Маршал де Рэ: лучший друг короля, ставший Синей Бородой

Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Рэ, маршал Франции, участник Столетней войны и соратник Жанны д’Арк считался настоящим героем своего времени. У него были и власть, и богатство. Но в короткий период де Рэ лишился этого. За свою жизнь он допустил лишь две ошибки, ставшие роковыми.

Сказка Перро

Знаменитый французский писатель Шарль Перро и его сын Пьер впервые опубликовал историю о злодее Синей Бороде в сборнике «Сказки матушки Гусыни». Эта книга появилась в 1697 году и мгновенно стала популярной. Дети всей Европы зачитывались интересными произведениями француза. Но особенно впечатляла одна история - о кровожадном злодее Синей Бороде.


Принято считать, что Синяя Борода появился не на пустом месте. Прообразом злодея стал один из выдающихся людей Франции, герой Столетней войны и соратник знаменитой Жанны д’Арк. Но в одночасье из положительно персонажа он превратился в отрицательного. Только представьте, маршала Франции обвиняли по сорока семи пунктам! А на костер его повели как еретика, убийцу детей и колдуна.

Но прежде чем распутывать клубок злодеяний де Рэ, - небольшое отступление. Большинство филологов, исследовавших европейские сказки, считают, что Синяя Борода – персонаж собирательный. В его появлении сыграли роль как минимум два человека. А барон лишь завершил формирование образа литературного злодея. Точнее, даже не сам де Рэ, а суд над ним и казнь. По прошествии времени они наложились на более старый сюжет, пришедший то ли из французской Бретани, то ли из кельтских областей Британии. Ведь в тех краях давным-давно существовала легенда о кровожадном графе Кономоре. В сказке он женился на Трефинии. Причем сначала отец девушки не хотел этого брака и отказал «по причине чрезвычайной жестокости и варварства, с которыми тот обращался с другими своими женами, которых, как только они становились беременными, приказывал убивать самым бесчеловечным образом». Так о поведении графа говорилось в «Жизнеописании святых Бретани». Но так или иначе, Кономор сумел добиться своего. При аббате, ставшим свидетелем, граф торжественно поклялся, что с новой женой будет вести себя достойно. Как оказалось, – обманывал. Стоило Трефинии объявить мужу о беременности, как он мгновенно изменил свое отношение к ней. О Кономоре ходили легенды, будто он поклонялся какому-то древнему языческому богу, требовавшему в жертву именно беременных женщин. Поэтому Трефиния не сумела избежать печальной участи: граф и ее убил. Но дальше произошло то, чего он никак не ожидал. Жена восстала из мертвых и покарала Кономора за все тяжелые грехи. А сама стала святой.

Эта легенда весьма напоминает сказку Перро о Синей Бороде. А в то время, когда жил барон де Рэ, история о Кономоре являлась распространенной. И в дальнейшем два сюжета слились воедино. Поэтому у Перро маршал Франции убивал именно жен, а не детей. А ведь именно в их смерти обвиняли героя Столетней войны.

Вот так Шарль описывал внешность злодея: «Жил-был человек, у которого были красивые дома и в городе, и в деревне, посуда, золотая и серебряная, мебель вся в вышивках и кареты, сверху донизу позолоченные. Но, к несчастью, у этого человека была синяя борода, и она делала его таким гадким и таким страшным, что не было ни одной женщины или девушки, которая не убежала бы, увидев его». С самого начала становится понятно, что борода – некий знак, который и символизирует зло. Настоящий де Рэ тоже носил бороду. Так что словесным портретом Перро сделал намек на прототип.

Любопытно вот еще что: во времена писателя почти все разрушенные замки близ Нанта считались бывшими владениями де Рэ. А местные жители рассказали ему одну интересную легенду. Однажды мимо владений барона проезжали граф Одон де Тремеак и его невеста Бланш де Лерминьер. Де Рэ пригласил их в гости. Едва пара оказалась в замке барона, Жиль приказал посадить графа в темницу. А Бланш он предложил руку и сердце. Перепуганная девушка, конечно, отказалась. Но барон был упрям. Он схватил ее и отнес в ближайшую церковь, где поклялся, что «навсегда отдаст ей душу и тело», если она станет его женой. Такая клятва произвела на Бланш сильное впечатление, и она согласилась. Но в тот же миг де Лерминьер превратилась в дьявола, что интересно, синего цвета. Он рассмеялся и сказал: «Теперь ты в моей власти». После этого борода у барона стала синего цвета. А дьявол продолжил: «Теперь ты не будешь Жилем де Лавалем. Тебя будут звать Синяя Борода!»

Вот так герой войны с англичанами стал главным злодеем всей Франции. А синяя борода – это печать нечистой силы.

Так что же такого ужасного натворил барон?

Путь к славе

Точно неизвестно, когда Жиль де Рэ появился на свет в замке Машкуль на границе Бретани и Анжу. Принято считать, что наиболее вероятной датой его рождения является 1405 год. Де Рэ относился к старинному и знатному роду, который дал Франции более десятка маршалов и несколько коннетаблей.

Как складывалось детство барона, неизвестно. Никаких свидетельств об этом не сохранилось. Впервые он «всплывает» в одиннадцатилетнем возрасте. Тогда его отец Ги де Лаваль, барон де Рэ, погиб. Как это произошло, история опять же умалчивает. По одной версии, де Лаваль сложил голову в каком-то из сражений, по другой – с ним расправился на дуэли давний враг. Матери Жиль и его младший брат Рене лишились еще раньше. Опеку над детьми взял дед Жан де Краон. По сохранившимся сведениям можно сделать вывод, что де Краон потратил много сил, времени и денег, чтобы дать внукам хорошее образование. Причем основной упор делал не на воинских предметах, как было принято в то время, а на гуманитарных и точных науках. Вложения деда окупились сторицей. Когда Жиль вырос, он тратил огромные деньги на пополнение своей библиотеки и покупку старинных предметов. Не обошлось, конечно, и без обязательных дворянских атрибутов того времени: Жиль прекрасно фехтовал и любил выезжать на охоту.

Любопытно вот еще что: точно известно, что барон де Рэ был женат всего один раз. Его избранницей стала Катрин, внучка виконта де Туара. Благодаря этому браку Жиль получил в качестве приданого несколько миллионов ливров, а также земли в Пуату вместе с замком Тиффож. Кстати, эта крепость впоследствии сыграет значимую роль в жизни барона. В браке у Жиля родился всего один ребенок – дочь Мари де Лаваль.

И если на жену барон особенно не обращал внимания из-за постоянных важных дел, то для своей главной любви – денег – время находил всегда. Огромными финансовыми возможностями де Рэ распоряжался ловко и умело. Например, он всячески поддерживал молодого наследника престола принца Карла Валуа. И благодаря такому покровительству сумел заполучить вожделенное место в его свите.

Интересно: дофин и барон являлись почти ровесниками. Вот только принца не отличала финансовая благоразумность. Молодость и высокий статус обязывали его жить на широкую ногу. Он обожал пафосные и помпезные балы, а также не менее эпатажные выезды на охоту. Такой нагрузки не мог выдержать даже вроде бы бездонный кошелек принца. К тому же, перспектива престола для Валуа являлась туманной. В те неспокойные времена чуть ли не половина Франции находилась под сапогом англичан и их верных «псов» - бургундцев. Ту же часть страны, оставшуюся свободной, контролировали местные феодалы, которые, конечно, не жаждали делиться с кем-либо властью. В общем, у принца была незавидная участь. Он держал лишь несколько городов в долине Луары. При этом опасался покидать свою резиденцию – замок Шишон. Карлу повсюду мерещились предатели, шпионы и убийцы, желавшие его смерти.
Но дальновидный барон де Рэ сделал ставку именно на Карла Валуа. Он понимал, что принц с его помощью станет королем. Нужно было лишь проявить мудрость, терпение, а также предоставить ему финансовое плечо.
Маршал де Рэ: лучший друг короля, ставший Синей Бородой

Герой Франции

Жиль де Рэ являлся потомком знаменитого военачальника Бертрана Дюгесклена, погибшего в 1380 году. При жизни Дюгесклена прозвали грозой англичан, и де Рэ мечтал о славе своего героического предка.

Поэтому Жиль не жалел денег на вооруженные отряды. Вместе с ними он с 1422 по 1429 годы совершал удачные вылазки в тыл врага. Помимо богатой добычи де Рэ сумел также захватить несколько замков. Но его звездный час настал во время сражений под Орлеаном и Жаржо. Здесь барон бился рука об руку с Жанной д’Арк. Военные успехи двадцатипятилетнего де Рэ не могли остаться незамеченными. И он стал самым молодым маршалом в истории Франции. Конечно, хватало у него и завистников. Они утверждали, что Карл Валуа сделал его маршалом в знак благодарности за колоссальную финансовую поддержку. Но ставить под сомнения военные успехи Жиля все же никто открыто не решался: себе дороже.

В мае 1429 года, после победы под Орлеаном, война с англичанами стала меняться в пользу французов и Карла. И уже в июле принц отправился в Реймс для коронации. Надо сказать, Реймс – священное место для всех французских монархов. Ведь именно здесь они получали корону еще с 498 года.

И тут барон де Рэ совершил первую в своей жизни стратегическую ошибку: раньше срока поверил в победу. Ведь у него не оставалось сомнений, что власть никуда не денется от Карла. А значит, новоиспеченному монарху пора было напомнить про многочисленные долги. Но Карл отреагировал на слова друга агрессивно. Корона напрочь выветрила из головы молодого монарха историю дружбы с бароном. Карл свято верил, что сумел получить власть без чьей либо помощи. А раз так, то и удержать ее способен в одиночку. Поэтому маршал тотчас же угодил в опалу и был изгнан с королевского двора.

Из героя в колдуна

Карл в 1433 году отправил де Рэ в отставку. Произошедшее сильно ударило по барону. Он заперся в замке Тиффож и увлекся книгами по алхимии. В этой загадочной и таинственной науке Жиль видел единственную возможность спасения от неумолимо приближающегося банкротства. Ведь после предательства короля его финансовое благополучие оказалось под вопросом. А изменить ситуацию за счет выплаченного долга он не мог.

Видимо, находясь в совершенно безвыходном положении, де Рэ принял решение, которое впоследствии его и уничтожило. В 1436 году Жиль распахнул двери своего замка для Людовика – нового наследника престола. Причем встретил его чрезмерно радушно, как будущего короля и старого друга. Барон де Рэ тогда и не подозревал, что Людовик уже начал плести сеть интриг против отца. А его визит в Тиффож вызван лишь желание на время спрятаться от разъяренного монаршего родственника. Не знал Жиль об их вражде, соответственно, не понял вовремя, что прием дофина забьет последний гвоздь в крышку его гроба… Ведь та «проверка», с которой якобы приехал Людовик, была лишь хитрой уловкой. Таким образом принц убил сразу двух зайцев: спрятался от отца и подставил под удар его возможного союзника. Ведь, как известно, для достижения заветной цели нужно подстраховаться на всех фронтах.

Когда Карл узнал, что его бывший соратник прятал у себя опального дофина, стал действовать стремительно. Он считал, что Жиль предал его и решил отомстить путем дворцового переворота, сделав ставку на молодого принца. Гайки были закручены максимально сильно. Чтобы выжить, барону пришлось начать закладывать свое имущество… И вдруг король распорядился ввести ограничения на коммерческие операции де Рэ. Проще говоря, барон уже не мог продавать свои замки. Это стало началом конца.

В панике Жиль старался найти выход. Но в его представлении он был лишь один: добиться результатов в изучении алхимии. Лишь с помощью превращения свинца в золото можно было спастись от неминуемого банкротства. Личный алхимик барона де Силле получил приказ заниматься только этой наукой и не тратить время на другие «проекты». Под лаборатории для опытов был полностью перестроен весь первый этаж замка Тиффож. Последние деньги барон с фанатичным упрямством тратил на своего алхимика и покупку «колдовских» ингредиентов. Например, мышьяка, зубов акулы, ртути…

Но время шло, деньги кончались, а результата все не было. В приступе безумства де Рэ выгнал из замка своего алхимика и позвал нового – Франческо Прелати. В отличие от де Силле, который честно пытался найти рецепт получения золота и был предан своему хозяину, итальянец являлся профессиональным шарлатаном. Воспользовавшись подавленным и разбитым состоянием де Рэ, он сумел убедить бывшего маршала Франции в своей уникальности. А «добил» его признаниями в колдовстве и тем, что держит ручного демона по имени Баррон. И благодаря адскому зверю у него есть доступ к миру мертвых, которые делятся с ним мудростью и всячески прислуживают.

В то время барон уже плохо соображал и вряд ли понимал, что покровительство Прелати являлось страшным преступлением. Поскольку речь уже шла о делах, которые находились под контролем у инквизиции. А инквизиторам было все равно, кто уличен в ереси: нищий крестьянин или соратник Орлеанской девы.

Вскоре Прелати и де Рэ поменялись местами. Теперь колдун хозяйничал над бароном. Чем именно шарлатан занимался на первом этаже замка, доподлинно не известно. Однако вскоре все окрестности кишели самыми разнообразными слухами. Причем одни домыслы были страшнее других. Об ужасах, происходящих в Тиффоже, вскоре узнал и герцог Бретонский, ведь именно его вассалом являлся де Рэ. Собрав отряд из нескольких сотен солдат, он направился к замку, чтобы выяснить, чем же таким противозаконным занимается Жиль.

Главный злодей Франции

В конце августа 1440 года в кафедральном соборе епископ Нантский Жан де Малеструэ выступил с проповедью. В своей речи он рассказал прихожанам о тех ужасах, которые довелось увидеть ему и герцогу Бретонскому в замке барона. Епископ говорил, что знатный дворянин совершал преступления «против малолетних детей и подростков обоего пола». Также он потребовал не молчать, если кому-то что-то известно о деятельности барона. Жан де Малеструэ говорил так проникновенно, что ни у кого из прихожан не появилось даже мысли, что он может обманывать. Дело в том, что никаких серьезных и основательных улик против де Рэ во время обыска его замка обнаружено не было. Да и с исчезновением детей было не все так гладко. Связать с владениями маршала смогли лишь одно исчезновение ребенка, произошедшее за месяц до этих событий. Поскольку прямых доказательств не было, скорее всего, враги де Рэ воспользовались удобным случаем, чтобы раз и навсегда разделать с ним.

Не откладывая дело в дальний ящик, Жан де Малеструэ рассказал обо всем отцу Жану Блуэну, главе инквизиционного трибунала Бретани. Тот, в свою очередь, сработал также оперативно. И уже через несколько дней против де Рэ был составлен обвинительный акт, включающий в себя аж сорок семь пунктов. Барон обвинялся в человеческих жертвоприношениях исчадию ада, колдовстве «с применением специальных технических средств», убийствах малолетних детей, совершенных с изощренной жестокостью, а также в сексуальных извращениях. Этот акт Блуэне отправил главному инквизитору Франции Гийому Меричи и герцогу Бретонскому. А в сентябре Жиля де Рэ вызвали в епископальный суд для дачи показаний. Барон был ошарашен таким списком обвинений, но избежать встречи с инквизицией не мог. Хотя и понимал, что ничего хорошего его там не ждет. И если обвинение в пропаже детей не было подкреплено хоть какими-либо весомыми доказательствами, то о его занятиях колдовством знала вся округа. Торговцы редкостями, конечно же, подтвердили, что барон скупал за бешенные деньги «колдовской товар». Такое церковь не прощала никому. И надеяться на ее благосклонность из-за давнишних ратных подвигов де Рэ не мог.

Варианты спасения у него отсутствовали. Можно было, конечно, тайно явиться в Париж и молить короля Карла VII о помощи, припомнив ему истории дружбы и предательства. Но де Рэ не стал этого делать. Видимо, понимал, что король скорее придумает новые пункты обвинений, нежели поможет.

И барон согласился явиться на заседание в назначенный час. И если он еще сохранял хотя бы видимость спокойствия, то его приближенные хладнокровием не отличались. Друг маршала, Роже де Бриквилль, вместе с бывшим главным алхимиком де Силле неожиданно исчезли. Тотчас поползли слухи, что они пустились в бега, чтобы избежать наказания за свои злодеяния. Прокурор Бретани Гийом Шапейон распорядился объявить беглецов в розыск.

Исчезновение двух приближенных барона позволило Шапейону на законных основаниях посетить замок де Рэ. Визит оказался для прокурора более чем удачным. Давления не выдержали алхимик Прелати (который почему-то не отважился на побег, хотя ему грозил костер инквизиции) и оба телохранителя барона – Гриар и Корийо. Их арест являлся первостепенной задачей, ведь они являлись ближайшими людьми де Рэ. А значит, могли рассказать много интересных и важных подробностей.

Ни шарлатан, ни телохранители выгораживать хозяина не стали. На суде, который прошел в Нантской ратуше, они дали исчерпывающие показания. Любопытно, что на заседание допускали всех желающих, а о признаниях сподвижников барона было объявлено во всех городах Бретани.

Во время слушания, на котором присутствовал и сам барон, зрители демонстративно пытались прорваться сквозь ряды стражников, чтобы плюнуть в де Рэ или кинуть в него камень. Барон держался с достоинством, слушая признания алхимика и своих телохранителей.
Прелати под присягой рассказал, что его хозяин кровью подписал договор с демоном Барроном, по которому обязывался приносить человеческие жертвы исчадию ада. Взамен Баррон пообещал подарить маршалу три дара: власть, богатство и всеведение. Прелати также признался, что де Рэ сначала пытался откупиться от демона птицами и животными, но тот требовал именно крови малолетних детей.

Кстати, на судебное разбирательство привели и пойманного алхимика де Силле. Тот поведал, что его бывший хозяин всячески издевался над детьми, обожал дьявольские эксперименты и являлся настоящим еретиком.

Затем настала очередь выступать свидетелям. Безутешные родители, захлебываясь слезами, наперебой твердили о своих детях, которые исчезали, едва стоило им оказаться во владениях злодея. На вопрос: «Для чего их туда отправляли?», ответ был один: «Просить милостыню».

Потом выслушали телохранителей. Они признались, что де Рэ собирал коллекцию из детских черепов. Хранилась она в особой комнате, куда барон запрещал кому-либо заходить. Когда им заинтересовалась инквизиция, телохранители по приказу де Рэ собственноручно уничтожили эти головы, чтобы замести следы. Поэтому их и не обнаружили во время обысков.

Но барон не сдавался. Он продолжал говорить о своей невиновности и требовал адвоката. Кстати, в защитнике ему постоянно отказывали, ссылаясь на тяжесть преступлений. В конце концов, де Рэ заявил, что добровольно пойдет на виселицу, поскольку его специально хотят обвинить в ереси, не предоставляя веских улик. А показания свидетелей – ложь, выбитая из людей пытками инквизиторов. Поведение барона возмутило Нантского епископа. И он отлучил де Рэ от церкви и приказал пытать его, чтобы «побудить прекратить гнусное запирательство».

Жиля де Рэ привязали к деревянной решетке и начали растягивать, как на дыбе. Таких издевательств никто не выдерживал. Сдался и барон. Он во всем признался и покаялся. После пытки еле живой маршал Франции преклонил колени перед епископом и попросил вернуть его перед смертью в лоно церкви. Затем публично рассказал о сговоре с дьяволом и об убийствах детей. Он даже назвал число жертв – более восьмисот. Но инквизиция посчитала, что так много трупов ни к чему. Барону разрешили сознаться в убийстве ста пятидесяти детей…

В конце октября 1440 года барона еще раз отлучили от церкви за «столь тяжкие прегрешения против догматов веры и законов человеческих, что невозможно человеку и вообразить их». Затем на костер отправились алхимик де Силле и телохранители. А поскольку де Рэ покаялся и примирился с церковью, его решили перед сожжением задушить. Все-таки отправлять на костер живого маршала Франции и соратника Жанны д’Арк было слишком даже для инквизиции.

Казнь состоялась 26 октября 1440 года на площади возле Нантского кафедрального собора. Палач задушил барона, а потом поджег хворост под телом. Но буквально через несколько секунд бездыханного де Рэ передали родственникам. Надо сказать, запуганная инквизицией родня не стала хоронить его в фамильном склепе. Жиля де Рэ «спрятали» под безымянную плиту в кармелитском монастыре, находящимся на окраине Нанта.

Тот факт, что барона оклеветали и подставили, подтверждается «сыростью» дела. Многочисленные нестыковки в обвинениях, показания свидетелей, полученные во время пыток, запрет на адвоката - все это говорит о том, что кто-то из сильных мира сего целенаправленно постарался избавиться от де Рэ. Карл ли это или Людовик – узнать уже не получится. Поводы были у обоих. Первый не хотел возвращать огромный долг. А второй – боялся его заступничества при возможном дворцовом перевороте.

Кстати, итальянский алхимик – единственный, кто сумел отделаться, что называется, легким испугом. Его почему-то приговорили не к смертной казни, а к тюремному заключению. Откуда он вскоре сбежал и благополучно скрылся на просторах Европы. Выглядит весьма и весьма подозрительно.

***

В 1992 году французские ученые сумели добиться нового судебного разбирательства над бароном Жилем де Рэ. «Посмертный суд» проходил в сенате Французской республики. После изучения всех сохранившихся документов, которые были найдены в архиве инквизиции, трибунал постановил: полностью оправдать де Рэ. А тот суд признать незаконным и фальсифицированным. Справедливость восторжествовала спустя 552 года. Но в сказке и народной памяти Жиль де Рэ, наверное, навсегда останется ужасным злодеем по имени Синяя Борода.
Автор:
Павел Жуков
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. XII легион Офлайн
    XII легион 29 ноября 2017 07:25
    +16
    Личность интересная
    Возможно герой и преступник в одном флаконе, а может жертва системы?
    Спасибо!
    1. kalibr Офлайн
      kalibr 29 ноября 2017 07:30
      +2
      Вы вот это обязательно прочитайте: Жанна д’Арк, как PR-проект своей эпохи
      1. XII легион Офлайн
        XII легион 29 ноября 2017 07:33
        +17
        Хорошо.
        Без PR никуда - что тогда, что сейчас
  2. parusnik Офлайн
    parusnik 29 ноября 2017 07:47
    +5
    Очень хороший советский мульт "Очень Синяя борода" по сюжету , современный детектив расследует не распутанное преступление герцога Синяя Борода https://youtu.be/Ps8iZeLTLgo
    1. avva2012 Офлайн
      avva2012 29 ноября 2017 07:51
      +4
      Да, мультфильм, замечательный, особенно, концовка. good "Алло, дорогая....сейчас, я приеду...." laughing
      1. parusnik Офлайн
        parusnik 29 ноября 2017 07:59
        +3
        Умели же делать...И музыка и актеры которые озвучивали..
        1. avva2012 Офлайн
          avva2012 29 ноября 2017 08:06
          +3
          Причем, смысл абсолютно другой, современный получился. Пока мужчины заняты своими, ну очень важными игрушками, "бедные" женщины, совсем без внимания чахнут. laughing
          1. parusnik Офлайн
            parusnik 29 ноября 2017 08:07
            +3
            А главное жизненно... wink
            1. avva2012 Офлайн
              avva2012 29 ноября 2017 09:27
              +2
              Да, уж, из последних сил борода из индиго, обратно становится пегой. laughing
    2. Монархист Офлайн
      Монархист 29 ноября 2017 12:20
      +1
      Никогда не видел,а а поэтому обязательно найду и посмотрю
      1. parusnik Офлайн
        parusnik 29 ноября 2017 13:35
        +1
        Рекомендую...не пожалеете...
  3. Cartalon Офлайн
    Cartalon 29 ноября 2017 08:59
    +3
    Очень хорошая статья о пользе пыток при допросе.
    1. Микадо Офлайн
      Микадо 29 ноября 2017 10:38
      +4
      "Шурик, Вы комсомолец? Это же не наш метод!" laughing
      Автору моя благодарность! Скажем так: отдельное направление на разделе "история" с неизбитым интересным материалом! hi
  4. Monster_Fat Офлайн
    Monster_Fat 29 ноября 2017 09:43
    +7
    О! как напоминает историю Cаркози и Каддафи.... "Настоящий полковник" тоже помог деньгами своему "французскому "другу".... И где, теперь "настоящий полковник".... Да,...история любит повторяться....
  5. voyaka uh Офлайн
    voyaka uh 29 ноября 2017 10:56
    +1
    Ну вот. Еще один серийный убийца и сексуальный маньяк оправдан.
    Ведь он - герой Франции, воевал вместе с Жанной Д-Арк.
    А политикам и героям надо прощать такие мелочи, как убийства
    и изнасилования детей.
    Кто следующий?
    1. Кот Маркиз Офлайн
      Кот Маркиз 29 ноября 2017 11:07
      +5
      А еще, он- "пил кровь христианских младенцев".... Ничего это, не напоминает? Вы там были и все знаете,? лично все видели? и верите в "честный и непогрешимый" суд инквизиции?
      1. avva2012 Офлайн
        avva2012 29 ноября 2017 11:23
        +2
        "Если раньше Жиль де Рэ и сам признавал за собой такую «слабость», как противоестественную любовь к детям, то показания его телохранителей раскрыли подлинное содержание этой самой мрачной страсти французского героя". https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/160242
        Википедия, конечно, судить сложно, что там правда, а что досужий вымысел, но почитайте, если интересно (желательно на голодный желудок).
        1. Кот Маркиз Офлайн
          Кот Маркиз 29 ноября 2017 12:51
          +2
          На "дыбе" "признаетесь" в том, чего никогда и не было... wink
          1. avva2012 Офлайн
            avva2012 29 ноября 2017 14:41
            +2
            Прочтите. Дополнительно, не известно, но хоть и алхимия была разрешена, но ходил по краю, а геомантия, вообще, была под запретом. Так, что сам себе наскреб.
    2. Cartalon Офлайн
      Cartalon 29 ноября 2017 12:52
      +3
      Ух ты представитель богоизбранного народа, выражает одобрение святой инквизиции, куда мир катиться belay
      1. Кот Маркиз Офлайн
        Кот Маркиз 29 ноября 2017 13:24
        +4
        Меня "это" тоже крайне удивило, так как инквизиция предала всех евреев анафеме как убийц Христа. поклоняющихся "золотому тельцу" и пр и пр и в числе обвинений было и то, что они, дескать, используют "кровь христианских младенцев" для приготовления ритуальной еды и для своих религиозных обрядов". А сейчас смотри ты-обвинения инквизиции, признания выбитые пытками, оказываются могут быть "правдой". Прямо достойные ученики Вышинского, который говорил, что "признание-основа доказательства обвинения. Если есть "признание", значит обвинение считается доказанным...."
        1. voyaka uh Офлайн
          voyaka uh 29 ноября 2017 14:22
          +2
          Почти все крупные уголовные и политические дела в то время переводили
          в разряд религиозных (приплетая дьявола). И ими занимался суд Инквизиции.
          Маньяки, садисты и убийцы в те времена существовали, как и сейчас.
          Феодализм давал широкие возможости для издевательств над беззащитными
          слоями населения. Поэтому среди процессов Инквизиции бывали как политически
          заказные, сфабрикованные, так и реальные. Как и среди процессов 30-х годов в СССР,
          (Вы сами упомянули Вышинского, я Вас за язык не тянул).
          1. Микадо Офлайн
            Микадо 29 ноября 2017 17:03
            +3
            а сейчас набегут "коммунисты" и объяснят обоим, что Вышинский - сакрален laughing хотя он всего лишь фигура своего времени, высший юрист. Но не стоит забывать, что он судил и нацистских преступников. soldier
            1. avva2012 Офлайн
              avva2012 30 ноября 2017 02:44
              +3
              Коммунисты, в основном, материалисты, за редким исключением. Так что, никаких сакральностей laughing . А Вышинский, в том образе, что его представляют с 90-х, очередной либеральный демон, ими же со страха нафантазированный. Ничего к реальному Вышинскиому, эти фантазии, не имеют.
              1. Микадо Офлайн
                Микадо 30 ноября 2017 11:41
                +2
                очень интересно почитать и протоколы допросов, и вообще документы тех лет. Вечером скину в личку ссылкуhi
            2. tomket Офлайн
              tomket 2 декабря 2017 00:56
              0
              Цитата: Микадо
              а сейчас набегут "коммунисты" и объяснят обоим, что Вышинский - сакрален хотя он всего лишь фигура своего времени, высший юрист

              Ну да)))) Вышинский выписывал ордер на арест дедушки Ленина)))))))
  6. Стирбьорн Офлайн
    Стирбьорн 29 ноября 2017 11:08
    +1
    Статья интересная, автору спасибо! good
  7. Монархист Офлайн
    Монархист 29 ноября 2017 12:23
    +2
    Цитата: Monster_Fat
    О! как напоминает историю Cаркози и Каддафи.... "Настоящий полковник" тоже помог деньгами своему "французскому "другу".... И где, теперь "настоящий полковник".... Да,...история любит повторяться....

    Только зачастую в виде кровавого фарса
  8. Rey_ka Офлайн
    Rey_ka 29 ноября 2017 13:51
    +2
    По ходу англо саксы и тут руку приложили. надо же как то оболгать героя войны с ними!?
  9. Монархист Офлайн
    Монархист 29 ноября 2017 14:05
    0
    Жиль же Их ЛИЧНОСТЬ не однозначная ,а поэтому истина, где-то"между ног". Судите сами:1во Франции в ту пору даже подобия порядка не было и крупные феодалы:" всяк по своему сума сходил" поступали как хотели,а он типичный федал. Он имеет крупную сумму денег и как азартный игрок делает ставку на выигрыш" новый король" . 2 он поддерживает Жару д,Арк и ,когда многие ее предали( по разным причинам)он,отдадим должное его порядочности,был до конца ей верен. Он собрал отряд отчаянных молодцов и хотел отбить Жару,но не успел.3. когда он считал,что "поймал Фортуны" и вел себя соответственно,а король не спешит отдавать деньги. Вот Жиль и решил пополнить кошелек,а каким путем...Нашлись" доброжелатели" и настучали Герцена и пошло и поехало. В ту пору еще Жару не оправдал королевский трибунал и это тоже было против него.
    Где-то я встречал информацию,что недавно нашли захоронение детских черепов( около 10?) Как раз там,где когда-то был замок Жилы де Рэ. Что это совпадение или"нет дыму без огня"?
  10. nnz226 Офлайн
    nnz226 29 ноября 2017 23:09
    +2
    "Еретик всякий, кого хочется сжечь!" - шутка инквизиторов...
  11. Weyland Офлайн
    Weyland 29 ноября 2017 23:12
    +1
    Процессы и Жанны, и ее верного друга Жиля провели по одной схеме. Но Жанне посмертно повезло больше: ее реабилитировали всего через 25 лет, а Жиля - аж через 552...
    Похожая история была и с двумя другими друзьями - Штефаном чел Маре и Владом Цепешем: Штефан теперь святой, а Дракула....
  12. Антарес Офлайн
    Антарес 1 декабря 2017 00:50
    0
    Резонансное дело в тот темный век. Если все понимали что Жанну больше по политическим мотивам предали суду и пытались оформить "информационный проигрыш Франции" уничтожив идею борьбы против Англии. Но трансляция через церкви мало что дало англичанам. Тем более судили сами же французы под давлением англичан.
    З "Жилем де Рецем" ситуация была другой. Внутренняя распря вылилась в резонансное дело, превратившись в легенды, сказки и прочее народное творчество.Политика+деньги+религиозные преследования это дикий коктейль. А народу дали сказку о маньяке. Да еще и признание на дыбе.