«Металл войны»: с острова Кипр в Египет

Очень часто приходится встречать на ВО вопросы типа: «А откуда ученые это знают?» или ещё хуже – «Они это придумали!». Между тем существует целый ряд исторических дисциплин, которые снабжают историков нужной им информацией. Они так и называются: «вспомогательные исторические дисциплины». Их много, но сегодня речь пойдет о тексте, поэтому назовем лишь три. Это эпиграфика, которая изучает те надписи, что сделаны на твердых материалах, например, камне, металле и т.д. (обычно это надписи, содержащие современные тому времени сведения). Палеография - историко-филологическая специальность, изучающая найденные памятники древней письменности в целом, то есть их форму и содержание. И даже дипломатика, специальная наука, занимающаяся изучением документов, грамот и договоров военно-политического, дипломатического и торгового содержания. Сегодня мы расскажем об одном таком документе, самым тесным образом связанным с историей бронзового века и островом Кипр.

В своей замечательной дилогии «Путешествие Баурджеда» и «На краю Ойкумены» Иван Ефремов высказал для того времени смелую мысль, что моря уже в древности не разделяли, а соединяли разные народы. И в самом деле. Никак иначе, кроме как по морю, не могли попасть древние обитатели острова Кипр на свой клочок суши. По морю добрались до Крита предки поздних минойцев, и точно так же попали на свои острова древние кикладцы. Но значит ли это что они забыли потом свою родину и больше туда плаваний не совершали? Или не плавали куда-то еще в поисках лучшей доли или ценного сырья? Конечно, нет. И корабли плавали, и торговые караваны ходили, и связи между древними народами существовали. Например, до нас дошли иероглифические записи, свидетельствующие о том, что официальные связи Древнего Египта с иностранными государствами имели место еще во времена правления фараона Аменхотепа III, когда в Египте наблюдался экономический подъем. Сегодня известны 382 такие таблички. Часть этой дипломатической переписки Аменхотепа, которая велась на аккадском языке, находилась в архивах города Эль-Амарна и именно их расшифровка позволила получить интересную информацию об этом периоде египетской истории. Однако сегодня речь у нас пойдет не столько о Египте, сколько о расшифровке «письма 35», то есть истории древних дипломатических и торговых кипрско-египетских отношений.



Вот такие пластинки-комиксы очень многое способны рассказать (и рассказывают!) специалистам. Египет, Саккара, рельеф из гробницы Птахемхата, Новое царство, XVIII династия, около 1320 г. (Египетский музей, Берлин)


Египетский музей и собрание папирусов — музей в составе Государственных музеев Берлина. С 2009 года Египетский музей находится в восстановленном Новом музее на Музейном острове.

В прошлом материале о бронзовом веке на острове Кипр рассказывалось, что вскоре после минойской катастрофы XV в. до н. э. там появилось государство Аласия, правитель которого в XIV веке до н. э. пышно именовал себя братом египетского фараона. И вот как раз дипломатическая переписка из Эль-Амарны и помогает пролить свет на события тех далеких лет эпохи поздней бронзы. Ведь то, что в них написано, в значительной степени дает возможность археологам сделать выводы о реалиях той эпохи и сравнить их с археологическими находками. То есть мы имеем письменное подтверждение множеству находок, которые говорят нам о том, что между островом Кипр и Египтом существовали прочные торговые связи. Существует документ EA35, который представляет собой пример переписки между правителем Аласии и фараоном Египта, в котором содержатся подробные сведения о политическом и экономическом устройстве жизни на этом острове в эпоху поздней бронзы, и – более того, он дает нам очень ценную информацию о том, чем торговали аласийцы и египтяне между собой, и дипломатическом статуе отношений между этими двумя государствами.


Британский музей в Лондоне.

«Металл войны»:  с острова Кипр в Египет

А вот это и есть то самое «Письмо 35». (Британский музей, Лондон)


Найденная в 1894 году на Кипре керамическая модель корабля, 750 – 500 гг. до н.э. Длина 31 см. (Британский музей)

Что из себя представляет этот документ? «Письмо 35» или EA 35 – это глиняная пластина, кстати говоря, из кипрской глины, найденная в Эль-Амарне в 1887 году, размером 5,75 х 3,875 дюйма, и покрытая аккадской клинописью около 1375 года до нашей эры. Купил ее для британского музея сэр Эрнест У. Уоллис Бадж в 1888 году. В начале письма в строке 10 правитель Аласии извиняется за небольшое количество (всего лишь 500 талантов) меди, которые он отправил в Египет. Тем не менее, на сегодня это самая большая партия, зарегистрированная на любой из пластинок из архива Амарны. Вину составитель письма связывает с гибелью множества рабочих, вызванной Нергалом (богом смерти и подземного царства), перед которым, понятно, обычные люди были бессильны. Далее, извинившись в письме за нарушение объемов поставки, царь Аласии просит прислать ему серебро, быка, масла и орла-фокусника (!) и, наконец, вежливо требует невыплаченных денег за ранее доставленную древесину с его земель. В конце своего письма он советует фараону не иметь дел с царями Хатти и Шанхера, что подразумевает, что он не клялся в верности хеттскому царю и пытался проводить самостоятельную политику.


Древнеегипетские фрески являются не просто произведениями искусства той или иной эпохи. Они очень много рассказывают. Например, вот эта роспись из гробницы сановника XVIII династии Небамуна, погребенного в 1350 г. до н.э. Интересно, что в верхней части рисунка в колесницу запряжена лошадь, а вот внизу онагры. Ай-ай, а кто-то ведь на ВО всерьез считает, или попросту глупит, что лошади в Европу попали из… Америки и то лишь после 1492 года. Воистину, если на клетке с тигром увидишь надпись «слон», не верь глазам своим. (Британский музей)


Еще одна роспись из гробницы Небамуна. Охотники несут пойманных зверьков.


Но может ли древняя Аласия находиться на острове Кипр? Не могло ли это государственное образование располагаться в Анатолии, в Сирии или на Сицилии? Однако сопоставление восьми писем Эль-Амарны и документов Хеттской державы и Угарита, а также петрографическим анализом ЕА 34 и 35, было убедительно доказано, что древнюю Аласию действительно можно отождествить с Кипром. Пластинки Эль-Амарны (EA 33-39) свидетельствуют о том, что Аласия была именно государством, таким как Ассирия, Митанни и Вавилон, а не одним единственным городом. Упоминание погибшей рабочей силы в Аласии от «руки Нергала» указывает прежде всего на идентификацию Аласии с конкретным районом горнорудного дела, а не со всем островом Кипр. То есть вполне возможно, что люди там умерли от какой-то неизвестной болезни, возможно, чумы. Кроме того, Аласия был независимым государством, а египетский фараон рассматривался как «брат» аласийского царя, что подразумевает равенство (по крайней мере, декларируемое!) обоих правителей. Их переписка (ЕА 33-39) также показывает, что Аласия была островом, использующим корабли для поездок в Египет и из Египта, и что она поддерживала экономические и политические отношения не только с Египтом и с государствами на территории Сирии, и что там производилось и экспортировалось большое количество меди.


«Охота Небамуна» - одна из самых замечательных фресок из этой гробницы. Изображение выполнено в лучших традициях амарнского искусства и отличается живостью и сочностью красок.


Вот, например, бабочка.


Кошки в Египте принимали участие в охоте хозяев на водоплавающую птицу и были выдрессированы приносить им добычу.


Сцена пиршества. Тут и моды, и продукты – все изображено предельно ясно.

Ссылка на «малый» вес в 500 талантов (7500 кг) меди может указывать на определенные стандарты в поставках, и непрерывное повторение этих поставок, что говорит о наличии налаженной торговли между Египтом и Кипром. Кроме того, археолог может сделать важный вывод и о среднем тоннаже груза, и возможностях судов эпохи позднего бронзового века. Требование оплаты поставляемой древесины свидетельствует также о том, что отношения двух стран были основаны именно на торговле, и что Кипр не был данником Египта, а экспортировал туда медь, дерево и суда, получая за это серебро и различные предметы роскоши.


Гробница Сеннефера. Некоторые гробницы были расписаны фресками от пола и до потолка.

Преимущественное местоположение Кипра на самых посещаемых морских маршрутах в восточном Средиземноморье, а также его ресурсы сырья сделали его важной точкой морской торговли эпохи поздней бронзы. Спрос на кипрскую медь постоянно возрастал, особенно в XIV веке, и спровоцировал укрепление централизованной власти на острове. Археологический отчет показывает наличие на нем нескольких центров горнодобычи и металлургии меди, связанными с прибрежными гаванями. Благодаря этому Кипр поддерживал отношения социально-экономического и культурного обмена со своими соседями от Эгейского моря до Вавилонии и от Анатолии до Египта.


Стела с живописным изображением сирийского купца, пьющего вино. Новое царство, XVIII династия, 1351–1334 гг. до н.э.

Письма Эль-Амарны дают достоверное представление об этой экономической и, по-видимому, дружеской связи с египетской державой. Египту требовались кипрская медь, а также кипрская древесина, ну, а правители Кипра стремились к египетскому серебру и предметам роскоши. Информация, полученная от EA 35, к информации о Кипре добавляет много интересного, и, можно надеяться, она поможет обратить внимание специалистов на изучение кипрского судостроения и роли острова не только как поставщика металла, но и древесины. При такой колоссальной вырубке лесов, которое должно было иметь место на острове ради древесного угля и постройки кораблей, не удивительно, что остров в итоге сделался безлесным и засушливым.


Есть очень интересная повесть англичанки Мэри Чабб «Здесь жила Нефертити», в которой рассказывается и о работе археологов, амарнском периоде в искусстве Древнего Египта, и находке известной «головки Нефертитти».


А это она, Нефертити или ее дочь Меритатон в Египетском музее археологии в Берлине.


Рельеф из Амарны, предположительно изображающий Эхнатона и Нефертити, ок. 1335 г. до н.э.

Но как говорится, дальше – больше. В 1991 году в Эзбет-Хелми в Египте (древний Аварис) было сделано очень важное археологическое открытие: на месте дворцового сада были обнаружены фрагменты минойской настенной росписи, которая изображала игры с быком. В типично минойском стиле на ней были изображены юноши на спине быка. Кроме Санторина, Крита и Авариса, настенные росписи, сделанные в минойской манере, сохранились лишь в двух местах: это Тель-Кабри в Израиле и Алалах в Сирии. Возможно, что здесь в Аварисе могло находиться посольство древних критян, и здание расписали в соответствующем стиле для его персонала.


Реконструкция минойской фрески из Авариса (современный Тэль эль-Даба).

П.С. О городских поселениях древнего Кипра интереснее всего написано в следующей диссертации: Armstrong, K. M. (2003) Settlement Hierarchy and the Location of Alashiya on Cyprus, Masters thesis, University of Cincinnati. Она легко открывается через Гугл и ее можно листать и читать постранично.
Автор:
В.Шпаковский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

88 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти