Дважды подпольщица, трижды узница. Жизнь и смерть Веры Хоружей

В честь этой женщины, убитой фашистами 75 лет тому назад, белорусские ученые назвали сорт сирени — Вера Хоружая. А на долю самой героини, не дожившей и до 40 лет, выпало огромное количество испытаний. Даже не верится, что столько всего смогла вместить в себя одна недолгая земная жизнь.



Вера Захаровна родилась 14 (27) сентября 1903 года в городе Бобруйске Минской губернии. Ее настоящая фамилия — Хорунжая, но потом из-за ошибки в документах она стала Хоружей и именно под этой фамилией вошла в историю. Девочка сперва училась в гимназии Бобруйска, а затем, когда семья переехала в Мозырь, продолжила учебу в этом городе.


В 1919 году, отучившись, она какое-то время побатрачила на кулаков, поработала сельской учительницей, но вскоре ее захватила романтика Гражданской войны. Уже в 16 лет Вера сражалась добровольцем в рядах Красной армии. В 1920 году вступила в Комсомол, а на следующий год — в ВКП(б).

После Гражданской войны Вера посвящает свою жизнь комсомольской и партийной работе, совмещая ее с литературным трудом. Пишет стихи, статьи, воззвания. Трудилась редактором газеты «Молодой пахарь». Вышла замуж за Станислава Скульского. Но простая семейная жизнь была не для нее. Девушка рвалась поучаствовать в борьбе за освобождение Западной Белоруссии (которая находилась под польской оккупацией в результате советско-польской войны 1920–1921 годов).

В 1924 году Вера направилась туда с целью организовать деятельность подпольной комсомольской организации. Благодаря своим способностям ей удавалось «зажечь» людей. Она была избрана секретарем ЦК Комсомола и членом ЦК компартии Западной Белоруссии.

Осенью 1925 года в городе Белостоке молодая подпольщица была арестована польскими властями. Из тюрьмы она писала сильные, мужественные письма в Советский Союз. Эти письма впоследствии были изданы в качестве книги, которая так и называлась - «Письма на волю».

На суде она держалась мужественно. В частности, заявила своим тюремщикам:

«Наша партия родилась и нынче существует в тяжелых условиях подполья. Но спрашивается, кто ее загнал в подполье? Ответ один — правительство буржуазии и помещиков. Мы разъясняем рабочим и крестьянам Западной Белоруссии, что в Советской России живут наши единокровные братья, которые строят социализм и желают нам успеха в борьбе с капитализмом».


Сначала Веру приговорили к шести годам тюремного заключения, затем этот срок увеличили до восьми. Суровый приговор она вместе со своими соратниками встретила пением «Интернационала». В 1930 году, находясь в заключении, девушка была награждена Орденом Красного Знамени. Отсидела в тюрьме до 1932 года, после чего ее обменяли по советско-польскому соглашению об обмене политзаключенными.

В Советском Союзе она продолжила партийную и журналистскую деятельность. Надежда Крупская, которая очень тепло отзывалась о ее «Письмах на волю», охарактеризовала Веру как «образец настоящей революционерки». К сожалению, это не спасло ее от ареста в сложное время — в 1937 году.

Впрочем, и до этого у девушки были неприятности. Вернувшись из тюрьмы, она захотела отказаться от ордена Красного Знамени, поскольку считала, что он должен быть вручен всем членам подпольной организации, а не только ей. Но чиновники ее неверно поняли. Это вылилось в обвинение, будто бы она в подполье вела себя «необдуманно и легкомысленно». Конкретно, ей поставили в вину слишком доверчивое отношение к одному человеку, который оказался провокатором. Ее лишили ордена и вынесли строгий выговор. Во время этой некрасивой истории ее предал муж.

В 1935 году Вера поехала в Казахстан. Там она снова вышла замуж — за Сергея Корнилова. Родила дочь Анну. Но 10 августа 1937 года была арестована и обвинена в «шпионаже в пользу Польши». Однако несправедливое обвинение не сломило мужества Веры. Ее делом занимались четыре следователя, но ни один из них не добился от нее признаний.

Во время одного из судебных заседаний она заявила так:

«Спрашивается, для чего мне нужно было быть польской шпионкой? По-видимому, для того, чтобы сидеть в тюрьме 7 лет… Настоящих шпионов и провокаторов в тюрьме по 7 лет не держат, а если и держат, то не больше 2-3 месяцев… Во время моего пребывания в тюрьме меня пытались завербовать, обещая мне все, что я хочу, но я это приняла за пощечину и дала на это категорический отказ… Никто меня не мог противопоставить моему Советскому государству, а поэтому я никогда не выдавала никому тайны своего государства. Я хочу вспомнить и привести здесь, как говорил Людовик XIV, несмотря на то, что я нахожусь в тюрьме. Людовик XIV говорил: «государство — это я!», и я хочу сказать, что Советское государство — это я!»


Отсидев два года в тюрьме, 15 августа 1939 г. Вера Хоружая была оправдана и освобождена. Вскоре ее восстановили в партии, а затем с нее сняли и несправедливый выговор, объявленный ранее.

Когда началась Великая Отечественная война, молодая женщина была беременна. Несмотря на это, она вместе со своим мужем Сергеем вступила в партизанский отряд под командованием В.Коржа. Ее супруг вскоре был тяжело ранен и скончался. «Я вспомнила сильные и жесткие слова Долорес Ибаррури: лучше быть вдовой героя, чем женой труса, — и по-новому поняла смысл этих слов», - так писала Хоружая в своем дневнике (должно быть, поневоле сравнивая своего первого мужа со вторым).

Чтобы отправить беременную женщину в тыл, ей якобы дали задание — перейти линию фронта для установления связи с ЦК. Но, когда она выполнила поставленную задачу, ее не пустили обратно, а направили в эвакуацию. Вскоре у нее родился сын. Назвала его Сережей — в честь погибшего мужа. Пыталась работать счетоводом в колхозе. Но очень переживала из-за того, что сидит в тылу. «Невыносимо томлюсь от мысли, что в такие грозные дни, когда фашистские изверги терзают и топчут родную мою Белоруссию, я остаюсь в резерве», - писала она в партийные инстанции, добиваясь отправки на фронт.

В начале 1942 года Вера направилась в Москву, чтобы решить этот вопрос там. В августе того же года ее направили в Витебск для подпольной работы. Она взяла себе псевдоним — Анна Сергеевна Корнилова, соединив в нем имена своих детей и фамилию погибшего от рук фашистов мужа.

Ее группа успешно действовала под Витебском в течение нескольких месяцев. Подпольщики собирали сведения о том, где находятся склады и казармы врагов, а затем по ним наносили удары советские летчики. Кроме того, подпольщики проводили диверсии против оккупантов, помогали пленным. В условиях Витебска это была очень опасная работа, что признавали даже на «большой земле». Веру даже хотели эвакуировать оттуда, но она наотрез отказывалась.

13 ноября 1942 года — трагический день в истории Витебского подполья. На явочной квартире Вера Хоружая была схвачена гитлеровцами. Вместе с ней в лапы фашистов попала Софья Панкова, с которой Вера была знакома задолго до войны. Было арестовано и еще несколько подпольщиков.

Нет точных данных о том, когда именно была казнена Вера Хоружая. По одним данным, это случилось 4 декабря, по другим — 6-го. Есть даже такая версия, будто бы она была направлена в Моабит и сгинула уже там, но это маловероятно.

Последней, кто видел отважную подпольщицу в живых, была советская разведчица Анна Киташева, которая только чудом вырвалась из фашисткой тюрьмы. Она потом рассказывала, что встретилась с Хоружей в застенках 3 декабря 1942 года. Вера была настолько сильно избита и измучена, что не могла ходить. Тем не менее, несмотря на страшные пытки, она не выдала никого и не сообщила врагам никакой информации.

17 мая 1960 года Вера Хоружая была посмертно награждена золотой Звездой Героя Советского Союза. Кроме того, в числе ее наград — Орден Ленина и Орден Красного Знамени. В ее честь были названы улицы, площади, школы в городах Белоруссии. В одной из московских школ в советское время действовал пионерский отряд ее имени. И, наконец, белорусские ученые назвали в ее честь сорт сирени, который отличается красивыми, крупными розово-фиолетовыми цветами…

Автор: Елена Громова


Читайте "Военное обозрение" в Яндекс Новостях

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также

Комментарии 11

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik (Алексей Богомазов) 11 декабря 2017 06:41
    Есть даже такая версия, будто бы она была направлена в Моабит и сгинула уже там, но это маловероятно.
    ...Вот только на стенке в одном из страшных подземелий осталась короткая надпись: "Хоруж...".
    белорусские ученые назвали в ее честь сорт сирени, который отличается красивыми, крупными розово-фиолетовыми цветами…
    ...Сорт сирени такой же нежный и в то же время стойкий, как и Вера Хоружая ..Спасибо,за статью...
  2. XII легион (Цезарь) 11 декабря 2017 07:27
    Сильная личность
    Интересный рассказ
    Спасибо!
  3. Reptiloid (Дмитрий) 11 декабря 2017 15:22
    Спасибо за рассказ, Елена. Потрясён судьбой Советской героини.
  4. Монархист (Лабинский Слава) 11 декабря 2017 16:54
    Елена, спасибо за детали: в школе когда-то читал о Вере Хоружей, но там естественно не упоминалось о её судимости. Кажется было сказано,что у нее в тылу остался ребенок и она в разговоре часто вспоминала о нем.
    У меня такой вопрос: а дети кем стали? Надеюсь ,они не стали такими как внук известного писателя или сын известного партийного деятеля
  5. Иван Тартугай 11 декабря 2017 19:13
    Цитата из статьи:
    «На явочной квартире Вера Хоружая была схвачена гитлеровцами.»

    К сожалению, все наши подпольщики были выданы немцам нашими же предателями. Вермахт без наших предателей на территории СССР и год не продержался бы. Так произошло с Лизой Чайкиной, Николаем Кузнецовым, с «Молодой Гвардией» и многими другими.
    О тех, кто выдал Веру Захаровну Хоружию сведений практически нет. Пишут, что документы якобы не сохранились. Называется какой-то местный предатель Петров, но Петровых очень много, а более подробной информации кто такой этот Петров, где он родился, где работал до войны, как он вышел на центр подпольщиков, возглавляемый ВЗ Хоружей, то такой информации о нём нет. Информация о предателе Петрове предельно скупая, только то, что прислуживал немцам начальником политического отдела местной полиции. О других местных жителей и полицаев, которые бы узнали и выдали бы ВЗ Хоружею или выследили её тоже нет. Информации, непосредственно о провале группы ВЗ Хоружей нет. Информации о том, что она где-то ошиблась, чем выдала бы себя тоже нет. Вера Хоружая, несмотря на её молодость, была опытным разведчиком, работала без ошибок.
    Такое сокрытие информации, даёт повод считать, что возможно предали Хоружею ВЗ из центра. Группа ВЗ Хоружей в основном работала с армейской разведкой, в частности с разведкой 4-ой ударной армии и разведкой СЗФ и подпольщиков мог выдать «крот» из армейской разведки. В нашем ГРУ РККА тоже были люди из абвера, вермахта, вроде штирлицев.
    1. Gamer (Дюк Нюкем) 12 декабря 2017 00:28
      К сожалению, все наши подпольщики были выданы немцам нашими же предателями.

      Не только подпольщиков, моих прадеда и-прабабушку сдали немцам из-за радиоприемника, благо успели выстро вынести и зарыть в навозную кучу. Понятно, что тот немцев навел кто в доме бывал.
      У знакомых так же, село под Харьковом, брат вывел советских разведчиков в лес, немцы его расстреляли прямо во дворе, сдал сосед из дома напротив, который позже отсидел за это, но жил себе спокойно до глубокой старости.
    2. Лекало (Алексей) 12 декабря 2017 18:10
      Хоружей и её отряд не выполняли заданий 4-й УА и СЗФ. 4-я УА держала стык СЗФ и ЗФ, а СЗФ занимался обороной северо-западных областей СССР, в том числе и Ленинграда. И поэтому ничем не могли помочь г. Витебску, находящемуся в глубоком немецком тылу. Взгляните на карту боевых действий РККА в 1942 году. 4-я УА примет участие в Витебской операции только в 1944 году. Неизвестна также подчинённость отряда : НКВД, ГРУ или самостоятельно? Также не приводятся данные о конкретных результатах действий отряда. Версия про " крота" маловероятна.
      1. Иван Тартугай 12 декабря 2017 20:49
        Цитата: Лекало
        И поэтому ничем не могли помочь г. Витебску, находящемуся в глубоком немецком тылу.

        С января 1942 года по сентябрь 1943 года 4-ая ударная прочно удерживала рубеж Вележ-Демидов, а этот рубеж находился в около 70 км от города Витебска, совсем не глубокий тыл немцев. От линии фронта до Витебска для бомбардировочной авиации РККА десять минут лёту. Разумеется аэродромы не расположены непосредственно на линии фронта, а где-то в тылу РККА километров 30-50 км от линии фронта. Итого от аэродромов ВВС РККА до Витебска около 100-120 км, т.е. 20-30 минут лёту. Витебск же в этот период был забит войсками вермахта, аэродром Витебска забит самолетами люфтваффе, железнодорожная станция забита составами с немецкими войсками и для немецких войск. Цель очень даже привлекательная. Однако никакой серьезной бомбардировки данных объектов не было. Хотя Вера Хоружая доносила о интенсивной работе и аэродрома Витебска, и ж/дорожной станции Витебска.
      2. Иван Тартугай 12 декабря 2017 21:28
        Цитата: Лекало
        Неизвестна также подчинённость отряда : НКВД, ГРУ или самостоятельно?

        Да действительно конкретно нет информации о ведомственной принадлежности группы Веры Хоружей. Однако самостоятельной быть не может. Вера Хоружая попала в Витебск по направлению из Москвы, после непродолжительной подготовки, а не сама по себе взяла выбрала город Витебск и сама приехала организовывать группу подпольщиков.
        Во всех статьях о Веры Хоружей нет упоминаний о работе с НКВД. Один раз упоминается, что Вера Хоружая обращалась к начштабу партизанского движения Понамаренко ПК. Про работу на армейскую разведку упоминаний больше, конечно тоже не конкретно, но все-таки довольно определенно, например на разведку 4-ой ударной армии. Может связь была не прямая, а через партизанский отряд, но на армейскую разведку. Прямая связь с армейской разведкой была невозможна из-за широко поставленной немцами службы радиопеленга в Витебске.
      3. Иван Тартугай 12 декабря 2017 21:31
        Цитата: Лекало
        Версия про " крота" маловероятна.

        Очень даже вероятная.
  6. Лекало (Алексей) 12 декабря 2017 18:40
    В 1942 году ВВС РККА не бомбили объекты вермахта на территории Витебской области. У нашей авиации были более важные задачи на других направлениях. Смотрите линию фронта в 1942 . В 1932 году между СССР и Польшей был заключен договор о не нападении. О политзаключенных в нём нет ни одного слова... Продолжать можно ещё долго, но хотелось бы прочитать результат исследования. А так больше похоже на статьи из БСЭ времён Н.С. Хрущёва(2-е и 3-е издание). Но автор-молодец!
Картина дня