«Михаэль». Мартовское наступление кайзеровской армии 1918 г. во Франции. Часть 3

Э. Людендорф находил наиболее соответствующим, как по стратегическим, так и по тактическим соображениям, направление Сан-Кантен - Амьен. В районе С.-Кантена английский фронт был наиболее разрежен, а местность не представляла особых тактических препятствий и была проходима уже ранней весной. Направление на Амьен пролегало через недавние поля битв на реке Сомме – но это обстоятельство серьезным препятствием не признавалось.

В стратегическом отношении предлагаемое направление вело на стык английских и французских армий и давало возможность их разъединить и затем, упираясь левым флангом в Сомму, отбрасывать англичан в северо-западном направлении - к морю. План обещал наибольший стратегический успех и ставил прорыв фронта в оптимальные тактические условия – а последним Э. Людендорф придавал огромное значение.

Эти соображения, впервые выявленные на совещании в Монсе, и легли в основу плана предстоящей операции.


В конце ноября 1917 г. последовали внезапная атака англичан у Камбрэ и ответное контрнаступление германцев. Сражение позволило сформулировать ряд важных тактических выводов.

Теперь для немцев стало очевидным, что план серьезной наступательной операции нельзя строить на прорыве лишь одного участка вражеского фронта и на наступлении только на одном направлении. Лишь комбинация чередующихся прорывов могла расшатать позиционный фронт. Поэтому в декабре 1917 года Верховное командование рассылает армейским группам свои соображения, намечавшие следующие направления наступления:

1) Прорыв дуги в районе Ипра - условно названный «С.-Жорж»;
2) Прорыв севернее Арраса - условно названный «Марс»;
3) С.-Кантенский прорыв на Амьен - условно названный «Михаэль» (распадался на 4 локальных прорыва);
4) Прорыв 3-й армии из района Аргон на юг – «Гектор» (связан с прорывом 1-й армии в Шампани – «Ахилл»);
5) Наступление в районе Люневиль – «Страсбург».

Но так как во главу угла было поставлено нанесение поражения англичанам, наиболее важное значение придавалось С. - Кантенскому («Михаэль») и Ипрскому («Марс») прорывам. Последний должен был начаться на 14 дней позднее.

Цель «Михаэля» заключалась в выпрямлении вдававшейся у Камбрэ дуги и широком прорыве английского фронта в районе С.-Кантена. Оно должно было отвлечь из Фландрии резервы англичан и, разъединив британцев и французов, позволить оттеснить к морю весь английский фронт.

Цель «Марса» заключалась в прорыве лишенного резервов английского фронта во Фландрии - в направлении на Газебрук и в охвате его левого фланга с целью отрезать от приморских баз.

Таким образом, германское командование отказалось от наступления лишь на одном участке фронта.

Второй не менее важный вывод заключался в оценке важности тактического элемента - в позиционной войне последний превалировал. Стратегическая важность направления уже не могла служить единственным критерием для его выбора - если позиционные условия, массирование сил противника и сосредоточение его резервов не позволяли рассчитывать на успех прорыва фронта. Под влиянием этого условия появляется характерная для позиционной войны мысль о необходимости прорывать фронт там, где это попросту возможно.

«Тактику необходимо поставить выше чистой стратегии» - говорил Э. Людендорф. И горькая необходимость учитывать реалии позиционной войны не могла не повлиять на развитие оперативного плана. Она заставила Э. Людендорфа окончательно выбрать для первого удара фронт к северу и югу от С.-Кантена - представлявший в тактическом отношении наиболее слабое место противника.

По сведениям германцев, фронт от Арраса до реки Уазы занимали две английские армии: 3-я (от Арраса до Гузокур; в первой линии 8 и в резерве 7 дивизий) и 5-я (от Гузокур до р. Уазы; в первой линии 17 и в резерве 6 дивизий). Всего на фронте от Арраса до р. Уазы имелось 38 английских дивизий, из которых 6 - кавалерийские. В общем резерве на этом участке предполагалось лишь около 6 дивизий, тогда как севернее, по сведениям германцев, в общем резерве находилось до 15 дивизий. Таким образом, участок 3-й и 5-й английских армий являлся наиболее слабым местом противника. Таковым же он являлся и в отношении укрепленных позиций, не имевших никаких тактических преимуществ. Фронт 3-й армии был, правда, сильнее укреплен, имея две хорошо оборудованные линии: первую и линию поддержек, но позиции на фронте 5-й армии, принятые англичанами от французов лишь в январе 1918 года, оставались еще незаконченными. Слабо оборудована была и линия р. Сомма.

«Тактические условия и на первом месте слабые силы противника» - писал Э. Людендорф – «и заставили меня выбрать С.-Кантенское направление для первой решительной атаки».

17-го декабря последовал приказ о занятии новой 18-й армией генерала пехоты О. фон Гутьера (прослывшего после Рижской операции специалистом по прорывам) фронта к югу от 2-й армии - между ручьем Оминьон и рекой Уазой, т.-е. на С.-Кантенском направлении.

«Михаэль». Мартовское наступление кайзеровской армии 1918 г. во Франции. Часть 3
10. О. Гутьер.

24-го января 1918 г. был отдан приказ о занятии новой 17-й армией (до этого – 14-я армия на Итальянском фронте) генерала пехоты О. фон Белова фронта между 6-й и 2-й армиями от Ленса до Камбрэ.


11. О. Белов.

Тогда же последовала директива, согласно которой операция «Михаэль» 17-й, 2-й и 18-й армий на фронте Круазиль - Ля-Фер считалась первым этапом стратегической наступательной операции на Французском фронте.

Задача «Михаэля» заключалась в широком прорыве английского фронта в районе С.-Кантена - с целью охвата правого фланга англичан и их отбрасывания в северо-западном направлении. С запада и юго-запада этот маневр должен был обеспечиваться на линии р. Соммы и Крозатского канала. Вместе с тем, операция должна была отвлечь резервы англичан из района севернее Арраса.

18-я армия была подчинена фронту Кронпринца Германского, что предопределяло проведение операции на стыке двух армейских групп. Согласованность оперативных действий от этого должна была, несомненно, пострадать. Но Э. Людендорф стоял на той точке зрения, что, подчинив наступающие армии двум командованиям, Главная квартира обеспечивала свое влияние на ход операции. Очевидно, что при решении этого вопроса имели значение и династические интересы: Главная квартира желала, по словам Э. Людендорфа, привлечь к проведению победоносной и решительной операции кронпринца.

Итак, основная задача наступления «Михаэль» заключалась в достижении линии реки Соммы для дальнейшего отбрасывания англичан в северо-западном направлении и охвата их левого фланга. Но группировка сил не в полной мере соответствовала принятому плану. Ведь захват линии реки Соммы являлся лишь средством обеспечения левого фланга армий, которые затем должны были совершать весьма трудное захождение левым плечом в направлении на Альбер - С.-Поль – для достижения конечной задачи. Но для осуществления второстепенной стратегической задачи предназначалась половина сил, сосредоточенных для наступления «Михаэль» - левый фланг 2-й армии и 18-я армия, которые были нацелены на линию реки Соммы.

Лишь наступавшие к северу от Соммы на фронт Круазиль - Перрон силы, т.-е. 17-я армия и правый фланг 2-й армии, были нацелены на главное направление. К тому же в исходном положении эти армии, благодаря линии фронта, загибавшейся с северо-западного на юго-восточное направление, должны были затем совершить захождение левым плечом почти на 90° - что в условиях боевого соприкосновения с противником было очень сложным маневром.

Таким образом, принятая в январе месяце группировка сил находилась в противоречии с принятым планом операции.

Командование 18-й армии плохо мирилось с поставленной ей ограниченной задачей - выхода лишь на линию реки Соммы и Крозатского канала, где она должна была обеспечить левый фланг 2-й и 17-й армий.

Уже в январе месяце начальник штаба 18-й армии изложил штабу армейской группы свои соображения - о том, что атака юго-восточнее С.-Кантена, тактически является наиболее легкой, и 18-я армия, очевидно, уже через двое суток достигнет линии р. Соммы и Крозатского канала. Командование группы поддержало эти соображения, указав Главной квартире на желательность, в случае успешного развития удара 18-й армии, привлечь к наступлению и правофланговые дивизии 7-й армии, перейдя за Сомму.

3-го марта Э. Людендорф собственноручно ответил кронпринцу, что «при быстром и удачном развитии атаки является желательным, чтобы левое крыло 18-й армии продвинулось за канал, для чего следует как можно большее число дивизий 7 армии сосредоточить для переброски через Ля-Фер». Т. о., германское командование, предвидя возможность большого тактического успеха у С.-Кантен, отказывалось от ограниченной задачи, поставленной 18-й армии, и предусматривало ее продвижение за Крозатский канал в западном, а возможно и в юго-западном направлениях. Вместе с тем, центр тяжести операции заметно сдвигался к югу. Здесь у С.-Кантен была сосредоточена половина всех сил, назначенных к наступлению.

Накануне наступления, 20 марта, Э. Людендорф в телефонном разговоре с начальником штаба армейской группы Кронпринца Баварского разъяснил, что, в случае успеха прорыва в центре, он намерен дать 2-й армии направление на Дулланс-Амьен и затем повернуть на юго-запад. 17-я армия должна была продолжать наступление южнее р. Скарпа в одиночестве. Эти соображения ломали первоначальный план операции - вместо развития прорыва в северо-западном направлении получалось наступление в юго-западном направлении. Тактические соображения вновь сыграли доминирующую роль - германское командование планировало развивать прорыв в том направлении, где тактические обстоятельства были более благоприятны.

В стратегическом отношении суть операции становилась неопределенной – после форсирования реки Соммы и Крозатского канала направление наступления 18-й армии становилось эксцентрическим по отношению к северо-западному направлению наступления 17-й армии и части 2-й армии. Расширяя задачи и увеличивая силы (путем привлечения 7-й армии на южном С.-Кантенском участке), германское командование оставляло без изменения положение 17-й армии – действиям которой, со стратегической точки зрения, принадлежало решающее значение. 17-й армии отказали в просимом ее командованием удлинении фронта к северу - под предлогом отсутствия достаточных сил. Все опять упиралось в тактику - на фронте 17-й армии массирование сил противника и условия местности не обещали столь несомненного тактического успеха.

Группировка сил соответствовала лишь тактическим условиям и уже изначально делала сомнительной возможность стратегического развития операции. А основная цель операции - нанесение решительного поражения англичанам путем их отбрасывания в северо-западном направлении - оставалась лишь абстрактной идеей.


12. Немецкая артиллерия перемещается на новые позиции.

Продолжение следует
Автор: Олейников Алексей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 22

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Rotmistr 7 декабря 2017 07:03
    Тактические соображения вновь сыграли доминирующую роль - германское командование планировало развивать прорыв в том направлении, где тактические обстоятельства были более благоприятны.

    Недаром Людендорф - лучший тактик нежели стратег.
    На острие операции - командармы с Русского фронта О. Гутьер и О. Белов. Командование немцев на нашем фронте было ярче чем на Французском.
    1. армеец 7 декабря 2017 09:13
      командармы с Русского фронта О. Гутьер и О. Белов. Командование немцев на нашем фронте было ярче чем на Французском.

      Да, ребята-"прибалтийцы". Отто Гутьер командовал 8-й армией в Рижской операции, а Отто Белов - той же 8-й армией (только на 3 годика пораньше - с конца октября 14 года), а потом Неманской армией, армейской группой "Белов".
      Неудивительно что их мнения несколько расходились с оперативным планированием "шефа".
    2. антивирус 7 декабря 2017 17:34
      В стратегическом отношении суть операции становилась неопределенной – после форсирования реки Соммы и Крозатского канала направление наступления 18-й армии становилось эксцентрическим по отношению к северо-западному направлению наступления 17-й армии и части 2-й армии.

      - через 20 лет Тухачевский , Жюков, Шапошников и Ворошилов должны были понять развитие мысли вермахта
      Они во всех поражениях 41 г виноваты?
      1. армеец 7 декабря 2017 18:27
        Да кто кого обвиняет - то?
        Кстати и пример "Михаэля" - не лучший образец германского шаблона мысли. Людендорф трижды план ломал - погнавшись чисто за тактическим выигрышем.
        А потом - что удивляться что нет стратегического успеха?
  2. parusnik 7 декабря 2017 07:36
    Подходим к самому интересному...
  3. Никитин- 7 декабря 2017 08:49
    Шансов на стратегическую победу не было никаких- даже при самом благоприятном исходе операции.
    Поэтому она была преступлением немецкой военщины против своих же солдат.
    1. Cartalon 7 декабря 2017 10:07
      Шанс есть всегда особенно при полном тактическом превосходстве, германцы вместо наступления на западе могли ликвидировать второстепенные фронты и посадить в России лояльное им правительство.
      1. Никитин- 7 декабря 2017 10:16
        Цитата: Cartalon
        Шанс есть всегда особенно при полном тактическом превосходстве, германцы вместо наступления на западе могли ликвидировать второстепенные фронты и посадить в России лояльное им правительство.

        Не было никаких шансов. Если бы они не наступали, то НА НИХ бы наступили на Западном фронте, никто бы им не позволил заняться второстепенными фронтами.
        В России у них было абсолютно лояльное правительство.
        1. Cartalon 7 декабря 2017 11:31
          На них на западе каждый год наступали, с одинаковым успехом, большевики не были лояльны и не были полезны.
          1. Никитин- 7 декабря 2017 11:44
            Цитата: Cartalon
            На них на западе каждый год наступали, с одинаковым успехом, большевики не были лояльны и не были полезны.

            Успех (Победа) была достигнута.
            Большевки были абсолютно лояльны: выполнили все требования Бреста и, более. того, подписали доолнительныые секретные соглашения с оккупантами в августе, приняв новые кабальные обязательства
            1. Cartalon 7 декабря 2017 12:43
              Победа была достигнута после краха союзников и истощения германцев в наступление, большевики могли что угодно подписывать, но германские войска оставались на востоке в избыточном количестве и я сомневаюсь что немцы из России получали много ресурсов, учитывая полнейший хаос в России.
              1. Никитин- 8 декабря 2017 13:32
                Цитата: Cartalon
                я сомневаюсь что немцы из России получали много ресурсов, учитывая полнейший хаос в России.

                десятки тонн золота-не знаете?
  4. XII легион 7 декабря 2017 09:23
    Подчас планирование, подготовка операции бывает интереснее ее хода.
    Ибо уже тогда виден закономерный результат.
    А от стратегических целей можно отклониться как на стадии подготовки, так и в ходе реализации - и тогда процесс не радует вдвойне.
    Спасибо!
  5. Какой-то Компот 7 декабря 2017 11:58
    "Марс" значит не только у нас был)
    Интересно
    1. антивирус 7 декабря 2017 17:36
      и Риме был....................
      1. Какой-то Компот 7 декабря 2017 18:24
        В Риме энто само собой
        Я про ВОВ
  6. DimanC 7 декабря 2017 17:44
    Как-то жутко напоминает вариации "плана Шлиффена" перед началом все той же "Великой войны": сперва все гладко в бумагу вписали, потом сами же себе сочинили овраги, сами же решили, как их будут обходить. А овраги оказались не там и не такие...
    1. Сотник 7 декабря 2017 18:18
      Цитата: DimanC
      Как-то жутко напоминает вариации "плана Шлиффена" перед началом все той же "Великой войны": сперва все гладко в бумагу вписали, потом сами же себе сочинили овраги, сами же решили, как их будут обходить. А овраги оказались не там и не такие...

      "Первый Лорд британского Адмиралтейства У. Черчилль в статье в газете «Дейли телеграф» написал: «Чудо на Марне, было выиграно русскими казаками», но это было пафосное преувеличение. Главная заслуга в победах 1-й русской армии принадлежит стрелковым частям, а вот паники среди войск и населения противника своими разведками, набегами и рейдами в прифронтовой полосе казаки посеяли немало.
      Справедливости ради следует сказать, что провал плана Шлиффена ставить в заслугу исключительно только деятельности русской армии, а тем более казаков, будет явным преувеличением. План начал трещать с самого начала войны по нескольким важным направлениям, а именно:
      1. Произошёл отказ Италии от вступления в войну на стороне Тройственного союза, а это было совершенно необходимым условием для успеха всего плана. Во-первых, итальянская армия, выдвинутая на границу с Францией, должна была отвлечь на себя значительную часть французских войск. Во-вторых, итальянский флот, объединённый с австрийским, представлял бы серьёзную угрозу коммуникациям Антанты в Средиземном море. Это вынудило бы англичан держать там крупные силы флота, что в итоге привело бы к утрате ею абсолютного господства на море. В реальности же и германский, и австрийский флоты оказались практически заблокированными в своих базах на протяжении всей войны.
      2. Неожиданно стойкое и упорное сопротивление германцам оказала нейтральная Бельгия. Несмотря на то, что армия Бельгии составляла всего десятую часть от армии Германии, бельгийские солдаты стойко держали оборону страны около месяца. Немцы использовали гигантские пушки «Большая Берта», чтобы уничтожить бельгийские крепости в Льеже, Намюре и Антверпене, но бельгийцы упорно не сдавались. Кроме того нападение Германии на нейтральную Бельгию заставило многие нейтральные страны пересмотреть свои взгляды относительно Германии и кайзера Вильгельма.
      3. Мобилизация России проходила быстрее, чем предполагали немцы, а вторжение русских войск в Восточную Пруссию полностью обескуражило германское командование. Эти события заставили командование перебросить больше войск на восточный фронт. Но это распыление привело к обратным результатам. После победы в битве при Танненберге в начале сентября 1914 г. (разгром 2-ой русской армии у Мазурских озёр) немецкая армия больше не выигрывала больших сражений ни на одном фронте.
      4. В связи с некоторой заминкой немцев в Бельгии, Франция успела перебросить большее количество войск к границам. Немцы очень недооценили возможности переброски французских войск, и это привело к значительным задержкам в их продвижении по Франции. Французы перебрасывали войска на фронт любыми способами - даже на такси. В критический момент сражения за Париж 1300 парижских такси Renault AG-1 были мобилизованы генералом Гальени и за одну ночь перевезли более 6000 солдат из Парижа на берег реки Марны. К утру они окопались и закрыли брешь в обороне. Благодаря неуёмной энергии генерала Гальени к приходу немцев к границам Парижа, Франция уже была вполне готова к военным действиям."
      https://topwar.ru/63856-kazaki-i-pervaya-mirovaya
      -voyna-chast-ii-1914-god.html

      Марнское такси
      1. армеец 7 декабря 2017 18:30
        Точно.
        И вот еще
        https://topwar.ru/111130-marnskie-taksi.html
      2. DimanC 8 декабря 2017 04:31
        Ну и разумеется, надо не забыть про изменение соотношения сил в правом и левом крыльях германской армии, сделанное еще перед началом боевых действий...
  7. Сотник 7 декабря 2017 18:06
    Цитата: Cartalon
    Шанс есть всегда

    Вступив в войну, США стремились сконцентрировать в Европе максимальные силы. Они поставили задачу иметь в Европе 1 млн. солдат и 1 млн. в США, готовых к отправке. О значении американских войск в Европе красноречиво говорил английский премьер-министр: «Изучение германских отчётов показывает, что именно перспектива растущего притока американских войск заставила германское командование всё поставить на карту и начать в марте 1918 г. безрассудное наступление. Им нужно было добиться победы, прежде чем американцы прибудут в Европу».
    В марте 1918 г. началось германское наступление. Успешный прорыв и угроза захвата Парижа поставили под вопрос всю стратегию Запада. Реальной стала угроза, что от Грузии на Востоке до Бискайского залива на Западе всё станет германским владением. Операция Людендорфа ставила на карту всё. За первую неделю союзники потеряли 120 тысяч человек. В бой бросались последние резервы. Но если у немцев они были на исходе, то у Антанты в тылу была свежая американская армия около 300 тысяч человек и еженедельно прибывали новые дивизии. Но не американцы, а англичане и французы остановили это германское наступление. Но недооценивать моральный фактор присутствия огромных резервов в тылу невозможно.
    В реальности в последних сражениях мировой войны с сентября по ноябрь участвовали 22 американские дивизии. Их присутствие давало союзникам численный перевес 4 млн. чел. против 3,5 млн. у немцев. Ещё важнее был психологический эффект. Не склонный преувеличивать роль Америки в победе над кайзеровской Германией, Ллойд-Джордж записал, тем не менее: «сознание, что за нашими армиями формируется и проходит обучение 21 американская дивизия и что миллионы человек будут переброшены из Америки, когда это станет необходимым, позволило англичанам и французам бросить в бой свои последние резервы без колебаний и нанести немцам тот удар топором, который заставил их рухнуть».
    В английской армии в это время служило 4 млн. человек, из них 2 млн. находилось во Франции. Это была половина союзных войск во Франции.
    https://topwar.ru/39796-kak-amerika-spasala-zapad
    nuyu-evropu-ot-prizraka-mirovoy-revolyucii.html
    https://topwar.ru/19526-k-ocherednoy-godovschine-
    okonchaniya-pervoy-mirovoy-voyny.html
    1. Cartalon 7 декабря 2017 19:55
      Замечательно, не начни немцы наступление на западе, когда союзники сочли бы что получили достаточный перевес для наступления?
Картина дня