Каръятейна в Рукбан. Там Хамида претерпела много лишений и страданий. Впрочем, обо всем по порядку.

— Я родилась и выросла в Хомсе. Затем, когда вышла замуж, мы с мужем переехали к нему в город Эль-Каръятейн. Когда началась война, супруга забрали в армию. ИГИЛ пришло в город неожиданно. Утром началась стрельба. Поднялась сильная паника. Люди стали разбегаться в кто куда. Я взяла детей и вместе с соседями выбежали из города. Всем было очень страшно, ведь террористы могли в любой момент устроить погоню за нами. Потом нам удалось поймать попутную машину и уехать подальше от города. Так как поблизости у нас никого из родных не было, то мы решили последовать за соседями в Эр-Рукбан. Как они сами тогда говорили, там нормальные условия, Иордания завозит продукты и медикаменты, а часть людей даже примет на свою территорию.


Эр-Рукбан: территория смерти. Исповедь одного беженца


— То есть вы не знали, что там происходит на самом деле?

— Нет, мы не знали. Но когда приехали, я сразу поняла, что тут все совсем не так, как нам говорили. Везде были расставлены старые палатки. Многие были уже с дырками, а большинство вообще обтянуто материалом из-под рисовых мешков. Кроватей не было почти ни у кого. Спали на матрацах, а чаще всего просто тряпках прямо на полу. Лагерь оказался таким большим, что среди большого количества палаток можно было легко заблудиться.

Из-за отсутствия нормальной питьевой воды мой младший сын практически сразу заболел… (Плачет.) Он сильно отравился, а лекарств не было. Малик угасал у меня на руках. Выехать из лагеря в ближайшую больницу нам не давали. Примерно через две недели мы похоронили его на местном кладбище, которое практически ежедневно растет… Извините, не могу говорить…



— Хамида, вблизи лагеря находится военная база США. Они оказывают какую-нибудь поддержку беженцам?

— Да, говорили, что база есть, но я там не была. И не знаю точно, где она именно находится. Но американские военные регулярно приходили в лагерь, проводили отбор мужчин в какую-то группировку, которую они создавали там же, прямо возле нас. Американцы старались отбирать молодых и более-менее крепких мужчин. Иногда мы слышали стрельбу: американские военные обучали набранных в группировку людей. Но вообще они нам не нравились, так как мы понимали, что это все — и лагерь, и базу, — все придумали они, чтобы прикрыться нами. Все, что люди там пережили и продолжают переживать, — их рук дело.



— Расскажите, неужели никто не подвозил воду и продукты и нигде нельзя было их купить?

— Воду никто не привозил, так как ни одну гуманитарную помощь не пропускали к нам американцы, а купить ее можно было за очень большие деньги контрабандой из Иордании. Вообще, заплатив приличную сумму, можно было в сопровождении проводника легально пересечь иорданскую границу и уйти из лагеря. Но такие большие деньги были далеко не у всех. А по периметру лагерь хорошо охранялся и незаметно из него выбраться было бессмысленно.

— То есть лагерь беженцев, по сути, был такой своеобразной тюрьмой массового содержания?

— Получается так, только еще хуже. Я не видела нигде, чтобы люди жили в таких нечеловеческих условиях. Воду для питья, приготовления пищи и просто бытовых нужд мы набирали в одном застоявшемся водоеме. Везде ходила инфекция. Многие просто валились с ног от болезней, отравлений и нехватки препаратов.

— Скажите, как вам все-таки удалось выбраться из Рукбана?



— Я считаю это чудом. В Рукбане я случайно встретилась со знакомыми моего мужа, которые взялись нам помочь. Они раньше служили вместе. Как и многие беженцы, их семья по незнанию и от безысходности попала в лагерь. В итоге они нашли необходимое количество денег, для взятки боевикам, набранным американцами, чтобы нас провели через иорданскую границу, а оттуда нас забрали уже другие люди и сопроводили до границы с провинцией Эс-Сувейда. Мне кажется, что до последнего момента я просто не верила, что все получится. Мы были настолько измождены, что, в принципе, было уже все равно. Только любовь к единственному оставшемуся у меня ребенку еще держала на ногах…

— Вы одна из немногих, кому удалось выбраться из этого логова смерти. Скажите, какие теперь у вас планы?

— Сейчас, когда весь этот кошмар позади, и нам удалось вернуться в освобожденный Эль-Каръятейн, хочется начать спокойную жизнь. Конечно, ни ребенка, ни мужа убитого на этой войне уже не вернуть… Но я верю, что все-таки на нашей земле наконец воцарится мир, и семьи не будут оплакивать своих родных и близких…
Автор:
Ярослав Сметанин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

6 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. 210окв Офлайн
    210окв (дмитрий) 18 ноября 2017 06:05
    +1
    Вот этот лагерь..Чего там сидят и ждут тысячи сирийцев?Подачки?Ну так вы там и получаете в полной мере-голод,нищету и болезни.Вот вам и помощь от "благословенного Запада"..Возвращайтесь в свои дома!
  2. Геркулесыч Офлайн
    Геркулесыч (Витальевич) 18 ноября 2017 07:01
    +2
    А этот лагерь входит в те самые пресловутые 95 процентов отбитых у террористов земель, или сказки про проценты, чтобы расписаться в неспособности реально контролировать собственную страну?
  3. solzh Офлайн
    solzh (Сергей) 18 ноября 2017 10:51
    +6
    Малик угасал у меня на руках. Выехать из лагеря в ближайшую больницу нам не давали. Примерно через две недели мы похоронили его на местном кладбище, которое практически ежедневно растет

    Это не лагерь для беженцев. Это больше походит на некую разновидность концлагеря.
    1. слава1974 Офлайн
      слава1974 (слава) 18 ноября 2017 11:28
      +2
      Это не лагерь для беженцев. Это больше походит на некую разновидность концлагеря.

      Это и есть самый настоящий концлагерь, который придумали и воплотили в жизнь первыми англичане. Во время англо-бурской войны согнали женщин и детей буров а лагеря, где они и поумирали в большинстве, без пищи, воды и медицинской помощи.
      Тоже самое и сейчас творится.
  4. zzdimk Офлайн
    zzdimk 18 ноября 2017 12:51
    0
    Что-то Пелевин со своим крайним творением хорошо ложится:Историческую Ангелу Меркель канонизировали почти все европейские катакомбные христиане за ее милосердие и кроткий нрав – и за то, конечно, что именно через нее им вновь открылась ведущая к Христу древняя дорога. Но, поскольку это христианская святая, плюнуть в нее разок-другой казалось авторам фильма вполне безопасным и даже пикантным.
    Вот только они не учли, что Святой Ангеле Блаженной поклоняются не одни катакомбные христиане. Ее чтят также и воины Халифата, которым она известна под именем Уммеркель-ханум (по смыслу нечто вроде «почтенная матушка Меркель»).
  5. viktorch Офлайн
    viktorch 20 ноября 2017 14:10
    0
    во дают, нафига амерам очередной концлагерь ? или это не они такую хрень устроили ?
Картина дня