Штурмовик Ил-2: эпопея одного памятника. Часть 2

Прежде чем стать памятником, штурмовик Ил-2 покоился под толщей Чёрного моря, храня тайну своего экипажа. А прежде чем лечь на морское дно, самолёт и его экипаж сражались в составе 2-й эскадрильи 8-го гвардейского авиационного полка ВВС Черноморского флота. Но начнём с самой, совершенно случайной, находки крылатой машины.

Принято считать, что Ил-2 случайно обнаружили летом 1974 года студенты Ворошиловградского машиностроительного института под Новороссийском в районе Сухой Щели. Сейчас это живописное урочище с пляжами, базами отдыха и чистейшим горным воздухом сосновых и можжевеловых лесов. Во время войны, вплоть до осени 1943 года, эту территорию контролировали нацисты.

Штурмовик Ил-2: эпопея одного памятника. Часть 2



Однако, считать, что впервые сбитый самолёт нашли в 1974 году, было бы несколько некорректно. Дело в том, что Чёрное море богато на подобные находки – от тральщиков и морских охотников до «Мессершмиттов» и даже ленд-лизовских А-20 «Бостон». В 2006-м, к примеру, в районе Широкой балки нашли истребитель Як-1Б, видимо, руководствуясь рассказами местных жителей. И сейчас, правда, менее, чем раньше – спасибо современной массовой культуре, в обществе местной ребятни и молодёжи можно услышать о множестве подводных находок, о которых ни в сети, ни в прессе либо сообщений нет вообще, либо они малоизвестны. Да что там далеко ходить. Сам автор однажды после очередного купания заставил любимого папу чуть ли не поседеть, вытащив с глубины миномётную мину с «живым» хвостовиком. Это был первый самый яркий и короткий инструктаж по технике безопасности в моей жизни, заключавшийся в обещании «лично оторвать мне руки, если их не оторвёт очередной находкой».

Поэтому, скорее всего, студенты уже знали о местонахождении самолёта. По воспоминаниям одного из членов новороссийской группы АСПТР (аварийно-спасательные подводно-технические работы) Виктора Семенякина, студенты обследовали район морского дна у Сухой щели ещё в 1973, когда наткнулись на массивный металлический корпус самолёта.

Позже студенты смогли проникнуть в кабину, из которой на поверхность достали берцовую кость, пистолет ТТ, кусок планшета и прочее. Вскоре удалось установить эскадрилью и полк, к которому были приписаны машина и её экипаж. Ил-2 служил во 2-й авиаэскадрилье 8-го гвардейского штурмового авиаполка 11-й штурмовой авиадивизии ВВС Черноморского флота. Командиром экипажа был гвардии майор Кузнецов Виктор Фёдорович, а воздушным стрелком старший краснофлотец Решетинский Александр Васильевич. О них позже.



Над находкой студенты выставили буй. Губина в этом районе составляла 17-18 метров. О находке стало известно в горкоме партии. Партийные товарищи решили самолёт поднять, а штаб по подъёму возглавил секретарь горкома Владимир Клепиков. Коллега Виктора Семенякина Евгений Лаухин вспоминал, как ему позвонили из горкома и попросили поднять самолёт, при этом настаивали, чтобы все работы были завершены в месячный срок, дабы к сентябрьским праздникам (День города Новороссийска) сделать подарок городу-герою. Лаухин, мягко говоря, был в замешательстве. В горкоме слабо себе представляли ситуацию. Евгений на тот момент не знал ни состояния самолёта, ни точный район его местонахождения. Не мог он гарантировать и то, что машина не развалится на части ещё при подъёме. И вообще, есть ли смысл в подъёме самого самолёта (поднятие останков экипажа не ставилась под вопрос в принципе), кроме борьбы за чистоту водных ресурсов.

Чтобы ответить на эти вопросы, в Сухую Щель направился отряд АСПТР. Буйка на месте не оказалось. Связавшись со студентами, выяснили, наконец, где находится самолёт. Корпус Ил-2, покоящийся на глубине, разглядели сразу же. Он покоился на песчаном дне среди поросших водорослями каменных гряд. И сразу же обнаружили первую проблему. Половина боезапаса авиабомб не была израсходована, т.е. вполне логично предположить, что самолёт сбили непосредственно во время «штурмовки» наземных целей. Кстати, во время водолазных работ «по соседству» с нашим штурмовиком на глубине около 40 метров нашли немецкий «Мессершмитт».

Не имея опыта по обезвреживанию авиабомб Великой Отечественной войны, отряд АСПТР дал запрос на водолаза-сапёра. 8 августа 1974 года суда «Нахимовец» и «Водолаз-24» вышли к месту падения штурмовика. Уже на месте выяснилось, что сапёры, приданные отряду, не водолазы от слова совсем. Т.е. бомбы нужно было доставить сначала на палубу. Потребовались добровольцы. Поднять опасный груз взялись Георгий Яновский и уже известный нам Виктор Семенякин. После краткого инструктажа от сухопутных сапёров, решив, что Бог не выдаст – свинья не съест, водолазы пошли на глубину.

Как собственных детей, добровольцы поднимали бомбы на поверхность. Уже на палубе их накрыли брезентом и постоянно поливали водой. А на дворе, кстати, стояла невыносимая августовская жара. После работы сапёров принялись доставать сам самолёт.



Сразу после подъёма, хвост штурмовика хранился отдельно

Как назло, когда из-под воды появились крылья штурмовика, вдруг не выдержали тросы. Обошлось без пострадавших. Но водолазам пришлось повторно стропить боевую машину. Её подняли со второго раз, и мгновенно возникло сразу две проблемы. Во-первых, деревянный хвост машины пришлось отделить от корпуса, т.к. он был сильно повреждён. За ним водолазы были вынуждены спуститься отдельно. Во-вторых, а это главное, детальный осмотр штурмовика показал, что некоторая часть бомб отсутствовала, но израсходована над целью не была. Значит, притаилась где-то на дне, высыпавшись, когда машина врезалась в грунт.

Военком, следивший за ситуацией, дал приказ обследовать всё дно вокруг места падения и поднять взрывоопасный груз. Не успев осознать всю «радость» соседства с этими смертельными игрушками, водолазы снова сплюнули, постучали по дереву и пошли в воду. Работа прошла гладко и на этот раз. В итоге береговую полосу оцепили, все бомбы спустили на дно на приличном расстоянии от судов и подорвали.

Теплоход «Нахимовец» с закреплённым к борту самолётом направился в Новороссийск. Евгений Лаухин вспоминал, что стоило самолёт достать из морской воды, как его корпус буквально минут за 20 окислился и полностью поменял первоначальный цвет. После того как самолёт погрузили на причале на автоприцеп, его отвезли в музей под открытым небом «Оружие и боевая техника Великой Отечественной войны». Т.е. памятником Ил-2 стал далеко не сразу.





Некогда экспозиция музея "Оружие и боевая техника ВОВ" выглядела более внушительно, сейчас МО потерян навсегда

Вскоре до начальство дошло, что самолёт разрушается и скоро от корпуса не останется ничего. Было принято решение провести реставрационные работы силами судоремонтников. Более того, первоначально предполагалось, что самолёт будет храниться под колпаком из оргстекла для защиты от негативных явлений климата. Однако к сентябрю 1978 года, когда работы были окончены как раз к 35-летию освобождения Новороссийска, местные власти решили самолёт в экспозицию не возвращать, а поставить его как памятник на пьедестал на пересечении улицы Героев Десантников и проспекта Ленина.



29 марта 1980-го года на массивном постаменте был установлен отреставрированный Ил-2, а вот про защитный колпак как-то забыли. Сам постамент и вся архитектурная композиция была создана стараниями Гургена Наджаряна, тогда главного архитектора города.

Вернёмся к экипажу погибшего и обретшего новую жизнь Ил-2. В далёком 1943 году, в апреле, нацисты обрушились на Малую Землю со всей силой – в самом разгаре была нацистская операция «Нептун». Гитлеровцы спешили сделать подарок своему фюреру ко дню рожденья (20 апреля), сбросив десантников в море. Войска с «большой земли» оказывали плацдарму всю возможную поддержку, в том числе авиационную.

8-й гвардейский штурмовой авиационный полк, в котором и воевал Ил-2, тогда базировался на аэродроме в Геленджике. «Штурмовки» шли одна за другой, чтобы помочь десанту, находящемуся в критическом положении. 19 апреля в свой очередной полёт вышел экипаж майора Виктора Кузнецова. Ему и его воздушному стрелку Александру Решетинскому ставилась задача произвести штурмовку войск противника северо-восточнее посёлка Федотовка, что под Новороссийском. После начала штурмовки на Ил-2 набросились немецкие истребители. На базу машина не вернулась.

Виктор Фёдорович Кузнецов родился в 1912 году в Покровской Слободе (с 1931 город Энгельс) Саратовской области. В армию пошёл добровольцем, оставив дома маму Ольгу Александровну Кузнецову, жену Ольгу Михайловну и сына Александра. К страшным дням апреля 1943 года Виктор был уже кавалером ордена Красной Звезды и заместителем командира 2-й АЭ 8-го штурмового авиаполка. До боёв за Новороссийск Виктор сражался в небе над Севастополем и Керчью.

Его воздушным стрелком был уроженец Черниговщины, Олишевского района, села Ольшевка Решетинский Александр. Александру едва перевалило за 20 лет, с войны его ждала только матушка Дарья Николаевна.



Останки экипажа Ил-2, найденные на дне Чёрного моря, решили подзахоронить к уже существующей братской могиле, расположенной ныне на территории Государственного Морского университета имени адмирала Ф.Ф. Ушакова. Именно из-за того, что вплоть до 1974 года экипаж Кузнецов-Решетинский считался пропавшим без вести, поначалу мне пришлось столкнуться с ворохом донесений о безвозвратных потерях. И лишь значительно позднее я натолкнулся на Учётную карточку воинского захоронения 1254 воинов, среди фамилий которых и значился Кузнецов и Решетинский.



Над братской могилой в 1955-м году установлен памятник в виде 2-фигурной скульптуры воина и девочки с букетом цветов. Временной разрыв перезахоронения экипажа и создания самой братской могилы сказался на памятнике. Пришлось к уже существующим табличкам со списком похороненных бойцов добавить новые, отличные от изначальных таблички. Так случилось не только с экипажем Ил-2. Земля и море неохотно открывают нам имена павших.





К сожалению, то ли по криворукости, то ли ввиду вандализма, но скульптура воина лишилась автомата, что в оригинале был перекинут за плечо



Стоит отметить, что могила и памятник, некогда прибывавшие в позорном для «вышки» (как в Новороссийске называют университет им. Ушакова) состоянии, сейчас выглядят весьма прилично. И место выбрано, как мне видится, правильное – в паре сотен метров от знаменитого памятника Ил-2. Пускай и в несколько скрытом от посторонних глаз месте, но в месте тихом и спокойном под сенью деревьев маленькой аллеи. Ведь наши воины заслужили не только славу, они заслужили покой.
Автор: Восточный ветер


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 13

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. амурец (николай) 28 ноября 2017 06:50
    Спасибо! Очень интересно и познавательно. Спасибо за проделанную работу.Не менее интересно, чем про батарею Зубкова.
  2. Мур (Андрей) 28 ноября 2017 06:53
    Отличная статья.
    Спасибо за подробный разбор.
    Судя по фотографии памятника, забыли не только про защитный колпак, но и про остекление кабины. Или тоже вандализм?
    1. segamegament (Новоросс) 28 ноября 2017 11:57
      Давно уже кабина так и не остеклена, позорна закрыта "железом", но периодически появляются разные варианты "камуфляжей" на самолете, как говорится, на что денег хватило, после того как их выделенные на краску все расхитили. И так из года в год...
    2. Восточный ветер (Сергей Монах) 28 ноября 2017 16:30
      Фонарь кабины раздолбали в 90-е. Вандализм это или погодные явления, у нас тут пролетающий за окном кусок шифера не редкость, не так важно. Важно, что восстанавливать не спешили, а поставили убогий кусок какой-то жести красного цвета. Сейчас всё как надо установлено, наконец-то.
  3. XII легион (Цезарь) 28 ноября 2017 07:11
    Установка и сохранение памятников - важнейший государственный вопрос.
    А когда памятник - это реальная боевая машина, связанная с подвигом и жизнями людей, то это важно вдвойне.
    Поэтому важны такие статьи, содержательные и интересно написанные
  4. parusnik (Алексей Богомазов) 28 ноября 2017 07:32
    Некогда экспозиция музея "Оружие и боевая техника ВОВ" выглядела более внушительно, сейчас МО потерян навсегда
    ...Жаль...а помню , был...Спасибо, автору за интересный рассказ...
    1. пищак 14 декабря 2017 20:05
      Так, вроде ж, и в ленинградском музее "Дороги Жизни" экспонировавшийся "морской охотник", такой же деревянный МО-4, тоже сгнил под открытым небом?
  5. Авиатор_ (Сергей) 28 ноября 2017 20:26
    Спасибо за статью. Памятники 50-х годов особенно выразительные, нет схематизма 70-х и последующих годов. А может, это потому, что их делали люди, лично видевшие войну. Что с МО стало? Он же стальной, неужели на металл сдали?
    1. Восточный ветер (Сергей Монах) 29 ноября 2017 11:16
      Спасибо "святым 90-м". "Охотник" настолько проржавел, что ребятня, которая обожает полазить по такой технике (грешен и автор) начала проваливаться. Вместо того, чтобы провести реставрацию, его просто от греха подальше отправили на слом. "Охотник" стоял всего в сотне метров от моря, в агрессивной среде, а это значит, что необходима постоянная зачистка, грунтовка, а уже потом покраска. В то время в лучшем случае просто красили "на живую" - судьба "охотника" была решена давно...
      1. Авиатор_ (Сергей) 29 ноября 2017 19:28
        Очень жаль. Не было ухода за реликвией, а теперь вообще, наверное, ни одного экземпляра не осталось. Варварство.
  6. Стропорез (Рядовой ВДВ) 28 ноября 2017 20:29
    Спасибо за статью!!!
  7. faiver (Андрей) 29 ноября 2017 07:23
    Огромное спасибо за рассказ hi
  8. Captain Nemo (Nemo) 15 декабря 2017 22:12
    Вечная Слава погибшим в борьбе за свободу и независимость нашей Родины
Картина дня