«Крепость» Андрея Зубкова. Часть 6. Кладбище капитана Немо (фоторепортаж)

Впервые понятие «кладбище капитана Немо» (кроме всемирно известного первоисточника) по отношению к погосту, на котором хоронили погибших бойцов батареи Зубкова, было упомянуто в сборнике рассказов Аркадия Первенцева «Гвардейские высоты». Но автором этого понятия военкор не является. Он лишь процитировал одного из краснофлотцев, который в это ужасное время читал произведения Жюля Верна. Оторванному от всего мира, увы, безымянному бойцу батарея казалась Наутилусом, с которого они сходят, чтобы похоронить павших друзей.




Кладбище располагается непосредственно на территории мыса Пенай, вдалеке от опасных огневых позиций батареи. Хоронить товарищей в другом месте было невозможно. Гитлеровцы мало того, что взрыли бомбами и снарядами каждый метр батареи, так ещё и грешили перелётами. Естественно, командир не хотел, чтобы после очередного попадания разрыло могилы и накрыло бойцов истлевшими останками их товарищей.

Пенайский мыс как раз подходил для «батарейного» кладбища. Достаточно удалён от позиций артиллеристов, но не настолько, чтобы подвергнуть опасности живых бойцов во время пути. Редкая оставшаяся в живых растительность Пеная, в отличие от лунного ландшафта позиций батареи, незначительно, но всё же маскировала передвижение гарнизона во время похорон. Во время войны кладбище было огорожено тёсом и проволокой. Из-за постоянных боевых действий краснофлотцы порой не могли дать даже прощальный салют по своим товарищам. Зато говорили их орудия, говорили громко.



Могилы, естественно, были разрозненными. И, по сути, часть мыса Пенай остаётся кладбищем, несмотря на то, что в данный момент «батарейное» кладбище это два скромных обелиска с именами погибших за не менее скромной оградкой. Легче всего добраться до погоста через подземный переход, к нему ведёт мощёная камнем тропа, уводящая прочь от автострады в сторону морского берега.







Сейчас эти обелиски окружены зарослями дубняка, можжевельника, шиповника, кизила и держи-дерева. Рёв трассы до этого места едва долетает. Воздух свеж и чист, иногда можно различить умиротворяющий шум прибоя, который растворяется в буйной растительности. Здесь ничего не говорит о масштабах жесточайших боёв Великой Отечественной войны.





За металлической оградкой зелёного цвета на обелисках выгравированы имена не только артиллеристов Зубкова, но и имена моряков-зенитчиков 2-й батареи 30-го севастопольского дивизиона. За «батарейным» кладбищем находится могила Аллы Николаевны Бойко. Судя по годам, она была совсем девочкой, смерть настигла её в 1949 году. Почему могила находится здесь, мне неизвестно. Однако, это ещё одно подтверждение, что Пенай это всё же кладбище и использовался именно в этом качестве длительное время. Ведь через это место проходили колонны раненых и беженцев с 1942-го года. На близлежащей трассе разыгрывались трагедии тех, кого не успевали доставить в геленджикский госпиталь, и тех, кого настиг обстрел прямо на шоссе.





Если пройти по тропе далее, то вы спуститесь к морю. Точно также как это делал сам Зубков в 42-м и 43-м годах. К сожалению, мыс Пенай слишком заманчивое место для недалёкого обывателя. Встречаются стоянки любителей шашлыка и выпивки. Учитывая то, что здесь, как не переноси обелиски, кладбище, было неприятно смотреть на эту картину.

Однако Пенайский мыс скрывает от посторонних глаз не только братскую могилу артиллеристов и зенитчиков. Стоит вернуться на трассу «Дон» и пройти метров 350 в сторону Кабардинки, как вы встретите небольшую заасфальтированную дорогу, сворачивающую вправо к морю. Если свернуть, то буквально через пару метров вы наткнётесь на уникальный, несмотря на свои небольшие размеры, памятник. Это памятник морякам-гидрографам, погибшим в боях за Новороссийск. Не так часто услышишь упоминание об этих скромных трудягах нашего ВМФ, хоть гидрографической службе 13 октября сего года исполнилось 190 лет со дня основания.









Памятник выполнен изящно и оригинально – на небольшой стеле установлен судовой фонарь, который по счастью придурковатая публика ещё не разбила. На внешней стороне стелы красуется флаг гидрографической службы ВМФ СССР, а чуть ниже выгравированы имена погибших моряков (я не стал убирать венок и лишь аккуратно переписал имена павших):

Ст. л-т Алексеев П.С.
Ст. 2 ст. Алымов П.И.
Ст. м-с Балакин П.С.
Матрос Василяка И.Г.
Ст. 1 ст. Згода А.П.
Матрос Иванов Е.И.
Ст. 1 ст. Клынин В.Н.
Матрос Коваленко А.И.
В/н-ный Митлин Л.М.
Ст. 2 ст Нестеров М.И.
Ст. л-т Таран М.А.
Ст. л-т Твердохлебов А.Ф.
Ст. м-с Челокьян П.С.
Ст. м-с Шереметьев М.И.
Ст. л-т Шелкунов Ф.И.


Здесь, несмотря на более близкое соседство федеральной трассы, также спокойно, а буйная растительность говорит о мире, обволакивает покоем, самой жизнью. Ведь именно за продолжение жизни и за сам мир дрались наши бойцы Великой Отечественной войны.
Автор:
Восточный ветер
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти