«Михаэль». Мартовское наступление кайзеровской армии 1918 г. во Франции. Часть 5

В 3 часа 30 минут 21 марта германская артиллерия открыла ураганный огонь на 80-километровом фронте от Круазиль до Ля-Фер. С демонстративными целями такой же огонь был открыт к северу и югу от фронта главного удара.

Два часа артиллерийский огонь был сосредоточен на английских батареях, а затем был перенесен на позиции пехоты. В 9 часов огонь стянулся в огневой вал, который начал медленное продвижение вперед. Под его прикрытием из окопов поднялись густые цепи пехоты германских ударных дивизий. К 10 часам английские войска были полностью подавлены огнем невиданной до сих пор силы. Началось наступление трех германских армий.

17-я армия, наступавшая в юго-западном направлении, действовала против наиболее сильного противника – и к вечеру 21 марта ей удалось достичь лишь второй линии английских позиций, продвинувшись на глубину 2 - 3 км. 2-я армия, наступавшая на запад, встретила сильное сопротивление у высоты Эпехи. Но высота была обойдена с севера и юга.


Комбинированный удар 17-й и 2-й армий в первый же день операции охватил дугу у Камбрэ. Наибольший успех в первый день наступления имела 18-я армия - продвинувшаяся к вечеру 21 марта на глубину 5 - 6 км.

22 марта также принесло германцам большие успехи - им удалось овладеть второй линией и преодолеть артиллерийские позиции англичан.

17-я армия двигалась в южном направлении, а 2-я армия достигла линии Нюрлю - Голенкур. Англичане в районе Камбрэ угодили в мешок – и пришлось спешно его оставлять. Наиболее значительны в этот день вновь были успехи на фронте 18-й армии - которая левым флангом достигла линии Крозатского канала, отбросив английскую 5-ю армию на западный берег последнего. 5-я армия понесла большие потери.

Т. о., на второй день операции тактический успех германцев на левом фланге, южнее С.-Кантен, был несомненен. Вопрос заключался лишь в том - успеет ли их противник своевременно сосредоточить необходимые резервы.

Такой сценарий развития событий стал для союзников полной неожиданностью. Д. Хейг, как ранее отмечалось, знал о направлении удара германцев – но темпы развития прорыва ошеломляли. Да и краткая артиллерийская подготовка заставляла усомниться в том – главный ли это удар германцев. Слабость правого фланга англичан и достигнутые германцами южнее С.-Кантен тактические успехи заставили французское командование уже 22 марта сосредоточить к Крозатскому каналу 5-й армейский корпус (9-я и 10-я пехотные, 1 кавалерийская дивизии). Французы прибыли, правда, без артиллерии, но в ночь на 23-е заняли боевой участок на правом фланге англичан.

Достижение 18-й армией линии Крозатского канала и успешное продвижение последней к Сомме поставили перед германским командованием вопрос о развитии успеха на левом фланге. В 9 часов 15 минут 23 марта Э. фон Людендорф указал на необходимость преследования англичан 2-й и 18-й армиями за р. Сомму. В 10 часов 20 минут последовала директива, согласно которой 17-я армия должна была наступать на Аррас - С. Поль, а левым флангом на Миромон. 2-й армии указывалось направление на Миромон - Лион, а 18-й армии - на Шольне - Нуайон.


Схема 1. Направление наступления германских армий.

Этот момент стал поворотным для стратегического развития операции, коренным образом изменяя главную директиву к наступлению «Михаэль» от 10 марта. Согласно последней, 18-я армия должна была, после выхода на линию р. Соммы, продлить свой правый фланг до Перрона. Теперь же южнее Соммы должна была наступать и значительная часть 2-й армии. И этим центр тяжести операции перемещался на южный фланг, в то время как на северном для нанесения удара оставались лишь часть 2-й и 17-я армии.

Под влиянием тактического успеха на левом фланге ударной группировки германская Главная квартира все более склонялась к мысли отказаться от первоначального плана – разгромить англичан. Оперативные распоряжения от 23 марта трансформировали первоначальный план, сломав его основную идею.

23 марта 17-я армия южнее Скарпы перешла в наступление своим правым флангом, в то время как ее главные силы продолжали продвижение в юго-западном направлении - на Бапом. Армии предстояла трудная задача захождения левым плечом - чтобы перестроиться фронтом на северо-запад.

2-я армия 23 марта достигла линии р. Сомма - у Перрона и южнее последнего. Вновь значительными были успехи на фронте 18-й армии, которая форсировала Сомму и Крозатский канал. Т. о., часть 2-й и 18-я армии наступали уже в соответствии с новой директивой - в западном направлении, на Амьен.

Достигнутые германцами 23 марта новые успехи и выход на линию Соммы делали положение союзников очень серьезным. В этот день германские орудия сверхдальней стрельбы из района Ля-Фер начали обстрел Парижа.

Английская 3-я армия еще оказывала упорное сопротивление севернее Соммы и, особенно, у Арраса. Но южнее положение сильно пострадавшей 5-й армии становилось критическим – и это серьезно угрожало прочности стыка англичан и французов.

Французский 5-й корпус 23 марта был отброшен к Нуайону - и вдоль течения р. Уаза образовался прорыв между английским и французским фронтами. Хотя союзникам удалось «заткнуть» этот прорыв, стык и парижское направление были под угрозой. Теперь французское командование стало спешно подтягивать свои резервы. Части 1-й армии из района западнее Нанси были на автомобилях переброшены в район Мондидье. Здесь вместе с 3-й армией они образовали группу резервных армий под командованием генерала Э. М. Файоля.


1. Э.-М. Файоль.

24-е марта принесло германцам новые крупные успехи. Несмотря на стойкое сопротивление англичан между Скарпой и Соммой, 17-й армии удалось продвинуть свой левый фланг, взять Бапом и развернуться фронтом на запад. 2-я армия прорвалась в районе Комбля и вышла на поля битвы у Соммы 1916 года. В районе Перрона левый фланг 2-й армии форсировал Сомму. 18-я армия, встречая на левом фланге уже заметное сопротивление подоспевших французских резервов, все же продвинулась на фронт Нель-Нуайон.

25 марта наступление германцев продолжалось на всем фронте - несмотря на попытки французской 3-й армии перейти в наступление между Соммой и Уазой. 18-я армия ответила на это ударом в направлении на Мондидье. Севернее германцы также продолжали успешно продвигаться - причем 17-я армия, преодолев британскую оборону южнее Скарпы, левым флангом достигла истоков р. Анкр. Таким образом, рискованный разворот левым плечом почти на 90° был О. фон Беловым успешно реализован.

26 марта - кульминация операции «Михаэль». 17-я армия развивала наступление на северо-запад, 2-я армия достигла течения р. Анкр и заняла Альбер. 18-я армия овладела Руа и Нуайоном, приближаясь к Мондидье.

25 - 26 марта положение союзников стало критическим. Английская 3-я армия, получившая резервы и, понеся сравнительно небольшие потери, была отброшена в северо-западном направлении. Но английская 5-я армия, отступившая на Амьен, понесла огромные потери, и к вечеру 25 марта фактически прекратила существовать. Фронт между англичанами и французами в полосе между Аврой и Уазой был прорван, и между союзными армиями образовалась 15-километровая брешь. Обнажились внутренние фланги союзных фронтов, а падение Амьена должно было окончательно разъединить союзные армии, приведя к катастрофе.

Союзное командование находилось в шоке. Д. Хейг планировал отступление на побережье Ла-Манша, а А. Петэн готовился к эвакуации Парижа.

В одной послевоенных статей Ф. Фош так характеризовал эти дни: «Петэн намеревался отступать за Париж, а Хейг - к морю. Ворота были германцам раскрыты, и это означало полное поражение».

В отступивших английских войсках появились все признаки деморализации. По дорогам, ведущим на запад, тянулись парки, обозы и беженцы. Среди последних встречались и группы изможденных английских солдат. Офицер французской 5-й кавалерийской дивизии вспоминал: «Это была печальная картина проигранного сражения, которую мы в последний раз наблюдали в 1914 году».

Если бы в этот момент германцы бросили в образовавшийся между англичанами и французами прорыв кавалерию (которая продолжала находиться на Востоке), катастрофа была неизбежна. Именно так считал Д. Хейг. И в этот тяжелый день в Дуллансе собрался союзный военный совет - на него прибыли лорд А. Мильнер (член военного кабинета Д. Ллойд-Джорджа), генерал Г. Вильсон (начальник британского Генштаба), Р. Пуанкарэ, Ж. Клемансо, А. Петэн, Д. Хейг и Ф. Фош. Английский майор Литтон, присутствовавший на заседании, охарактеризовал подавленное настроение его участников, сообщив, что совещание напоминало «консилиум знаменитых врачей у кровати умирающего больного».

Более оптимистически был настроен один лишь Ф. Фош - и по предложению Мильнера в его лице наконец-таки был выбран главнокомандующий всеми союзными армиями, который должен был «согласовать оперативные действия союзных армий на французском театре военных действий». Правда, единое командование де-факто стало реализовываться лишь с 3 апреля, когда Ф. Фошу на конференции в Бовэ было официально передано «стратегическое руководство военными операциями». Звание же главнокомандующего всеми союзными армиями Ф. Фош получил лишь в конце апреля. Но постановление Дулланского совещания стало поворотным моментом в вопросе создания общесоюзного командования – что сказалось и на положении дел на фронте.

Уже в ночь на 27 марта энергичный и темпераментный Ф. Фош изложил Д. Хейгу и А. Петэну свои оперативные соображения. «Главная задача момента заключается в восстановлении нарушенной связи между англичанами и французами» - таков был первый постулат. Из комплекса важнейших задач (прикрытие Амьена, Парижа, портов на берегу Ла-Манша) Ф. Фош прозорливо выделил самую важную и консолидирующую союзников - Амьен.

Амьен имел исключительное значение - через него проходила единственная железная дорога, связывавшая английские и французские армии. Эта задача и легла в основу последующих оперативных действий союзников. Ф. Фош развил и оперативные мероприятия, которые уже ранее были приняты А. Петэном.

Крупные французские резервы – 1-я и 3-я армии под общим командованием Э.-М. Файоля - уже 25 марта сосредоточились между Аврой и Уазой. 26 марта разбитая английская 5-я армия была сменена английской 4-й армией генерала Г.-С. Роулинсона. Группа из двух французских и одной английской армий 26 марта поступила под командование Э.-М. Файоля, которому Ф. Фош, еще затрудняясь определить - куда германцы наносят главный удар (на Амьен или Париж) отдал приказ «преградить германцам дорогу на Париж и прикрыть Амьен».

«Михаэль». Мартовское наступление кайзеровской армии 1918 г. во Франции. Часть 5

2. Слева направо: Г.-С. Роулинсон, Г. Ч. Плюмер, Д. Г. Бинг, король Георг V, Д. Хейг, Г. С. Хорн.

Вечером 26-го был закрыт прорыв между англичанами и французами.

Этот момент стал кризисом операции. Если до него германское наступление шло по нарастающей, то с 27 марта оно хоть и продолжалось (даже с успехом), но все же начало постепенно затухать. Сопротивление союзников становится все более стойким.

Ф. Фош пытался сосредоточить севернее Уазы максимальные силы, вызвав резервы из Эльзас-Лотарингии и Италии. До 5 апреля ему удалось стянуть в этот район: 14 корпусных командований, 2 командования кавалерийских корпусов, 45 пехотных и 6 кавалерийских дивизий.

Появление севернее Уазы крупных французских сил и, соответственно, уже 25 марта заметное усиление сопротивления на левом фланге 18-й армии - поставили перед германским командованием вопрос о схеме дальнейших действий против французов.

Первоначальный замысел операции, как мы отмечали, был нарушен уже 23 марта, когда часть 2-й и 18-я армии получили приказ наступать в западном направлении через Сомму - которую они успели к 26 марту оставить далеко позади. Уже тогда центр тяжести операции был перенесен на южный фланг. Теперь, все также отталкиваясь от факта крупного тактического успеха на фронте 18-й армии, Верховное командование сочло необходимым продолжать наступление на данном направлении - и бить подходящие французские резервы по частям. Новая цель расширяла первоначальную задачу – теперь одновременно следовало разгромить и англичан, и французов. Причем наибольшая часть германских сил - часть 2-й и 18-я армии - должны были наносить удар по французам. Англичане считались настолько разгромленными, что 17-я армия и одна признавалась достаточно сильной, чтобы окончательно с ними покончить.

Т. о., стратегические цели операции были изменены. Соответственно, изменились и направления наступления.

26 марта Верховное командование отдало директиву, в соответствии с которой 18-я армия должна совершать захождение правым плечом вдоль реки Авры, наступая правым флангом на Тартиньи и левым - на Компьен, а 2-я армия левым флангом должна наступать южнее Соммы (через Авру) и далее на Бретейль. 17-я армия должна была продолжать наступление в западном и северо-западном направлениях - правым флангом на С.-Поль и левым на Айрен. Вместе с тем, 4-й и 6-й армиям предписывалось закончить подготовку наступления «Марс».

Т. о., наибольшие силы теперь направлялись на юго-запад - и операция получала направление, противоположное первоначальному. Приводимая ниже схема перемещения резервов во время операции иллюстрирует этот факт.


Схема 2. Передвижение германских резервов.

Новые направления наступления становились к тому же эксцентрическими - и ударный кулак из 3-х армий превращался в растопыренные пальцы. Это имело и тяжелые тактические последствия: фронт наступления значительно увеличивался, и его протяженность уже не соответствовало введенным в бой силам. Боевые линии становились более разреженными, а сила удара заметно ослабевала. К тому же, наступление не могло быть поддержано столь мощной как прежде артиллерией - выдвижение последней через изрытые снарядами и опутанные проволокой поля сражений становилось очень трудным, а зачастую и невозможным. В этой ситуации мог пригодиться танк, так несправедливо недооцененный германским Верховным командованием.

В итоге, тогда как силы союзников нарастали и сражались все с большей стойкостью, силы германцев рассасывались в пространстве - и ослабевали. Эти обстоятельства предопределяли дальнейший ход наступления, которое, несмотря на достигнутые в дальнейшем успехи, с 26 марта пошло на убыль.

27 марта 17-я армия безуспешно наступала на Аррас, продвинувшись вперед лишь в районе Букуа.

2-я армия была встречена мощными английскими контратаками у Альбера и смогла продвинуться лишь вдоль Соммы, где взяла Сайи. Становилось очевидным, что германское наступление севернее Соммы выдыхается.


3. Германцы пехотинцы в районе Соммы. 1918 год.

Окончание следует
Автор: Олейников Алексей


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 9

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. XII легион (Цезарь) 11 декабря 2017 07:22
    Дюнкерк мог произойти на 22 года раньше
    В отступивших английских войсках появились все признаки деморализации. По дорогам, ведущим на запад, тянулись парки, обозы и беженцы.

    Какая тонкая грань отделяет победу от поражения
    «Это была печальная картина проигранного сражения, которую мы в последний раз наблюдали в 1914 году»

    Второй раз после Приграничного сражения
    Благодарочка германскому командованию за его ошибки и маршалу Фошу за стойкость и дальновидность.
    Спасибо!
  2. солдатъ (Федор Иванович) 11 декабря 2017 09:12
    «Петэн намеревался отступать за Париж, а Хейг - к морю. Ворота были германцам раскрыты, и это означало полное поражение»

    И вновь сыграл свою роль бывший Русский фронт, сковавший кучу войск, включая мобильные. А неудача мартовского наступления - неудача всего Большого наступления немцев. Остальное - уже детали.
    Вклад даже в финальную кампанию России - очень велик
  3. антивирус 11 декабря 2017 09:18
    1-я и 3-я армии под общим командованием Э.-М. Файоля - уже 25 марта сосредоточились между Аврой и Уазой. 26 марта разбитая английская 5-я армия была сменена английской 4-й армией генерала Г.-С. Роулинсона. Группа из двух французских и одной английской армий 26 марта поступила под командование Э.-М. Файоля

    как просто тогда было гонять по 100 тыс в угрожаемое направление-
    -100 ЛЕТ ДО ТОГО СТРОИТЬ ДОРОГИ И ЗАСЕЛЯТЬ КРЕСТЬЯНАМИ.
    велика Россия, а жить можно только у Собянина в Москве. Больше и не надо ни чего завоевывать у нас
    1. солдатъ (Федор Иванович) 11 декабря 2017 09:36
      И на нашем фронте 100 тыс. гоняли на угрожаемое направление. Например в Виленской операции. И даже во многом без ж/д обошлись.
      Хотя. Бездорожье - стратегическое преимущество России и по совместительству одна из ее бед (дураки - опаснее).
      Живем потихоньку и не у Собянина. Может правда не живем - а существуем?
      1. антивирус 11 декабря 2017 09:39
        30 лет назад начиналось --Вот как надо жить задали ориентиры на уровень потребления США и З Европы.
        Только М живет околоевропейски.
        Вся Россия -по русски-- это не плохо и не хорошо..ПО ДРУГОМУ кочану
        1. солдатъ (Федор Иванович) 11 декабря 2017 13:00
          Так что очевидно "синдром Дюнкерка" появился у англичан задолго до 40-го года - со времени широкомасштабного участия в бд в Европе.
          Все никак современный фильм "Дюнкерк" не посмотрю. Не смотрели?
          1. Всадник без головы (Толик) 11 декабря 2017 18:26
            Я смотрел
            Ниче так
            На разок попрет
  4. Какой-то Компот (Невесть кто) 11 декабря 2017 14:26
    Фош заслуженно получил и должность и потом лавры
    И вот что значит единое командование
    Отлично
  5. Синий Мент (Антон) 11 декабря 2017 19:33
    good
    Ждем продолжения
Картина дня