Сожжём себя, но не сдадимся немцам. Страшная история замка самоубийц

История замка Пиленай — подвиг и трагедия одновременно. Его защитники покончили жизнь самоубийством, не желая сдаваться на милость врага. Все имущество было сожжено, а затем сожгли себя и воины, оборонявшие Пиленай.

Остатки знаменитого средневекового замка, воспетого в одноименной опере Витаутаса Кловы, недавно обнаружили литовские археологи. В конце XII века на территории Прибалтики появились немецкие рыцари — крестоносцы. Они не только преследовали политические цели — подчинить обширные земли своему влиянию, но и стремились обратить в христианство местные балтийские племена — пруссов, куршей, земгалов, жемайтов. Однако последние упорно не хотели принимать католицизм и придерживались своих исконных верований. Тем не менее, Тевтонскому ордену удалось закрепиться на прусских землях и создать военно-теократическое государственное образование. Затем на землях Ливонии появился Ливонский орден — Братство рыцарей Христа Ливонии.


Сожжём себя, но не сдадимся немцам. Страшная история замка самоубийц


Жемайтия, она же Жмудь, — историческая область на западе современной Литвы, — находилась как раз между территориями Тевтонского и Ливонского орденов. Естественно, что рыцари мечтали соединить свои владения, заодно обратив в христианство непокорное племя жемайтов. Начиная с XIII века Жемайтия упорно отстаивала свою независимость и древнюю веру в боях с тевтонскими и ливонскими рыцарями. Даже когда в 1254 году основатель литовской королевской династии Миндовг, к тому времени уже крестившийся в католичество, отдал Жмудь Ливонскому ордену, через одиннадцать лет жемайты, на помощь которым пришли курши, освободились от власти рыцарей и вновь обрели независимость. Естественно, что рыцари соглашаться с этим не собирались. Начался очередной этап многолетнего противостояния литовского племени и немецких рыцарей.

27 июля 1320 года в окрестностях Медников — столицы Жемайтии — произошла одна из наиболее известных битв между жемайтами и тевтонскими рыцарями. Со стороны крестоносцев выступил гарнизон Мемельской крепости (Клайпеда), состоявший из 40 рыцарей Тевтонского ордена, а также отряд прусского племени самбийцев, к этому времени признававшего власть Тевтонского ордена. Рыцарским отрядом командовал сам маршал Тевтонского ордена Генрих Плоцке — ветеран ордена, вступивший в него еще в 1286 году. На протяжении многих лет он командовал походами ордена против Великого княжества Литовского.

Оказавшись в окрестностях Медников, часть рыцарей, вместо того, чтобы сражаться, начала грабить местное население. Этим воспользовалась дружина жемайтов, атаковавшая тевтонцев. В сражении были уничтожены почти все рыцари. Погиб и маршал Герман Плоцке. Единственным из рыцарей, кто уцелел, был комтур самбийский (наместник Тевтонского ордена в Самбии) Герхард Руде. Его захватили в плен и принесли языческим богам Жемайтии — сожгли вместе с конем. Но и такое поражение не заставило тевтонцев отказаться от захватнических планов относительно Жемайтии — уж слишком важным в стратегическом отношении был этот регион, а захват его позволил бы соединить орденские владения в единое пространство.

Участь побежденных жемайтов в случае попадания в плен была нерадостной. Их ставили перед выбором — или крещение и принятие христианства, или смерть. Так произошло, в частности, после взятия замка Мядвегалис в феврале 1329 года. В плен попали тогда многие защитники крепости, включая женщин и детей из окрестных деревень. Великий магистр ордена собрался казнить всех пленных, однако за них заступился чешский король Иоганн Люксембургский. Он смог убедить магистра помиловать пленных, если те примут христианство. Пленники согласились креститься и тогда крестоносцы ушли, освободив их. Но, как только тевтонцы покинули пределы Жемайтии, обитатели Мядвегалиса вновь вернулись к религии своих предков.



Войны между немецкими рыцарями и жемайтами продолжались несколько десятилетий. Литовские язычники оказались «крепким орешком». Не так и просто было рыцарям, при всей их организации и воинской выучке, противостоять бесстрашным жемайтам. Кстати, жемайты иногда даже совершали вполне удачные набеги в орденские земли. Зимой 1336 года реку Неман форсировали отряды Тевтонского ордена. Так начался очередной поход немецких крестоносцев в Жемайтию.

Тевтонцами командовал сам великий магистр Тевтонского ордена Дитрих фон Альтенбург. Сын альтенбургского бургграфа Дитриха II, Дитрих фон Альтенбург вступил в ряды Тевтонского ордена в 1307 году. В 1320-1324 гг. он был комтуром Рагнита, а в 1326-1331 гг. — комтуром Бальги. В 1331 году Дитрих фон Альтенбург стал маршалом Тевтонского ордена и в этом качестве руководил захватом польской Куявии. О жестокости Альтенбурга свидетельствует тот факт, что за преступления на территории Польши он даже предстал перед папским судом — и это тогда, в XIV веке. Тем не менее, никаких серьезных санкций в отношении фон Альтенбурга не последовало и в 1335 году он стал великим магистром Тевтонского ордена — девятнадцатым по счету.

Стремясь прославиться в качестве покорителя жемайтов, великий магистр Тевтонского ордена Дитрих фон Альтенбург в 1336 году возглавил очередной поход в литовские земли. На этот раз к походу подготовились основательно, чтобы если идти — то наверняка. В отряд Тевтонского ордена вошли более 200 опытных и хорошо вооруженных рыцарей, причем не только членов ордена, но и добровольцев со всей Европы, включая представителей знатнейших немецких фамилий вроде маркграфа Людвига Бранденбургского, графов Хеннеберга и Намюра. Кроме того, с отрядом шли несколько тысяч кнехтов — простых воинов — слуг. Такому мощному отряду удалось разгромить четырехтысячное войско литвинов еще на границе Великого княжества Литовского, после чего рыцари вторглись в земли Жемайтии.

Еще в первой половине XIV века в литовских землях была построена целая сеть оборонительных деревянных замков, которые постепенно усиливались каменными оборонительными сооружениями. Главные оборонительные сооружения были построены в Жемайтии и в районе реки Неман.



Одной из главных задач, которые ставил перед очередным походом великий магистр Дитрих фон Альтенбург, было уничтожение мятежной крепости Пиленай, возведенной жемайтами прямо на границе с Пруссией. Эта деревянная крепость была построена на возвышении и окружена рвом. Существование крепости Пиленай очень раздражало тевтонских рыцарей, тем более, что с пиленским князем было невозможно договориться — он не хотел принимать христианство и не собирался признавать власть Тевтонского ордена.

Неоднократно тевтонские рыцари предпринимали нападения на крепость Пиленай. В одно из них тевтонцы убили пиленского князя, а его маленького сына Маргириса взяли в плен. Отрок был увезен в Пруссию, где рыцари попытались заставить его забыть родину. Отчасти им это удалось. Маргирис постепенно стал забывать родной язык, перешел на немецкий. Но, когда он был уже юношей, в Мариенбурге княжеский сын случайно встретил пленника — жемайта, который рассказал ему о Жемайтии, о родной семье. Маргирис совершил побег из орденского плена и смог добраться до крепости Пиленай, где к тому времени правила его мать. Она с радостью встретила сына и передала ему бразды правления замком. Так, согласно легенде, у немецких рыцарей появился еще один повод напасть на Пиленай — отомстить «предателю» Маргирису, в котором жемайтская кровь все же оказалась сильнее немецкого воспитания.

25 февраля 1336 года к стенам замка Пиленай подошли отряды Тевтонского ордена. Началась осада крепости. К сожалению, остались лишь источники стороны Тевтонского ордена, которые, однако, также позволяют нам оценивать масштабы трагедии, развернувшейся почти семь столетий тому назад. Хронист и герольд Тевтонского ордена Виганд Марбургский свидетельствует, что в замке Пиленай собрались около 4000 человек. Однако, скорее всего, в крепости находились несколько сотен человек. Большинство из них составляли женщины, старики, дети, но были, разумеется, и мужчины — как мирные жители, так и дружинники. Защищали крепость совместными усилиями — выливали на немецких кнехтов, карабкавшихся по стенам, кипящую воду, кидали на них камни. Но натиск тевтонцев был слишком мощным.

Понимая, что долго выдержать осаду хорошо подготовленных тевтонцев они не смогут, защитники крепости Пиленай сначала сожгли все свое имущество — чтобы не досталось противнику. В это время тевтонцы уже крушили стены своими катапультами. Поскольку Пиленай, как и другие жемайтские замки, был деревянным, шансов выдержать осаду рыцарей у него не было. Жемайтские жрецы, чтобы тевтонцы насильно не заставили жемайтов сменить веру, призвали защитников крепости к коллективному самоубийству.



Сначала старуха — жрица «древней религии» зарубила топором свыше сотни защитников крепости — мужчин, их женщин и детей. Затем князь Маргирис разрубил свою жену пополам, убил остальных защитников крепости и покончил с собой. Все это время крепость уже полыхала, подожженная самими защитниками, поэтому глазам тевтонских рыцарей предстал лишь огромный погребальный костер из деревянной крепости и нескольких сотен жемайтов.

Крестоносцы были потрясены страшной картиной горящей крепости. Им ничего не оставалось, как даже в разговорах друг с другом признавать невероятное бесстрашие защитников Пиленая. Согласно немецким хроникам, тевтонские рыцари сравняли языческую крепость с землей, дабы навсегда похоронить память о героическом сопротивлении жемайтского князя Маргириса и его народа.

Великий магистр Тевтонского ордена Дитрих фон Альтенбург после уничтожения крепости Пиленай прожил еще пять лет. Он руководил масштабным строительством орденских крепостных сооружений, реконструкцией церкви в Мариенбурге. В 1341 году фон Альтенбург, собиравшийся начать переговоры с Польшей, отправился в Торн, но по пути заболел и умер. Похоронили великого магистра в часовне святой Анны в Мариенбурге.

Трагедия крепости Пиленай была воспета в народных преданиях и легендах жемайтов, но затем, после того, как жемайты все же были крещены, эту историю предпочли забыть. Вспомнили ее уже в XIX веке. Тогда происходило развитие литовского национального самосознания, формирующаяся идентичность нуждалась в героическом эпосе. На роль эпических героев идеально подходили защитники Пиленая, выбравшие страшную смерть, а не сдачу в плен и обращение в чужую религию. Так защитники Пиленая через полтысячелетия стали героями литовского национального эпоса. Появились произведения литературы, театрального искусства, посвященные этой загадочной и страшной странице в литовской истории. Витаутас Клова посвятил обороне Пиленая знаменитую оперу, которая в 1957 году получила Государственную премию Литовской ССР.

В советское время защита Пиленая рассматривалась как проявление национально-освободительной борьбы литовского народа против немецких «псов-рыцарей». Это, кстати, прекрасно укладывалось в общую концепцию защиты родной земли от иностранных оккупантов, причем можно было проводить параллели и с борьбой русского государства с тевтонскими и ливонскими рыцарями. Но, учитывая, что никаких документальных подтверждений, кроме заметки в хронике Виганда Марбургского, не существовало, долгое время существовали сомнения относительно правдивости красивой легенды о защитниках Пиленая. Но, как оказалось, сомнения эти были напрасными — развеяли их сотрудники археологической экспедиции, осуществлявшие раскопки на территории исторической Жемайтии.

В октябре 2017 года археологи выдвинули гипотезу, что нашли остатки крепости Пиленай. По мнению ученых, она находился на Биленяйском кургане в Шилальском районе Жемайтии. Летом там работала американская экспедиция, сотрудники которой обнаружили глубокий культурный слой кургана. Когда на место раскопок прибыли ученые из Клайпедского университета под руководством Гинтаутаса Забелы, они подтвердили — Пиленай найден.

В результате археологической разведки, проводившейся на площади в 14 квадратных метров, было установлено, что в кургане действительно очень богатый культурный слой. Удалось установить, что верхний слой принадлежит укреплению XIV века. Были найдены находки, позволяющие с точностью установить временной период — не только человеческие кости, но и ремесленные изделия, включая керамику, шило, металлическую застежку. Также археологам удалось установить, что обнаруженное строение было сожжено. Поскольку в Жемайтии это первое сгоревшее строение, а всего в Литве было найдено лишь несколько курганов с остатками сгоревшего зерна, ученые и решили, что имеют дело с остатками легендарной крепости.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти